Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Любовь Симонова: огранка и оценка

3
0
433 0
Аудио Текст
12 декабря 2014

Необычная передача, построенная на записях Facebook Любови Симоновой из венчурного фонда Almaz Capital.

Из передачи вы узнаете:
— как Russian Startup Tour помогает Almaz Capital искать проекты в регионах;
— почему в исследовании ФОМ Александр Галицкий возглавил список самых узнаваемых первых лиц фондов;
— легко ли быть бизнес-коучем в Startup Academy Сколково;
— зачем Александр Галицкий и Андрей Романенко смотрят сериал «Силиконовая долина»;
— что делать, если твой инвестор — бандит;
— как писалась книга о методологии параметров деятельности российских венчурных фондов;
— и многое другое.

Александр Плющев: Здравствуйте, друзья! В эфире программа «Удельный вес» и я, ее ведущий, Александр Плющев. Вообще, социальные сети, которыми все мы с вами пользуемся, удивительным образом балансируют между кухней для друзей и полноценным средством массовой информации, обладающим, возможно, огромной разрушительной или, наоборот, созидательной силой. Сегодня у меня в гостях Любовь Симонова из венчурного фонда Almaz Capital. Люба, добрый день!
Любовь Симонова: Добрый день!
А. П.: Знаешь, при написании сценария этой передачи мы столкнулись с некоторыми сложностями. Дело в том, что информации о тебе очень много и человек ты вроде бы открытый. С другой стороны, ты как-то не очень любишь говорить о себе, так нам показалось. Деятельность твоя, тем не менее, неотделима от твоей личности. И поэтому мы решились на следующий эксперимент. Мы открыли твою страничку в Facebook и погрузились. И кажется, что даже один 2014 год может потянуть на увесистую биографию и дать нашим зрителям представление о тебе и о твоей роли в венчурной индустрии. Первый вопрос возникает при взгляде на профиль: «Завуч в Almaz Capital (rus) и менеджер проектов в Altermedia». Почему ты называешь себя завучем?
Л. С.: Я называюсь вообще принципал, у меня настроен интерфейс на американский. И для россиян principal переводится просто «завуч». Это придумал Facebook. И если переключиться на английский интерфейс, то все становится нормально, я principal в Almaz Capital. И многие, да, говорят «завуч».
А. П.: Часто в СМИ упоминается тема некоего твоего моторчика. Наглядно ее иллюстрирует выложенное тобою в Facebook расписание от 29 октября 2014 года. Извините, может получиться длинно: «30 октября — API Moscow, 31 октября — 4 ноября — Лас Вегас, 4-8 ноября — Сан-Франциско + Пало-Альто, 8-9 ноября — Лос-Анджелес, 10 ноября — вернусь в Москву, 12-14 ноября — RIW, 15 ноября — лекция во ВШЭ, 16 ноября — «Сколково», 19-22 ноября — Иркутск, 23 ноября — «Сколково», 29 ноября — лекция во ВШЭ, 30 ноября — 2 декабря — Будапешт, 7 декабря — «Сколково», 14 декабря — «Сколково», 18 декабря — демодень ФРИИ, 19-21 декабря (могут быть подвижки) — Лондон». В какой плоскости лежит твоя деятельность в Almaz Capital?

Л. С.: На самом деле цели и задачи вообще любого члена команды Almaz Capital — искать звезды, искать звезды для инвестирования. У нас, в общем-то, достаточно узкий фокус — интернет-технологические компании с глобальным фокусом, еще чтобы были, условно говоря, российские корни. Мы выводим компании с небольших технологических рынков на глобальный уровень.

Это узкий фокус. И чтобы найти звезд, нужно, в общем-то, поработать и поискать. Это с одной стороны. С другой стороны, чтобы были звезды, их нужно как-то взращивать. Для этого есть поддержка с нашей стороны образовательных программ. Это как раз и ВШЭ, и Startup Academy в бизнес-школе «Сколково». И, в общем-то, в API Moscow различные лекции и встречи с предпринимателями. То есть, с одной стороны, мы поддерживаем предпринимательское сообщество, учим их, как правильно построить успешный глобальный бизнес. С другой стороны, мы ищем те самые результаты, которые потихоньку взращиваем. Они бывают в регионах. На территории Америки у нас есть офис. Соответственно, иногда нужно встречаться с командой на той стороне.
А. П.: Тогда продолжим пролистывать страницы твоего дневника с начала года. Первые рабочие дни после праздников, запись от 13 января: «Прекрасное из описания проекта: выручки нет, прибыли нет, клиентской базы нет, затрачено 3$ тыс.». Ты плотно работаешь со стартаперами с 2010 года, да?
Л. С.: Я бы сказала, даже с 2007-го. Я вошла в венчурную индустрию, придя в «Финам». Но там все-таки было управление уже существующими активами. И фокус поиска, конечно, уже сместился в Almaz Capital. Потому что в «Финаме» более широкое поле было для инвестирования и были свои активы.
А. П.: Получается, что семь лет ты занимаешься в том числе формированием стартаперской культуры, если можно так выразиться.
Л. С.: Я бы сказала, предпринимательской культуры в России, да.
А. П.: О’кей, изменилось ли что-нибудь в этом смысле? Я не про презентации даже, а, скажем так, про предпринимательскую зрелость.
Л. С.: В целом да. В 2007 году было совсем тяжело и совсем плохо, и многие даже не понимали, что можно открыть свое дело. Сейчас движение идет в том, что люди уже понимают, что можно открывать бизнес, что можно и нужно зарабатывать деньги. Ко всему прочему, начали коммерциализировать науку! И стали появляться компании… Конечно же, это не ученые перевоплощаются в предпринимателей, а приходят «биздевы», которые находят что-то в науке и делают из этого бизнес, но тем не менее. Государство достаточно много делает для поддержки предпринимательства, и не на бумаге, а на практике. Не далее как вчера в Центре инновационного развития обсуждали в том числе, что огромное количество московских структур ищет через ЦИР какие-то компании, проекты, подаются конкурсные заявки на выполнение работ. И в том числе это поддержка социальных проектов, поддержка каких-то праздников для детишек, какие-то экшены в парках. Это тоже предпринимательство! И то, что модернизировали Парк Горького, «Музеон», набережные, — это в каком-то смысле тоже предпринимательство. И это, наверное, самое главное — чтобы шило в попе появлялось не только у единиц, а у как можно большего количества людей в нашей стране.
А. П.: Чтобы шило в попе овладевало массами?
Л. С.: Ну, не до такой, конечно, степени, но тем не менее.
А. П.: Запись в Facebook от 15 января: «Меня ждут Ханты-Мансийск, Пермь, Екатеринбург и Челябинск с 17 по 20 марта». Ну, речь, как я узнал из комментариев, идет о Russian Startup Tour, да?
Л. С.: Да, к сожалению, у нас произошла замена — поехал Паша Богданов, партнер, потому что я нужна была здесь.
А. П.: Но это не так важно. Расскажи вообще, почему в этом проекте Almaz Capital принимает такое активное участие?
Л. С.: Мы один из аккредитованных в «Сколково» фондов. Мы очень много работаем совместно со «Сколково». И в том числе наши портфельные активы резидента «Сколково». И я считаю, что достаточное количество инициатив и фонда «Сколково», и «Сколтеха» неплохие. Да, тяжело шло первое время. Да, большие вопросы со стороны населения: «А что это за потемкинские деревни?»
А. П.: Ты отвечаешь, и я понимаю, что это ваша обязанность, может быть, социальная ответственность перед фондом «Сколково».
Л. С.: Нет, нам в кайф!
А. П.: А вам-то что это дает?
Л. С.: Нам в кайф. На самом деле все просто, цинично. Деньги будут в большем количестве, если это все у нас будет работать. Если в стране не будет предпринимательства, нам будет сложнее искать компании для инвестирования. Любой инвестор зарабатывает на росте компании. Если не будет инфраструктуры для роста компаний, для взаимодействия с мировым сообществом, то мы как инвесторы заработаем меньше денег. Многие бизнес-ангелы и фонды абсолютно бесплатно помогают и в регионах… В Нижнем Новгороде есть свои бизнес-ангелы, которые помогают местной администрации, в Твери — свои, в Иркутске… По регионам есть сообщество, которое даже властям, государству помогает, как-то объясняет, как правильно, что сделать, чтобы помочь развивать инфраструктуру и предпринимательство. Не только онлайновое, но и офлайновое. Сейчас нет такого: интернет отдельно, офлайн отдельно. Интернет стал достаточно широким каналом для любого предпринимательства. Это клиенты, пользователи, покупки, все, что угодно, это информационные потоки, брендинг. Это канал взаимодействия людей с другими людьми. Отсюда взаимодействие офлайна, онлайна, инфраструктуры, предпринимательской культуры и, в общем-то, наличие государственных программ, которые оно не всегда знает, как применять… Предприниматели сами подсказывают, как это лучше сделать, а мы еще со своей стороны помогаем и тем, и другим.
А. П.: Сейчас про участие государства спрошу, но прежде — запись от 30 января: «Попала в исследование Фонда общественного мнения. Не скрываю, приятно». Речь идет об исследовании ФОМ «Экспертная оценка состояния рынка стартапов и инвестиций в сфере IT». И тогда Любовь Симонову упомянули в числе самых узнаваемых первых лиц фондов. Заинтересовал меня в этом исследовании часто повторяющийся вывод об усилении роли государства на венчурном рынке. Как, по-твоему, складывается сейчас соотношение частных и государственных инвестиций?
Л. С.: Государственных, конечно, больше на текущий момент. Но венчурная индустрия у нас, в общем, маленькая. Постепенно частный капитал увеличивается в пропорции. Если мы возьмем Америку и Силиконовую долину 35-40 лет назад, там тоже основной поток денег был государственный, постепенно стал приходить частный капитал. И самое интересное, что государство в американской Силиконовой долине, в общем-то, количественно сумму за эти годы не изменило. А частный капитал вырос в разы. Постепенно, не все сразу. У нас венчурной индустрии 15 лет, в лучшем случае. Поэтому стараемся, делаем, строим, помогаем.
А. П.: В Facebook Любови Симоновой наступает весна. Запись в ленте от 14 апреля от Дискуссионного клуба Quo vadis: «В Международной Школе Keune Design прошла выставка живописных работ финансистов — участников проекта «Мир искусства: финансисты творят». В числе работ, представленных на выставке, были и твои. Всем известно о твоих музыкальных увлечениях. Надо сказать, про гитару с серебряными струнами знают многие. Поделишься своими увлечениями в области изобразительного искусства?
Л. С.: Да. Одно из увлечений — это фотография, и фотографии берут на выставки. И хобби — иногда я пишу маслом. Или у меня, бывает, просыпается муза работы в таком, наверное, японском стиле — тушь с акварелью. Но это крайне редко, причем работы разбирают моментально! Дома только недоделанные пару работ лежат и все. Как только я что-нибудь доделываю, все сразу забирают. Это хобби, я никогда не училась профессионально. Ну, что-то рисовала всегда. Конечно же, как профессорская дочка ходила по всяким музеям. Ну, интеллигентная семья — утром, днем и вечером в музей знакомиться с живописью.
А. П.: Какие же художники больше всего оказали влияние на твое творчество?
Л. С.: Первый шок от импрессионистов у меня был в 1990 году в Вашингтоне. Я впервые увидела большое количество импрессионистов. И, конечно же, Клод Моне — это тогда меня как обухом по голове шарахнуло! У нас же это было только в Русском музее в Питере, у нас был большой зал импрессионистов. В Москве не было. И когда в National Gallery в Америке я увидела сотню картин из частных коллекций, здесь оно на меня, наверное, и навалилось! И с тех пор я безумно люблю импрессионистов. Хотя, конечно же, итальянцы прекрасны! Конечно же, есть представители современного искусства, они тоже прекрасны! Но Клод Моне оставил неизгладимое впечатление — больше всего и ближе всего ко мне.
А. П.: В июле и мае 2014 года руководитель Ассоциации менторов Сколково Михаил Хомич делает несколько записей о тебе. Например: «Ни разу не писал о бизнес-коучах — о тех, кто каждую неделю работает у нас с проектами в Startup Academy. Сегодня у нас мастер-класс Любови Симоновой про общение предпринимателя и инвестора». Теперь расскажи о своей роли бизнес-коуча в Startup Academy?
Л. С.: Но опять-таки, это образовательная программа.
А. П.: То есть «завуч» — нормально?
Л. С.: «Завуч» — нормально абсолютно. И цели, задачи — привести мысли студентов в определенное русло, привнести свои знания по взаимодействию бизнеса с инвестором. Что нужно делать, что не нужно, какие ожидания у инвестора от компании, какие должны быть ожидания компании при выборе инвестора?
А. П.: Ты уже сейчас называешь темы конкретных семинаров?
Л. С.: Нет, это, скажем так, те key points, которые нужно всегда давать бизнесу.
А. П.: А можешь какую-нибудь конкретную тему тренинга назвать, семинара?
Л. С.: Я читаю «Введение в предпринимательство», «Введение в инвестиции». Это базовые. Есть про бизнес-планы, как правильно писать бизнес-планы. Есть такая, достаточно большая лекция, где сначала рассматривается взгляд на компанию со стороны инвестора, потом — со стороны предпринимателя. Она без какого-то названия, просто на четыре часа такая… Сначала смотрим с одной стороны, потом смотрим с другой стороны. По болезням роста компаний — это из того, что было. Ну и, в общем-то, все, что касается предпринимательства, — это основные направления, которые я готова рассказывать и которые слушают с большим удовольствием.
А. П.: Еще мы нашли запись от 9 августа о твоем участии в летнем Tolstoy Startup Camp от «Яндекса». Насколько я понял, ты там была членом жюри.
Л. С.: Я там, как говорится, была всем и сразу. Я и общению, и программе, скажем так, и в жюри, и лекции читаю, и «менторю» в случае необходимости. Обычно пару-тройку проектов беру, которые понравились или которые хотят ко мне «поменториться», и с ними работаю. Конечно, это не каждый день, я уделяю этому пару часов в неделю. Там есть конкретные цели, задачи, которые я ставлю этим проектам, и они их выполняют или не выполняют.
А. П.: Ты вообще практикуешь разные формы бизнес-взаимодействия, обсуждения. Потому что в сентябре 2014 года ты анонсировала просмотры сериала «Силиконовая долина» с возможностью обсудить содержание с представителями инвесторов.
Л. С.: Да, это был наш совместный проект Almaz Capital с «Коммерсантом» на территории #tceh, при взаимодействии с видеоресурсом «Амедиатека». Соответственно, мы сделали этот формат специально, чтобы показать, что: а) мы доступны; б) в сериалах ключевые моменты освящаются правильно, что действительно инвесторы такие странные, а предприниматели еще страннее!
А. П.: В результате что получилось? Получилось ли это обсуждение, получилось ли как-то разобрать реальные примеры?
Л. С.: Смотри, у нас было восемь серий. Участвовали и Саша Галицкий, и Паша Богданов, и Витя, то есть каждый член команды… Я, конечно, больше всех отстреливалась, но судьба такая у завуча. Да, получилось. Да, получилось обсуждение. Получилось и взаимодействие с предпринимателями, и после самой дискуссии оставались еще, задавали какие-то вопросы. Дискуссия всегда получается. И, на мой взгляд, все-таки это было полезно, потому что не всегда люди могут достучаться и поймать нас на каких-то мероприятиях. Здесь была, конечно, возможность аж два раза поймать Сашу Галицкого, который у нас просто живет в самолетах. Можно было со всеми представителями фонда пообщаться. И еще же мы приглашали разных предпринимателей, у нас было обсуждение до серии и после серии. Соответственно, до серии один-два-три предпринимателя представляли свои кейсы. И факапы, и успехи открыто рассказывали ребята. Потому что получалось достаточно кулуарное мероприятие: нет софитов, нет огромного количества людей. Пятьдесят человек — это все-таки не двести. Обсуждение получилось, и не только с нами, но и с действующими предпринимателями, с пиарщиками. Перед одной серией выступал фаундер 500px.com. Я всегда знала, что они русские. Они же в Канаде с конца 90-х, с начала 2000-х. Там никогда не было интерфейса на русском. И очень хорошо сложилась беседа. Люди же боятся сразу выходить на Запад, а зачастую только на Западе клиенты и есть. И это тоже приходится объяснять! И это тоже в нашей работе, и это, опять-таки, как раз те жемчужины, которые нам нужны, которые готовы сразу строить глобальный бизнес.
А. П.: 8 октября, запись сделана известным бизнес-ангелом Константином Синюшиным: «Самая главная победа на конкурсе Web Ready — это выбор председателем жюри Любови Симоновой. Такого быстрого и четкого подведения итогов я еще не встречал», — пишет он. Это вообще не единственный, но очень характерный отзыв о тебе как об арбитре. Расскажи об этой стороне деятельности: какое место в твоей жизни занимает публичный арбитраж? Это не совсем то, что кабинетная работа, правда?
Л. С.: Это тяжелая работа. Быть судьей всегда сложно, быть третейским судьей еще сложнее. Быть председателем жюри — это достаточно просто, как в армии. И математика: ручки подняли, проголосовали, посчитали. Главное — громко, четко: «А теперь выбираем из этого, а теперь из этого». Это все просто. Арбитраж? Приходят за советом, приходят рассудить условно поссорившихся фаундеров: «А вот мы не находим решения». Ну, пока никаких проблем вроде не было. Это тяжело, и ты понимаешь всю ответственность за принятие решения. Но пока, как говорится, помидорами, яйцами не закидали, значит, все нормально!
А. П.: Я опять же подглядываю в твою ленту: 13 ноября на RIW ты приняла участие в неожиданной дискуссии под названием «Что делать, если твой инвестор — бандит?» с Дмитрием Фалалеевым и Гайдаром Магдануровым, насколько я помню. Напряженно внимал вам зал. Мы не так давно с тобой говорили о возрастающей роли государства в инвестировании. А откуда взялась такая тема тогда или я как-то неправильно ее интерпретировал?
Л. С.: Нет, это не про государство.

Сейчас появляются непрофильные сумасшедшие деньги из нефтяников из классического офлайна. Ребята привыкли: бензоколонку построили — она должна приносить деньги. И когда они приходят инвестировать в интернет, они хотят от каких-то технологических решений тоже. В какой-то момент приходят и говорят: «А теперь давайте, где деньги? Оно же уже работает! Я ж должен уже… Это ж бензоколонка! Она должна была вчера уже начать генерировать деньги».

Объяснить им, что это технологический проект, что это инновации, проблематично. И действительно это типичные бандиты, которые начинают прессовать фаундеров, чтобы те отдавали деньги. Но, в общем-то, вопросы тоже решаются. И фаундеры уже тоже прекрасно знают, как общаться и с такими людьми. Может быть, благодаря тому, что мы на секциях это разжевываем. Там Фалалеев был модератором, а мы как раз с Гайдаром говорили про непрофильные деньги.
А. П.: Ну и наконец, запись от 21 ноября, мы завершаем год практически: «Теперь можно почитать и начать применять на практике то, что мы делали с рабочей группой РАВИ. Результат полугодичной кропотливой работы, в том числе и моей». Речь идет о книге «Методология сбора и анализа основных параметров деятельности российских венчурных фондов». Расскажи нам о своем вкладе в этот труд, какую часть курировала и готовила непосредственно ты?
Л. С.: Смотри, Российская ассоциация венчурного инвестирования — это организация, в которую входим в том числе и мы, Almaz Capital. Наболело то, что огромное количество разных исследований венчурного рынка взяты от балды. Как считать, что считать? Эти посчитали вот так, эти посчитали так, и пришло время, в общем, как-то систематизировать все эти подходы к исследованию касательно венчурной индустрии. Сделали рабочую группу в РАВИ, и Almaz Capital, соответственно, в том числе и я, присутствовали в этой рабочей группе. Нас там было человек, наверное, двадцать. В течение примерно полугода собирались регулярно, обсуждали и сделали такую методику, которую можно взять на сайте РАВИ.
А. П.: Спасибо тебе за интересный рассказ! Для человека столь энергичного, столь целеустремленного даже один год может быть столь насыщенным, долгим и увлекательным. История личности и целого года в программе «Удельный вес». Нашим гостем была Любовь Симонова из Almaz Capital. Спасибо и до свидания!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео