Регистрация

Марк Завадский: как работает AliExpress в России

12
1
1 994 1
Аудио Текст
2 октября 2015

Директора по развитию AliExpress в России и СНГ и генерального директора компании Alibaba.com (RU) Марка Завадского трудно назвать «патриархом Рунета», оказавшим влияние на становление российского онлайн-бизнеса. Однако не исключено, что так его будут называть в недалеком будущем, потому что благодаря ему российский e-commerce никогда не будет прежним.

Из передачи вы узнаете:
— как будет работать оптовый сервис «Алибаба.ком (РУ)» для малого бизнеса;
— кто в первую очередь выступает против Alibaba Group в России;
— есть ли в России компании, которым выгоден приход AliExpress;
— насколько сейчас велика вероятность принятия заградительных мер по кросс-бордеру;
— какие изменения надо будет внести в российское законодательство, чтобы обеспечить выход российских компаний за рубеж через платформу Alibaba Group;
— какие каналы продвижения использует AliExpress;
— и многое другое.

Директора по развитию AliExpress в России и СНГ и генерального директора компании Alibaba.com (RU) Марка Завадского трудно назвать «патриархом Рунета», оказавшим влияние на становление российского онлайн-бизнеса. Однако не исключено, что так его будут называть в недалеком будущем, потому что благодаря ему российский e-commerce никогда не будет прежним.

Марк Завадский: как работает AliExpress в России

Александр Плющев: Здравствуйте, уважаемые зрители канала SeoPult.TV. Меня зовут Александр Плющев и это программа «Удельный вес». У нас в гостях человек, которого трудно назвать «патриархом Рунета» или даже сказать человек, который стоял у истоков онлайновой торговли, но я уверен, что в недалеком довольно будущем так его и будут называть. Человек, который внес вот в эту самую онлайн-торговлю. Российский e-сommerce никогда не станет прежним благодаря Марку Завадскому из AliExpress. Марк, добрый день.
(01.06) Марк Завадский: Спасибо за это представление. Добрый день!
А.П.: Директор по развитию AliExpress Марк Завадский. Вот начнем мы с истоков, которые у тебя надо сказать.
М.З.: Корней.
А.П.: Да. Надо сказать весьма запутанные. И так ты основатель агентства по связям с общественностью Asia To Go Limited. Работал... Вот, внимание! Редко человек такой приходит к нам. Корреспондентом в журнале «Эксперт», в «РИА Новости», в этом смысле мы коллеги. Возглавлял азиатское бюро Russia Beyond the Headlines - проект «Российской газеты», и все это вместе. Ты в Китае с 2003 года, верно?
(01.45) М.З.: Да с 2003 года, но я бывал там и раньше, разумеется. Впервые, я поехал на Тайвань, в 1995 году. Так что я практически 20 лет связан с этой частью света.
А.П.: Вообще, складывается впечатление, за эти годы ты выработал навыки, такого в своем роде коммуникатора между Россией и Китаем, которые наводят мосты, обменивают их культурными кодами какими-то, бизнес реалиями. Так это или нет?
(2.11) М.З.: Ну да. Можно сказать, что я был одним из немногих мостиков. Потому что, таких как я, в принципе достаточно много людей русских, которые живут в Китае, больше чем китайцев живущих в России. Люди, которые пытаюсь наладить как-то сотрудничество и взаимопонимание между Китаем и Россией всякими разными способами. Это и мелкий бизнес, разумеется, это и культурные проекты, которые люди пытаются делать там. Есть, допустим, в Шанхае очень активные люди, которые пытаются приводить в Китай и писателей, и музыкантов, и делать им концерты. Наверное, поэтому не было моим выбором. Моим выбором была журналистика, а когда ты журналист, то ты, так или иначе, являешься коммуникатором. Сначала я помогал своим соотечественникам лучше узнать Азию и Китай, а потом когда я ушел от большой журналистики, я стал уже больше помогать китайцам, гонконгцам и людям из других стран Азии лучше понимать Россию.
(03.23) А.П.: Я, когда давно изучал твою биографию, показалось что ты уехал за некой движухой и романтикой, вдруг в какой-то момент тебе стало дико скучно, и ты начал искать себе приключений и занятий.
М.З.: Мне не было скучно в журналистике однозначно, когда я, работал в «Эксперте» у меня 2 года фактически не было дома постоянного. Я 2 года ездил из одной страны в другую, жил по 2 месяца, по 1.5. Брал интервью для Демаркос, писал статьи про бизнес на ласточкиных гнездах. В общем, это было огромная благодарность журналу «Эксперт», который все это публиковал. Мне кажется, ни один другой журнал России не мог бы опубликовать материал на три полосы о том, как устроен бизнес на ласточкиных гнездах и в Малайзии. Это была действительно уникальная возможность. Я знаю, что у этих текстов была не такая, как скажем у репортажей футбольных матчей, но своя аудитория. Просто в какой-то момент я понял, что я не хочу всю жизнь быть журналистом, мне интересно попробовать себя в чем-то другом, не связанным с написанием текстов и не связанно с тем, что бы попытаться передать то, что думают другие люди. Максимально близко передать, что они тебе говорят. И я решил заняться собственным бизнесом, у меня были разные проекты и бизнесовые, и культурные. Это было все безумно интересно. В какой-то момент я понял, что мне нужно вернутся в Россию, десять лет в Азии в какой-то момент меня тюкнуло еще до момента с Alibaba.
(05.00) А.П.: Вернемся, еще вернемся еще к Alibaba. Подумайте - человек, который сейчас возглавляет один из самых популярных в России интернет-магазинов (а может, самый популярный), он еще недавно - 13-14 год активно участвовал в концертно-фестивальной деятельности, он привозил в Гонконг, сейчас привозит провода и чехлы, а тогда - как вы думаете что привозил? Кого? Диану Арбенину, Мумий Тролля, устраивал фестивали российского кино. Как пиар активность в Asia To Go Limited помогла тебе в налаживании деловых связей? Ты тогда с Alibaba?
М.З.: Нет, с Alibaba совершенно другая история. Я вернулся в Россию и подумал, что хватит, хочу отдохнуть от Китая, от Азии и найти работу в Москве. Поработать в бизнесе. Я хотел поработать в крупной компании. Я себе представлял такой офис большой, и я хотел стать таким корпоративным человеком на какое-то время. Просто что бы понять, что это такое. Так складывалась моя карьера, что всю жизнь работал фактически в одиночку. Вот в Азии я был главой, и вообще, я всегда был один и вокруг меня были какие-то люди периодически, и когда-то их не было, в любом случае, это был мой некий собственный проект, который масштабировал в зависимости от необходимости. Я стал искать работу, и у меня знакомый хороший работал в Alibaba, тоже русский. Он долго жил в Китае, и неожиданно совершенно я увидел вакансию, послал свое резюме, прошел собеседование и летал в Китай на два дня. Так я оказался в компании Alibaba.
(07.00) А.П.: А ты знаком с руководителем компании Джеком Ма? Часто ли с ним общаешься?
М.З.: Общаюсь нечасто. Я видел его только один раз, но общался достаточно много, когда он прилетал в Питер, на экономический форум в июне. И это было интересное общение, он очень открытый человек и восприимчив к чужим мнениям. Ему они интересны. Была возможность обсудить российские какие-то дела в целом, понять, как компания устроена, и что ей движет.
(07.36) А.П.: Я понимаю, что мало, что нам скажет имя. Ну, кто твой непосредственный руководитель?
М.З.: Его зовут Джейсон. Такое Китайское имя Джейсон. Это вице-президент AliExpress, он отвечает за несколько рынков, в том числе и России.
А.П.: В августе 2014 года ты директор по развитию AliExpress в России, а в июне 2015 года Alibaba группа регистрирует в России компанию «Алибаба.ком (РУ)» . Это уже не торговая интернет-площадка?
М.З.: Да. Давайте о том, что «Алибаба.ком (РУ)» , это юридическое лицо, которое было основано, как дочернее предприятие сингапурской Alibaba. В принципе, это некое юридическое лицо, которое помогает всем компаниям внутри Али-бабы делать бизнес в России. Неправильно говорить, что это только B2B бизнес. Было выбрано название Alibaba, а не AliExpress для того, чтобы было понятно, что эта компания представляет интересы всех- всех подразделений холдинга. В любом случае, от того, что эта компания появилась, нового качества у Alibaba и AliExpress в России не появилось. Появились возможности делать новые проекты. Мы вот сейчас, к примеру, делаем проект с российским ритейлером и выводим его на китайский рынок, но я думаю, что основное развитие еще впереди.
(09.18) А.П.: Вот недавно ты сказал, что в российском офисе Alibaba работает примерно один человек, то есть ты. В чем заключаются твои обязанности?
М.З.: Ну поскольку я там один, то практически во всем. У меня нет таких жестких должностных обязанностей, и они меняются очень быстро. Моя главная задача - одна из основных, это улавливать быстрее, чем мои коллеги в главном офисе. Что происходит в России, и инициировать новые процессы. Нам помогут здесь лучше расти. Обеспечить реализацию, благодаря главному офису. Эти проекты могут быть где угодно. Я, так или иначе, участвую в деятельности маркетинга и логистики ну и PR, разумеется, ну то есть все.
(10.14) А.П.: В интервью проекта «Цех» ты сказал: «Моя задача в том, что если происходит какой-то затык, то быть сантехником». Наверное, есть задача, чтобы в трубе шла вода, если она не идет. Нужно разобраться, почему. Часто зависит от того, что нет достаточно коммуникации, чтобы решить некоторые вопросы. Какие типичные задачи внутреннего разруливания ты решаешь?
М.З.: Ну здесь не внутреннее разруливание, скорей всего, а вопрос коммуникации между партнерами (нынешними или потенциальными) с департамента внутри Китая. Потому что во многих структурах, допустим у Alibaba, нет специалистов с русским языком. Многие не были никогда в России, и коммуникации иногда идут сложные. Иногда важно сесть и поговорить в какой-нибудь логистической компании, что на самом деле они могут, они хотят дать некую экспертизу для того, чтобы мои коллегии в Китае, которые занимаются логистикой для всей Alibaba по всему миру, там человек отвечает за Россию и ряд других стран. Поэтому можно объяснить такое отношение. Таким образом, можно почетче выставить приоритеты и понять, в чем именно возможно сотрудничество между Alibaba и этой компанией, и этот процесс немножко подтолкнуть, чтобы уже те люди, которые занимаются этими вещами специализированно, могли более плодотворно общаться друг с другом.
(11.44) А.П.: На Вас очень много жалуются наши ритейлеры, которые говорят, что интернет, бизнесы в России чуть ли не погребены под тяжестью китайских интернет-магазинов. Кто в основном выступает против Вас? У меня есть такое впечатление, что этот как раз те, кто возили ваши же товары, точно такие же товары, только со складами здесь вот, и всё.
М.З.: Но на самом деле, сейчас меньше таких голосов, чем было раньше. По крайне мере, по мои собственным ощущениям, мы видим даже те структуры, которые раньше специализировались на нападках на AliExpres,s или ещё кого-то, они сейчас занимаются другими проблемами. Я не хочу называть фамилии и компании, которые нас атакуют. Я в чем-то могу понять обеспокоенность, потому что любой бизнес, когда он видит новую угрозу для себя, а понятно, что новое явление - это угроза для старых. Да понятно, что они обеспокоены. Хотя опять же, те компании, которые нас атакуют или атаковали в публичной сфере, почти все они приватно выходили на меня или на моих коллег и пытались договариваться о сотрудничестве по тем или иным проектам. Поэтому я не вижу здесь какого-то единого фронта, здесь много конъюктурных соображений и историй. Разумеется, говорить о том, что мы убиваем российских производителей точно говорить нельзя, потому что те компании, которые выражают наибольшую обеспокоенность - это компании, которые преимущественно торгуют китайскими товарами. Я должен сказать что в будущем мы будем работать с российскими производителями, что бы помочь им поторговать и в России и на зарубежных рынках.
(13.50) А.П.: Да вы прям как «Икея».
М.З.: Почему как «Икея»?
А.П.: Ну потому, что очень много, что продаётся из шведской мебели в магазине, сделано в России.
М.З.: Ну мы да.
А.П.: Только имеет непроизносимое название.
(14.03) М.З.: Названия у нас тоже, наверное, будут вполне соответствующие нашему имиджу. Но мы действительно сейчас ищем российских поставщиков, российских партнёров, потому что далеко не весь ассортимент возможно сделать через кроссбордер. Это тоже, кстати, из факторов, который наши критики не учитывают. Что вся крупная бытовая техника, вся мебель, а это очень большие доли по торговле, и эти все виртуальные товары - это всё не кроссбордовые истории. Кроме того, мы видим, что, несмотря на нас, электронная коммерция растёт намного быстрее, чем у ритеил. Мы видим, что AliExpress во много опроверг такой миф о том, что в России невозможно делать бизнес в интернете без наложенного платежа. Мы делаем очень успешно по всей России. Многие покупатели, которые впервые покупали на AliExpress и доверили нам своим там 100-200-300 рублей, они потом начали активно покупать и на российских сайтах. Я знаю, что даже сейчас есть платёжная система, они выступают за то, чтобы снизить долю наложенного платежа в электронной коммерции в России для того, чтобы сделать этот рынок более по-цивилизованному.
(15.22) А.П.: Есть ли в России компании, которым выгоден приход AliExpress? У Вас есть своё лобби какое-нибудь?
М.З.: Я не могу назвать это лобби, у нас есть партнёры. Вообще, философия компании в том, что мы создаём вокруг себя экосистему партнёров, которые тут вместе с нами. В настоящий момент (конечно, в основном это сервисные компании и это логисты) это почта России и платёжные сервисы. Для большинства из них мы являемся основным партнёром в российской коммерции. Я надеюсь, в будущем ими станут и российские магазины. То есть основная задача - это вырастить некую экосистему вокруг нас, которая смогла бы развиваться вместе с нами.
(16.07) А.П.: Ты упомянул про российские магазины. Какие компании участвуют в проектах?
М.З.: Пока мы находимся, в режиме теста, мы еще не начали полномасштабный проект. Я очень надеюсь, что мы сможем об этом объявить в обозримом будущем. Сейчас это тестовый пример. Один из них достаточно известен - это «Тудей зе Вольт». Мы с ними достаточно давно экспериментируем. Мне кажется, и мы, и они довольны этими экспериментами.
(16.37) А.П.: А есть какие-нибудь данные, насколько они успешны?
М.З.: Наверное, стоит спросить у Фёдорова, который возглавляет. Но по крайне мере на всех конференциях, на которых я был они, везде выражали удовлетворение работы с AliExpress.
А.П.: При этом, одни из самых активных критиков вашей экспансии.
(17.02) М.З.: Ну они мне кажется…Это их позиция, и они имеют право.
А.П.: Это то самое, что ты говорил, когда публично критикуют, а потом…
М.З.: Ну в данном случае, они публично критикуют и сотрудничают. Здесь такой экстремальный вариант. Хотя опять-таки, они стали немного мягче о нас высказываться в последнее время. Так что я думаю, эта мода на критику AliExpress, она ушла во многом. Для меня было знаковым событием, я был на конференции Oborot. Это было в ноябре прошлого года. Как раз был пик активности «Акита» и других контор, которые пытались пробить историю с пошлинами и другие вещи. Был очень большой зал - человек 300. И все это профессионалы интернет-бизнеса. Я спросил, насколько пошлинная история для них важна? Насколько это может повлиять на их бизнес? И практически никто не поддержал моего оппонента из «Акита». Поэтому я думаю, что те проблемы, которые испытывают российские интернет-магазины, не связанны с AliExpress.
(18.27) А.П.: А вот действительно - насколько велика вероятность принятия заградительных мер по кроссбордеру, особенно учитывая кризис и потерю покупательной способности?
М.З.: Я в настоящий момент не вижу предпосылок для этого. Те структуры, которые лоббировали эти изменения, они сейчас переключились на какие-то другие вещи. Опять же, учитывая кризис, и падение платежеспособности, я не думаю, что сейчас правительство будет использовать такие меры. Хотя мы ведем консультации и с МинЭком по этому поводу, и мы готовы общаться и обсуждать этот вопрос.
(19.15.) А.П.: Вроде бы, сообщалось о том, что Alibaba имеет планы по продаже российских товаров в другие страны Европы, Америку и Китай. О каких товарах идет речь? Вы будете нефть продавать с газом?
М.З.: Через AliExpress….да… Это мелкие посылки, воздушные. На самом деле мне кажется, здесь перепутаны две темы. Мы действительно объявляли о продаже российских товаров в Китай. Через нашу площадку Chimbo Global. Этот проект стартует через пару месяцев. Это будут продукты питания, и косметика на первом этапе, а на втором я надеюсь, что это будут и другие товары. Сейчас много упирается в особенности нашего законодательства. Экспорт B2C сейчас у нас сложен и дорог в обслуживании. Поэтому мы ждём, когда ассоциация по торговле во главе с Александром Ивановым сможет договорится с российскими властями эту процедуру облегчить, и мы готовы поддерживать инициативы по экспорту из России. Это первый проект, а второй проект мы делали со Сколкова. Конкурс, который вот, кстати, закончился в середине сентября. Мы ищем самые интересные проекты B2C в области электроники. Мы проведем совместный конкурс и выберем лучших, проведем промо с помощью AliExpress. Это действительно для рынка штатов Европы и тех рынков, в которых мы сильны. Такой очень амбициозный проект. Нам самим очень выгодно поучиться и найти что-то конкурентно-способное в России именно вот в этой нише. Потому что в этой нише мы сильней по площадке. Надеюсь, что получится и до конца года, мы эту акцию вместе со Сколкова проведем.
(21.15) А.П.: Насколько я знаю, в планах Alibaba Group так же продажа через вашу площадку товаров не только из Китая, но и например из Турции. Насколько готова Alibaba к такому переформатированию? Все привыкли, что это магазин дешевых китайских товаров.
М.З.: Ну да, мы как бы в принципе не согласны сейчас и пытаемся изменить концепцию с точки зрения не дешевых, а с точки зрения китайских.
А.П.: То есть там будут дорогие и не китайские?
(21.48) М.З.: Там будут разные товары. То есть, разумеется, мы оставим нашу базу, за счет чего мы выросли в России.
А.П.: Ну не знаю, мне, как потребителю, нравятся дешевые.
М.З.: Наверное, слово «дорогой» - это плохое слово. То есть, мы выходим в новую нишу товаров. Нам бы хотелось, что бы на нашей площадке люди покупали не только какую-то совсем дешевую вещь, но и более дорогие товары. Они будут подешевле, скорей всего, чем где-либо, но всё равно в целом они будут стоит по дороже, чем сейчас. Для этого мы запустили проект AliExpress Молл, если там ты знаешь китайский e-commerce, то тебе известно, что у Alibaba есть два главных проекта в Китае. Это Таоbao и Tmoll. Tmoll вырос на Таоbao, когда к нему стали приходить богатые и большие клиенты. Ему стало неудобно находится с мелкими торговцами и крестьянами.
Tmoll сейчас один из самых успешных проектов Али-бабы. Он показал, что возможно разделить эти два потока, и это будет интересно всем - и продавцам, и покупателям. Сейчас мы тоже самое делаем на AliExpress. AliExpress Mall - там уже несколько сотен и продавцов брендов китайских. Но в будущем я думаю, что как раз там и будут представлены товары из других стран, Турции и Европы, а может и США. А с другой стороны, это будут и товары российских производителей или там российских сайтов.
(23.42) А.П.: AliExpress так же подписал сотрудничество с российским перевозчиком «СПСР Экспресс» и ожидается, что центр доставки будет принимать до 20 000 заказов в месяц, а срок составит 6-8 дней. Я правильно понимаю, что это срок в том числе и для регионов?
М.З.: Ну это скорее вопрос с СПСР, чем к нам, потому что это их обязательство. Я думаю, что это зависит от региона. Для Москвы на самом деле реально это делать даже за 4-5 дней. Я думаю, что большую часть европейской территории России это будет покрываться вот за 6-8 дней. Наверное, вся Россия до 10 дней. Но я думаю, цифры конкретные лучше узнавать у них.
(24.34) А.П.: Какие каналы продвижения AliExpress вы используете? Традиционно SEO, контекст или всё же главной целью все же является привлечение какой-то оффлайновой аудитории? Неискушенной.
М.З.: Ну исторически мы выросли в онлайне полностью. То есть, наша первая реклама в оффлайне появилась чуть меньше года тому назад. Мы сделали совместную акцию вместе с Qiwi перед нашей основной распродажей 11 ноября. Поэтому мы исторически росли только из онлайна, причем, это был такой органический рост. Понятно, что мы вкладывались и в контекст, и в какую-то рекламу. Но мы, наверное, самый популярный магазин в России, если вот взять нашу аудиторию в соцсетях. Сейчас это более 2 000 000 человек в ВКонтакте, Одноклассниках и Фейсбуке. Причём, там аудитория очень активная и очень живая. У нас теперь есть и собственная социальная сеть, Itao в которой сейчас несколько сотен тысяч аккаунтов, и исторический наш рост был именно таким. Последний год мы начинаем более активно работать с оффлайновыми каналами и делаем это вместе с партнёрами понимая, что это будет более эффективно. Мы сделали акцию с Qiwi, с Почтой России где были вывешены плакаты во всех отделениях «Закажи на AliExpress - получи на Почте России» и мы сделали пару акций с СПСР. Кстати вот сейчас это проходит в Москве в эти дни. По Москве едут несколько десятков велосипедов с плакатами AliExpress с нашими фирменными переводами товаров.
(26.22) А.П.: Вот тут очевидная такая штука. Я все время думаю, как же вы стали самым популярным магазином России. Но кроме этого каких-то технологических приемов ведь локализация очень своеобразная, вручную сотни тысяч позиций перевести трудно.
М.З.: Сотни миллионов.
А.П.: Извините. Я вот все-таки на китайские масштабы как-то перейти не могу. Как действительно решить эту проблему? Можно ее самоиронизировать как вы это делаете своей замечательной рекламой, обстебываете и так далее. Но когда написано в вашей корзине три ребенка… Может вы можете с каким-то, сервисами посотрудничать? Лингвами, например?
(27.14) М.З.: Мы работаем над этим, на самом деле. Этот один из приоритетов на этот и будущий год. Но опять же, учитывая масштабы сайтов и сотни миллионов позиций, наверно, любые усилия достаточно сложно заметить на общем фоне. Вот в электросмоле у нас наиболее жесткий подход к переводом. И мы просим продавцов продавать пусть это, и будет машинный перевод, но он будет облагороженный вмешательством. Кроме того, у любого китайского продавца есть возможность заказать перевод на русский язык у агентства переводческого. В интерфейсе продавца есть такая кнопка (это очень быстро делается), и в принципе таких переводов становится всё больше и больше. Кроме того, мы думаем уже о паре таких инновационных проектов, пока не готов детали говорить, но один из них связан с крауд сорсингом. Один их наших покупателей участвует в выборе лучшего перевода или лучшего описания того или иного товара, и с помощью определенной системы выбирает самый подходящий.
(28.37) А.П.: И отдельной категорией самый смешной перевод.
М.З.: Мы надеемся, что смешные переводы все же останутся, иначе мы потеряем, часть нашего шарма и обаяния.
А.П.: В английском языке есть до сих пор проблемы с переводами. Я просто смотрю, когда на товар ну до сих пор не Оксфорд, конечно.
М.З.: В английском да. Это проблема не только русского языка, это проблема и английского языка тоже. На английском я знаю тоже, мои коллеги над этим работают, но нужно понимать, что это не будет моментально каким-то быстрым решением. Опять же, учитывая объемы того материала, с которым нам нужно работать.
(29.20) А.П.: Вы активно продвигаете мобильное свое приложение и даже даете скидку тому, кто покупает через мобильное устройство. Однако, функционал его победнее. Я вот как сам покупатель, и многие мои знакомые тоже предпочитают покупать через сайт. Будет ли приложение повторять сайт, в смысле так же обогатится функционально, или оно изначально под другой такой юзер экспириенс.
М.З.: Я думаю, что оно не будет повторять сайт полностью, потому что экспириенс он разный, во всяком случае, на мобильным и на компьютере, там свои тонкости. Но мы видим мобильную историю как очень важную для нас не только в России, но и по всему миру. И мы видим, как у нас резко растет доля пользователей мобильных устройств, и резко растет оборот через них. То есть мы видим что, разумеется, есть люди, такие как ты, и всегда останутся люди, которые будут заказывать с компьютера, потому что это привычно.
М.З.: Но мы видим, что в регионах, особенно где сотовый телефон является зачастую единственным каналом выхода в интернет, то мы видим, что все больше и больше людей пользуются мобильными приложениями, и я знаю, что мои коллеги, которые вот занимаются развитием мобильных устройств, они проводят много фокус-групп с российскими покупателями для того, чтобы понять, чего им не хватает, и что им нужно для того, чтобы улучшить опыт.
А.П.: Какие проблемы с российским законодательством и регулирующими органами вам предстоит решать, и над какими вы работаете? При совершенствовании кроссбордера как сюда, так и обратно.
(31.27) М.З.: Ну если говорить про кроссбордер обратно, в первую очередь, собственно говоря, это не наши проблемы. Это проблемы наших потенциальных продавцов. Тут нужно понимать, что мы являемся площадкой market place, и мы всего лишь помогаем компания поторговать по всему миру. Я знаю, что у наших потенциальных продавцов есть проблемы с налоговой и с таможенным законодательством. Проблемы с НДС, в случае отправки товара по линии B2C. Опять же? это проблеме отведено внимание. Есть рабочая группа, которая была выведена на более высокий уровень. Есть дорожная карта по улучшению данной ситуации. Я думаю, что в следующем году она изменится. Что касается тех потоков, которые идут в Россию из Китая, то мы следим за всеми новшествами законодательства, ну и о законных данных персональных, разумеется, к которым мы обязались соответствовать с Роснадзором в мае этого года. В остальном мы, наверное, следим за теми идеями и новшествами, которые предлагают. Пока ничего на повестке дня нет.
(33.04) А.П.: Директор по развитию AliExpress в России и генеральный директор компании Alibaba.com, Марк Завадский.
М.З.: Спасибо, Александр! Спасибо всем!
А.П.: Меня зовут Александр Плющев, это программа «Удельный вес». До скорой встречи на канале SeoPult.TV!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео