Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Relap: совет да big data

12
0
707 0
Аудио Текст
17 апреля 2015

В гостях у телеканала SeoPult.TV и программы «Бизнес Online» сооснователь сервиса SurfingBird Сергей Шалаев, который недавно запустил b2b-продукт, бесплатно увеличивающий трафик на площадках. Без рассылок и SMS. Вы заинтригованы? Мы тоже!

Из передачи вы узнаете:
— какое требование рынка призван удовлетворить сервис;
— в чем преимущества Relap перед другими рекомендательными системами;
— откуда Relap берет данные о пользователях;
— как манипулировать медийным рынком с помощью big data;
— и многое другое.

Relap: совет да big data

В гостях у телеканала SeoPult.TV и программы «Бизнес Online» сооснователь сервиса SurfingBird Сергей Шалаев, который недавно запустил b2b-продукт, бесплатно увеличивающий трафик на площадках. Без рассылок и SMS. Вы заинтригованы? Мы тоже!

Сергей Шалаев, основатель Relap.io.
Родился в 1987 году в Москве.
В 2010 году окончил Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (факультет автотранспорта).
В 2006-2009 годах — контент-менеджер проектов компании Mail.ru Group.
В 2010 году запустил сервис Surfingbird.
В 2014 году запустил сервис Relap.


Сергей Иванов: Прошло уже почти два года с тех пор, как ты был здесь у нас на программе «Теrrапия», где мы разбирали твое детище Surfingbird. И мы все эти два года с большим интересом следили за судьбой Surfingbird. Но понятно, что лучше, чем ты, никто ничего про него не знает. Как поживает сейчас Surfingbird?
Сергей Шалаев: Surfingbird сейчас поживает очень хорошо. Мы довели его до самоокупаемости, он благополучно вышел в плюс. И минувшим летом мы решили расширить деятельность компании. Раньше мы занимались только b2c-решениями, это рекомендательные приложения Surfingbird на Вебе и на мобильных платформах. А в 2014 году, прошлой осенью, мы решили запустить b2b-направление для паблишеров, изданий и вообще любых медиа, на которых есть контент.
С. И.: Тот самый Relap… «Релап» или «Релэп», как правильно?
С. Ш.: Правильно «Релэп» — relevant pages.
С. И.: В первую очередь, я так понимаю, это было какое-то решение о диверсификации Surfingbird, потому что проект был создан именно в рамках Surfingbird, правильно?
С. Ш.: Да. Его делает та же самая команда, что и Surfingbird, те же самые разработчики. Собственно, вся команда абсолютно та же. Просто в какой-то момент мы решили, что нужно расширяться и у b2c-сервиса все равно трафик не может быть таким же большим, например, как у «Яндекса» или Mail.ru. На это потребовалось бы еще года четыре. А летом нас покинул наш коммерческий директор Алексей Лопатик. Он вернулся на свое прежнее место работы в RuTube, он там когда-то давно работал. И спустя некоторое время он связался с нами и попросил сделать рекомендательный сервис внутри RuTube, чтобы увеличить коммерческий инвентарь и чтобы вообще повышать лояльность пользователей. И, наверное, к тому моменту стоит отнести дату создания b2b-сервиса.
С. И.: Получилось фактически требование рынка, на которое вы откликнулись?
С. Ш.: Да. Более того, так совпало, что потом несколько издательских домов обратилось к нам практически с аналогичным запросом: хочется делать рекомендательную систему, но они не знают даже, с чего начать, как к задачу подступиться. Поскольку мы обладали на тот момент достаточно большой компетенцией, мы решили помочь им в этом.
С. И.: Рынок, получается, принял вас очень даже благосклонно. Мало того, даже попросил вас сделать это. Сколько у вас на данный момент клиентов и как быстро пул вырос?
С. Ш.: У нас сейчас порядка двухсот клиентов. В день мы обрабатываем 15 млн уников и даем порядка 50 млн рекомендаций в сутки.
С. И.: Да, у меня тоже данные, что 15 млн уников и, помимо названного тобой RuTube, такие клиенты, как AdMe, «Газета.ру», KP.ru и т. д.
С. Ш.: Да.
С. И.: Сейчас, если говорить о Relap, как приходят к вам клиенты? Это уже фактически b2b сарафанное радио работает?
С. Ш.: Да, часть приходит просто по рекомендации каких-то наших существующих клиентов.
С. И.: Потому что у вас, кроме одной-единственной презентации, в Сети нет ничего. Вы, видимо, хорошо известны в узких кругах.
С. Ш.: Мы сейчас в основном ездим по большим паблишерам и продаем непосредственно, что называется, face-to-face.
С. И.: И они, фактически видя то, что делается у их коллеги или, наоборот, конкурентов…
С. Ш.: …да, они хотят просто делать точно такие же вещи. Поэтому да, пока в основном у нас прямо совсем какие-то крупные enterprise-клиенты. Но в ближайшее время, просто потому, что мы весь enterprise уже охватим, мы собираемся перейти на средних. И уже потом — на совсем long tail из каких-то мелких сайтов, мелких блогов, мелких СМИ и т. д.
С. И.: Даже интересно представить, каков потенциал рынка в данном случае.
С. Ш.: Я думаю, что он очень большой, огромный просто!
С. И.: Давай тогда перейдем к самому Relap. Типичный виджет Relap выглядит как привычный многим блок из трех рекомендованных материалов, который сейчас и так есть на подавляющем большинстве сайтов. Расскажи тогда про саму технологию, про уникальность. Потому что с ходу так нам и не понять.
С. Ш.: Мы обычно не позиционируем ее как нечто прямо уникальное.
С. И.: Если это есть и это востребовано, по-другому не назвать.
С. Ш.: Мы обычно просто говорим, что наша технология помогает увеличить CTR блоков «Читать также», каких-то боковых блоков — в общем, любых блоков, которые участвуют в «обвязке» статьи, на которую приземляется юзер, читатель, конечный потребитель контента. И за счет анализа поведения юзера на странице, за счет выявления каких-то статистических закономерностей мы можем ему в этих блоках порекомендовать какие-то релевантные материалы. И на них он кликнет просто с более высокой долей вероятности, чем на те блоки, которые были до нас. Вот, собственно, в чем заключается технология. Все достаточно просто и тривиально.
С. И.: Ну, тривиально, не тривиально, тем не менее это работает, и поэтому мы уже вынуждены покопаться в теме поглубже. Итак, пользователь заходит на сайт, система анализирует его интересы, вплоть до местонахождения, правильно я понимаю?
С. Ш.: Да.
С. И.: И дальше предлагает ему не только материалы из той рубрики, куда он зашел, но и гораздо глубже, это вообще может быть любой материал с сайта, верно?
С. Ш.: Да.
С. И.: Допустим, я владелец площадки, в моем распоряжении есть cookies пользователей, данные об их расположении, основанные на IP-адресе, плюс система тегов. То есть фактически я обладаю большим набором данных о пользователях для всех тех манипуляций, на которых строятся обычно рекомендательные системы. Если я хочу чего-то большего, нужен внешний источник данных. Получается, мы говорим о big data, правильно?
С. Ш.: Да, о ней самой.
С. И.: И кто является поставщиком big data для вас?
С. Ш.: Поставщиком big data для нас являются, по сути, наши клиенты.
С. И.: То есть их внутренняя?..
С. Ш.: Плюс Surfingbird еще, соответственно.
С. И.: В общем да, который кладезь в настоящий момент.
С. Ш.: Наша задача именно понять, как нам лучше кластеризовать все эти данные и что порекомендовать какому-то юзеру в какой-то момент времени. В принципе, глобальная задача у нас — сделать некую инфраструктуру для всех медиа, чтобы, например, давать им сигнал. Например, разбился Boeing недавно. Соответственно, если юзер почитал про боинг на РИАН и на «Газете», то вряд ли он будет читать это на РБК и на «Ленте.ру».
С. И.: Но это большая проблема для пользователей новостных агрегаторов. Я сам лично листаю и вижу одну и ту же повторяющуюся новость, которая вроде в единой ленте идет, но у меня просто даже листать рука устает.
С. Ш.: Потому что это breaking news, и у всех есть обязанность просто про это написать. Потому что если человек про это не напишет в редакции, то придет главный редактор и всех накажет. Но юзеру это читать абсолютно не обязательно, если он это уже прочел на двух сайтах. Возможно, ему нужно предложить какое-то продолжение этой истории или какие-либо другие новостные сюжеты. У нас задача сделать как раз именно инфраструктуру, которая бы помогала СМИ и вообще медиа рекомендовать свой контент юзерам, то есть доносить его до их конечного пользователя.
С. И.: Подожди, это попахивает какой-то мировой революцией. Правильно ли я понимаю, что ты предлагаешь модель сквозного чтения и глобального медиа? Есть я — единица, тот самый юзер, который серфит по всем просторам. И в данном случае мне с помощью твоего рекомендательного сервиса в одном месте показывается новость про сам факт падения самолета…
С. Ш.: Да.
С. И.: В следующем мне, хотя у них тоже есть про падение, уже не показывается, а выдается исследование болезни пилота…
С. Ш.: Да.
С. И.: В четвертом — душераздирающая история про выбивание двери и т. д., и т. п.
С. Ш.: Да.
С. И.: Ну, фактически ты манипулируешь всем медийным рынком, получается!
С. Ш.: Я бы не назвал это манипуляцией.
С. И.: Мы как-то так очень просто начали, а уже подошли к чему-то страшному!
С. Ш.: Нет, это, понимаешь, не совсем манипуляция.
С. И.: Если глобальную идею брать.
С. Ш.: Глобальную?.. Понимаешь, нам хочется строить все-таки инфраструктуру, где СМИ, прежде всего, могут понимать, что рекомендовать конкретной cookie, потому что они оперируют незарегистрированными юзерами. И плюс они же все всегда между собой трафиком обмениваются. Но делают они это по старинке: есть какие-то тизерки, есть трафикообменные сетки, куда загружается RSS. В лучшем случае там сидит специально обученный трафик-менеджер, который как-то по интуиции все это загружает. Вот нам кажется, что это все очень неправильно, что это все должно было умереть еще…
С. И.: Ну да, архаично.
С. Ш.: И наша задача, собственно, уже похоронить это благополучно, чтобы все было: а) автоматизировано; б) интеллектуально; в) гораздо эффективнее, на порядок, чем сейчас. Мы смотрим, насколько мы увеличиваем самые разные метрики на сайтах наших клиентов. Мы увеличиваем и CTR блоков, и время сессии, и глубину просмотра. И это просто буквально с одного виджета. У нас задача сделать медиа просто более эффективными, особенно в этот кризис.
С. И.: У меня тут же возникает вопрос со стороны медиа, представителем которых я являюсь: как избежать определенной обиды или дискриминации медиа? Если они выступают отдельными кластерами единого инфопространства, в центре этого пространства стоит пользователь с его интересами, определенный путь, как с тем же самолетом. Получается, что одну «самую breaking news» я взял у одного медиа, а у второго, несмотря на все их старания, я ее не взял. Или все это уравнивается большим количеством пользователей, алгоритм чтения которых разный?
С. Ш.: Да, во-первых, это все уравнивается. Во-вторых, у нас оставлена возможность: если редакция хочет этот URL «прибить гвоздями», такая возможность тоже есть. Мы не стараемся быть какими-то бесчувственными роботами. Если редакция хочет, то о’кей.
С. И.: Сам пролистнет, если уже читал, да?
С. Ш.: Ну, они просто увидят, что CTR ссылки низкий, и отключат ее в итоге. Для нас это не проблема абсолютно. Мы стараемся быть максимально гибкими для клиентов.
С. И.: У нас же еще есть анонимы, которые не представлены в соцсетях, продвинутые пользователи, отключающие cookies. Какой процент анонимов сейчас, по вашим исследованиям, насколько он влияет?

С. Ш.: Процент юзеров, которые отключают cookies, достаточно небольшой. По-моему, до 5%.

Это совсем какие-то параноики. И им просто показываются какие-то алгоритмы типа «Популярного». Самые популярные за сутки, за месяц показываются.
С. И.: Какие характеристики пользователей учитывает Relap?
С. Ш.: Ты знаешь, нам интересны вообще все характеристики. Для нас информации много не бывает. Сейчас мы оперируем временем, проведенным на странице, тем, какие страницы он вообще посмотрел на сайте, его географией и тем, например, откуда он пришел. Мы делали эксперименты и смотрели, что, например, на ресурсах про гаджеты, — это абсолютно тривиальная гипотеза, но ее почему-то никто не делал, — «Популярное» для юзеров Android и юзеров iOS будет абсолютно разным. Это понятно, но сайты про гаджеты очень редко делают эту кластеризацию по устройствам. Если ее сделать, можно даже «Популярное» улучшить буквально на 30% просто с ходу. Чем мы еще оперируем? Оперируем городами, географией и из какой соцсети пришел юзер. То есть для юзеров, которые пришли из «ВКонтакте» и Facebook, тоже ссылки, которые можно рекомендовать, выдача, условно говоря, будет выглядеть абсолютно по-разному.
С. И.: А вы анализируете весь контент ресурса, ранжируя его по интересности для той или иной аудитории? Вообще, там идет речь о лингвистическом анализе текста?
С. Ш.: Да, мы раскладываем тексты на теги, какие-то топики. Но на самом деле это одно из заблуждений. Многие СМИ считают, что есть, например, статья про крушение самолета и что если под этой статьей показать еще десять статей про крушение самолетов, то у них будет непременно высокий CTR. Это абсолютно не так.
По нашим наблюдениям, алгоритм, который именно делает какую-то похожесть по тегам: например, «Путин» — внизу пять статей про Путина, «Иванов» — еще пять статей про Иванова, — показывают наихудший CTR. Это одно из заблуждений СМИ, оно в корне неверно. Так нельзя делать. CTR, наоборот, будет низкий. Лучше там включать какое-нибудь «Популярное» или что-то типа того.
С. И.: А сколько времени занимает сам процесс анализа?
С. Ш.: Ну, мы начинаем обычно строить уже какие-то рекомендации после часа-двух, если это какой-то сайт со средней посещаемостью в районе 100 тыс. уников в день. Если большой трафик, миллион, то можем после получаса, после 15 минут завестись и начать показывать. Ну и плюс в процессе мы, конечно же, обучаемся. Весь период, когда мы стоим на сайте, мы обучаемся, обучаемся. И чем дольше мы стоим, тем лучше мы непосредственно понимаем, что рекомендовать аудитории.
С. И.: В предоставленных нам материалах говорится о том, что «Relap гарантирует увеличение трафика минимум на 30% в первый же месяц работы». Речь, я понимаю, идет о хитах, кликах, потому что количество уников не возрастает?
С. Ш.: Количество уников не возрастает, потому что мы не занимаемся сейчас обменом трафика. Немножко некорректно сформулирована эта информация. Мы гарантируем увеличение CTR всех этих блоков, которое за собой уже непосредственно влечет увеличение глубины просмотра, увеличение длительности сеанса. Это те данные, которые мы получаем по наблюдениям наших клиентов.
С. И.: Как раз увеличение длительности сессии и глубины просмотра, я думаю, сеошникам невероятно понравится.
С. Ш.: Да.
С. И.: А как насчет аналитики? Какую аналитику вы предоставляете?
С. Ш.: Пока у нас аналитика, которую видит клиент, не очень сильно развита в плане интерфейса, но мы ее можем давать по запросу каких-то крупных клиентов. В дальнейшем мы как раз собираемся выделить это в некое отдельное направление внутри себя, чтобы крупным и средним клиентам, в перспективе и маленьким, как-то обозначать, как аудитория реагирует на тот или иной контент. Чтобы те решения, которые принимала редакция, когда она делает редакционный план на неделю, на месяц, были, что называется, data driven. Чтобы они не были субъективными, основанными на каких-то интуитивных вещах. Да, о’кей, этому должно быть место в редакционных планах, но часть этих вещей благодаря нашей аналитики может быть основана именно на данных: на что аудитория сайта, например ее ядро, реагирует позитивнее, какие материалы ей больше нравятся, например.
С. И.: А сопрягается ли как-то Relap с мобайлом? У нас ведь СМИ активно в адаптивный дизайн либо в приложения перетекают.
С. Ш.: У нас сейчас все виджеты изначально делаются адаптивными. Плюс у нас еще готовится, наверное, после майских SDK для мобильных приложений.
С. И.: Я видел на GitHub упоминание, что какой-то SDK для iOS выпускаете, да?
С. Ш.: Он есть уже, он тестируется с несколькими паблишерами. Он скоро будет, наверное, запущен. И для Android — ну, я думаю, где-то после майских, пока он находится в стадии тестов.
С. И.: При всей своей эффективности ваш сервис абсолютно бесплатен, о чем я в самом начале говорил.
С. Ш.: Да.
С. И.: Это просто промопериод или так будет всегда?
С. Ш.: Тут есть два варианта. Изначально мы планировали сервис продавать за деньги, но в процессе продажи обнаружили, что у медиа денег на такие сервисы нет. Мы решили, что бессмысленно пытаться выторговать себе какую-то копеечку. Мы решили просто предоставлять его бесплатно. Можно какие-то вещи в pro-аккаунтах делать за небольшие деньги, но в целом мы сочли верным пойти по пути медийной монетизации. Мы оставляем за собой право с согласия площадки в этих блоках показать какую-то рекламу, причем не просто баннерную, а именно в формате native advertising. Потому что эта реклама должна быть контентной, она должна быть «контекстна» тому, что юзер смотрит…
С. И.: …и максимально таргетированной, да?
С. Ш.: Да.
С. И.: «Путин», «Путин» — и реклама в том же роде.
С. Ш.: Да, флаги России. Шесть мест, где можно купить флаг России.
С. И.: Да, мне кажется, будет невероятная конверсия с этой рекламы. Если можно не брать деньги, то, наверное, еще можно брать данные. Вы ведь можете брать перекрестные данные со всех медиа и либо продавать это DMP, либо самим выступить в виде большой-пребольшой DMP.
С. Ш.: Ну, это уже по согласию площадки. Кто-то, например, не хочет делиться данными, клиенты говорят: «Мы хотим, чтобы наши данные ни в коем случае не попали в DMP». Мы подписываем соответствующий документ…
С. И.: Достаточно часты такие требования?
С. Ш.: Да, медиа очень боятся за свои данные. Правда, не понимаю почему.
С. И.: Видимо, у них есть такое желание — в загашничек, «самим пригодится, когда-нибудь мы тоже этим займемся». Хотя, по-моему, это уже раздутые амбиции.
С. Ш.: Мне тоже так кажется, что это все… А, еще важный момент: когда мы показываем рекламу в этом блоке, мы делаем revenue share. Мы не просто не берем за это деньги, мы еще даем за это денег. Да, мы оставляем за собой право просто на их трафике показать какую-то рекламу.
С. И.: Но это в планах, да, в данный момент еще нативная реклама не показывается?
С. Ш.: Да, мы пока общаемся с рекламодателями. У нас есть несколько рекламодателей, которые уже готовы размещаться на этом формате. Но в целом нам кажется, что native advertising будет в следующие два-три года одним из самых востребованных рекламных форматов в Рунете. Просто потому, что на Западе все давно используют native advertising, а в России мы пока не видим какого-то…
С. И.: Хотя об этом все говорят, делают доклады и презентации.
С. Ш.: Да, об этом все говорят, да, делают доклады, но очень мало кто использует эти форматы. Мы как раз хотим стать евангелистами этого формата в России и ставить его, скажем так, в оппозицию классическим медийным размещениям. В оппозицию баннерам, rich-media-форматам. Мы считаем, что реклама должна нативно встраиваться, не разрушать user experience, который пользователь получает на сайте.
С. И.: Мечта медиа, в общем-то, которые всегда хотели получить очень много денег при минимуме рекламе, которая всегда убивает их драгоценный контент.
С. Ш.: Да.
С. И.: А сейчас, именно в текущий момент, какие опасения высказывает рекламодатель или чего они ждут — посмотреть, как это работает, насколько хорошо реагирует пользователь? В общем-то, вы данные предоставляете, что действительно CTR повышается, все работает. Чего они ждут или это просто чисто бюрократическая процедура?
С. Ш.: Нет, пока, наверное, это больше бюрократическая процедура.
С. И.: Им все ясно?
С. Ш.: Да. Сервисом мы начали заниматься в сентябре практически, а ходить по агентствам и рекламодателям продавать native advertising стали буквально месяц назад. Конечно, за это время мы достигли, на мой взгляд, очень больших успехов. И 15 млн DAU сервиса в сутки — это достаточно много. И в месяц у нас получается порядка 2,0-2,5 млрд рекомендаций, мы все это генерируем. И рекламодатели тоже позитивно воспринимают этот формат. Сейчас дело скорее за какими-то бюрократическими вещами,
С. И.: …осталось сверстать бюджет.
С. Ш.: Да, и плюс достаточно непростой год, сейчас дальше квартала особо горизонтов планирования ни у агентств, ни у клиентов нет.
С. И.: А если учитывать непростой год и непростую ситуацию, стоимость наивной рекламы посредством Relap отличается от стоимости других видов рекламы на тех же самых площадках, на которых раньше размещалась реклама?
С. Ш.: Ну, мы сейчас работаем по модели CPC. Там есть различные наценки за таргетинг, как у всех, собственно. По сути, мы стараемся не отличаться в плане цен на CPC, чтобы быть конкурентоспособными. И наше конкурентное преимущество в том, что это именно реклама, которая встраивается непосредственно в сайт. Юзеру понятно, что это реклама, но в то же время она не вызывает у него отторжения. Можно привести какой-то пример с Nike. Мы идем к Nike и говорим: «Ребята, у вас есть много контента, вы часто пишете про свой марафон, вы часто пишите про бег: как бегать, почему нужно бегать. Мы просто с вами делаем серию статей, например „Шесть способов правильно выбрать экипировку для бега. Sponsored by Nike“, которая ведет на сайт Nike. И мы вас можем ее посеять, распространить непосредственно по сайтам, где сидит ваша аудитория. На Lifehacker, например. То же самое с любыми другими брендами. Более того, мы можем делать какие-то хитрые ремаркетинговые схемы, когда мы на одном сайте юзеру показали, если это сайт типа «РИА Новости», просто какую-то новость, что тогда-то состоится марафон в Москве. И все это sponsored by Nike. А на Lifehacker уже непосредственно «Шесть лайфхаков, как правильно готовиться к марафону». Вести юзера по всей этой рекламной истории, которую так долго и мучительно выстраивает любой рекламодатель. Они все хотят коммуницировать с юзерами непосредственно какой-то историей бренда — как он себя позиционирует и что в конечном итоге хочет донести до его конечного юзера, чтобы сформировать спрос на свою продукцию.
С. И.: Если брать Relap, то он работает как раз при свободном серфинге юзера по Сети.
С. Ш.: Да.
С. И.: Тем не менее мы видим большую серьезную тенденцию по чтению именно из новостных агрегаторов. Тоже способ избавиться от излишнего медийного шума, сэкономить время.
С. Ш.: Да.
С. И.: Если взять какой-нибудь Flipboard, он тоже делает свои истории, формирует подборки «Технологии», «Наука и искусство», «Политика» и т. д. Это закрытая зона для Relap?
С. Ш.: Да нет, почему? Абсолютно.
С. И.: Нет? В принципе, можно и проникнуть внутрь агрегаторов таким же образом?
С. Ш.: Наши рекомендательные решения, в принципе, подходят для всех. Для любого вообще медиа, на котором есть контент, и, если они хотят этот контент как-то персонализировать под группы юзеров, под конкретного юзера, им всем идеально подходит Relap.
С. И.: Полагаю, что с запуском Relap расходы на IT-инфраструктуру выросли многократно.
С. Ш.: Пока не то что многократно, потому что в чем был положительный момент для нас, очень положительный? Делая Surfingbird на протяжении нескольких лет, мы, конечно же, наступали на какие-то грабли, на очень много граблей мы наступили. В плане инфраструктуры, в плане архитектуры, в плане того, как ее масштабировать, что с ней потом делать. И конечно же, когда мы делали Relap, мы его делали абсолютно с нуля, и всех этих ошибок, которые были совершены в Surfingbird, мы избежали. Сейчас у нас все прекрасно масштабируется. Если мы подключим еще на 15 млн уников в день, никакой трагедии для нас не произойдет. Поэтому затраты на инфраструктуру нет, не возросли многократно.
С. И.: Дополнительных инвестиций пока привлекать не собираетесь?
С. Ш.: Пока, честно говоря, не знаю. Возможно, будем привлекать какой-нибудь небольшой раунд, возможно, не будем. Пока мы еще не определились.
С. И.: Последний вопрос про конкурентную среду. Как ты полагаешь, с каким из рекомендательных сервисов тебе сейчас придется конкурировать?

С. Ш.: У нас есть конкуренты. Это польский Taboola, израильская Engagor, Outbrain и Taboola, которая получила недавно раунд порядка 140$ млн. С NextClick мы соревновались в РИА «Новости» и выиграли тест с перевесом в два раза в нашу сторону.

С. И.: Интересно, в чем тест заключался?
С. Ш.: CTR, непосредственно глубина просмотра и какие-то другие метрики, связанные с лояльностью аудитории. С NextClick везде, где мы тестировались, выигрываем мы с достаточно большим перевесом. Мы думаем, что потому что у них просто нет никакой рекомендательной системы. Очень много платформ…
С. И.: …которые декларируют рекомендательную систему?
С. Ш.: Да, которые не являются ею ни в коей мере. И с другими происходит примерно то же самое.
С. И.: В таком случае можно ли говорить о планах по международной экспансии?
С. Ш.: Да, мы как раз планируем осенью. Сейчас у нас есть несколько подключенных сайтов в Бразилии, не очень больших. И мы планируем попробовать себя в Бразилии и Турции, потому что там есть несколько именно российских компаний, в которых у нас хорошие знакомые.
С. И.: Ну да, Турция вообще хороший полигон для испытаний.
С. Ш.: И мы хотим попробовать, конечно, свои силы там. Плюс, возможно, во Вьетнаме, где есть русское IT-комьюнити, чтобы не прямо в одиночку туда выходить, а чтобы там были какие-то люди, которые могут нам подсказать и помогут избежать ошибок «холодного» старта в локации вне России.
С. И.: Но все-таки это сфера медиа, это сфера живого человеческого общения. Проблемы с локализацией насколько серьезно стоят?
С. Ш.: А у нас нет проблем с локализацией. Потому что тот алгоритм, который оперирует семантикой страницы, не самый эффективный пока что. Возможно, мы просто делаем какие-то ошибки, но мы видим, что другие алгоритмы дают лучший результат, чем тот, который апеллирует к семантике. Никаких барьеров здесь на самом деле нет. И мы, возможно, если все-таки будем поднимать раунд, как раз займемся тем, что будем развивать направление вне России, вне Рунета.
С. И.: И как раз семантическое направление в первую очередь, да?
С. Ш.: Да.
С. И.: Ну что ж, мы вроде бы начали тихо и мирно, с маленького b2b-продукта, который вырос на груди великого Surfingbird. А оказалось, что здесь уже такие заговоры по изменению медийного пространства, которые большинство наших зрителей ощутят на себе довольно-таки скоро. Спасибо тебе большое за такую информацию!
С. Ш.: Пожалуйста.
С. И.: Это была программа «Бизнес Online». Сергей Шалаев с новым b2b-продуктом Relap был у нас сегодня в гостях. С вами был Сергей Иванов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео