Регистрация

QR-платежи: коммерция прямого наведения

8
0
740 0
Аудио Текст
22 июня 2015

QR-коды — не сумевшая выстрелить или, напротив, еще ждущая своего часа технология? Есть ли способы грамотно ее использовать в коммерции и платежах сегодня? Спрашиваем у Глеба Маркова, руководителя сервиса PayQR.

Из передачи вы узнаете:
— как работает PayQR и каков его подход к технологии quick response;
— за счет чего в QR-платежах не всегда нужен графический код;
— от чего зависит, на сколько PayQR способен повысить конверсию интернет-магазина;
— как платформа планирует внедрять механику микрозаймов;
— каким образом будет работать рекомендательная система внутри сервиса;
— с кем конкурирует PayQR;
— какие направления собирается покрыть сервис и где у него больше точек роста;
— каковы текущие бизнес-показатели проекта и когда предполагается вести его на окупаемость;
— как монитизируется PayQR сейчас и как собирается зарабатывать в дальнейшем;
— и многое другое.

QR-платежи: коммерция прямого наведения

QR-коды — не сумевшая выстрелить или, напротив, еще ждущая своего часа технология? Есть ли способы грамотно использовать ее в коммерции и платежах сегодня? Спрашиваем у Глеба Маркова, руководителя сервиса PayQR.

Глеб Марков, основатель сервиса PayQR.
Родился 9 марта 1989 года в Нижнекамске.
В 2012 году окончил факультет психологии МИЭПП.
В 2008 году возглавил телеканал «Первый игровой».
В 2009 году открыл интернет-кинотеатр EKinoT.
С января 2011 по сентябрь 2013 года — гендиректор процессингового центра IntellectMoney.
В 2013-2014 годах руководил отделами электронной и мобильной коммерции в Связном-банке и Мастер-банке.
В 2013 году основал сервис PayQR.

Сергей Иванов: Давай для начала введем зрителя в суть дела. Расскажи, пожалуйста, о том, что собой представляет QR-технология, как она работает.
Глеб Марков: В своем базовом сценарии это всего лишь технология кодирования информации. Примерно то же самое, что штрих-код, только выглядит несколько иначе, это черно-белые квадратики. И в них можно закодировать гораздо больше информации, чем в обычные штрих-коды: ссылки, визитки, практически что угодно. И даже целые процессы, как, например, это делает сервис PayQR.
С. И.: А теперь перейдем к сервису PayQR: какие процессы он затрагивает, в чем суть сервиса, механизм работы? Ты дашь сжатое определение, а мы потом начнем разматывать весь клубочек.
Г. М.: Все просто. PayQR превращает мобильный телефон в платежный инструмент.
С. И.: Каким образом?
Г. М.: Для российского пользователя это пока не очень очевидно, и всегда возникает вопрос, каким образом. Всего лишь бесплатное мобильное приложение. Оно работает на базе банка, сертифицированного по стандарту безопасности, который позволяет привязать банковскую карту к приложению после простейшей регистрации. В дальнейшем можно совершать покупки своим телефоном в интернете, в ресторанах, в такси, оплачивать квитанции ЖКХ и т. д., и т. п. В принципе, в любой сфере, где есть такое понятие, как прием денег от населения.
С. И.: Давай как-то представим эту последовательность. Итак, у меня на мобильном телефоне есть приложение PayQR. Я, предположим, ищу товары в интернете. Мне отображается какая-то карточка товара, да?
Г. М.: Да, вы выбрали какие-то товары в интернет-магазине. Что-то положили в «Корзину». И обычно вы нажимаете кнопочку «Оформить заказ», после чего начинаются ваши мучения в виде предложений зарегистрироваться. Вы от этого отказываетесь. Потом вам говорят: «Сообщите о себе всю информацию». Вы ее всю сообщаете, уже в тысячный раз делая покупки в интернете. Адрес выбираете и т. д. Мы же размещаем рядом с кнопочкой «Оформить заказ» кнопку «Купить быстрее», при нажатии на которую появится всплывающее окно. Оно загружается с нашего сервера в реальном времени. На нем размещен QR-код, содержимое заказа, который должен сформироваться, и какая-то вводная информация для тех, кто первый раз с этим столкнулся: насколько это безопаснее оплаты банковскими картами, насколько это выгоднее, ну и насколько это комфортнее — не заполнять каждый раз одни и те же данные. В общем, я открываю это приложение, навожу камеру на QR-код, после чего все мои покупки «перемещаются» в телефон в реальном времени. Там я нажимаю «Купить».
С. И.: После этого я уже с десктопом не имею никаких дел?
Г. М.: До клавиатуры можно вообще не дотрагиваться, никакие формы заполнять не надо, все теперь происходит в телефоне. Мы, собственно, процесс замкнули на себя. Чекаут — это наша стезя, и мы должны с максимально высокой конверсией ее завершить. И она у нас, как правило, выше, чем в интернет-магазинах, за счет того, что у нас нет конверсионных воронок.
С. И.: Где-то я видел, что вы на 30% конверсию увеличили.
Г. М.: Это в среднем. Я не могу сказать, что это прямо гарантия, которая будет у любого интернет-магазина. Это зависит от многих составляющих
С. И.: Да, от ценовой политики того или иного интернет-магазина.
Г. М.: Да, вы абсолютно правы. Если я покупаю снегоход за 600 тыс. руб., скорее всего, я долго его выбирал, и никакие конверсионные воронки меня не остановят, я все равно его куплю. Но если, например, это какие-нибудь купоны или товары спонтанного спроса, там это отлично работает. Типа микроволновой печи: привезите мне — и все, не надо заниматься допросом. Это работает, когда средний чек до 10 тыс. руб., когда это физический товар и когда обычная покупка очень сложна без нас. Именно поэтому в российских интернет-магазинах конверсия очень низкая. 1,5% считается достаточно хорошей конверсией. В общем, все переместилось в телефон, я там нажал «Купить» и либо подтвердил свои данные, если я уже ранее пользовался PayQR, либо ввел их первый и последний раз. Мы их сохраним. Потом я выбираю карточку, с которой буду платить.
С. И.: А данные какие?
Г. М.: Которые нужны магазину. Это динамический процесс. Как правило, это номер телефона.
С. И.: Это данные для конкретного магазина?
Г. М.: Да, нам они вообще не нужны.
С. И.: Если я в этот конкретный магазин больше не вернусь, в следующем магазине мне придется опять вводить данные?
Г. М.: Не так. Набор данных, которые мы будем запрашивать, формируется в соответствии с потребностями этого интернет-магазина, но мы их сохраним. Таким образом, они будут постепенно пополняться. Например, интернет-магазину «Орбита-Мебель» нужен номер телефона, чтобы курьер знал, с кем связываться, уточнять. Это очевидный процесс. Мы этот номер телефона запросим. Передадим его «Орбите-Мебель» в рамках совершенной покупки и у себя тоже сохраним. Далее, например, KupiKupon нужен e-mail, чтобы выслать подтверждение о покупке или как-то идентифицировать плательщика. Мы соберем e-mail.
С. И.: То есть данные накапливаются.
Г. М.: Да.
С. И.: И третьему магазину, которому нужен и телефон, и e-mail, они уже будут подставлены готовые.
Г. М.: Абсолютно верно. Можно, конечно же, после установки приложения заранее все эти данные заполнить. Но мы не обязываем пользователей это делать, потому что PayQR работает не только в интернете. Мы принимаем оплату в ресторанах, оплачиваем квитанции ЖКХ. В общем, мы масштабируемся во всех направлениях, для того чтобы через несколько лет вы могли оставить кошелек дома. Он вам просто не будет нужен — ни наличные, ни банковские карты. Все есть в телефоне. Соответственно, данные, которые у клиента могут быть запрошены, интересны только интернет-магазинам. Ресторанам и компаниям ЖКХ мы не передаем эти данные, потому что там они не нужны. Зачастую мы действительно покрываем только участок оплаты, но в интернете мы покрываем процесс совершения покупки целиком, замыкаем на себя весь чекаут. Это позволяет нам открыть, например, дополнительные каналы продаж, что очень интересно интернет-магазинам. Ведь QR-код можно разместить, например, на рекламе в метро, в лифтах, в журналах, в e-mail-рассылках, в постах в социальных сетях. И, таким образом, все рекламные носители превратятся в полноценный магазин. Ни одна другая технология просто не позволяет этого сделать.
С. И.: Ну наконец-то QR находит свое место.
Г. М.: Да, мы считаем, что мы его реанимировали. Мы категорически против тех принципов использования QR-кодов, которые были раньше. Можно сказать, что они действительно умерли. Зашивать ссылку в QR-код — это малоинтересно юзеру.
С. И.: Бегущему в метро предлагают скачать некую библиотеку.
Г. М.: Конечно, да. А потом еще какое-то приложение ты должен установить, чтобы считать этот QR-код. У меня-то его нет. А ради того, чтобы эту ссылочку набрать, еще искать приложение… Поэтому мы в рамках нашего продукта пытаемся максимально отстранить клиента от технологии.

Наши QR-коды генерируются через наше API, а не самостоятельно магазинами, поэтому их невозможно подделать. И вполне возможно, что очень скоро это будет вообще не QR-технология. Мы можем этот формат менять как угодно. Главное, чтобы наши приложения это поддерживали. А что магазин получит в виде изображения по его запросу, уже специфика нашего API.

Это может быть любая технология.
С. И.: Но сама технология, лежащая в основе, — все равно распознавание, правильно?
Г. М.: Да, для определенных сфер. Мы с учетом нашего масштабирования уже сталкиваемся с кейсами, когда визуальное распознавание не всегда является оптимальным. Например, если проходить турникеты в метро. Там реально дольше открывать камеру, наводить на какой-то QR-код или любое другое изображение, чем просто приложить телефон. Это, может быть, единственное направление, когда действительно имеет смысл использовать NFC или Bluetooth Low Energy. Причем NFC может работать с архитектурой MasterCard PayPass, Visa payWave. И, таким образом, даже договор не нужно заключать с этими точками. Они не знают, что было приложено, настоящая карта или телефон, в котором виртуальный образ карты. Это первое направление. Второе направление — мобильная коммерция. Когда открывается интернет-сайт нашего партнера, например, на мобильном телефоне, при нажатии на кнопку «Купить быстрее» мы не можем отобразить всплывающее окно с QR-кодом. Как я просканирую сам себя? Поэтому там после нажатия на эту кнопку открывается либо наше приложение с полученным счетом, либо, если оно еще не установлено на телефоне, посадочная страница. На ней рассказывается о том, что это такое, для чего это нужно, и дается ссылка для скачивания PayQR. Это бесплатно. По сути, та же самая информация, но в виде веб-страницы на мобильном телефоне или планшете. Мы могли бы сразу отсылать в маркеты AppStore и Google Play, но тогда пользователь не поймет, что ему предлагается.
С. И.: А какие источники оплаты подключаются к сервису?
Г. М.: Сегодня мы работаем только с банковскими картами Visa и MasterCard.
С. И.: А счет мобильного телефона?
Г. М.: Это появится чуть позднее. Это будет, наверное, единственный канал перевода денежных средств, для которого нам придется взимать комиссию с плательщика. Просто в силу особенностей коммерческих условий мобильных операторов. Мы очень мало зарабатываем и очень мало берем денег с получателей за совершение операции. Если работать с мобильной коммерцией, то туда никак это не помещается. Ставку эквайринга Visa и MasterCard мы можем туда как-то засунуть, с учетом того, что мы еще делимся с нашим расчетным банком, на базе которого мы работаем, себе что-то оставляем и еще начисляем пользователю до 5% от совершенной покупки. С мобильной коммерцией так не получится. Скорее всего, даже раньше, чем оплата с баланса телефона, появятся микрозаймы онлайн.
С. И.: Да, я как раз хотел задать этот вопрос: что за микрозаймы, откуда они берутся?
Г. М.: У нас есть технология, которая появится, наверное, в релизе для iOS в следующем месяце, на Android еще чуть позднее. Мы сможем одну покупку оплачивать из разных источников. Например, я в ресторане посидел на 28 тыс. руб., а у меня с собой нет ни одной карты, на которой есть такая сумма целиком. Но зато у меня есть три карты. Если все три использовать, искомая сумма наберется. И я, соответственно, выбираю в приложении: с этой — 5 тыс., с этой — 5 тыс., а эта у меня кредитная, значит, с нее все остальное. Я все-таки хочу нормально уйти из этого ресторана, в итоге я все равно расплачусь, я соберу все эти деньги. Но если так получится, что все равно не хватит денежных средств, мы эту разницу можем выдать пользователю займом. При условии что к его аккаунту привязана одна из двух соцсетей — Facebook или «ВКонтакте». Скоринг произойдет в реальном времени и либо выдадим, либо нет. Условия там, понятное дело, достаточно строгие.
С. И.: Первым условием является идентификация пользователя?
Г. М.: Да, но мы полноценную идентификацию с точки зрения закона по Facebook или «ВКонтакте» провести не можем.
С. И.: Да, но это некая оценка человека, рисков...
Г. М.: Уже есть всякие скоринговые системы. Мы на текущий момент для микрозаймов онлайн не используем свое фондирование. Это специализированные МФО, которые выдают деньги по достаточно большим ставкам. Максимум, о чем мы с ними можем договариваться, — это о том, чтобы у пользователя было, например, семь дней без процентов. До зарплаты по-быстрому перезанять. Потом-то включается ставка в 2-3% в день, и это достаточно серьезно. Но зато у юзера появляется возможность, никуда не ходя, не заключая никакие кредитные договоры, даже не раскрывая свои паспортные данные, получить оперативное фондирование. Но опять же, такая большая ставка обусловлена большим процентом невозвратов.
С. И.: То есть в вашем сервисе реализована система аналитики на основе рекомендаций. Как она работает? Я понимаю, что это для апсейла…
Г. М.: Мы пока набираем для нее данные, но у нас на нее патент, это очень круто.
С. И.: Но сама идея: пользователь PayQR выпил где-нибудь в баре, ему можно такси предложить?
Г. М.: Ты очень хорошо осветил проблему. Где эта информация всплыла?
С. И.: Ну, мы же не зря свой хлеб едим.
Г. М.: Понятно. Действительно, это так. Это очень сложная система на основе big data, нашей аналитики и тех сведений о пользователях, которые мы имеем. Факт в том, что часть данных вы вводите для наших магазинов. Ну, понятно: имя, e-mail, телефон, адреса доставки, ваши карты лояльности, если хотите их использовать. Эти данные получает магазин. Потом вы выбираете способ оплаты. Данные магазин уже не получает, но мы-то сами знаем, какой способ оплаты. Это те данные, которые вы видите. Но мы на самом деле знаем гораздо больше. Мы знаем, где вы находились в этот момент. Мы знаем категорию ваших покупок, ваши предпочтения. По банковской карте мы можем предполагать, каков уровень этой карты.
С. И.: У вас же геолокация существует, геопривязка, да?
Г. М.: Ну да, и геолокация тоже. В общем, технологий много, и со временем объем наших знаний растет. Мы сами поражаемся иногда, насколько много мы можем знать о конкретном человеке.
С. И.: Это мечта всех, кто работает с «большой датой». Не раз у нас гости говорили, как чудесно все-таки сотрудничать с банком, потому что знания банков начинаются там, где заканчиваются знания в интернете.
Г. М.: Да, здесь очень важно, что мы категорически против того, чтобы как-то эти данные монетизировать. Мы не должны их никому отдавать, продавать. Поэтому они у нас по большей части «размазаны», не персонифицированы для партнеров. Например, любой партнер может посмотреть, сколько примерно у него покупает мужчин, женщин и т. д. Но он не может посмотреть, сколько у него конкретно Сергей покупает, не может найти его как-то и узнать про него: «Дай-ка я по нему все выясню». Во-первых, это нарушение №152-ФЗ «О персональных данных». А во-вторых, даже если бы это не было нарушением закона, такого просто не нужно делать по этическим соображениям. Поэтому мы эти знания можем использовать только для одного — для того, чтобы упрощать жизнь самому плательщику, самому пользователю приложения.
С. И.: Нет, ну их же можно монетизировать, именно подключая всевозможные сервисы, получая с них комиссию, как с тем же такси, предположим. Это дополнительный заработок и расширение вашего влияния.
Г. М.: Ну да. Мы даем партнерам эти данные, но в ограниченном виде и не персонифицированные.
С. И.: Естественно.
Г. М.: И пока даем их бесплатно. Дальше видно будет.
С. И.: Давай поговорим о конкурентах. Их можно разделить на две части. Первая — это прямые конкуренты. Я знаю, что в России вы были первыми, но такая чудесная ниша не могла остаться незанятой. И вторая — непрямые, с кем вы еще конкурируете. Это мобильные PoS-терминалы, системы дистанционной оплаты, иные платежные системы. Начнем с прямых.
Г. М.: Прямых конкурентов у PayQR в России до сих пор нет. Если вы начинаете работать с интернет-магазинами, то вы должны покрывать не только участок оплаты, а участок совершения покупки целиком, чтобы принести максимальную ценность для плательщика. Иначе получается PayPal в мобильном телефоне, а PayPal и так есть. Зачем конкурировать с PayPal? PayPal — мировой лидер. Это совершенно другая история, зачем мне еще телефон доставать для этого? Я и так в интернете могу все сделать. Мы покрываем совершение покупки целиком. Таких аналогов нет не только в России, но и в мире. Нам, например, API пришлось с нуля писать. Кроме того, вы должны работать везде, а не только в определенной сфере. У нас есть, например, два хороших потенциальных конкурента в ресторанном сегменте.
С. И.: Они в ритейл не пошли, они ограничились ресторанами?
Г. М.: Не факт, что не пойдут. Да, в настоящий момент они в ресторанах эксплуатируются. Это Platius и ThePayUp. И те и другие — очень хорошие ребята. Часть Platius недавно купил Сбербанк, но я в ThePayUp вижу гораздо больше перспектив и потенциала. Потому что Platius привязан к кассовой системе iiko. Iiko — это 30% ресторанов, а есть другая кассовая система — R-Keeper, у нее 70% ресторанов. И я не думаю, что R-Keeper будет иметь что-то общее с продуктами iiko когда бы то ни было, потому что это его прямой конкурент. Вообще, если смотреть на кого-то, то здесь ThePayUp. Мы на самом деле хотим, чтобы появлялись конкуренты. Причем желательно, чтобы они были максимально злыми, профессиональными, работали бы во всех сферах, как мы это делаем, чтобы раскачивать рынок. Как операторы связи себя рекламировали в России в начале 90-х — «Билайн», «Мегафон», МТС? Они же не говорили, что они лучше, чем другие. Они просто говорили: «Говорить по мобильному телефону — это круто!» Они сначала привили идею и в этом плане работали друг на друга. По сути, «Билайн» рекламировал своего конкурента МТС, рекламируя саму идею. Когда эта идея поселилась в людях, тогда началась конкуренция. Давайте пока определимся, что с телефона платить просто удобнее, безопаснее, выгоднее, комфортнее, современнее, потому что весь мир это делает. Россия немножко отстает, как всегда, но я думаю, что мы быстро можем это наверстать, пропустив этап освоения классических банковских карт теми, кто их еще не освоил, а сразу начал пользоваться телефонами.
Так вот, есть Platius и ThePayUp. Есть Qlipe — интересная история, она тоже вроде бы работает везде. Пока мы больше видим их в e-commerce. Мы видели эти кейсы в каких-то демонстрационных материалах, хотя в других сферах они, может, есть и могут работать. Есть QMoney, которые тоже вроде могут везде работать, но пока все выглядит так, что они работают только с классическими платежными поручениями типа квитанций ЖКХ и т. д. Хотя я думаю, что нас в плане ЖКХ уже не догнать, объективно. Там у нас плотная работа идет, нам помогают всякие федеральные организации.
С. И.: А какие сегменты — e-commerce, digital goods, рестораны, какие-то иные — наиболее популярны? Где выше рост, оборот? А где, наоборот, труднее потолок пробивать?
Г. М.: Конкретно у нашего сервиса PayQR пока наибольший эффект наблюдается в интернет-магазинах.
С. И.: Странно, что не в ресторанах.
Г. М.: На это есть объективные причины: в ресторанах, по сути, мы еще не можем нормально работать. У нас огромное количество договоров с ресторанами, причем с очень крупными. Это сети, которые все знают, типа Ginza Project. Но при этом есть ограничения, связанные с кассовыми системами. Их, по сути, две, есть еще третья, для фастфуда. Пока мы рассматриваем только R-Keeper и iiko. С R-Keeper мы сейчас интегрируемся. Процесс оказался крайне сложным, потому что для самого R-Keeper это тоже новая история, для нас это новая история. Но у нас есть планы запустить все эти пилоты уже в июне. Мы запустим их все сразу, а пока они не запущены, traction мы по ним не видим. По сути, что может сейчас конкурировать с e-commerce, если e-commerce полноценно работает? В этом году мы для себя выбрали четыре основных направления: ЖКХ, рестораны, такси и e-commerce. Только эти четыре, несмотря на то что самих направлений больше, у нас есть договоры и в других областях: АЗС, вендинги, классические торговые точки. Но эти четыре направления были определены с точки зрения «длинного» контакта с клиентом. Так как человек еще не знает, что такое PayQR и вообще оплата телефоном, он и не может, собственно, ниоткуда эту информацию получить. Только от нас. Поэтому если, например, сегодня разместиться PayQR в «Пятерочке» или в «Перекрестке», то им там никто пользоваться не будет: его ни у кого нет. И даже возможности узнать не будет, потому что я стою, сзади очередь, мне неудобно что-то скачивать, устанавливать, а в ресторане это нормально. Пока я 20 минут жду заказ, я почитаю, что написано. В такси 40 минут еду, тоже могу почитать.
С. И.: Почему не попробовать?
Г. М.: Конечно, да, тем более все бесплатно. Квитанции ЖКХ тоже у меня дома на комоде валяются очень долго. В интернете тоже достаточно комфортно — через всплывающее окно, через красочный интерфейс я могу ознакомиться, нужно мне это или не нужно. Не нужно — закрою, а потом еще раз увижу, опять решу, что не нужно. А через некоторое время подумаю: «А все-таки дай-ка попробую. У меня есть телефон, почему бы мне это не попробовать». У нас в этих каналах есть возможность не только работать и тестировать свою технологию, но и набирать первую аудиторию, которая набирается крайне быстро.
С. И.: А кто консервативнее — юзер или тот же самый ресторан, магазин?
Г. М.: Мы радуемся день ото дня. У нас не было еще ни одного ресторана, который отказал бы нам в сотрудничестве: «Прикольно! Значит, официанту не нужно будет больше заниматься расчетами? И он сможет больше столиков обслужить и меньше устанет!» И люди тоже меньше времени потратят в ресторане.
С. И.: И владелец больше контроля получит над официантом…
Г. М.: Да, но главное — клиент. Он меньше времени потратит. В среднем 20 минут экономится на этапе ожидания счета. Потом надо засунуть туда карту или наличные, потом дождаться, когда они вернут это все.
С. И.: И не нужно тратиться на какие-то интерактивные столы и мониторы.
Г. М.: Да, на любом принтере распечатывается QR-код — и все. У всех смартфоны есть, особенно в Москве, в Питере, в городах-миллионниках очень высокое проникновение. Там все понятно. В ЖКХ пришли, думаем: «Блин, государство, сейчас же начнется — туда, в кабинет, в этот, в этот…» Я не буду говорить, с кем у нас были встречи по этому направлению, но, наверное, более «высоких» людей, которые отвечают за ЖКХ, во всей России нет. Там эту идею приняли сразу же, причем сразу поняли, о чем идет речь. Сейчас у человека два пути: вставать в очередь в Сбербанк…
С. И.: Идти на «Госуслуги».
Г. М.: На «Госуслугах» надо зарегистрироваться и данные свои ввести. Опять же, не все ТСЖ поддерживаются «Госуслугами», часто ТСЖ не поддерживаются. Откуда у них вся база? У них должна быть интеграция с самим ТСЖ, а если ТСЖ я организовал вчера, то откуда у меня на «Госуслугах» интеграция? Приходится идти в интернет-банк, в какой-то электронный кошелек, но я там вбиваю данные. Я могу, во-первых, ошибиться, ошибочных платежей у них очень много. А во-вторых, я вообще не хочу это делать, реально, я не хочу ничего заполнять. Вы хотите от меня деньги получить, а не наоборот. Поэтому у людей просрочки по платежам, несмотря на то что у них деньги есть, потому что это неудобный процесс. А здесь я, пока в лифте поднимаюсь, могу оплатить свою квитанцию, ничего при этом особого не делая. Сумма будет оплачена целиком, ошибки исключены, трудозатрат никаких. Я домой прихожу, квитанцию выкидываю в мусорное ведро. У меня на моем e-mail банковский документ, подтверждающий совершение операции, который банк мне направил. Все, вопросов нет.
С. И.: На какие бизнес-показатели вы вышли? Сколько партнеров подключено, сколько установок совершено? И следующий вопрос-продолжение: когда планируете на окупаемость выйти?
Г. М.: Установок у нас более 100 тысяч, с начала этого года набрали. Идем с небольшим превышением плана. К концу года мы планируем достичь миллиона установок. Партнеров — более 150, имеется в виду действующих, договоров гораздо больше, и из разных отраслей. Есть те договоры, которые мы будем технически реализовывать только года через три, не раньше. У нас есть определенная стратегия развития, бизнес-план, мы понимаем, что, для того чтобы этот проект реализовать, он должен сразу начать приносить value. PayQR должен быть практически у всех, чтобы это было рентабельно для обеих сторон. На окупаемость планируем выйти в 2017 году.
С. И.: А каков средний чек по PayQR? Отличается он от средней суммы платежа по банковской карте?
Г. М.: Смотря где. Это сильно зависит от партнеров. Например, мы подключаем какой-нибудь интернет-магазин диванов, он нам сразу статистику сильно меняет. Один диван стоит 80 тыс. Даже если три покупки в неделю совершается, все равно уже определенные коррективы есть. А сейчас средний чек порядка 1900 руб.
С. И.: Но это, кстати, похоже на банковскую карту, где 1200 руб.
Г. М.: Примерно похоже. Это только e-commerce. Когда подключим рестораны, он не сильно поменяется, потому что мы в первую очередь подключаем рестораны массового сегмента, где больше посещаемость. После подключения такси чек тоже не особо поменяется. Вот когда ЖКХ начнет сильно развиваться, чек будет увеличиваться, потому что платежи ЖКХ больше. Человек платит 12 раз в год, не меньше. Это влияет. Тем более что мы как раз стараемся интегрироваться так, чтобы показать большое количество этих квитанций сразу. Нам не нужно QR-код на каждую квитанцию штамповать. Нам достаточно провести один раз одну небольшую работу, чтобы, например, от телекома в городе Павловский Посад все сразу получили квитанции с нашим QR-кодом. Либо город целиком, либо округ, либо даже район, может быть.
С. И.: Поговорим о том, на чем вы монетизируетесь. На чем монетизируетесь сейчас? На чем планируете в ближайшем будущем? Много ли прибыли съедают отчисления партнерам?

Г. М.: На комиссии с партнерами мы зарабатываем 2,5%.

Я сейчас не буду говорить конкретно, сколько мы себе оставляем. У нас есть уникальные схемы заработка на этих комиссиях. Как правило, для интернет-эквайринга минимальный interchange Visa и MasterCard — 1,8%. Зависит на самом деле от типа карт. Банк, который оказывает расчетные услуги, тоже себе что-то забирает, у всех по-разному. Опять же, я не хочу раскрывать, сколько забирает наш сервис, потому что это нестандартные условия. Сразу скажу, что мы знаем, как принимать деньги по картам так, чтобы это было дешевле чем 1,8%. Мы знаем, как работать с расчетным банком, чтобы он зарабатывал и при этом брал с нас за сами расчеты очень мало либо вообще не брал по некоторым партнерам. Но у нас все равно денег не хватает, это низкомаржинальный бизнес, поэтому проект инвестиционный. Мы не хотим слишком много взимать с магазина, чтобы магазину было удобнее начинать так работать. Например, если рассматривать даже обычный эквайринг для интернет-магазина, то другие аналогичные решения типа Robokassa, RBK-Money, WebMoney, QIWI, «Яндекс» и т. д. начинают обычно с 4,5, с 3,9, с 3,5%. Потом ставка медленно снижается. Мы ставку никогда не меняем. Если обороты большие, она равна 2,5%. Не надо нас сравнивать с обычными банковскими картами, потому что мы таковыми не являемся. Это совершенно другой способ оплаты. Источника денег истинные получатели денег не касаются, тем более что эти источники денег постоянно меняются. Есть карты, они добавляются, расширяются, появляется поддержка, например, American Express, электронных кошельков, баланса телефона, микрозаймов онлайн, карт Национальной платежной системы, когда они начнут выпускаться. В общем, эту работу мы сами проводим, это совершенно другой канал — оплата телефоном. Пока она стоит столько, у нас наши конкуренты берут либо столько же, либо больше. Торговаться здесь пока не имеет смысла. Если кто-то начнет генерировать просто нереальные обороты, мы совместно придем к какому-то решению, в том числе с участием, может быть, Visa и MasterCard. По-хорошему, это должен быть какой-то иной interchange под такого рода платежи. Пока это не предусмотрено. Хотя в некоторых других странах, например в Швеции, аналогичные технологии более распространены, чем наличные деньги, то есть у них оборот уже больше, чем оборот наличных денег.
С. И.: Спасибо тебе большое, Глеб, за интересную панораму QR-технологий. Это, в общем-то, вторая жизнь, о которой мы даже не подозревали. Желаю тебе от рынка получать то, что ты сейчас даешь ему, — quick response.
Г. М.: Да, спасибо!
С. И.: Глеб Марков, руководитель сервиса PayQR, был сегодня у нас в гостях. Это была программа «Бизнес Online», с вами был Сергей Иванов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео