Регистрация

Printio: печать интернета

11
0
931 0
Аудио Текст
26 декабря 2013

С печатью надписей и картинок на кружках и майках сталкивался, пожалуй, каждый интернет-пользователь. Александр Шамис из Print.io рассказал Seopult.TV, почему этот бизнес так привлекателен, какие у него могут быть перспективы и какие новые ниши это направление готовится открыть.

Из передачи вы узнаете:
— как Александр Шамис выбирал бизнес-нишу и почему выбрал именно эту;
— как изменился рынок с 2009 года, когда Printio запустился;
— какие инструменты маркетинга оказались наиболее эффективны в случае с проектом;
— как выглядит SMM-стратегия Printio;
— как компания работает с дизайнерами;
— создает ли проблемы пользовательский контент, нарушающий законодательство;
— на что были потрачены 700$ тыс. недавних инвестиций;
— что может помешать выходу Printio на мировые рынки;
— как Александр Шамис попал из JPMorgan в стартапы;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Всем привет! В эфире программа «Бизнес online», в студии я, Сергей Иванов. Сегодня нас в гостях основатель компании, которая по-новому занимается старым — в хорошем смысле этого слова — бизнесом. Это основатель компании Printio Александр Шамис. Саша, привет!
Александр Шамис: Добрый день!?

Александр Шамис, руководитель Printio.
Родился в Москве.
Выпускник Политехнического института Ренсселера (Нью-Йорк).
С июня по август 2006 года – интерн в Credit Suisse, Fixed Income Business Solutions Group.
С июля 2007 по апрель 2008 года — аналитик в JPMorgan Chase.
С сентября 2006 по май 2012 года — основатель и CEO Foodik.
С 2008 года — сооснователь Webinar.ru и партнер в Apaxys Global Ventures.
С 2009 года — сооснователь Printio.

С. И.: Саша, сервис заказа кружечек, маечек с надписями, пожалуй, один из старейших видов интернет-бизнеса. Чем твоя компания отличается от всех остальных?
А. Ш.: Вопрос, на самом деле, довольно философский. Можно с таким же успехом спросить, чем отличается компьютер на Windows от компьютера на iOS Macintosh. Различий много. Если сказать одним предложением, то отличается…
С. И.: Потому что на Windows и OS X я могу ответить тремя-четырьмя фразами. Я думаю, что в данном случае ты тоже сможешь как-то это сделать.
А. Ш.: На самом деле можно составить целый список. И то же самое можно сказать и про нас. Если сказать одним предложением, то это customer experience. Вернее, не user experience, user experience — это часть customer experience. А вся суть сервиса — то, как он работает, начиная с элементарной логистики, доставки, скорости производства и т. д. Грубо говоря, если взять компании в нашем сегменте, которые работают 24/7... Компаний много, но если учитывать те, которые работают 24/7, то мы сразу отсекаем 99% конкурентов. Если взять компании, у которых есть HTML-редактор, который работает на мобильных устройствах, мы отсекаем еще 99%. И так далее. Суммарно все вместе, включая качество товаров, удобство заказов и т. д., и есть то, что нас отличает.
С. И.: Ну, давай разберем по полочкам: качество товаров, удобство заказов. Я думаю, сейчас достаточно большой интерес у всех наших зрителей в связи с праздниками прошедшими, наступившими к подобного вида сервисам. И я думаю, многие поймут сразу, в чем твое отличие от других. Предположим, куда они заходят? На сайт. Делают какой-то заказ. Что их в первую очередь должно привлечь сразу, при входе?
А. Ш.: В первую очередь это то, что является эпицентром нашей компании, — технология. Технология, которая позволяет делать заказ на сайте и видеть то, что клиент получит в конце концов, прямо в браузере. В этом плане то, что делаем мы, конкурентоспособно не только на российском рынке, но и на мировом. Например, если клиент заказывает чехол для телефона, то он может увидеть его в 3D, готовый, с изображением, покрутить, повертеть и т. д., оценить, как он будет выглядеть. Это в первую очередь удобство. Во вторую очередь это скорость получения заказа. Мы работаем 24/7, чтобы успевать доставлять большинство заказов на следующий день. Третье, само собой, качество. На российском рынке мы сильно выделяемся в этом аспекте. Мы имеем свое производство одежды. А что касается сувенирки, то те же чехлы, например, мы покупаем в Англии. Я знаю, что мы единственная компания в России, которая покупает их не в Китае.
С. И.: Там нет такой ситуации, что вы покупаете в Англии, а Англия покупает в Китае, нет?
А. Ш.: Та компания, у которой мы покупаем чехлы в Англии, производит их на Филиппинах, но у них свое производство, которое контролируется их сотрудниками. Это та же компания, которая поставляет чехлы для магазинов Apple, к примеру.
С. И.: Вопрос тогда следующий. Мы говорим о традиционном бизнесе, об известном виде интернет-бизнеса, одном из старейших. Но как тебе пришла в голову мысль заняться именно им? Здесь такая конкуренция, казалось бы, все уже изведано, разведано, и трудно привнести что-то новое. Это случайность или осознанный выбор?
А. Ш.: Это был абсолютно прагматичный подход. На самом деле конкуренция и вправду большая, но рынок сильно фрагментирован. И, в отличие от других больших рынков, которые есть в России, это один из немногих, который остался без сильного бренда на рынке. Если спросить людей: «С каким брендом у вас ассоциируется полиграфия, сувенирка?» — то, скорее всего, никто никого не назовет, в отличие от мобильных операторов, даже пива, машин и т. д. То есть у нас подход был прагматичным, мы составили воронку проектов, которые нам были интересны, отталкиваясь изначально от размера рынка. Потом посмотрели, какие у нас есть конкурентные преимущества. В данном случае у нас было преимущество в сильной разработке. Это было в 2009 году, тогда мы составили воронку. В конце концов из трех проектов: один из них был Groupon, некое подобие Groupon, Groupon тогда еще не было, другой — Kayak, третий был Vistaprint. Kayak — мы решили, что Россия не готова была для него тогда. Groupon — слишком просто, мы не сможем использовать наше технологическое преимущество.
С. И.: Именно разработки?
А. Ш.: Да, именно разработки. И поэтому, собственно, выбрали печать.
С. И.: Если бы вы пошли по пути Kayak или Groupon? Интересно просто! Я понимаю, что история не знает сослагательного наклонения, но все же. Печать — это был правильный выбор?
А. Ш.: В какой-то момент, когда буквально через год появился Groupon и потом еще, меньше чем через год, в России, мы подумали: «О чем мы думали? Как эти компании быстро растут, а мы уже год только технологию разрабатываем». Сейчас я не жалею. Смотря на то, что происходит на рынке, вижу, что у нас большое будущее, у нас огромный потенциал, огромный рынок, который никем не занят, и работающая бизнес-модель.
С. И.: Официально вы запустились, насколько я знаю, в 2012 году. Но еще в 2009 году на том домене был уже сервис заказа кружечек, маечек с принтами. Вы перезапускались? Что это было?
А. Ш.: В 2009 году, когда мы начали заниматься этим, у всех нас были другие проекты. Я занимался Foodik, два моих кофаундера занимались консалтингом. Это была работа портами, и мы начали разрабатывать технологию. Мы на самом деле запустили сайт, это был такой lean-запуск. Мы договорились со сторонней полиграфией, на сайте был размещен их телефон, они общались с клиентом, они производили, доставляли заказы, мы просто делали технологию. Делали ее три года практически. Когда мы начинали, HTML5 был таким buzzword, только начинали о нем говорить. Соответственно, это было тяжело, и тогда мы еще не знали, получится ли в принципе это сделать. А 2012 год, — мы считаем нашим официальным запуском октябрь 2012 года, — год, когда мы закрыли раунд и запустили полноценный новый сайт и запустили свое производство.
С. И.: Если брать две точки, 2009 и 2012 год, как изменился рынок за это время? Какие технологии поменялись, как поменялось потребительское отношение? Проще или сложнее стало вести этот бизнес? Это достаточно большой срок.
А. Ш.: Срок достаточно большой. Не столько поменялся рынок, сколько наше понимание этого рынка.

Когда мы стартовали, наш план бизнес-модели был быть IT-компанией, которая делает SaaS-решение для полиграфии. В то время мы даже не подозревали, что когда-то мы будем иметь свое производство.

Мы не хотели этого, мы планировали запускаться с первого дня на весь мир, делать технологию для полиграфии. То есть один сайт, где все заказывают разные товары, и заказы уходят в соответствующую полиграфию, производство, и те компании занимаются логистикой и т. д. С тех времен, во-первых, появилось достаточно много относительно дешевого оборудования. То есть сейчас запустить свое производство тех же футболок и чехлов не стоит столько, сколько стоило даже пять лет назад качественное производство. В принципе, любой желающий может начать производить футболки дома за 100 тыс. руб.
С. И.: Да, это очень сильное продуктовое изменение на рынке, мне кажется.
А. Ш.: Это сильное продуктовое изменение. Производство, например, тех же чехлов и других сувениров, товаров было просто невозможно в то время в масштабах от одной штуки. Соответственно, так изменился рынок — изменился наш подход в основном. То есть мы осознали, что, чтобы добиться того качества, к которому мы стремимся, нужно иметь свое производство. Из-за того, что открыли свое производство, мы стали менее масштабируемы. Соответственно, мы сфокусировались на российском рынке.
С. И.: Я отойду от канвы сценария, у меня просто личный вопрос. Именно если взять тот момент, что каждый может напечатать у себя на футболке некий принт по собственному желанию, вы ответили на это вызов тем, что решили развивать собственное производство. Как это соотносится, мне просто самому интересно?
А. Ш.: Тот факт, что каждый может у себя дома произвести футболку, не значит, что он может произвести качественную футболку.
С. И.: Качественную именно в плане нанесения принта?
А. Ш.: Качественную и в плане нанесения, и в плане самой футболки.
С. И.: Но ведь футболку он может выбрать в магазине по собственному желанию, потрогав ее?
А. Ш.: Не совсем. Есть нюанс технологии, скажем. Та технология, которая позволяет за 100 тыс. руб. организовать у себя дома производство, работает только на определенного типа футболках из определенного материала.
С. И.: А, не каждая подходит?
А. Ш.: Да, то есть на хлопковую футболку не получится, там нужно чуть больше инвестиций. Опять же, не так уж много на самом деле, в пределах миллиона рублей, чтобы все это организовать. То есть для себя — да. Для клиента, чтобы производить качественные вещи, нужен определенный масштаб. Мы, например, уперлись в то, что не только мы не смогли найти, с кем работать по производству футболок, чтобы отдать на аутсорс, мы еще в принципе даже не нашли, у кого закупать сами футболки. То есть так называемые бланковые футболки, без рисунков, однотонные, на которые наносить. В результате закончилось тем, что мы летом организовали свой пошив футболок, одежды.
С. И.: А где производится?
А. Ш.: Производится в Нальчике. У нас есть свое производство в партнерстве с большой трикотажной фабрикой, наша линия там организована.
С. И.: Правильно ли я понимаю, что вы скорее b2b-, нежели b2c-сервис и для вас важнее развивать отношения с партнерами, нежели обрабатывать заказы на сайте?
А. Ш.: Для нас все одинаково важны, само собой.
С. И.: Но все-таки фокус, некий акцент?
А. Ш.: Мы скорее b2c сейчас, но мы стремимся и планируем быть больше в b2b-рынке. Это более прогнозируемый и более просчитываемый рынок с гораздо более частой повторяемостью заказов и большим средним чеком. Понятно, что для нас он интереснее. Если посмотреть даже на тот же Запад, в Америке есть десяток компаний, которые имеют оборот больше 100$ млн, из работающих в b2c-рынке. Но все самые крупные компании… Самый большой гигант, Vistaprint, который работает в b2b и фокусируется на b2b, в десять раз больше любой b2c-компании. Пока мы b2c, планируем b2b. Но на самом деле разница не такая уж и большая. В общем, будем фокусироваться на обоих рынках. Основная разница на самом деле в ценах. То есть мы продаем одни и те же товары b2c- и b2b-клиентам, где-то отличается способ нанесения. Потому что выгоднее, например, напечатать футболки от 50 штук другим способом, который дешевле, и можно предложить другие цены для b2b. Это, в принципе, основное отличие. Помимо этого, соответственно, маркетинг, отношения с клиентами, работа с клиентами и т. д.
С. И.: Саша, залезу в секреты бизнеса: а сколько у вас сейчас партнеров, кто они и за счет чего они наиболее прибыльны? То есть я понимаю, что есть разные сегменты: футболки, кружки, чехлы и т. д.
А. Ш.: О каких партнерах идет речь? У нас много разных партнеров.
С. И.: B2b-партнеры. Хорошо, начнем со структуры партнеров. Кто эти партнеры?
А. Ш.: У нас есть несколько видов партнеров. Я не совсем понимаю, о каких идет речь. У нас есть дизайнеры, которые публикуют у нас свои дизайны, продают, мы их считаем партнерами.
С. И.: Нет, те, кто закупает у вас, делают крупные заказы.
А. Ш.: То есть наши клиенты, по сути, b2b-клиенты?
С. И.: Да.
А. Ш.: Если я не ошибаюсь, SeoPult у нас заказывал когда-то, было у меня такое на памяти. А помимо SeoPult…
С. И.: Ну, это эпизодические клиенты.
А. Ш.: Это не эпизодические клиенты на самом деле. В количественном эквиваленте их относительно достаточно мало пока что, их порядка 10%. А с точки зрения объема продаж, наверное, близко к 50% за счет более высокого среднего чека. Называть названия компании я здесь не буду сейчас, но, в принципе…
С. И.: Может быть, торговые сети. Кто это?
А. Ш.: Что касается больших брендов, практически любая компания, к примеру, от Альфа-банка до РЖД, у нас заказывала.
С. И.: То есть в основном корпоративные клиенты?
А. Ш.: Да. Среди интернет-компаний мы очень популярны за счет нашего присутствия в тусовке, так сказать. То есть практически большинство интернет-компаний, стартапов, которые на слуху, заказывают у нас. Есть магазины, которые продают у себя в ритейле определенные вещи, те же футболки, чехлы и т. д., и закупают их у нас.
С. И.: На регулярной основе?
А. Ш.: На регулярной основе. Кто-то под заказ, кто-то наперед тиражами.
С. И.: А если брать сегмент, который наиболее выгоден для вас, то что это — футболки или чехлы? Или здесь варьируется ситуативно как-то?
А. Ш.: Выгодно, в принципе, все, так или иначе. Вообще, полиграфия — довольно маржинальный бизнес.

Больше всего нам приносят сейчас футболки, одежда в принципе. Скорее всего, потому что мы дольше всего этим занимаемся. Хотя, к примеру, те же чехлы, аксессуары в перспективе, я думаю, обгонят футболки.

Если посмотреть на рынок, 12-13 млн телефонов продается, по-моему, в год, и каждый десятый как минимум покупает чехол, то есть большой рынок.
С. И.: Сейчас все взоры устремлены на регионы. Вы работаете с регионами и как-то развиваете региональные заказы, региональные сети?
А. Ш.: Работаем пока так же, как работают, в принципе, все интернет-магазины: доставка «Почтой России», EMS, кто как выберет. Но планируем открывать офисы в миллионниках начиная с февраля. То есть так получается, что купить платье можно из любого города и ждать доставку. Заказать визитки, к примеру, из Екатеринбурга, если вы живете в Екатеринбурге, и ждать доставку из Москвы смысла нет. То есть мы планируем открывать офисы в больших городах. Пока мы этого еще не делали, первый офис откроется в конце февраля.
С. И.: Наш любимый вопрос: какие вы используете каналы для продвижения? Есть ли у вас какая-то отдельная стратегия для b2b-привлечения партнеров, b2c-клиентов? И вообще существует ли какая-то SEO-стратегия, например?
А. Ш.: Емкий вопрос.
С. И.: Да.
А. Ш.: Можно долго об этом говорить. Мы привлекли не так много денег на самом деле, для e-commerce особенно, сумму небольшую. И это не та сумма, на которую можно опробовать все каналы. Мы, в принципе, фокусировались на продукте большую часть времени: имеется в виду и сайт, и доставка, и товары и т. д. Из каналов мы не занимались SEO-продвижением толком еще, только начали, буквально полмесяца назад. Для нас основной канал — это referrals, то есть рекомендации, сарафанное радио, которое большей частью происходит офлайн, повторные заказы и наш маркетплейс.
С. И.: А SMM-стратегия какая-то у вас есть?
А. Ш.: SMM-стратегия есть как таковая. Но я придерживаюсь видения, что, если говорить о том, как я ставлю задачи своему эсэмэмщику, — у нас есть эсэмэмщик, он работает у нас в штате, — я ему, в принципе, говорю получать удовольствие от SMM. То есть я не ставлю конкретных задач: столько-то заказов нужно получить из SMM. Я знаю, многие это делают, но я не знаю, у кого, собственно, это работает практически. Мы получаем удовольствие, нас видят, мы не покупаем ботов. Примерно так, то есть даем о себе знать.
С. И.: Тем не менее сейчас, если брать текущий момент, какой маркетинговый инструмент наиболее эффективный для вас?
А. Ш.: Единственный инструмент, который мы используем, — это контекстная реклама. Что примечательно, если брать какой-то новый интернет-магазин, новую компанию, и основательно начинать сразу вкладывать много денег, чтобы потестировать каналы, я всегда говорю: на ранней стадии самый хороший тест — это, грубо говоря, тратить 100$ на контекстную рекламу каждый месяц и каждый месяц смотреть, будет ли расти выручка. Может быть, не 100$, может быть, 5$ тыс. И, в принципе, можно не мерить ни когорты, ничего остального. Мы придерживались примерно такой стратегии, мы начали тратить на «контекст» в прошлом октябре. Бюджет сильно не увеличился, а продажи выросли в шесть раз. И по сей день «контекст» остается практически единственным каналом для нас по привлечению новых клиентов из платных каналов.
С. И.: Хорошо, мы говорим о качестве, говорим о маркетинге, это все замечательно, это очень важно, естественно. Но есть еще в вашем бизнесе такое очень важное понятие, как креатив. И я думаю, что креатив играет достаточно большую роль в популярности вашего продукта. Скажи мне, пожалуйста, отслеживаете ли вы текущие мемы, события, изменения в дизайнерской обстановке, для того чтобы предлагать какие-то новые решения, новые принты для своих пользователей? Я понимаю, что корпоративным клиентам достаточно логотипа, но ведь еще есть более широкая среда.
А. Ш.: На самом деле мы предоставляем так называемую креативную платформу. Это не совсем наша задача — отслеживать, что происходит в мире, и рисовать тематические футболки на эти темы. Мы даем платформу, у нас на сайте зарегистрировано порядка 4 тыс. дизайнеров, которые занимаются тем, что отслеживают все тенденции, своевременно рисуют эти дизайны и выставляют на продажу. У нас этот вопрос решается так.
С. И.: Ну, вы дизайнеров никак не направляете, то есть все происходит путем естественного отбора?

А. Ш.: У нас есть пособие для новых дизайнеров, у них в «Личном кабинете», о том, как посмотреть, что популярно. Основа составления тематического ядра, то есть мы учим их, как пойти в «Яндекс» и посмотреть, что популярно, какие футболки сейчас ищут. Они этим пользуются, мы даем рекомендации, они рисуют.

Но, в принципе, мы видим по каждому празднику... Сейчас приближается Новый год, нас заваливают дизайнами, связанными с Новым годом. Была Ханука — были дизайны с менорами под Хануку и т. д. И так под каждый праздник. Дизайнеры делают эту работу, и это важная составляющая нашей маркетинговой стратегии — то, что у нас есть маркетплейс и UGC.
С. И.: Ну, вы как-то направляете своего пользователя, чтобы он выбирал среди этих самых 4 тыс. дизайнеров? Вы облегчаете ему поиск?
А. Ш.: К сожалению, нет пока, это в планах.
С. И.: То есть он может просто утонуть там, да? Если на Новый год будут 4 тыс. лупить все, да еще и каждый по десять дизайнов, ему придется перелопатить порядка 40 тыс. принтов, дизайнов всевозможных, правильно?
А. Ш.: Есть определенные фильтры на сайте. По умолчанию дизайны отображаются по дате добавления, но, конечно, это очень маленькая часть того, что мы можем делать теоретически. А учитывая, что у нас все дизайны создаются в редакторе, мы понимаем контент, мы можем даже искать по картинкам и дизайнам. То есть в перспективе мы можем и знать тренды, и знать предпочтения каждого клиента, и адаптировать сайт практически полностью под того, кто заходит на него. То есть заходит любитель Metallica, ему сразу отображаются дизайны Metallica. Пока мы этого не делаем, это в планах. Пока у нас все-таки больше фокус на тех клиентов, которые создают свои дизайны.
С. И.: А как вы решаете вопрос с авторскими правами на картинки? Понятно, что у вас 4 тыс. дизайнеров, это один момент, а символика Metallica?..
А. Ш.: Решаем этот вопрос примерно так же, как его решают все остальные в мире.
С. И.: Как они решают? Мы же не знаем.
А. Ш.: Есть определенные правила по работе с пользовательским контентом, который мы не производим. В нашем случае есть два аспекта. Один — это то, что размещается на сайте. Второй — это то, что мы печатаем. Что касается того, что размещается на сайте, мы в принципе не несем за это никакой ответственности.
С. И.: Даже если там экстремистский контент, например, да?
А. Ш.: В теории, даже если там экстремистский контент. По этическим стандартам нашей компании мы отклоняем экстремистский контент, и его нет на сайте.
С. И.: Предположим, вы его не разглядели, что это экстремизм, а какие-нибудь надзорные органы так решили. Какая ответственность на вас лежит?
А. Ш.: Наша ответственность заключается в том, чтобы иметь инструменты, которые позволят нам быстро, оперативно это убрать и в теории, если нужно, забанить пользователя, если это повторяется. Эти инструменты у нас есть. Это касается и экстремистского контента, но пока случаев не было, это больше касается ворованных дизайнов. Что примечательно, к нам приходят периодически запросы с просьбой убрать: «Это мой дизайн».
С. И.: Да, мы же имеем дело с UGC-контентом, и там может случиться все что угодно.
А. Ш.: И приходят они практически всегда не из России, запросы на английском языке. Как-то какой-то испанский дизайнер случайно находит магазин, открытый на нашей платформе, который называется его именем, на котором все его дизайны, и просит убрать. Мы сразу же убираем, баним и т. д.
С. И.: А вы как-то проверяете, кто все-таки автор?
А. Ш.: Да, элементарная проверка, мы просим какое-то подтверждение, что эти дизайны где-то были выложены. Обычно нам присылают какой-то старый пост в блоге, где они выложены, Behance или еще где-то. И какое-то подтверждение личности.
С. И.: Ну а теперь поговорим о деньгах. На что вы потратили или собираетесь потратить полученные 700$ тыс. инвестиций?
А. Ш.: 700$ тыс. уже, в принципе, потратили.
С. И.: Так, это уже интересно.
А. Ш.: Немножко потратили на инвестиции в кипрский банк. Вынуждено, если кто в курсе, что происходило.
С. И.: Да, не самые веселые траты, конечно.
А. Ш.: Да. Остальную часть в основном потратили на продукт.
С. И.: На ту самую линию в Нальчике?
А. Ш.: Когда я говорю «продукт», я имею в виду в основном все-таки пока сайт. Это все-таки центр нашей компании.
С. И.: У вас настолько плотный симбиоз офлайн- и онлайн-технологий, поэтому я могу запутаться.
А. Ш.: Мы потратили так называемый CAPEX, мы закупили некое оборудование, завалили склад одеждой и другими вещами. Но все-таки большая часть — это продукт, это сайт, то есть разработка. Мы вкладываем очень много усилий в то, чтобы сделать опыт заказа на сайте таким же удобным, как если человек пришел пообщался лично. То есть мы тратим на рекламу, на маркетинг, само собой, но на данный момент стратегия такова, что мы должны быть в прибыли с каждого заказа, с первого заказа. Поэтому, в принципе, эти деньги всегда возвращаются сразу же обратно.
С. И.: Правильно ли я понимаю, что основной рынок для вас сейчас российский? Или вы все-таки имеете планы продвижения на зарубежные рынки?

А. Ш.: Вы знаете, у нас есть такая библиотека, называется Fabric.js, если кто-то слышал. Это OpenSource-библиотека, которую мы создали и которая позволяет сделать что-то похожее на наш сайт, на наш редактор. Так уж получилось, что она стала, наверное, одной из самых крупных в мире по работе с графикой в браузере, и о нас узнали в мире даже больше, чем в России. Примечательно, что маленький информационный сайт этой библиотеки посещает столько же людей, сколько и сайт нашей компании, бизнеса.

Соответственно, к нам приходит куча запросов со всего мира, от Африки до Ирландии, с разными предложениями. Кто-то просит лицензировать нашу технологию, кто-то предлагает запуститься вместе с ними.
С. И.: И как вы на них отвечаете?
А. Ш.: Мы, как говорится, складываем их в CRM, вежливо отвечаем, что это в планах и пока думаем. Мы планируем выходить на мировой рынок, но пока не решили, как это делать.
С. И.: А какие основные проблемы вы видите для выхода на мировой рынок?
А. Ш.: Основная проблема — это потеря фокуса на российском рынке. Это, в принципе, самая основная проблема, которая есть. Потому что возможностей выхода на другие рынки много. Можно запуститься в партнерстве с большим производством, которое все производит, делает логистику и т. д. Можно лицензировать наш сайт: запускайте его и делайте там сами что хотите.
С. И.: Да, гораздо меньше проблем.
А. Ш.: Можно открываться самим. Но, так или иначе, на данном этапе у нас есть огромный российский рынок, который толком никем не занят, и терять фокус... ресурсов нет.
С. И.: Тем не менее я понимаю, что все это в ближайшем будущем. Какие-то страны видятся уже перспективными или нет? Все-таки наступит тот момент, когда вы перейдете с российского рынка на зарубежный потихонечку, возможно?
А. Ш.: Наступит этот момент, обязательно наступит. Сложно пока сказать, когда. В обозримом будущем. И какие страны? Мне на данный момент, честно говоря, сложно сказать, каким будет следующий город, где мы в России откроемся. И уж подавно сложнее сказать, какая будет страна. Это будет чисто математический анализ конкурентов рынка, спроса и т. д. Прагматичный выбор места.
С. И.: Саша, вопрос личный: как ты попал из аналитика в JPMorgan в стартап и в интернет?
А. Ш.: Миллион раз меня спрашивают этот вопрос, я каждый раз затрудняюсь ответить.
С. И.: Так получилось.
А. Ш.: Да, наверное, более правильным был бы вопрос, как я стал аналитиком в JPMorgan? Как меня туда занесло?
С. И.: Гораздо более удивительная история, да?
А. Ш.: Гораздо более удивительно. Если, наверное, составить психологический портрет предпринимателя, то я не очень хорошо попадаю. С точки зрения того, что с детства пытаюсь что-то продать, где-то заработать, разные мелкие бизнесы и т. д. И JPMorgan — это была единственная работа, где я работал на кого-то напрямую. И скорее сидел, сидел в JPMorgan, томило что-то во мне, что надо делать свое, пока в один день не сорвался и не уехал. То есть скорее сейчас я нахожусь в более благоприятной среде для себя, нежели я был в JPMorgan.
С. И.: Ну да. Скорее, можно сказать, как странно, что это не произошло раньше. В завершении передачи я хочу расспросить тебя о других проектах. Наверное, не все наши зрители знают о том, что Printio не единственный твой проект. Как поживает проект Foodik? Удалось ли ему догнать Delivery Club, можешь рассказать об этом немножко?
А. Ш.: Я на самом деле давно уже не занимаюсь Foodik. Но если говорить о текущем состоянии, то проект находится в стадии заморозки, его заморозили. То есть можно сказать, что сейчас он временно закрыт на неопределенный срок.
С. И.: И срок совершенно непонятен?
А. Ш.: Срок совершенно непонятен.
С. И.: А причина?
А. Ш.: Причина? Потому что очень сложный рынок. И на данный момент те, кто участвует в Foodik — это и Eruditor Group, и Delivery Hero глобальный, — не видят разницы между тем, запускать его сейчас или через пять лет. То есть не факт, что к нему кто-то вернется через пять лет, но сейчас смысла тоже особо нет. Рынок настолько сложный, я, честно говоря… Вы упомянули Delivery Club, у них вроде как все неплохо, насколько я слышу, они молодцы, но я все равно не завидую им, потому что рынок на самом деле очень сложный, я не готов.
С. И.: Судя по твоему опыту, умение не завидовать успешным всегда оправдывается. Если взять историю с теми проектами, на которые как-то в свое время ты не сделал ставку. Я имею в виду «купонники» и другие. Сейчас в Рунете бум стартапов про кастомизированные товары: можно самому сделать шоколад с персональными добавками, можно заказать джинсы с правильной степенью потертости. Вопрос к тебе как эксперту: куда еще направится вектор развития, какой будет тренд кастомизированных товаров? Поскольку ты в этом рынке глубоко, ты можешь нам что-то подсказать.
А. Ш.: На самом деле рынок кастомизированных товаров находится в зачаточном состоянии. Пока практически все компании, которые появляются последние 10-15 лет, позволяют взять какой-то готовую вещь и что-то на нее нанести, как-то ее немножко разнообразить. С учетом того, как развивались технологии, 3D-печать и производственные процессы, в принципе, чего угодно, я вижу, что в будущем можно будет кастомизировать не какую-то декорацию вещи, а саму вещь. Мы к этому стремимся.
С. И.: То есть гораздо глубже будет?
А. Ш.: То есть не нанести рисунок на футболку, а создать футболку: такую ткань, такие-то швы, такой-то ворот, такой-то длины. И вам смогут сделать одну футболку под вас на заказ. И если брать перспективы направления, то я вижу home decor так называемый, украшение дома. Все, что касается стройки, ремонта.
С. И.: А что входит? Люстры, портьеры?
А. Ш.: Обои, жалюзи, столы, стулья, стандартные наборы. Опять же, взял какой-то шаблон, поменял ножки, поменял плашку, нанес какой-то рисунок, узор, выжигание, что угодно, практически все. Паркет. Сейчас уже развиваются различные инструменты по созданию плана помещения. Соответственно, следующий шаг — это взять этот план и полностью разукрасить по-своему, и вам привезут каждую вещь, которая уникальна.
С. И.: Как в игре, получается, in-app-покупки. Потому что все эти планировщики обычно отсылают тебя в различные магазины по рекламной модели, а тут прямо непосредственно в нем можно и купить, сделать по собственному желанию. Ну а ты готов был бы заняться таким направлением, когда уже технически и, как говорится, морально рынок к этому будет готов?
А. Ш.: Думаю, что такие направления — то, что дает нам веру в то, что, может, будет расти едва ли не бесконечно в этом рынке. Сейчас нет, хотя некоторые вещи мы будем делать. Та же кастомизация обоев, к примеру. Заказ обоев с вашими узорами, плитки и т. д. Что касается мебели, в ближайшее время нет, но, когда мы станем огромной компанией с миллиардным оборотом и нам нужен будет следующий миллиардный рынок, пойдем в мебель.
С. И.: Прекрасная оптимистичная нота. Я думаю, что лучше уже не скажешь. И на этом я думаю, что мы можем закончить передачу в самых радужных тонах. Большое спасибо тебе, что нашел время и пришел к нам, за интересный рассказ!
А. Ш.: Спасибо за приглашение.
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Это была программа «Бизнес online». Задавайте вопросы, предлагайте темы. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео