Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Iconic Mobile: почем в мобайле миллион?

1
0
266 0
Аудио Текст
15 сентября 2014

Мобильный рынок растет, и вместе с ним растет число желающих на нем заработать. Кому-то это удается, но далеко не все могут нащупать золотую жилу. О том, как выжить в мобайле и получить крупные инвестиции, мы беседуем с генеральным директором компании Iconic Mobile Алексеем Поспеховым.

Из передачи вы узнаете:
— в каких сферах бизнеса наиболее востребованы мобильные приложения:
— как найти инвестора и не стать британской компанией;
— в чем уникальность российского мобайла;
— как бизнесу адаптироваться в мобильном мире;
— как мобильному разработчику заработать на малом бизнесе;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Добрый день, друзья! В эфире программа «Бизнес online», в студии я, Сергей Иванов. Мобильный рынок растет, а вместе с ним растет и количество людей, желающих там заработать. Однако не всем удается нащупать свою золотую жилу. О том, как выжить в мобайле, да еще и получить инвестиции, мы поговорим с нашим сегодняшним гостем — генеральным директором компании Iconic Mobile Алексеем Поспеховым. Алексей?
Алексей Поспехов: Добрый день!

Алексей Поспехов, исполнительный директор Iconic Mobile.
Родился в 1987 году в Москве.
В 2010 году окончил Московский государственный университет приборостроения и информатики.
В 2005-2006 годах занимался организацией мобильных сервисов в компаниях «Евросеть» и «Мегафон».
В 2010 году основал компанию Iconic Mobile и стал ее генеральным директором.

С. И.: Алексей, для начала мы попросим тебя рассказать о своей компании, об Iconic Mobile.
А. П.: На протяжении трех лет мы занимаемся созданием мобильных бизнес-приложений, digital-изданий и сложных мобильных сервисов. Вообще, начинали мы свою деятельность с создания детских интерактивных книг и digital-изданий, но в последнее время ушли в область различных сложных мобильных сервисов. Это мобильная коммерция, это инфраструктурные проекты. Начинали мы в 2010 году с создания достаточно простеньких проектов. Мы думали, что рынок digital-изданий и детских книг, который нам казался интересным, взорвется, особенно после успеха «Алисы в Стране Чудес», которую презентовал, по-моему, лично Стив Джобс на мероприятии. А впоследствии чем больше я погружался в этот бизнес, тем больше я понимал, что основное перспективное направление лежит все-таки в области бизнес-приложений, корпоративных историй и инфраструктурных мобильных решений в целом.
С. И.: И на сегодняшний момент акцент на чем делается?
А. П.: На сегодняшний день большинство наших заказчиков — это крупные инфраструктурные заказчики: госкорпорации, крупные ритейлеры, девелоперы. Для них мы реализуем очень крупные мобильные проекты, которые, собственно говоря, составляют основу дальнейшего развития всей их экосистемы. У нас, конечно, остались и digital-издания, которые мы делаем уже на протяжении нескольких лет.
С. И.: Не оставляете надежду, что этот рынок когда-нибудь выстрелит, да?
А. П.: Да, честно говоря, нам он очень нравится, нам нравится делать эти издания. Нам нравится смотреть, куда он движется, нам нравится собирать статистику по нему. Например, статистика по нашему iPad-изданию «Сноб», который мы делаем на протяжении двух лет, достаточно интересная. Она нам позволяет очень комфортно его издавать, делать это очень красиво. Также мы работаем с большим количеством маленьких заказчиков, если видим большие перспективы.
С. И.: Тогда у меня следующий вопрос. Ты уже упомянул, что основная часть ваших клиентов — это крупные корпоративные клиенты. Кто они? Я знаю, что у вас есть именитые клиенты.
А. П.: Если говорить структурно, то первая часть — это большие госкомпании, госкорпорации, включая телеком. Второе направление нашей активной деятельности — это ритейл и, скажем так, fashion-бренды. Мы работаем с Carlo Pazolini на глобальном уровне, с другими брендами. Третье направление — это автомобильная тематика. Исторически так сложилось, что я лично, и компании, где я работал, и все наши проекты были очень плотно завязаны с клиентами типа Lexus, Infinity, Nissan, Jaguar, Land Rover. И мы прекрасно разбираемся в автомобильной тематике. Есть большое количество специалистов, которые могут в ней работать. Еще отдельное направление — это все, что касается мобильных билетов. Мы плотно сотрудничаем с футбольным клубом «Спартак». Мы реализовали для них несколько приложений, сейчас они на подходе. Также у нас есть большое количество медийных изданий. И отдельное наше направление — это digital health и мобильная «фарма», которым мы с мая месяца уделяем большое внимание. Мы участвуем в большом количестве конференций. Причем очень сложно разделить digital health и «фарму», потому что в Америке, например, эти направления идут рука об руку.
С. И.: Да, у них лекарства выписывает исключительно врач, нельзя пойти в аптеку, не посетив врача.
А. П.: Безусловно, можно купить только парацетамол. И у них все эти направления связаны между собой и направлены на то, чтобы вести здоровый образ жизни. Например, мы работаем с большим количеством агентств, проводим большое количество мастер-классов, рассказываем, как западные компании используют мобильные кейсы. Например, самый яркий кейс — это Sanofi-Aventis. Они сделали детскую игру для детей, больных диабетом. Это достаточно красиво и действительно интересно, где в рамках игры необходимо раз в несколько часов измерять свой уровень сахара, заносить в специальную табличку, и, соответственно, от этого зависит продвижение в игре.
С. И.: Интересно, есть ли для этого явления какой-то особый термин — геймификация, «хелсификация», может быть, нет?
А. П.: Пока еще нет. Но это один из самых классных кейсов. Соответственно, генеральный директор французского Sanofi презентует его везде, где можно, собирает очень хороший фидбек от родителей. И это одно из тех направлений, где сочетаются достаточно такие сложные вещи, как здравоохранение, тем более такая сложная болезнь, как диабет, с такими банальными вещами, как игры на iPad. В итоге это дает достаточно интересный эффект. Можно сделать действительно уникальные решения. Например, сейчас мы работаем с одной из крупнейших московских клиник, для того чтобы у них в приложении можно было подключить любые фитнес-браслеты, которые у вас есть, чтобы в это приложение они могли передавали ваши данные.
С. И.: Ну что ж, я вижу, что мы, кажется, исподволь получили некий рецепт того, как выжить в мобайле. Надо уже заранее вытаптывать поляну под будущий тренд.
А. П.: Безусловно.
С. И.: «Интернет вещей» еще не создан. Даже, в общем-то, health-приложения и у iOS, и у Android только в стадии подготовки, а вы уже готовите…
А. П.: …следующий этап.
С. И.: Да, уже следующий этап. В одном из интервью ты говорил о том, что к моменту создания твоей компании, я процитирую, «уже был большой опыт работы в различных digital-агентствах, контент-провайдерах, IT-компаниях, операторах связи и системных интеграторах. Неудачных попыток запуска бизнеса тоже было достаточно». Ты не мог бы прокомментировать, как ты все успел, учитывая то, что окончил вуз в 2010 году?
А. П.: Да, я пошел работать практически в 17 лет, буквально поступив на первый курс университета.
С. И.: То есть вуз мы не вычитаем?
А. П.: Да, это все было параллельно. Я пошел работать в компанию «Евросеть», в отдел мобильной коммерции, заниматься закупкой новых сервисов и услуг. Если помните, история «Отправь SMS с коротким кодом…»?
С. И.: Да.
А. П.: Собственно, я был тем человеком, который занимался закупкой этого контента и разрешением вопросов, когда человек ошибался SMS и, собственно, пытался установить другую игру. После этого я работал в компании «Мегафон», тоже отвечал за разработку новых сервисов, в системных интеграторах, которые занимались запуском мобильного ТВ и аналогичных проектов. И тогда мне удалось понять, как движется этот рынок и что он представляет собой. То, чем мы занимаемся сейчас, — это 2.0-этап этого рынка, который был пять лет назад.

В принципе, пять лет назад тоже можно было запустить мобильный банкинг на Java-телефонах. Пять лет назад теоретически можно было сделать покупку авиабилетов. Но в тот момент экосистема и техническая инфраструктура не были к этому готовы. Мобайл выстрелил исключительно потому, что экосистема — технологическая, юридическая, экономическая — стала готова к тому, чтобы пришел мобайл и все элементы охватил.

Например, в тот момент, когда появился Apple с мобильными приложениями, у банков уже был онлайн-банкинг, у авиакомпаний было юридическое обоснование электронного билета. Яркий пример: московские сети ресторанов и сети доставки уже имели IT-инфраструктуры, для них это стало еще одним мощным каналом. В тот момент мобильные устройства и приложения всей этой экосистемы выстрелили не просто потому, что классно устанавливать приложения и получать процент с продажи игр, а потому, что вся остальная экосистема, инфраструктура была готова. Это очень важный фактор, на который не все обращают внимания. Если бы у нас не было электронного билета, если бы не было готовности платежных систем, то мы бы никогда не получили такой взрывной рост этой экосистемы, которая завязана на каждодневное использование смартфонов.
С. И.: А в какой момент тебе пришла в голову мысль создать свою компанию?
А. П.: Я тогда работал в Comunica, в агентстве Михаила Умарова. Мы занимались большим количеством интересных digital-проектов с крупными клиентами. Это были компании Land Rover, Jaguar, Роснано, действительно очень крупные клиенты. В тот момент я окончил университет, поступил в аспирантуру. И тогда только вышел iPad, отец подарил мне его в качестве презента на поступление в аспирантуру. Как только я взял это устройство в руки, я понял, что сегодня мир digital-изданий изменился.
С. И.: Никогда не будет прежним.
А. П.: Никогда не будет прежним, абсолютно. Я уехал отдыхать и, собственно говоря, весь отпуск потратил на изучение этого направления, на то, как с этим можно работать. Мне потребовалось еще около девяти месяцев, чтобы эта идея пришла в какое-то движение. Если в 2010 году я получил в руки iPad, то первый клиент, который к нам пришел и подписал контракт, случился только в марте 2011 года. Все это время я пытался понять, как этот бизнес работает, как, собственно говоря, зайти в эту нишу. К тому моменту у меня уже было два неудачных опыта по запуску собственных историй. Они лежали в других областях, но дали понимание того, как нужно строить бизнес и каких ошибок не повторять.
С. И.: Эта первая компания называлась «Айпадайзер»?
А. П.: Да. Первая наша компания называлась «Айпадайзер», и, собственно говоря, с нее мы и начали вхождение в мобильный мир.
С. И.: Хорошо, а как «Айпадайзер» превратился в Iconic Mobile?
А. П.: Это еще одна очень интересная история. В декабре 2012 года совершенно случайно на нас вышел инвестор, который искал компанию для выхода на российский рынок. Есть британская компания Grapple Mobile. По сути, это лидер европейско-британской разработки. Среди их клиентов такие компании, как Formula 1, Virgin, RBS, другие топовые банки. Они очень хотели выйти на российский рынок и никак не могли найти компанию. И так случилось, что через личные связи на нас вышел их инвестор. Мы готовили сделку достаточно длительное время, я много времени провел в Лондоне. Основателю компании Элистару было, как и мне, 26 лет, и было удивительно, как наши судьбы и развитие наших бизнесов были похожи. Он испытывали те же самые проблемы роста, что и я. Они испытывали те же проблемы с кассовыми разрывами, что и мы тогда испытывали. Это позволило нам очень быстро подойти к финальной стадии, но буквально за неделю до подписания акционерного соглашения их выкупила другая компания, которая называется Monitise Create. Это крупнейший мировой игрок по мобильным финансам, компания, которая имеет капитализацию 1,5$ млрд, торгуется на британской бирже.
С. И.: Но при этом они не изменили своих планов?
А. П.: Да, но вся наша история встала на паузу. В результате это закончилось тем, что фонд, который организовывал сделку и инвестировал в британскую компанию, инвестировал в нас напрямую. Таким образом «Айпадайзер» стал Iconic Mobile и, собственно говоря, вышел на британский и другие рынки.
С. И.: А структурно Iconic Mobile каким-то образом изменился?
А. П.: Да, безусловно. Iconic Mobile — это британская компания, которая открывает офисы по всему миру.
С. И.: Я имею в виду по роду деятельности — переориентация на бизнес-приложения?
А. П.: Да. Когда мы готовили эту сделку, мы понимали, что нам нужно двигаться в мобильные сервисы и бизнес-приложения, в процессинг, в истории, завязанные на билеты, в разработку каких-то собственных услуг. Хотя это вопрос исключительно свободного времени наших программистов и наших сотрудников. Структурно мы очень сильно изменились, потому что наш инвестор, наш фонд, помог открыть очень многие двери, которые раньше были просто неоткрываемы. Помог показать, как правильно выстроить бизнес-процессы, как правильно выстроить финансирование, как нанять нужных людей, показал на наши ошибки, на те бенефиты, которые у нас есть. По сути, это были не просто инвестиции, даже не smart money, а серьезный partnership. Мы каждый день с нашими партнерами работаем над тем, чтобы строить компанию действительно другого уровня. Потому что без этого было бы невозможно принять тот огромный британский опыт, который есть. Потому что бизнес в Лондоне строится совершенно с другой скоростью, совершенно по другим правилам. Но хочется отметить, что в шесть вечера все уходят из офиса и назначать встречи после шести считается дурным тоном.
С. И.: Они все успевают, значит. Я слушаю эти феерические истории, у меня просто глаза горят. Хочу понять, насколько все это реально. А какую цель преследовал Grapple Mobile, а вслед за тем потом Monitise Create, покупая себе долю российского партнера?
А. П.: Зачем Monitise Create на меня вышел? Это, собственно говоря, наш следующий шаг. Россия — достаточно серьезный рынок. Везде рынок мобильного направления, мобильных решений имеет свою специфику, и для наших партнеров, которые работают в Англии, не очень привычно работать с американским рынком, где все происходит совсем по-другому, не говоря уже о российском. Россия — очень серьезный рынок, здесь очень большие перспективы. Россия, по-моему, практически №5 в App Store по количеству скачиваний приложений, по интенсивности их использования. Мы действительно используем смартфоны так, как в других странах они практически не используются. Их история с оплатой парковки через мобильное приложение, понятное дело, начиналась именно с мобильного приложения, SMS шел в нагрузку. Все европейские страны, даже те, кто запускал парковку недавно, в мобильные приложения пришли не так давно. А для нас это стало новой точкой входа. И если сейчас вы запускаете какие-то новые сервисы, новые услуги, новые, допустим, решения, вы всегда будете начинать с мобайла. Никто же уже не начинает, допустим, новую соцсеть знакомств с веб-решения. И Россия — один из самых перспективных рынков. Мы остаемся очень большим лакомым куском как для местных, так и для иностранных игроков.
С. И.: Тем не менее развей мои сомнения. С одной стороны, действительно Grapple Mobile, а вслед за ним и Monitise Create потребовался российский представитель. Но сейчас вы сами выходите на международный рынок, и российская специфика здесь совсем ни при чем. Как так? Они могли бы сказать: «Сидите на России. Вот ваша поляна — Россия. Зачем вы идете на тот рынок, в котором вы ничего не понимаете?»
А. П.: Поэтому пока мы остаемся независимой компанией, еще не продались Monitise Create. Я всегда стремился строить большие компании и стремлюсь построить какую-то, не знаю, независимую историю. Потому что настоящие предприниматели — это не те, кто сидит в костюмах в глянцевых офисах на сотом этаже. Это люди, которые надевают резиновые сапоги, идут в поле, чтобы добывать золото, которое лежит у них под ногами. Это такой глобальный exploration и попытка найти новую возможность на новых рынках, которые еще не открыты. И да, сегодня мы занимаемся мобайлом. Три года назад мы начинали с детских книжек и digital-изданий. Я думаю, что завтра будет, скорее всего, internet of things и истории, завязанные на мобильные устройства. Мы сейчас ведем очень интересную дискуссию с различными спортивными структурами в рамках стадионов и мобильных билетов. Самая главная проблема, что мы сейчас не можем сказать, как через четыре года будет выглядеть мобильный билет, через что вы будете его покупать. Конечно, скоро выйдет новый iPhone, скоро выйдет новый Android, но попытка представить, как это будет выглядеть через четыре года, заранее обречена на провал.
С. И.: Тем не менее твоя стратегия вытаптывать поляну хотя бы на полшага раньше все-таки имеет место. Еще тогда попрошу тебя пояснить ситуацию с инвестициями. Она достаточно интересна всем нашим зрителям, особенно из мобайла, которые часто сидят на голодном пайке и готовы хоть какие-то внешние инвестиции получить. А вы получаете их в солидной сумме, почти 1$ млн, да еще и в самый интересный момент, когда у вас покупает долю серьезный международный игрок. Как это произошло, почему?
А. П.: Мы считаем, что в России рынок мобайла все же структурирован достаточно странным образом. Есть большое количество компаний, которые выросли из создания сайтов, они предлагают клиентам красивую картинку. Они думают, что мобайл — это следующий этап развития сайтов. У них достаточно слабенький клиентский сервис, достаточно слабенькая техническая часть, и они даже не могут выстроить понимание бизнеса. Есть другие компании. Это такие суровые системные интеграторы, которые могут решить абсолютно любую задачу, написать самый серьезный код. Они ничего не понимают в UI и UX, ничего не понимают в бизнесе. Соответственно, их клиентский сервис тоже очень сильно страдает. Наше главное отличие от всех компаний в том, что мы показываем бизнесу, как он может адаптироваться в мобильном мире.

Мы не просто приходим к клиенту с идеей «А давайте мы вам сделаем классное приложение». Мы показываем, сколько они смогут заработать на этом, как они смогут адаптировать свое решение, как проще будет вести бизнес, как повысится качество конверсии и т. д.

И за счет этого мы получаем достаточно крупных клиентов. Так как я человек, который много лет работал в маркетинге, в бизнес-девелопменте и, собственно, наша команда тоже оттуда, нам это дается достаточно легко. Мобильное направление — это наша основная деятельность, но она является некой надстройкой к тем задачам, которые мы решаем у наших клиентов.
С. И.: На что пошел этот самый миллион от фонда 515 Capital — на привлечение новых сотрудников, на маркетинг?
А. П.: Это, безусловно, так. Самый главный наш актив — это наши люди, потому что стоимость ФОТ действительно достаточно серьезная.
С. И.: Основная фактически для мобильных разработчиков.
А. П.: Безусловно, больше ничего. Аренда составляет вообще какую-то малюсенькую часть, затраты на маркетинг и PR тоже не очень велики, потому что формально они нам не очень нужны. Основные деньги пошли на развитие внутренних инструментов, на поиск новых людей, которые нам нужны, и, безусловно, на то, чтобы работать с крупными заказчиками. Не секрет, что все крупные компании работают по постоплате, желательно с отсрочкой в один год, и все это время необходимо содержать компанию, платить людям зарплату. И без сторонних инвестиций невозможно прыгнуть на шаг вперед. Либо тебе нужны банковские кредиты, либо нужно продавать квартиру, которой у меня, к сожалению, нет. Без подобных инвестиций невозможно работать с клиентами уровнем выше.
С. И.: Ты сказал, что у тебя нет квартиры, зато есть лондонский офис. Это было требованием ваших инвесторов или вызвано техническими причинами? Какую роль в структуре деятельности Iconic Mobile играет именно лондонский офис?
А. П.: В Лондоне у нас есть офис продаж и технический офис. Это люди, которые отвечают за финансовую структуру, за корпоративное управление. Также в Лондоне мы занимаемся привлечением клиентов на европейском и международном уровне. Креативный, стратегический и все прочие офисы находятся в Москве, и вся команда сосредоточена здесь. Лондонский офис мы используем исключительно в качестве площадки для привлечения клиентов. Просто в силу того, что британская разработка, той же Monetise Create, стоит, по-моему, в пять или шесть раз больше, чем не очень дешевая разработка у нас. Именно для этих целей нам нужна лондонская площадка. И конечно, принимать решения и делать бизнес там гораздо проще. Допустим, если мы хотим работать с компанией из Азербайджана или любой другой страны ближайшего региона, им проще подписать соглашение по британскому праву с лондонской компанией, нежели пускаться во все тяжкие, используя те юридические инструменты, которые есть у нас в стране.
С. И.: Есть ли в портфеле Iconic Mobile такой проект, который вы считали бы предметом своей гордости?
А. П.: Сейчас мы как раз запустили приложение для нового телеканала «Дождь». Мы очень гордимся нашей iPad-версией журнала «Сноб». У нас есть приложения для «Спартака», которые умудряются набирать огромное количество скачиваний в день. Сейчас мы встраиваем в них продажу билетов, используем все их клубные тематики. Для телеканала «Дождь» мы запустили новое приложение с кроссплатформенной подпиской. Если у вас есть подписка, купленная на сайте, вам не нужно покупать ее в мобильном приложении. Если вы купили ее в приложении, вам не нужно покупать ее на сайте.
С. И.: Давай поговорим о вашем маркетинге. Какие маркетинговые инструменты вы используете, как продвигаете и как отстраивайтесь от конкурентов?
А. П.: Мы очень любим посещение мастер-классов, семинаров, где рассказываем именно о том, как с использованием мобайла можно достичь своих целей. Это не просто отраслевые конференции по мобайлу — нас очень слабо интересуют отраслевые конференции про разработку. Но когда нас зовут на тематическую конференцию, посвященную ритейлу, девелопменту, «фарме», мы готовим очень простые, понятные кейсы. Как можно использовать, допустим, западные решения, как на их базе выстраивать стратегию здесь. Это одна из историй, которую мы используем очень активно. Потому что рынок все-таки требует большого количества образования. До сих пор даже в крупных агентствах люди не очень понимают, как с использованием мобайла они могут достигать своих целей.
С. И.: Абсолютно с тобой согласен. Мы занимаемся на телеканале тем же самым.
А. П.: Они не понимают, как достичь бизнес-показателей, не понимают, как выстроить продажи. Совершенно не понимают, как выстроить любые коммуникации. И рынок приходится образовывать. Это не означает, что никто не знает, что такое App Store. Нет. Но когда, чтобы получить некий контракт, мы приходим к какому-то отраслевому клиенту, нам приходится проводить очень большую образовательную работу и показывать какие-то кейсы, показывать прототипы, показывать, как это все может выстрелить на выходе. Мы участвуем также в большом количестве публикаций. Я лично с радостью их пишу, когда есть свободная минута. И на глобальном уровне мы периодически присутствуем в качестве слушателей или в качестве посетителей. Например, в ноябре мы ездили в Шанхай на TechCrunch, чтобы обсудить с коллегами китайский рынок и его перспективы.
С. И.: А какой рынок вы до сих пор считаете приоритетным для себя? Российский?
А. П.: Для нас приоритетен, безусловно, российский рынок. Здесь команда. Буквально на днях мы закрыли еще один раунд инвестиций. И сейчас мы выходим на рынок Азербайджана, потому что считаем это направление одним из самых перспективных, которые есть на текущий момент. Это рынок, за которым ближайшие два года будет будущее, — Азербайджан и Казахстан. Безусловно, по объему с Россией они несравнимы, но тот уровень роста, который там присутствует, один из самых больших на всем пространстве СНГ.
С. И.: «Яндекс», например, активно работает в не очень большой по размерам Турции, так почему бы, в конце концов, не Азербайджан и Казахстан?
А. П.: Турция является одним из самых серьезных мобильных игроков. Недавно как раз таки Monetise Create купила в Турции за 100$ млн компанию Pozitron, которая занимается мобильной разработкой. Каким-то удивительным образом Турция именно в области мобильных решений стоит если не на одном уровне с Британией, то является одной из топ-5 стран, где происходят самые интересные инновации.
С. И.: Как-то ты говорил о том, что «конструкторные» разработчики типа MyApps в скором времени полностью убьют небольших разработчиков. Ты продолжаешь придерживаться такого мнения?
А. П.: Да, абсолютно. Мы дружим со Славой Семенчуком. Собственно говоря, активно поддерживаем все его начинания. Суть в том, что есть большой сегмент малого бизнеса, который действительно хотел бы зайти в мобайл, ему это интересно. Но им не нужны кастомные разработки. Они готовы потратить на все, не знаю, несколько десятков тысяч рублей, потому что больше у них просто нет. Их бизнесу действительно не нужно использовать какие-то сложные NFC-платежи и т. д. У таких компаний конструктор снимает большую головную боль. И такие компании все равно никогда бы к нам не обратились, потому что у них нет таких бюджетов. А мы бы не стали с ними работать, потому что это не было бы рентабельно для нас. И тем не менее любые конструкторы сильно «драйвят» рынок вперед. Может быть, маленькая сеть маникюрных салонов, которая сделала себе мобильное приложение через конструктор, через пять лет разрастется в самую большую сеть салонов красоты в России. Тогда уже она будет пользоваться самыми передовыми технологиями.
С. И.: Давай поговорим о масштабируемости этого бизнеса. Управляющий директор фонда Prostor Capital Алексей Соловьев в одном из своих интервью «Ведомостям» заметил, что аутсорсинг мобильных приложений — это нетипический объект инвестиций для венчурных инвесторов, такой бизнес не может серьезно подорожать, так как продукты разработки становятся собственностью заказчика, а конкуренция на мировом рынке аутсорсинга очень большая. Согласен ли ты с этим утверждением?
А. П.: Частично да, частично нет. Если говорить про аутсорсинг, то мы не занимаемся аутсорсингом. Наша основная функция — это все-таки стратегии и идеи. Вы можете сделать любой продукт, который есть в App Store, у индийских разработчиков за 3$ тыс. Но сделают ли они вам его в срок и с таким же качеством? Сейчас происходит трансформация — от аутсорсинга к некоему консалтингу и стратегическому планированию.
С. И.: А какую долю как раз консалтинг занимает у тебя в деятельности?
А. П.: Это составная часть продукта. Безусловно, основным нашим направлением остается мобильный продукт как продукт, который мы запускаем под нужды клиента, а все остальное — это, по сути, обертка, которую мы вместе с продуктом и продаем. Но самое главное наше отличие в том, что наш главный актив — это не количество разработчиков, а те идеи, те наработки в рамках компании, которые можно использовать. Допустим, у нас есть собственное решение в области такси с одним из ведущих банков, которое мы презентовали какое-то время назад на питерском мероприятии. У нас есть собственные истории по билетам. У нас есть завязки с торговыми центрами. И как только мы начинаем все эти истории между собой сочетать, возникают новые продукты. По сути, конвергенция идей и является нашей основной ценностью. Мы приходим, допустим, к структурам, которые занимаются обслуживанием стадионов, и показываем, как в будущем они смогут заработать, если используют эту платформу, используют это мобильное решение. У нас есть наработки, которые мы по лицензии продаем. То есть, по сути, наш бизнес далек от простого аутсорсинга. И основной акцент сделан на идее и на том стратегическом решении, которое мы предлагаем для клиента. В результате у нас появляется некоторое количество своих наработок, своих знаний, которых нет ни у кого, понимание движения рынка и того, собственно говоря, как мы это можем объединить. Допустим, с тем же iPad-изданием журнала «Сноб» у нас появилась огромная статистика по рынку digital-изданий. Теперь мы понимаем, как надо выстраивать стратегию для новых медийных клиентов. Они обращаются к нам для того, чтобы на эти грабли не наступить и не проходить через те ошибки, через которые мы уже проходили.
С. И.: Немножечко о насущном хочу тебя спросить. Замечаешь ли ты какое-то влияние санкций Европы и США на российский бизнес в области мобайла?
А. П.: Если будут какие-то глобальные санкции, глобальные изменения политической инфраструктуры, то это будет настолько серьезно, что затронет все отрасли экономики. Не будет такого, что выключится только интернет или выключится какая-то одна из отраслей. Если такие истории будут происходить, они будут происходить везде. Это как обсуждать, что будет, если Россия отключится от SWIFT-платежей. Я думаю, тогда нам придется вообще весь бизнес здесь вести по-другому и думать о том, как выживать и строить развитие дальше. С другой стороны, я думаю, что конфликт не будет развиваться дальше и здравомыслие победит.
С. И.: Но готовым нужно быть ко всему.
А. П.: С другой стороны, наши китайские партнеры говорят: «Дай вам бог жить в эпоху перемен, потому что именно в эпоху перемен происходят все самые интересные взаимодействия и решения».
С. И.: А по-моему, они говорят ровно противоположное: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Но не будем о грустном. Спасибо тебе большое, Алексей, за интересные ответы, за экспертное мнение. Я действительно сегодня услышал интересную историю.
А. П.: Спасибо!
С. И.: Спасибо тебе большое! Желаю, чтобы твой бизнес рос быстрее, чем рынок. Я думаю, что это мечта, наверное, каждого мобильного и не только мобильного разработчика.
А. П.: Спасибо!
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Напоминаю вам, что у нас в гостях был генеральный директор компании Iconic Mobile Алексей Поспехов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео