Регистрация

Электронные деньги: профит и предубеждение

3
0
642 0
Аудио Текст
17 января 2014

Вячеслав Федоров, владелец ресурса e-MoneyNews, рассказал телеканалу SeoPult.TV не только об актуальных тенденциях рынка электронных платежей, но и о вечном вопросе этого рынка — безопасности денег и данных.

Из передачи вы узнаете:
— за какие товары люди наиболее и наименее активно платят электронными деньгами и у каких товаров наиболее динамично растет доля безналичных платежей;
— есть ли разница в структуре платежей в российские интернет-магазины и в зарубежные и как сказался на рынке приход PayPal в Россию;
— как интернет-магазину увеличить процент оплат через системы электронных платежей;
— что делать магазинам, чтобы приучать людей к платежам на сайте;
— как работает услуга «тестирование платежных систем» в e-MoneyNews;
— каков на сегодняшний день топ проблем с этой безопасностью платежей и каким образом наиболее вероятно потерять деньги;
— какой процент преступлений, связанных с электронной валютой, имеет «технический» характер, а какой обусловлен человеческим фактором;
— насколько успешно сейчас расследуются преступления в области электронных платежей и какова вероятность что-то вернуть;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире программа «Бизнес online» и я, Сергей Иванов. Сегодня у нас в гостях основатель ресурса e-MoneyNews Вячеслав Федоров. С ним мы будем говорить об актуальных тенденциях рынка электронных платежей и о вечном вопросе этого рынка — безопасности денег и данных. Вячеслав, привет!
Вячеслав Федоров: Здравствуйте, Сергей!

Вячеслав Федоров, владелец e-MoneyNews.
Родился в 1977 году в Ленинграде.
В 2006 году окончил Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена по специализации PR (public relations).
В 2007 году окончил Институт менеджмента Санкт-Петербурга (ИМИСП) по специализации «Менеджмент».
В 2004-2007 годах — руководитель отдела регионального развития «Яндекс.Деньги».
В 2007-2011 годах — руководитель отдела по развитию платежных систем в Yota.
В 2011-2012 годах — руководитель PR-службы «ДеньгиOnline».
С 2011 года — коммерческий директор Go2See.
С 2007 года — основатель информационно-консалтингового ресурса e-MoneyNews.


С. И.: Я сразу хочу внести некую ясность для наших зрителей. Название твоего ресурса, если его незнакомый человек прочтет, — e-MoneyNews — заставляет подозревать, что это некое электронное СМИ о рынке электронных платежей. Но мы-то знаем, что ты оказываешь еще какие-то услуги на рынке электронных платежей. Можешь рассказать нашим зрителям, что такое e-MoneyNews, для того чтобы обозначить твою специализацию?
В. Ф.: Спасибо большое за вопрос. Наверное, немножко вернемся назад. Все мы развиваемся. И для того чтобы качественно выполнять свою работу, мне приходилось изучать большое количество различной информации в сфере своей деятельности, которую я осуществлял в Yota при построении платежной инфраструктуры для оператора в России, Никарагуа и частично Беларуси, когда мы этим занимались. И, в свою очередь, получая информацию, я ее выкладывал в простом блоге. Постепенно этот блог перерос в СМИ. И те люди, которые получали качественную или некачественную, — собственно, это судить самой аудитории моего ресурса, — но какую-то информацию, стали отправлять те или иные вопросы, отзывы обратно мне как владельцу блога. И учитывая потребность людей в получении различной информации либо услуг, я стал просто пытаться тестировать, какие услуги могут пойти на ресурсе. И, собственно, пошли услуги подключения платежных систем, тестирования процессинговых компаний и т. д. Все перечислено на сайте.
С. И.: Это блог и сервис одновременно, правильно я понимаю?
В. Ф.: В том числе.
С. И.: Ты накопил достаточно большой опыт, анализируя рынок платежных систем, электронных платежей. Можешь кратко обрисовать нам, в каком состоянии нынче находится рынок электронных платежей? Правда ли, что в e-commerce электронными платежами платят только гики, а большинство населения остается пассивным, инертным и никак не задействовано в этом секторе?
В. Ф.: В свое время, когда я присутствовал при развитии проекта «Яндекс.Деньги», и в течение долгого времени это было так. Но постепенно, в том числе стараниями государства, международных платежных систем, банковского сектора, это направление становится все более и более популярным. И даже на данный момент платежи за связь, к примеру, проще осуществить, сидя дома с банковской карточкой. У нас еще люди не подкованы информационно, чтобы понимать, что это безопасно, просто и удобно. Поэтому по чуть-чуть, по чуть-чуть рынок идет вверх, но не такими большими и быстрыми темпами, как нам всем хотелось бы, как хотелось бы игрокам рынка.
С. И.: А за какие товары и услуги в основном платят люди в системе электронных платежей? В основном мобильная связь, правильно? Есть какие-то сдвиги? Я знаю просто, что наши гости предыдущие именно так отвечали на этот вопрос. Поэтому я его с надеждой услышать что-нибудь другое и задаю тебе сейчас. Может, изменения произошли?
В. Ф.: Есть статистика и показатели, к примеру, по рынку платежных терминалов, которые развивались в течение десяти лет. И мы понимаем, что основное направление платежей — действительно за связь.

Примерно, наверное, 80% платежей наличными в терминалы идет за связь.

Это наиболее интересующее людей направление, потому что они этими услугами постоянно пользуются. Но постепенно происходит изменение, и из налички люди переходят в электронные платежные средства. Соответственно, и так же они ленятся. Они не хотят идти на улицу, платить через платежный терминал и все больше и больше начинают потреблять услуг, сидя дома за компьютером или в кафе за компьютером. Соответственно, так как в течение десяти лет основным направлением была связь, но различные платежные системы экспериментируют с внедрением дополнительных сервисов на терминалах в том числе, то мы видим запрос от рынка предпринимателей. Сами предприниматели экспериментируют с различными бизнес-моделями. По крайней мере, судя по той статистики, которая у нас есть, присутствуют направления: купонаторы, финансы, софт, телеком, торговля с Китаем, кросс-бординг и т. д. Если говорить по статистике — а я позволю себе по ней пройти, — то мы понимаем, что сначала купонаторы строили одну бизнес-модель. И на данный момент, по тем данным, которые у нас есть, мы видим: 30% платежей идет банковскими карточками, 32% — это интернет-платежные системы. Понятно, что остаются другие платежные методы, но они все больше и больше востребованы. К примеру, возьмем рынок финансовых услуг. Это FOREX и все, что находится рядом с этим направлением: какие-то роботы, трейдинг и т. д. Мы там видим платежи посредством банковских карточек. Это порядка 50%. То есть нельзя сказать точно, что какая-то определенная отрасль потребляет больше. В общем, картинка, конечно, такова, что банковские карточки превалируют. Но если делить каждый отдельный сегмент рынка и анализировать его, то там платежные методы используются разные. К примеру, возьмем софт. Все мы сейчас пользуемся периодически теми продуктами, которые нам удобны в той или иной нише. У меня коллеги, к примеру, в течение пяти лет развивали сервис, который заменяет безопасное извлечение флэшки из компьютера. И они развили его до такого уровня и стали продавать софтинку то ли по 5$, то ли по 10... И она очень хорошо пошла. Это ниша, на которой они акцентировали внимание. Так вот, если посмотрим на потребление софта, лидером являются банковские карточки — 37%. Интернет-платежные системы — порядка 30%. Основные популярные у нас — это QIWI-кошелек, «Яндекс.Деньги» и WebMoney. Они — порядка 30%. И также существует такое направление бизнеса, как мобильная коммерция. Ее начали развивать в свое время телеком-операторы. И постепенно мобильная коммерция вытесняет платежи на короткие номера. И там мы видим тенденцию: если сегмент рынка, к примеру тот же софт, использует мобильную коммерцию, то там средний чек при маленьком остатке на счете составляет до 500 руб. Этот способ платежа очень востребован среди пользователей, так как уровень проникновения мобильных телефонов очень высок, мы это видим, мы это знаем. Соответственно, востребованность именно в софте — порядка 18%.
С. И.: Я просто понимаю, что на слух, наверное, всю полноту данных наши зрители не воспримут. Думаю, что они смогут связаться в комментариях с тобой после передачи, когда нас будут смотреть, — у нас очень активно развита система комментариев, — и, наверное, получить более полную информацию. Либо непосредственно у тебя на сайте. Но у меня сразу возникает вопрос: вот ты анализируешь рынок, который сейчас существует, а как-то на нем сказался приход PayPal в Россию? Он что-то изменил? Или еще рано говорить о каких-то выводах?
В. Ф.: Во-первых, посмотрим на то, что пользователи, наши российские потребители, и пользовались PayPal. И пользовались инструментами вывода денежных средств, нероссийскими. Это было, рынок рос, и востребованность была. При этом, понятно, PayPal пришел тоже не просто так: потому что мы являемся развивающейся страной с точки зрения e-commerce. И он открыл юрлицо, получил лицензию на предоставление услуг на территории РФ, предоставив тем самым большому количеству малых и средних предпринимателей подключаться самостоятельно к своему сервису. Вывод теперь возможен в том числе на российскую «эмиссию», то есть на банковские карточки, эмитированные на территории РФ. И, с одной стороны, это большой плюс, который они дали российскому рынку. С другой стороны, на данный момент они действительно подключают больших игроков. Если говорить о том, что подключение всех платежных методов — это достаточно сложный процесс, потому что у больших платежных систем QIWI, «Яндекс.Деньги» и т. д. есть некий алгоритм, которому ты обязательно должен соответствовать, и ты должен его пройти для подключения, это трудоемкий процесс. Соответственно, появились на рынке агрегаторы, которые предоставляют услуги, в том числе по подключению PayPal. Почему я подвожу к агрегаторам? Потому что малый и средний бизнес, не вкладывая больших усилий в реализацию приема платежей, может взять все совокупно, в том числе и PayPal, через одну платежную систему одним договором. И это позволяет, с одной стороны, быстро подключить прием платежей, а с другой — сильного скачка при появлении PayPal у нас не произошло. Есть рынок, на нем действительно была востребована платежная система PayPal. И ее более простым инструментом подключения предоставили на территории РФ. Ну, это мое видение. Возможно, у меня какая-то нехватка информации, потому что действительно внутренних данных PayPal я не вижу, но, по моим ощущениям, кардинального скачка не произошло.
С. И.: Гость из PayPal у нас недавно был в студии, Владимир Малюгин. Он действительно находится еще в самом начале своего пути. Поэтому очень осторожно говорят о планах и перспективах, о путях своего развития. Но я думаю, что будущее покажет.
Если мы возьмем отдельно интернет-магазины во всей сфере e-commerce, которая достаточно широко трактуется, понятно, что до тех пор, пока они предоставляют возможность оплачивать наличными в месте покупки, вряд ли это сильно подвигнет нашу аудиторию переходить на электронные платежи. Это не софт, это не телеком, где альтернатива — выходить на мороз, что называется. Тем не менее, если говорить о e-MoneyNews как о консультативном ресурсе, где ты видишь пути привлечения пользователей к тому, чтобы расплачиваться в интернет-магазинах электронными платежами? Какие могут быть твои рекомендации?
В. Ф.: Во-первых, у нас есть целый пласт рынка, который на данный момент использует сайт как рекламную площадку и не пытается внедрить какие-то платежные методы, чтобы как-то получить обратную связь от рынка именно через сайт. Мы смотрим на больших игроков, таких как Enter, который внедрил хорошую площадку, и т. д. Примеров достаточно много. И они уже видят, что происходит с рынком e-commerce. Единственное, что я могу первое сказать: надо игрокам рынка минимальными затратами внедрить платежные сервисы у себя на сайтах и увидеть реакцию самого рынка. Соотнести офлайновые платежи, которые к ним приходят, и онлайновые. Это даст возможность понять о вообще развитии рынка и будет стимулировать самого интернет-предпринимателя — можно будет его уже так назвать — развивать именно направление e-commerce, которое позволяет получать предоплату.
С. И.: Какие, на твой взгляд, шаги должен сделать владелец интернет-магазина, чтобы побудить пользователей совершать интернет-платежи? Улучшить юзабилити сайта в части оплат и платежей, стимулировать какими-то бонусами? Есть какие-то у тебя конкретные рецепты?
В. Ф.: С одной стороны, внедрить вообще прием платежей к себе на сайт. Это раз.
С. И.: Да, может быть, с этого и начать, у них их просто нет.
В. Ф.: Да, без этого никак. А второе — анализировать поведение аудитории с перехода из «Корзины», то есть со сбора самого товара или услуги, к самому платежу. И в тот момент, когда он начнет анализировать, он поймет, что большое количество людей отваливается в момент перехода от формирования «Корзины» к самому платежу на сайте. Это даст ему возможность, по крайней мере, понимать, что улучшать. Это первое. Второе: бонусы играют хорошую роль при возвращении клиента обратно, когда он единожды сделал платеж и вы понимаете, как дальше управлять этим человеком, включая те или иные маркетинговые каналы. Конечно, основными двигателями и лоббистами являются государство, платежные системы, банковский сектор и IPSP (Internet payment service providers). Но в целом трудно говорить, что мне сейчас сделать с интернет-магазином, чтобы максимально увеличить рост оборотов посредством электронных платежных систем. Почему? Потому что у нас сам пользователь не умеет платить банковскими карточками.
С. И.: Здесь получается какой-то замкнутый круг: пользователь не умеет, а владелец интернет-магазина не знает или не хочет.
В. Ф.: Его надо обучать. Обучение — это самый важный момент.
С. И.: Все-таки обучение и приучение. Но в чем оно должно состоять?
В. Ф.: Давайте посмотрим на то, что, с одной стороны, если мы будем отдавать достаточное количество своего времени как предпринимателей, для того чтобы обучить ту аудиторию, которая зашла на наш сайт… Периодически участвуя в конференциях, я спрашиваю у людей: «У кого нет банковской карточки?» И в больших городах — Москва, Петербург — поднимает руку 10%, что у них нет банковской карточки. При этом мы видим по статистике Центробанка, что 85% людей, которые вытаскивает наличку — и все. То есть на самом деле потенциал для платежей есть. Главное — обучить эту аудиторию оплачивать в интернете. Это основная задача. Если мы будем тратить достаточно усилий на своих сайтах, объясняя механику проведения платежа и объясняя, что это безопасно при разумном понимании, как это делается, то рост пойдет. Не зря международные системы Visa и MasterCard внедряют онлайн-решения, как раз обучающие людей пользоваться платежными продуктами.
С. И.: Ты неожиданно и весьма остроумно заметил, что для того, чтобы решать проблемы с приучением пользователей к электронным платежам, нужно сначала организовать эти платежи у себя на сайте. Это что, настолько сложно и дорого? Или есть какие-то иные причины нежелания владельцев интернет-магазинов организовывать у себя прием электронных платежей? В чем проблема?
В. Ф.: С одной стороны, если посмотреть на то, что огромное количество других процессов, которыми занято…
С. И.: …поглощен владелец интернет-магазина, да.
В. Ф.: …время, которыми занят сам предприниматель, — это закупки, кассовый разрыв и т. д., и т. п., огромное количество бизнес-процессов, которыми он занят, — то у него периодически просто не доходят до этого руки, нет времени. И, возможно, он даже не обращает на это внимания, потому что это является неприоритетным направлением. И после того как он внедряет, он уже понимает, что с этим можно работать.?Это не долго и не дорого, с учетом того, что внедрить прием платежей…
С. И.: Пока мы понимаем, что не то чтобы долго и дорого, но это пока почему-то не очень важно для владельцев интернет-магазинов.
В. Ф.: Если говорить с точки зрения трудозатрат…
С. И.: И ожидаемой прибыли.
В. Ф.: …то подписание договора с агрегатором, для того чтобы попробовать, занимает две недели, потому что проверяет служба безопасности, банк и т. д. А реализация протокола передачи данных при качественном подходе — два-три дня. Это срок, за который можно оперативно внедрить прием платежей у себя на сайте и начинать работать, анализировать эту аудиторию.
С. И.: Я просто подозревал, вдруг есть какие-то еще иные причины, помимо занятости владельцев, того, что они не внедряют электронные платежи. Может быть, они не очень хотят светить свой cash-flow. Может быть, так, нет?
В. Ф.: Возможно, я просто в эту сторону даже не думал.
С. И.: Возможно, да? Я думаю, что это фактор, который в нашей стране как минимум имеет место быть в немалой степени.
В. Ф.: Но постепенно понимая, что, допустим, законодатели будут вносить ограничения на бумажный эквивалент денег, мы понимаем, что надо уже сейчас заскакивать в паровоз, экспериментировать, чтобы подготовиться к той будущей ситуации, когда кэш будет уходить.
С. И.: Понятно, что никто не торопится раньше времени.
В. Ф.: Пока не клюнет?
С. И.: Да, пока не клюнет. У тебя на ресурсе e-MoneyNews есть услуга тестирования платежных сервисов, насколько я знаю. Как бы ты оценил общий средний уровень представляемых на тестировании продуктов? Какие основные типичные, как говорится, «косяки», недоработки, сложности обнаруживаются в первую очередь?
В. Ф.: С одной стороны, банковский сектор, — к примеру, рассмотрим банковский сектор, — внедряет онлайн-решение, с другой стороны, не всегда проводится хорошее грамотное тестирование продукта. И если посмотрим на данные, которые, допустим, предоставила Group-IB, то страдает даже не физическое лицо или юридическое лицо — я имею в виду малого и среднего предпринимателя — с точки зрения платежей, а в большей степени банковский сектор и юридические лица, которые хранят деньги на своих расчетных счетах.
С. И.: Как они страдают?
В. Ф.: Страдают очень хорошо. Есть данные, предоставляемые как раз Group-IB, и меня он очень в свое время на одной из конференций…
С. И.: Подобрать бы слово: повеселили, восхитили, удивили, заинтересовали?
В. Ф.: Да, я не могу это сказать. Но вот, к примеру, один из мошенников наворовал на 24$ млн. То есть микроплатежами ты таких сумм не добьешься, и это надо очень постараться. Поэтому они идут в те сегменты, где действительно деньги есть. Если говорить об уровне безопасности, чем нужно заниматься: банками или безопасностью интернет-магазинов. Но если же мы говорим про то, что даже платежные системы на данный момент развиваются и, тестируя свои продукты, сталкиваются с большими проблемами и с потерей денег, то да, я не буду говорить примеры и называть компании…
С. И.: Как жалко.
В. Ф.: Но меня пожурят очень хорошо.
С. И.: Да, у них же все безопасно, все замечательно.
В. Ф.: Но в целом действительно присутствуют проблемы, которые необходимо решать. Представим себе компанию со 150 сотрудниками, которые, с одной стороны, в течение долгого времени работают над новой версией продукта, запускают ее, а впоследствии понимают уязвимость, которую ей предоставляет рынок. И получают большие-большие проблемы.
С. И.: Именно вы эту уязвимость первыми обнаруживаете?
В. Ф.: Если говорить про то время, когда я еще не имел никакой своей компании и работал в одной из платежных систем или тем или иным образом участвовал в развитии той или иной платежной системы, то уязвимость возникала только в том моменте, когда ее обнаруживали. То есть, грубо говоря, выпускается версия, запускается, а при большом потоке, к примеру, 2 тыс. транзакций, это абстрактно, выползает проблема в виде больших-больших копеек. Больших рублей, которые потом должна закрывать сама компания, платежная система. Такие случаи нередки, в том числе в банковском секторе.
С. И.: А ваше тестирование какие ошибки позволяет выявить? То есть понятно, что эти дырки, уязвимости уже практика выявляет. Но в чем ваше тестирование заключается? Какие вы вердикты выносите, на какие типичные ошибки показываете?
В. Ф.: Как и даже при работе с любым сайтом, проводится тестирование поведения пользователя, от и до. И на каждом этапе есть понимание того, что пользователь либо отваливается, либо не может сделать какое-то действие, которое он хочет. Но это если без взломов. Если говорить про взломы, то есть нагрузочное тестирование, которое, к примеру, проверяет отказоустойчивость самой системы при большом потоке информации на сервера. Ну, есть разные-разные направления, в том числе проведение в качестве тестов DDoS-атаки для проверки. Но это, опять же, в рамках законодательных возможностей и согласования с компанией.
С. И.: Вы устраиваете DDoS-атаку, да?
В. Ф.: Если необходимо, это можно сделать.
С. И.: А заказывают у вас для себя DDoS-атаку? Были случаи?
В. Ф.: На данный момент нет, но…
С. И.: …если потребуется, то вы организуете, да?
В. Ф.: Я просто сталкивался с ситуациями, когда большие компании внутри себя самостоятельно проводили DDoS-атаки и тем самым рушили систему очень-очень сильно.
С. И.: Вернемся к безопасности, раз тема уж поднята. Если говорить о безопасности платежей в интернет-магазинах и хранении средств в электронных деньгах, то каков на сегодняшний день топ проблем с безопасностью? Каким образом наиболее легко и вероятно потерять деньги?
В. Ф.: Если говорить о том, что наиболее популярные способы потери данных — потеря финансовых данных, то это в основном банкоматы. Это скимминг, шимминг, который позволяет украсть данные именно из банкоматов. А второй момент — это фишинг, взлом самих платежных страниц. До платежных страниц добираются в меньшей мере, действительно платежные системы стараются закрывать возможности доступа к своим данным. И второй момент: даже получив PCI DSS, лицензию на предоставление процессинговых услуг и подключение приема платежей... даже IPSP не обладают и не держат у себя данных, для того чтобы эти данные не украли. Соответственно, это позволяет достаточно хорошо охранять эти данные.

В большинстве случаев сам пользователь виноват в том, что у него данные воруются.

Если мы посмотрим, что сейчас происходит, допустим, в тех же кафе и магазинах, то пользователь и потребитель дает банковскую карточку в руки кассиру или официанту просто так. Имея в руках доступ к личному счету, кошельку человека, можно забрать эти деньги, немножко покопавшись в информации, как же все-таки это делается.
С. И.: И это просто, скорее всего, чудо, что у большинства наших пользователей просто до сих пор деньги на месте.
В. Ф.: Да.
С. И.: Но это недолго, да.
В. Ф.: Самое главное, чтобы у них была информация о том, что это кошелек, который отдавать нельзя. Явный пример: приходим в McDonald’s, там установлены терминалы «Русского Стандарта», и они повернуты лицом к потребителю.
С. И.: Да.
В. Ф.: То есть он сам вносит карточку, он сам вносит данные, забирает карточку…
С. И.: Причем во многих магазинах сейчас такое.
В. Ф.: Да, правила международных платежных систем говорят о следующем: вы должны внимательно относиться — ну, это между строк — к данным банковских карточек. И сам кассир либо официант должен принести вам терминал, вы сами прокатываете карточку, он вправе попросить паспорт, чтобы сравнить подпись. Но в основном все пользуются PIN-кодом, поэтому… Карточку отдавать нельзя! Это основной вердикт. И когда общаешься на конференции на рынке e-commerce, это люди, которые умеют уже хорошо общаться с информацией, происходит следующее: «Ребята, кто из вас отдает карточку продавцу?»
С. И.: Большинство.
В. Ф.: Все поднимают руку. У нас, как это выразиться… Мы непуганые еще, просто еще непуганые.
С. И.: Да, да. Вот интересно, кстати, каков процент потери денег из-за технического фактора, взлома кошелька, и человеческого?
В. Ф.: О процентах я сказать не могу.
С. И.: Трудно, да, сказать?
В. Ф.: Потому что периодически мы делаем запросы в банки, для того чтобы собрать общую информацию «по больничке», по рынку и понять, какой действительно уровень этого мошенничества. А недавно были даны данные Центробанка: 0,007% — это мошенничество. Что из них делится на потерю данных через банкоматы, через фишинг, на потерю данных через официантов и т. д.? Очень трудно собрать эту информацию, фактически, наверное, даже и невозможно, чтобы оценить, как действительно человек потерял эти данные. Потому что это черный рынок. Если только к ним напрямую я приду и спрошу: «Коллеги, поделитесь, пожалуйста, информацией все-таки, что у вас происходит в черном рынке. Эта информация интересна, допустим, законодателям». Наверное, они поделятся. Ну, я шучу, конечно.
С. И.: А если деньги уже потеряны? Я зачитаю с твоего сайта: «Около 72% пользователей в России, потерявших денежные средства в результате деятельности кибермошенников, не смогли вернуть украденные средства. Таковы результаты исследования, проведенного „Лабораторией Касперского“ совместно с аналитической компанией B2B International летом 2014 года». Вот насколько возможно действительно это?
В. Ф.: Суть в том, что у нас потребитель, во-первых, сам не знает, как вернуть деньги обратно. То есть, если мы понимаем, что, к примеру, платеж посредством банковской карточки ушел… Ну, представим, что у тебя интернет-магазин.
С. И.: Да.
В. Ф.: Я отправляю тебе платеж, ты не оказал мне услугу. Ну, к примеру. Я обращаюсь сначала к тебе, ты мне говоришь: «Я тебе ничего не отдам, услуга оказана».
С. И.: Да, ничего не получал.
В. Ф.: Я иду в банк, пишу заявление на возврат денежных средств. И банк по правилам международных платежных систем действительно должен вернуть мне деньги, если ты ему не доказал о ситуации, когда ты оказал мне услугу. То есть если ты доказал ему, что услуга оказана, то мне деньги не вернут. Если ты не доказал, что услуга мне оказана, то деньги мне вернутся.
С. И.: То есть сама система доказывания оказания услуг у нас неразвита. Как я могу, к примеру, доказать?
В. Ф.: На данный момент обсуждается, Минфином в том числе, внедрение закона, точнее, все-таки расширение 161-ФЗ, о том, что банки должны возвращать деньги по обращению клиента. Но если мы возьмем рост потребления банковских карточек, то понятно, что и уровень мошенничества при возврате, так называемый friendly-fraud, будет расти. И банки себя пытаются обезопасить от подобного мошенничества. Да, есть потребитель, который возвращает деньги из-за действительно сложившейся ситуации. Но есть же и мошенник, который купил товар, потом написал заявление и вернул обратно себе деньги, то есть просто украл у интернет-магазина. Банки, учитывая это и понимая масштаб беды, стараются себя обезопасить от ситуаций и не возвращать деньги сразу же при написании заявления. Международные платежные системы за долгий период своей работы разработали уже и формализовали, собственно, весь процесс возврата денежных средств и всей претензионной работы по данному случаю. Но у нас свой путь, и, как я на данный момент понимаю, законодатели разрабатывают собственные решения, отталкиваясь от своих видений, которые позволят возвращать как раз деньги пользователям либо наоборот.
С. И.: Ну, если не отталкиваться исключительно от работы законодателей, если брать только платежные системы в чистом виде, как они есть, на твой взгляд, из трех самых распространенных у нас платежных систем — «Яндекс.Деньги», QIWI и WebMoney — какая наиболее защищена?
В. Ф.: Это вопрос в тупик. Я не имел отношения…
С. И.: Неизвестно, да?
В. Ф.: Я не пытался копаться в этих системах.
С. И.: e-MoneyNews все-таки аналитический ресурс и консультационный, поэтому…
В. Ф.: Все платежные системы, а я знаю большое количество коллег и из QIWI, и из WebMoney, и из «Яндекс.Денег», работают достаточно активно над безопасностью в том числе. И так как сейчас есть возможность привязки банковских карточек к их платежным системам, то этот вопрос у них стоит очень-очень высоко. То есть если мы вспоминаем, допустим, внедрение сервиса привязки банковских карточек в компании «Яндекс.Деньги», то они не давали, к примеру, возможности проводить платежи из стран… К примеру, с IP с западной «эмиссией»: Америка, Европа и т. д. То есть они понимают, и банки и процессинговые центры им отдают информацию о том, что уровень мошенничества, так называемого фрода, высок. Поэтому они на тот момент не внедряли. После того как они провели достаточно хорошую работу, они дали возможность привязки банковской карточки любой страны. Эта новость была совсем недавно. Соответственно, они работают очень хорошо, сам я не копался. Наверное, как это называется, «не бывает ничего невозможного в нашей жизни».
С. И.: Да.
В. Ф.: И если постараться, то, конечно…
С. И.: Понятно, что защищенность — понятие относительное, но хотя бы ее оценить.
В. Ф.: Но уровень вложений в то, чтобы взломать эту всю систему, должен быть равен уровню получения тобой дохода. И вряд ли какая-то умная голова будет пытаться мучить интернет-платежные системы. Они идут в банковский сектор, ломают ключи и вытаскивают деньги.
С. И.: То есть там проще?
В. Ф.: Ну, там уровень дохода больше, поэтому они идут туда. Я не скажу, что, наверное, проще, но…
С. И.: Следующий вопрос — по поводу будущего госрегулирования электронных платежных систем. Например, одна из тенденций такова: скорее всего, как нам кажется, будут стараться идентифицировать и персонализировать аккаунты пользователей, для того чтобы они не покупали запрещенных каких-то веществ, товаров и т. д. Что ты скажешь, куда будет двигаться госрегулирование?
В. Ф.: С одной стороны, был действительно внедрен 161-ФЗ, который регламентирует деятельность электронных платежных систем. И они либо ушли под банки и стали IPSP, либо стали НКО. И это позволило контролирующим органам видеть, что происходит на рынке электронных денег и цифровой наличности, я имею в виду в том числе банковские карточки. Они видят потоки. Для них это важно. Первое — видеть, второе — защищать самого потребителя, самого пользователя, который, возможно, будет обижен. Потому что самый обиженный у нас — это сам потребитель, по идеологии. Но если говорить о том, куда пойдет именно законодательная часть…
С. И.: Да, к верификации личных данных, например, все больше и больше, да?
В. Ф.: …то действительно, даже посмотреть на новости, которые проходят, и часть твоего вопроса, скорее всего, касается Bitcoin, который сейчас…
С. И.: Это будет следующий вопрос, но, в принципе, можем объединить.
В. Ф.: Если мы говорим об этом, то мы понимаем, что, конечно же, законодатели не очень хорошо относятся к криптовалюте, вообще к валютам без идентификации данных, потому что их трудно контролировать. И второй момент: всеми валютами, которые являются неперсонифицированными, и платежными системами пользуется действительно в большей степени черный рынок.
С. И.: В криминальных целях, да.
В. Ф.: Это те направления, которые в той или иной мере запрещены в каждой из стран. И поэтому законодатели именно закрывают эти направления. К примеру, торговать наркотиками с помощью электронной платежной системы, которая у тебя не попросила данные, достаточно просто. «Яндекс» в свое время, внедрив возможность персонификации данных, стал по умолчанию после выхода закона блокировать счета, по которым идут неконтролируемые обороты. И после этого получали данные именно этого предпринимателя, то есть: «Что ты делаешь, будь добр, расскажи, пожалуйста, нам, чтобы у нас не было проблем с контролирующими органами». И законодатели в большей степени наблюдают за этим рынком и не дают возможность развиваться неперсонифицированным валютам.
С. И.: Вернемся к криптовалютам, к тому же Bitcoin. И даже у нас господин Мавроди, по-моему, криптовалюту выпустил. Прием оплаты в криптовалюте на сайте — это маркетинговый вирус или все-таки тренд, который нам не избежать, дело ближайшего будущего?
В. Ф.: Bitcoin — да, я не могу сказать, что оно мошенническое, но даже в Китае его запретили на данный момент.
С. И.: И напоследок я задам тебе вопрос, который у нас является традиционным, — тебе как эксперту рынка электронных платежей, как консультанту в области: какие тенденции рынка электронных платежей ты считаешь самыми важными в интернет-магазинах? Как для пользователей, так и для самих интернет-магазинов.
В. Ф.: Все-таки, наверное, чтобы стимулировать развитие рынка, надо первично подключать прием платежей как таковых.
С. И.: Да, да.
В. Ф.: Это раз.
С. И.: Решение простое, но почему-то неочевидное для большинства интернет-магазинов.
В. Ф.: А второе — это анализировать потоки, анализировать поведение пользователей и улучшать свои онлайн-ресурсы. Это, по крайней мере, то, что я вижу. Потому что сейчас есть большое количество маркетинговых инструментов, которыми ты можешь завлечь аудиторию, а вот как научиться получать то value, которое, собственно, принесет хорошее настроение, — тут надо стараться. И маленькое количество игроков сейчас работает на прибыль. В основном, если говорить про большие-большие компании, это вливания на долгосрочную перспективу с точки зрения инвестиций. Я редко встречал такие проекты, которые здесь и сейчас получают доход. И надо понимать, надо научиться нам не только растить обороты, но и уметь зарабатывать деньги. Потому что действительно с точки зрения получения наличных — мы знаем, что сейчас происходит с наличными. И второй момент: переход в электронную коммерцию уменьшает наш доход на какой-то процент, который забирают международные платежные системы, банки-эквайеры и IPSP. Сообщество — ну, опять же, есть российская Ассоциация электронной коммерции, и она активно пытается понизить процентную ставку по рынку, по крайней мере, собирает информацию с рынка и это недовольство пытается донести до игроков рынка платежных систем. Но пока это делается с трудом. Другой вопрос, что у нас еще путь достаточно длинный до европейской ситуации и мы постепенно, скорее всего, придем к тому, что процентная ставка по платежным системам будет понижаться. Ну, это путь, который мы должны будем пройти.
С. И.: Ну что, большое спасибо, Слава, за консультацию. Наши зрители, а это в основном представители малого и среднего бизнеса, среди которых достаточно большое количество владельцев и менеджеров интернет-магазинов, я думаю, поняли, к чему им готовиться в ближайшем будущем, куда двигаться и на что в первую очередь обращать внимание. Большое тебе спасибо!
В. Ф.: Спасибо большое!
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Я напомню, это была передача о рынке электронных платежей и платежных систем. Задавайте вопросы, предлагайте темы, внимательно смотрите наши передачи. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео