Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Alfer Group: игра на одевание

3
0
359 0
Аудио Текст
8 сентября 2015

Мы говорим о ситуации в индустрии моды в ее интернет-преломлении с одним из самых известных борцов за развитие фэшн-тематики в Рунете — генеральным директором Alfer Group Антоном Алфером.

Из передачи вы узнаете:
— что такое Moda.ru сейчас, каковы текущие статистические показатели портала;
— чувствуют ли профессиональные СМИ конкурентное давление со стороны независимых фэшн-блогеров;
— как кризисные явления последнего года повлияли на фэшн-индустрию и тематические СМИ;
— какие каналы продвижения выбирают модные бренды в погоне за эффективностью;
— какие форматы площадок сейчас лучше всего работают в фэшн;
— какие форматы информационных проектов будут востребованы индустрией;
— и многое другое.

Alfer Group: игра на одевание

Мы говорим о ситуации в индустрии моды в ее интернет-преломлении с одним из самых известных борцов за развитие фэшн-тематики в Рунете — генеральным директором Alfer Group Антоном Алфером.

Антон Алфер, генеральный директор Alfer Group, основатель Moda.ru.
Родился в 1973 году в Самаре.
В 1994 году окончил Санкт-Петербургский государственный университет (прикладная математика).
В 1998 году окончил Университет Техаса в Эль-Пасо (фэшн-менеджмент).
С 1995 года — генеральный директор Alfer Group.
С 1998 года — партнер в компании Fashion.ru.
В 2006-2009 годах — президент компании Elite Model Look Russia.
В 2009 году стал основателем и генеральным директором компании Moda.ru.

Сергей Иванов: По легенде, Moda.ru началась с того, что ты посадил секретаршу переводить в цифровой вид газетные вырезки на тему моды, которые ты собирал. Это правда?
Антон Алфер: Да, абсолютная. Интересно, что вы нашли эту информацию.
С. А.: Можешь рассказать о том, как с годами эволюционировал проект? Что изменилось?
А. А.: Конечно. Секретарша уже давно другая. Проект начался как хобби. Я учился в университете на прикладной математике, мне в тот период была любопытна мода, и я шил одежду. Мне показалось, что пользоваться всей этой огромной базой данных в цифровом виде в одиночку как-то грустно, и в 1996 году, на заре интернета в России, я решил поделиться информацией с людьми, которым тоже интересна тема фэшн.
С. А.: Какие стадии проходил проект?
А. А.: Сначала это был каталог с биографиями дизайнеров. Потом добавили туда форум. У нас сайт сразу был двуязычным. И мои друзья из фэшн-индустрии, с которыми я познакомился много лет спустя, рассказывали мне: «Заходишь на Moda.ru и читаешь про то, что компания Benetton ищет представителей в России». И спрашивают меня: «Как же так? Ведь ты вообще все бренды мог взять». А меня это в тот момент интересовало меньше всего.
Потом появился любопытный сегмент — модели, которым я, по правде сказать, вообще не интересовался. Но был запрос. Страна открывалась, и многие западные агентства приезжали сюда для скаутирования новых лиц. И в фэшн-индустрии модельный сегмент был наиболее востребованным. Дизайнеров как таковых у нас не было, равно как и дизайн-школ. Была пара известных и именитых, но для зарубежных фэшн-деятелей, которые искали новые таланты, основной интерес представляли модели. Таким образом, сначала у нас трансформировался раздел, который описывал достижения наших известных моделей, таких как Наташа Семанова, Татьяна Завьялова, Ирина Бондаренко: мы переделали его так, чтобы каждая девочка могла добавить свое портфолио. Мы реализовали эту возможность к 1998 году. И к началу 2000-х это начинание выросло в большой сайт. С одной стороны, до того к нам регулярно обращались девочки: «Уважаемая редакция, я молодая и симпатичная. Мой Вася говорит, что мне обязательно надо стать моделью». С другой стороны, западные агентства писали нам: «Мы приезжаем в Россию, помогите нам найти партнеров». Мы соединили эти запросы в одной бизнес-модели. И это направление стало развиваться, что дальше сказалось в том числе на моей карьере. Я никогда не стремился в тот сегмент, но он начал развиваться гораздо быстрее, чем остальные.
С. А.: Что такое Moda.ru в настоящий момент? Каковы текущие статистические показатели портала, например посещаемость?
А. А.: 100 тыс. уников в месяц. У нас пара редакторов, которые ведут проект, энное количество фрилансеров, которые пишут для него менее регулярно. Мы ввели на Moda.ru UGC-формат с первых лет. Начиная с 1998 года можно было к нам зайти и, если ты что-то хотел написать о фэшн, сделать это не на форуме, а на собственной странице, в своем блоге после регистрации. Тогда еще не было распространено название «блоги», но мы развили формат, и он в таком виде существует по сей день.
С. А.: А каков гендерный баланс сайта?
А. А.: У нас порядка 68-70% женской аудитории.
С. А.: Как ты оцениваешь текущую конкурентную ситуацию в онлайновой ипостаси фэшн-индустрии? Есть проекты, которые начинают подпирать тебя снизу? С одной стороны, Moda.ru — патриарх, с другой стороны, ниша бурно развивается.
А. А.: Безусловно есть. Существует достаточное количество интересных, молодых, амбициозных проектов, которым удалось привлечь необходимый объем инвестиций, собрать очень хорошую команду.
С. А.: Кто это? Я не очень хорошо разбираюсь в фэшн-индустрии Рунета.
А. А.: Я, скажем, достаточно часто смотрю материалы на Buro247.ru.
С. А.: Они также UGC-проект?
А. А.: Да, у них есть интересные авторы. Попадаются и отдельные блогеры, которых любопытно читать. У меня контент агрегируется, и мне даже не особо интересно, откуда новость, скорее важны конкретные темы и конкретные авторы. И я стараюсь хотя бы по диагонали читать, о чем сейчас пишут, откуда дует ветер.
С. А.: Многие рекламодатели считают фэшн-блогеров очень эффективными. Испытывает ли сейчас Moda.ru и другие площадки того же типа давление с их стороны? Или их время еще не пришло?
А. А.: Фэшн-блогеры, вне всякого сомнения, меняют ситуацию на мировом рынке. Раньше в фэшне имела место некая цикличность: бренд делал коллекцию, проводил fashion week, собирал глянцевых журналистов и редакторов, те сидели в первом ряду. Туда приглашали и клиентов. Собственно, фэшн-журналисты определяли конъюнктуру: про такого-то напишут хорошо — продажи поднимутся. И после показа коллекция запускалась в серию.
С. А.: Блогеры более сговорчивы?
А. А.: Дело в другом. У глянца предусмотрен определенный цикл подготовки материалов, требующий времени. Как правило, месяца два, при самом плотном графике — месяц. Однако ситуация изменилась.

Когда у тебя в первых рядах сидят блогеры и у многих из них аудитория уже сравнима с журнальной, отчеты сразу идут в онлайн. И многие бренды не могут угнаться за ними.

У каких-то даже не хватает ресурсов сразу делать продажи. Раньше проходил показ, приходили байеры и говорили: «Вот эту и ту модель — по тысяче штук, вон те — по три тысячи», — и выбранное шло в производство на заказ. К сезону, месяца через четыре, модели появлялись в продаже в магазинах. Через два месяца выходил журнал, где писали: «Ой, сейчас от этого бренда пойдет такой-то тренд». Модницы вздыхали: «Срочно нужно занимать очередь, бежать в магазин и покупать». С приходом блогеров последовательность событий нарушилась. Они сразу выкладывают материалы в Сеть, их отчеты тут же обсасывают, пишут к ним комментарии — и через два-четыре месяца это никому больше не интересно. Вау-эффект пропадает.
С. А.: В таком случае зачем использовать фэшн-блогеров как рекламный канал? Или нужно как-то их регулировать?
А. А.: Фэшн-мир разделился. С одной стороны, компания Burberry, например, способна сразу делать интернет-продажи, может позволить себе быстро выпустить модель, и во время онлайн-шоу ты, если захочешь, купишь ее. Им выгодно привлекать блогеров: чем больше напишут, тем шире будет охват. С другой стороны, подобную практику не все могут себе позволить, многие компании, даже большие, либо отказываются от самого показа, либо приглашают только байеров на закрытое мероприятие. Зовут десять-двадцать человек и просят их дать своего рода «подписку о неразглашении» до часа X, после которого можно будет сделать заказ. Иначе эти компании не справляются. Именно благодаря интернету и блогерам сейчас парадигма фэшн применительно к производству меняется.
С. А.: Правильно ли я понимаю, что в данном случае фэшн-индустрия разделилась на два неравнозначных сегмента? Одни используют новые технологии в полной мере, и рекламные каналы у них тоже достаточно быстрые: фэшн-блогеры или тематические интернет-ресурсы, которые не завязаны на принте и не скованы долгими сроками подготовки материалов, — другие же пытаются законсервировать ситуацию, в том числе не приглашая фэшн-блогеров и придерживаясь традиционных продаж.
А. А.: Есть такое разделение. Но я все-таки считаю, что здесь победит fast fashion. Можно выбиваться либо в сторону совсем уж премиума, либо в сторону масс-маркета. Но мы все понимаем, что основные деньги дает второй. А фэшн — рынок потребительский. Думаю, здесь будут выигрывать такие бренды, как Zara. Если раньше у большинства брендов было две коллекции в год, то она сейчас пополняет ассортимент каждые две недели. У нее практически 24 обновления в год. Zara тщательно простроила вертикальную модель. Фактически у нее в режиме реального времени работает мониторинг, того что покупается, что нет. Пошили пиджачки — их не берут. Все, перестали производить. Пошили другие — о, берут. Давайте еще добавим. На мой взгляд, это более перспективная история. Компания Inditex, владелец бренда Zara, одна из мощнейших в индустрии в Европе.
С. А.: По твоим наблюдениям, какие форматы онлайн-площадок в наши дни наиболее эффективны для фэшна? Товарные агрегаторы с элементами соцсетей, что-то иное?
А. А.: Во-первых, я считаю, что social shopping — определенно тренд. Во-вторых, как мы знаем из маркетинга, 13 из 14 покупок мы делаем на основании рекомендаций друзей и знакомых. Шопинг — это ведь и entertainment. В свою очередь, многие покупают какие-то вещи как социальные якоря. Энное количество людей приобретает дорогие часы не потому, что те им нужны, а потому, что, по их мнению, это элемент стиля, наличие которого в определенной среде даст им большую уверенность. Заранее знаешь, что Маша, Катя, Петя и Саша скажут: «Вау! У тебя еще и это!»
С. А.: Вернемся к Moda.ru. Наш традиционный вопрос: как ты монетизируешь проект? Рекламой на сайте, каталогами товаров — чем еще?
А. А.: Во-первых, мы делаем спецпроекты. Во-вторых, у нас реализован товарный агрегатор. В-третьих, традиционная реклама. По сути дела, сейчас это онлайн-журнал с витриной магазина.
С. А.: Помню, когда у нас был Алексей Аметов, Look at Me, мы долго разговаривали о том, как трудно сочетать медиа с e-commerce. Не каждому это удается. Окупается ли на текущий момент Moda.ru?
А. А.: Окупается. Конечно, я работаю над увеличением revenue. Но на сегодняшний день доходы покрывают расходы и есть прибыль, что не может не радовать. У меня достаточно большое количество идей, как трансформировать сайт в обозримом будущем. Просто у меня сейчас еще один проект, который отпочковался от Moda.ru и который мы запускаем в ближайшем будущем. И больше времени я пока уделяю ему. Эта стартап-история будет в том числе синергировать с Moda.ru. Но после того как мы ее запустим, я собираюсь реструктурировать Moda.ru, ввести новые бизнес-модели.
С. А.: Антон, а что такое «Модная карта»? Каким целям служит, кто ею пользуется?
А. А.: Это подмороженный на данном этапе проект. Мы сделали его пилот перед кризисом 2009 года. Попробовали, нам понравилось, но… Мы разговаривали с очень большим количеством партнеров о скидках, и мы фактически договорились. Плюс я придумал механизм вовлечения аудитории. Например, у одного бренда есть своя аудитория, и мы даем ей какие-то бонусы через тот же бренд. Попробовали реализовать это с одним из наших партнеров, нам понравилось. Хотели привинтить туда банковскую историю, однако был не очень удачный период для подобных решений.
С. А.: Банки валились один за другим.
А. А.: Да. И мы просто заморозили проект на неопределенное время.
С. А.: А твоя стартап-история — это Model.ru или что-то другое?
А. А.: Откуда вы знаете?
С. А.: Мы специально готовимся к каждой передаче, хотя делаем вид, что ничего не знаем. Я в курсе того, что проект еще не запущен, но если ты скрываешь, то могу сказать все, что знаю сам.
А. А.: Расскажи: мне интересно, что просочилось. Мы делаем его под завесой секретности.
С. А.: Это, насколько мне известно, будет некий аналог Look Models Russia. Онлайновое агентство по поиску последних не охваченных модельным бизнесом мало-мальски симпатичных девушек с просторов СНГ с последующим «огламуриванием» и выводом в свет. В одном из интервью ты успел сказать, что в оборот их надо брать в возрасте 14-15 лет.
А. А.: Во-первых, за то время, когда я придумал концепцию Model.ru, рынок очень сильно поменялся.
С. А.: Наши сведения устарели?
А. А.: Я сейчас внесу коррективы, хотя не буду рассказывать все полностью. Во-вторых, я получил достаточно большой опыт. Наверное, ваша команда натолкнулась на информацию о том, что я имел непосредственное отношение к Elite Model Look. Я представлял здесь крупнейшие западные агентства: NEXT Model Management, потом Elite. Это практически восемь лет моей жизни. У меня параллельно существовала своя компания, а это была публичная часть моей истории, которая позволила мне, в частности, объехать весь СНГ. Скаутинг — это когда ты приезжаешь, общаешься с партнерами, проводишь кастинги. Было достаточно интересно посмотреть на нашу необъятную родину. Кроме того, нетривиальным оказалось выполнение такого крупного продакшена, который был у нас под названием «Конкурс Elite Model Look». В один год я сделал его в 16 городах за 40 дней, во второй — в 12 городах ровно за месяц вместе с финалом. Это был феноменальный опыт. И благодаря ему я понял, что вообще можно улучшить в данном сегменте рынка, и решил поженить все это с технологиями.
С. А.: Это как раз для нас самое интересное.
А. А.: Да. Еще раз подчеркну: я никогда не стремился в этот бизнес, но так получилось — «самотеком». Сначала со мной на Moda.ru списались японцы и спросили: «Можешь сделать для нас кастинг?» Потом другие японцы, потом американцы. Сперва это было для меня хобби, занимало 5% времени. Дальше — 20% и т. д. В какой-то момент я сделал Model.ru. И это был первый в мире, не побоюсь это сказать, модельный сайт. Мы запустили его в том виде, в каком он существовал впоследствии весьма долго, в 1998 году. Даже когда я в ту пору приезжал в Лондон и показывал сайт: «Посмотрите, у нас русские модели», — мне отвечали: «Нет-нет, мы по интернету не работаем». Так говорили мне в ведущих агентствах, про которые, кстати, вчера писали, что они — Storm, Premier и Models 1 — вступили в ценовой сговор и антимонопольная служба Великобритании решила с ними побороться. У меня была мысль: здесь много красивых лиц, а там есть большой спрос. По большому счету, западному рынку вообще все равно, откуда эти девушки. Когда они становятся востребованными и профессиональными, вопрос их бэкграунда, того, где они родились, отпадает. Никто про это не спрашивает и не думает. Но если посмотреть набор с композитками, видно, что процентов сорок — Маши, Наташи, Кати, Саши, Оли и т. д. Цифра достаточно большая. «Газпром» на мировом рынке занимает гораздо меньшую долю. Фактически мы одни из крупнейших поставщиков лиц на мировой рынок.
С. А.: Как удалось преодолеть недоверие к работе через интернет? Или это естественный ход событий?
А. А.: Естественный. Я говорил: «Ну что же вы!» А мне: «Присылайте буки». Раньше по FedEx буки слали. Я: «Да вы не понимаете. Все изменится». Прошло два-три года — и изменилось. На самом деле моя проблема была в том, что я очень рано начал все это делать, гораздо раньше рынка. И та история трансформировалась в мою офлайновую деятельность: Elite Model Look и т. д. А потом после феноменально хорошего проекта мне каждый из французского офиса позвонил: «Мы слышали. Вау! Поздравляем!» Просто дальше мы не договорились по лицензионным соглашениям, и я не стал продлять эту историю. Я понял, что моя команда достаточно хорошо и эффективно способна ею заниматься, но когда условия одинаковые, например, для Чехии и для России, где рынки разные, неправильно: для нас нужны иные контрактные соглашения. И мы не договорились. Интересный нюанс: прошло пять лет, и мне опять позвонил директор по маркетингу Elite: «Антон, а что тебе нужно, чтобы сделать конкурс?» Я ответил: «Немного поздно. Уже неинтересно. Я делаю свои проекты».
С. А.: Как ты оцениваешь перспективы российского фэшн-рынка? В первую очередь какие информационные продукты будут на нем востребованы? Я понимаю, что тебя больше увлекает сервисная модель.
А. А.: Верно. И объясню почему. Если она удачна, то очень хорошо масштабируется. То, что мы сейчас делаем, можно будет масштабировать на очень многие рынки. Когда ты связан с продуктовой историей, у тебя, скажем, склад, ты привязан к нему. Масштабировать тяжело, тебе нужно больше ручек, больше инвестиций в товары, в логистику. У меня достаточно компактная команда, и многие вещи я делаю на аутсорсе по мере необходимости. Мне надо решить какую-то задачу — либо я иду к партнерам, с которыми я уже работал, либо нахожу того, кто узко специализируется на подобных задачах. Вообще, мне сервисная модель нравится в любом бизнесе.
С. А.: Ты готовишь какие-то новые проекты, помимо трансформации Moda.ru и создания Model.ru? Есть ли что-то в планах? Кажется, ты решил выстроить некую экосистему, о которой мы имеем слабое представление.
А. А.: Да, не так давно мы сделали перезапуск Fashion.ru. Это часть экосистемы, все верно. Фактически сайт — специализированный нишевой аналог существующего ресурса, который широко известен среди интернетчиков, не буду его называть. Но что касается дальнейшего развития проекта, он имеет шанс превратиться в аналог LinkedIn в фэшн-сегменте, в историю про бизнес, где, с одной стороны, есть потребность находить профессионалов, с другой — они все каким-то образом аффилированы: там работали, здесь работали, с теми брендами, с другими и т. д. Соответственно, у нас некая экосистема, объединяющая бренды и компании с пользователями. При всем при том вы, возможно, не интересуетесь фэшном, но хотя бы раз в год, например покупая джинсы, как-то контактируете с ним. И если вдруг у вас есть любимый бренд, который вдруг захочет пригласить вас на какое-то мероприятие, допустим показ, или сделает вам какой-то специальный бонус или оффер, наверное, вы не откажетесь, пусть и не причисляете себя к модной аудитории. Но это все в лайт-режиме. Мы собрали эту конфигурацию, она уже работает, тем не менее большую часть времени я уделяю тому проекту, который мы сейчас запускаем. Он практически готов, переходим на стадию тестирования. Это российская часть worldwide-истории. У меня есть партнеры, и мы объединили очень много ресурсов по разным странам.
С. А.: В завершение передачи хочется услышать твое мнение о том, куда должен двигаться или будет двигаться рынок фэшн в условиях падения покупательной способности и кризиса. То ли это будет технологическое развитие масс-маркета, то ли некая ориентация на экспорт, то ли, наоборот, индустрия замкнется на узком круге платежеспособной аудитории.
А. А.: Во-первых, что мне очень нравится, мы стали достаточно патриотичными. Например, в 2011 году я стал развивать группу Made in Russia в преломлении фэшн-сегмента. Я создал сообщество в Facebook, подумав: «Ну что ж такое, почему у нас здесь так мало брендов? Надо создавать отечественные продукты». Но у масс был некий заведомый пиетет к зарубежным товарам. Если было две футболки, притом что одна made in USA, а вторая made in Russia, то 99% населения выбирали первую вне зависимости от того, какого она качества. Сейчас благодаря произошедшему в мировом масштабе ситуация переломилась. Все с точностью до наоборот. Не 99%, но очень большая доля людей предпочтет российское. Это дало спрос на российских дизайнеров. Есть, однако, проблемы с производством. Многие вещи все равно приходится закупать. Так, мы закупаем волокно, полотно. У нас нет в достаточном количестве хлопка, из которого хочется производить многие предметы одежды. То же самое с шерстью. Тем не менее наблюдается тенденция к увеличению количества русских брендов. Рост очень сильный. Появляется огромное количество дизайнеров. Какая-то часть брендов долго не просуществует. Но, безусловно, при таком огромном объеме какие-то разовьются.
Во-вторых, сейчас достаточно сложный период даже у крупных, очень успешных компаний, с которыми я дружу. У них наблюдается падение спроса на 30-50%. Но люди не перестанут питаться и не перестанут одеваться. Возможно, ассортимент изменится в сторону масс-продакшена, fast fashion, большей утилитарности в потребностях населения. И конечно, надо будет сокращать издержки, делать более технологичные сервисы: оптимизированную доставку и т. д.
С. А.: Всевозможные виртуальные примерочные, представители которых не раз были у нас в студии, рекомендательные сервисы и т. д.
А. А.: Да, в том числе.
С. А.: Большое спасибо, Антон. Надеюсь, что благодаря тебе и твоим сервисам технологии будут все глубже проникать в мир фэшн, кризис будем ему нипочем, а его развитие будет продолжаться.
А. А.: Спасибо!
С. А.: Напоминаю, друзья, что в гостях у нас был генеральный директор Alfer Group Антон Алфер. Это была программа «Бизнес Online», с вами был Сергей Иванов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео