Регистрация

«Яндекс.Музыка»: лицензия на поток

7
0
1 084 0
Аудио Текст
20 сентября 2012

Желание продвигать сервис легальной музыки в Рунете, не привыкшем платить и избалованном пиратским контентом, граничит с авантюризмом. Но «Яндекс» в авантюрах не замечен, он замечен в создании массовых сервисов по поиску информации. Что заставило компанию заняться развлекательным сервисом и брать за него деньги, что помогает ей отобрать слушателя у «ВКонтакте» и Zaycev.net, рассказывает руководитель «Яндекс.Музыки» Константин Воронцов.

Из программы вы узнаете:
— почему «Яндекс.Музыка» пытается превратиться из магнитофона в радио;
— почему подписка в мобильном приложении должна быть платной;
— зачем «Яндекс» скрестил музыку и видео;
— как соотносятся прослушивания отечественных и зарубежных исполнителей в рамках сервиса;
— какие пользовательские сценарии прослушивания музыки реализуются в Music.yandex.ru;
— почему лейблы — это не только плохо, но и хорошо;
— сколько пользователей Facebook слушают «Яндекс.Музыку» на сервисе;
— почему приложения «Яндекс.Музыки» нет во «ВКонтакте»;
— появятся ли у «Яндекс.Музыки» персональные рекомендации;
— и многое другое.

Наиль Байков: Привет, друзья! Программа «Бизнес online», в студии Наиль Байков. Что делает рядовой пользователь в интернете? Смотрит фильмы, играет в онлайн-игры, пытается заработать деньги, общается с друзьями в соцсетях, ну и слушает музыку. «Яндекс.Музыка» — сервис довольно-таки необычный, и необычен он тем, что это единственный из сервисов «Яндекса», который пытается брать деньги с пользователей. Но славится он другим: у него много других полезных функций и качеств, о которых мы сегодня и хотели бы поговорить. Встречайте, у нас в гостях руководитель сервиса «Яндекс.Музыка» Константин Воронцов.

Константин Воронцов, руководитель сервиса «Яндекс.Музыка».
Родился 25 июня 1982 года в Москве.
В 2004 году окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова.
С февраля 2003 по октябрь 2004 года — корреспондент ИД «Коммерсантъ».
С октября 2004 по май 2007 года — директор по связям с общественностью «Проф-Медиа».
С мая 2007 по ноябрь 2007 года — директор по корпоративным коммуникациям холдинга «СТС-Медиа».
С ноября 2007 по май 2008 года — директор по корпоративным коммуникациям «КМ Инвест».
С мая 2008 по февраль 2009 года — директор по работе с инвесторами в «Проф-Медиа».
С февраля 2009 по ноябрь 2010 года — директор по корпоративным коммуникациям «Рамблер Медиа».
С октября 2010 по август 2011 года — исполнительный директор ООО «Кинопортал».
С августа 2011 года — руководитель сервиса «Яндекс.Музыка».

Н. Б.: Константин, привет!
Константин Воронцов: Добрый день!
Н. Б.: Константин, в самом начале снимем вопрос монетизации сервиса. Всем нам известно, что у «Яндекс.Музыки» есть мобильное приложение, которое предоставляет доступ к музыке по платной подписке. Хотелось бы узнать, сколько вы планируете заработать, почему выбрали именно эту модель монетизации? У «Яндекса» же в основном рекламная модель, а у вас — по подписке…
К. В.: Всех денег в мире не заработаешь.
Н. Б.: Это точно!
К. В.: Сколько точно заработаем, покажет время. Почему именно такая модель? Веб-часть сервиса была, есть и будет бесплатной, а вот если посмотреть на мировую музыкальную индустрию, индустрию музыкальных сервисов, то все приложения, которые есть, если говорить о легальных сервисах, конечно, платные. Собственно, это просто модель работы правообладателей с музыкальными сервисами, она общемировая, и здесь, пожалуй, в текущих условиях, в текущей картине мира бесплатным музыкальный сервис на мобильном просто быть не может. Таковы правила индустрии.
Н. Б.: Хотелось бы понять, как пришло решение создавать этот сервис в «Яндексе»? «Яндекс» чем славится? Поиском, информационной составляющей, смысловой, исследовательской. И вдруг «Яндекс.Музыка» — почему?
К. В.: Можно считать этот сервис развлекательным, а можно считать его, как на самом деле мы и считаем, логичным развитием поиска. Что, по-хорошему, пользователь, прежде всего делает с музыкой в интернете? Он ее находит. Именно так сервис и развивался. В какой-то момент «Яндекс» увидел, что количество запросов, связанных с музыкой, в общем потоке довольно большое.

Сейчас, по разным оценкам, так или иначе связано с музыкой в районе 5% всех запросов.

И начало сервиса было именно таким: в поисковой выдаче появился плеер, в котором можно было сразу послушать музыку, если вы спрашивали что-то про артиста, про какой-то альбом или трек. А потом мы увидели, что этого маловато. Пользователю хочется не только отдельный трек послушать, но и остальные альбомы артиста, похожих исполнителей, сохранить для себя эту музыку в некоем виде — сейчас это представлено в виде плей-листа, — сохранить для себя последовательность треков так, чтобы легко из любого места к ней возвращаться и слушать с удовольствием то, что нравится. Так появился отдельно стоящий сервис, точно такое же логичное развитие его — это мобильное приложение. Веб, компьютер, ноутбук под рукой есть не всегда, а музыку хочется слушать, и, естественно, на мобильном особенно. Мы уже привыкли к этому, когда появились iPhone, когда появились другие телефоны с возможностью…
Н. Б.: Смартфоны.
К. В.: Да, смартфоны с возможностью проигрывания музыки. Мы привыкли к тому, что музыка всегда в кармане, поэтому и для нашего сервиса это было логичным развитием.
Н. Б.: Ну, подобный проект, на мой взгляд, оказался между двух огней, между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, пользователи, которые привыкли к торрентам, ко «ВКонтакте», то есть люди, не привыкшие платить. С другой стороны, правообладатели, с которыми надо выстраивать взаимоотношения, чтобы можно было предоставлять их контент. И там огонь, и там огонь. Хотелось бы сейчас поговорить о пользователях. Вот проекту два года в сентябре будет. Каким образом вам удалось отвадить пользователей сервиса «Яндекс.Музыка» от торрентов, от «ВКонтакте»? Чем удалось их привлечь?
К. В.: Ты совершенно прав. Российский рынок как раз отличается тем, что у нас очень много сервисов, проектов, где можно слушать музыку, которую правообладатели и легальные сервисы считают нелегальной, собственно пиратскую музыку, бесплатно, без малейших усилий. Поэтому сложно говорить о том, что мы отвадили кого-то от каких-то сервисов, да и цели такой не стояло. Ну а как мы смогли завоевать ту аудиторию, которая есть? Несколько причин. Прежде всего, это чистота и структурированность каталога. Во многих сервисах, не имеющих контракта с правообладателями, пиратских, любой поиск, особенно какого-то популярного исполнителя, выдаст длиннющую «простыню» из 200 дублирующихся ответов, а потом еще 200, которые вообще не имеют к вашему вопросу никакого отношения. То есть, если хочется гарантированно найти что-то нужное и быстро это послушать, важны именно структурированность каталога и основное умение «Яндекса» — хорошо искать, которое здесь очень помогает.
Н. Б.: Чистота выдачи?
К. В.: Чистота выдачи, с точки зрения пользователей, — это скорее именно простота использования, то есть возможность быстро найти то, что хочется, и быстро разобраться в том, что происходит. Что еще?..
Н. Б.: А сколько их у вас сейчас?
К. В.: По TNS, 5 млн месячных на веб-сервисе.
Н. Б.: А сколько пользователей, которые продлевают подписку, по подписке работают? Вот пять миллионов по TNS — это Веб?
К. В.: Это пользователи веб-сервиса. А установок приложений у нас к настоящему моменту набралась примерно четверть миллиона. К сожалению, не могу вам сказать точных цифр по конверсии в платных пользователей: просто, к сожалению, не имею права это раскрывать. Конечно, хотелось бы больше, и мы работаем над тем, чтобы их было больше. Совершенно верно, это действительно первый сервис «Яндекса» с платной подпиской, это необычная модель и для нас, и для наших пользователей. Пройдет какое-то время, и за это время мы будем улучшать и зарабатывать именно мобильным приложением, ну и надеемся, что вместе с доработками и формированием привычки количество платных подписчиков будет расти.
Н. Б.: А каковы модели поведения пользователей, которые в Вебе слушают музыку? Как они ее слушают, как они любят слушать? Какую музыку слушают? «Яндекс» ведь знает все.
К. В.: Смотри, их 5 млн, и, естественно, они очень-очень разные и слушают очень по-разному и совсем разные треки. Но модели пользователей повторяют и путь развития сервиса. Точнее, наоборот, пользовательские запросы провоцировали нас и помогали нам развивать сервис. Поэтому самая простая модель — это найти какой-то конкретный трек или конкретного исполнителя в поиске, послушать, познакомиться и решить: ага, это то, что я когда-то услышал, и это, оказывается, была Мадонна. Послушать и дальше обратиться к какому-то новому артисту еще раз в поиске. Более вовлеченная аудитория слушает немножко иначе, она тоже находит какого-то артиста, может слушать его целыми альбомами, может — и этим действительно активно пользуются — сохранять для себя последовательности проигрывания из разных треков, разных исполнителей, сохранять плей-лист — и дальше логичное продолжение на мобильном. Эти плей-листы тут же появляются в мобильном, и можно, не тыкая в относительно небольшой экран, просто составить себе на отпуск разные списки воспроизведения, положить их в карман и дальше ехать со спокойной душой, зная, что музыка под рукой.
Н. Б.: Константин, а как у вас выстроены взаимоотношения с правообладателем? Вот механизм лицензирования треков как выглядит? Очень интересно.
К. В.: Да на самом деле все очень просто. Находятся правообладатели, это западные мейджоры, российские правообладатели, агрегаторы, у которых права на достаточно много небольших лейблов, заключается контракт, лицензионный договор на права на музыку, дальше эта музыка разными способами попадает к нам в базу, что-то мы скачиваем с FTP у правообладателей, иногда просто жесткие диски приезжают, и мы их тоже закачиваем. Вместе с файлами приезжают метаданные, которые мы на своей стороне разбираем, сопоставляем файлы и метаданные, размечаем таким образом каталог так, чтобы он был чистым, понятным и там было легко найти то, что нужно, и это попадает на сервис.
Н. Б.: А сколько мейджоров у вас сейчас?
К. В.: Ну мейджорами традиционно принято называть четыре мировые компании.
Н. Б.: Может, я неправильно выразился. Правообладателей?
К. В.: Правообладателей около восьми десятков.

Крупнейших, мейджоров у нас трое из четверых. В конце прошлого года мы не продлили договор с Sony.

Н. Б.: А кто остался?
К. В.: EMI, Warner и Universal. Но хочется надеяться, и у нас есть предпосылки так думать, что Sony вновь появится в каталоге сервиса.
Н. Б.: Вернется?
К. В.: Да.
Н. Б.: Что с соотношением отечественной музыки и мировой музыки вот сейчас?
К. В.: А вот это очень любопытный вопрос.

У нас сейчас в каталоге, наверное, без малого 4 млн треков, и из них российской музыки всего тысяч пятьдесят. Так вот, на эти 50 тыс. приходится больше половины всех прослушиваний на сервисе.

Крен интересов аудитории явно смещен в сторону «родной», «домашней» музыки.
Н. Б.: То есть это 50 тыс., а остальное — мировая?
К. В.: Это зарубежная музыка, да.
Н. Б.: И ее прослушивают меньше?
К. В.: Примерно пополам, но в последние несколько месяцев российская на несколько процентов за 50% перевалила.
Н. Б.: Хорошо, пойдем по сервису дальше. Мы видим по логотипам — написано: «„Яндекс.Музыка”, бета-версия». Известно, что вы сейчас тестируете блок «Новинки». А в чем его смысл? Что вы там тестируете?
К. В.: Нас часто спрашивают, когда мы уберем статус «бета». Общий ответ: наверное, когда будем довольны тем, как и какое количество пользовательских сценариев мы решаем на сервисе. И «Новинки» — это как раз шаг в сторону новых для пользователей сценариев. Попробую аналогию привести. Можно представить почти любой музыкальный сервис — не важно, российский или зарубежный, — как развитие магнитолы: вот у нее есть две кассеты внизу…
Н. Б.: Магнитофона.
К. В.: Магнитофон-кассетник, да. Шкала с рисочками, городами иногда, которые про радио. Сейчас «Яндекс.Музыка» предлагает пользователю инструменты, которые про кассетник, то есть пользователю нужно знать, что он хочет послушать, найти это в каталоге, образно говоря, вставить в проигрыватель, нажать кнопочку Play. Сейчас мы (и «Новинки» — это один из примеров) будем стараться двигаться в сторону верхней части кассетника, где радио. Предлагать пользователю музыку, которая с некоторой степенью вероятности ему понравится, позволит ему открыть для себя что-то новое, каких-то новых исполнителей, ну и, собственно, остаться на сервисе слушать музыку больше и с большим удовольствием.
Н. Б.: Ну что ж, будем ожидать хороших результатов и успехов с блоком «Новинки». Но вы экспериментируете также с видеоконтентом в «Яндекс.Музыке». По сути, есть уже «Яндекс.Видео», вот здесь получается некий симбиоз. Зачем это? Каковы текущие результаты эксперимента?
К. В.: Это как раз очень просто, это действительно типичный пример удачного сочетания двух сервисов в рамках одной компании и дополнение одного другим. Мы уже поговорили о том, что музыки очень много разной, в каталоге «Яндекс.Музыки» есть не вся, и, конечно, мы работаем над тем, чтобы он рос, но она по-прежнему, черт побери, есть не вся. Поэтому да, с одной стороны, мы просто обогащаем пользовательский опыт, давая и послушать музыку, и посмотреть клипы. Это видно по поисковым запросам: очень часто это интент и сопутствующий интент — послушать и посмотреть клип. Плюс в случае с треками, которых, увы, пока нет в каталоге, мы, тем не менее, даем возможность с ними познакомиться, послушать их из видео.
Н. Б.: А видео-то легально? Также в сотрудничестве с правообладателями?
К. В.: Нет, здесь обычная поисковая модель, то есть здесь как бы работают те же правила, что и в видеопоиске. Собственно, это просто результат работы видеопоиска, настроенный именно под категорию «Музыка», то есть по сложным запросам мы стараемся отфильтровывать не музыку. По запросу «аквариум» стараемся не показывать рыбок.
Н. Б.: Соглашусь! Пользователи мобильного приложения лишены возможности смотреть клипы?
К. В.: Сейчас да, но это не какой-то принципиальный вопрос, мы в том числе над этой фичей сейчас работаем, и через несколько апдейтов это будет доступно и в мобильном.
Н. Б.: Если я не ошибусь, Константин, в июне 2012 года закрылся музыкальный сервис Fidel.ru, в июле — «Yota Музыка». Складывается впечатление, что сегодня создание, развитие, содержание, продвижение музыкальных сервисов доступны только крупным компаниям, в частности вашей. Можешь ли ты как-то прокомментировать, почему так происходит?
К. В.: Конечно, это в первую очередь связано с приобретением прав на контент, и действительно в условиях тех же подходов к лицензированию контента, которые используются в Европе, с учетом российских реалий таким легальным сервисам конкурировать с нелегальными и бесплатными достаточно сложно.
Н. Б.: А ожидается ли появление каких-то новых стартапов, новых ниш для прослушивания музыки?
К. В.: Все время появляются сервисы. Недавно узнал, что не в России, правда, а в Англии 72 сервиса, официально лицензирующих музыку у правообладателя. Наверняка их даже больше, это просто те, про которые знают большие правообладатели, те, кто покупает обширные каталоги. Да, наверняка будут появляться.
Н. Б.: Об интеграции с социальными сетями, Константин, поговорим немножко. Насколько эффективна, как вы считаете, интеграция с Facebook?
К. В.: Бывает очень по-разному. Например, как раз интеграция с Facebook европейского сервиса Spotify позволила довольно быстро и довольно существенно вырастить второму свою аудиторию. Например, существует также европейский по своему происхождению, но пришедший в Россию сервис Deezer, который, собственно, и работает через Facebook, и продвигается, но пока мы его, что называется, на радарах не видим, то есть совсем отсутствуют аудитория и какая-то видимость на рынке. Мы работаем с Facebook, там можно слушать музыку из каталога «Яндекс.Музыки», и мы считаем это важным сотрудничеством и каналом продвижения сервиса.

Н. Б.: Ну, слушают музыку-то через социальные сети?
К. В.: Слушают, слушают, но, скажем так, не десятки процентов от пользователей сервиса.

Н. Б.: Вашего приложения нет в социальной сети «ВКонтакте». Могу ли поинтересоваться почему?
К. В.: Я, видимо, часто делаю отсылку к этому, но по договоренностям с правообладателем есть список площадок, с которыми мы можем работать. «ВКонтакте» в них не попал пока.
Н. Б.: Вот сейчас все напряглись — какой-то «черный» список, реестр!
К. В.: Он может пополняться. Нет, это как раз белый список, это уайт-лист. Он пополняется регулярно, но «ВКонтакте» там нет.
Н. Б.: Константин, полюбопытствую, а кто есть?
К. В.: Facebook, ЖЖ, ряд СМИ — он достаточно обширен.
Н. Б.: Константин, если провести аналогию с различными оптимизаторами, которые хотят продвинуть свои сайты с помощью поисковой системы «Яндекс», я также хочу спросить, может ли как-то прославиться никому не известный исполнитель с помощью сервиса «Яндекс.Музыка»? Вот в правилах говорится, что размещается только музыка исполнителей, которых уже ищут в «Яндексе». Как много таких запросов должно поступать, чтобы я, никому не известный, смог к вам попасть? Есть вообще шанс?
К. В.: Кажется, что общее правило — это сделать что-нибудь хорошее, например написать хорошую музыку.
Н. Б.: Да. Хорошо ее исполнить.
К. В.: Да, и тогда, так или иначе, аудитория найдется. Что касается конкретного вопроса, да, мы заключаем прямые контракты с группами. К сожалению, по российскому законодательству это довольно трудоемкий чисто в плане документооборота процесс.
Н. Б.: Пример какой-нибудь можно привести?
К. В.: Не влезу в детали, но он занимает время. Главное, необходимо физическое присутствие в офисе, чтобы подписать документы, — я имею в виду группы. Поэтому процесс не такой быстрый, как нам хотелось бы, мы просто не успеваем подписывать всех. Понятно, что когда мы выбираем, а это действительно наша боль, то у нас есть некоторый долг по рассмотрению заявок от групп, пришедших к нам, и когда мы выбираем, кого рассматривать в первую очередь, мы ориентируемся на имеющуюся популярность, то есть на поисковые запросы. Точнее срок, пожалуй, не скажу, но в течение осени мы рассчитываем сильно облегчить этот документооборот, автоматизировать процесс так, что нужно будет послать только один документ по электронной почте, скан документа. И очень надеемся, что пул наших прямых партнеров, то есть групп, с которыми у нас прямые договоры заключены, вырастет.
Н. Б.: Константин, и в завершение нашей встречи хотелось бы вообще задать вопрос: а изменится ли в ближайшее время вообще устройство музыкального бизнеса? Многие считают, что музыкант может выкладывать свои песни бесплатно и зарабатывать на различных концертах и донейшенах, а лейблы и различные правообладатели — это зло, их быть не должно. Твое мнение?
К. В.: Ну, мы не ясновидцы, мы просто сервис, который реагирует на желания пользователей. Задача и наша, и правообладателей — помочь артисту, группе найти свою аудиторию, свести их вместе, и мы в этом смысле работаем на одно и то же, потому что, особенно когда музыки доступно очень много, она очень разная, найти своих слушателей — это непростая задача для артиста, а для слушателей непростая задача — найти своего артиста. И разные-разные инструменты от маркетинга, больших маркетинговых кампаний, в продвижении которых используют лейблы, до каких-то инструментов рекомендаций, поиска нужной музыки, которые предоставляют сервисы, на самом деле все направлены именно на эту цель — свести артиста, свести группу со своими фанатами. Я думаю, что в этом смысле устройство музыкального мира вряд ли как-то изменится.
Н. Б.: Большое спасибо, Константин, за уделенное время, что пришли к нам в студию, рассказали о сервисе «Яндекс.Музыка». Будем наблюдать за вашим развитием и очень сильно верим в то, что скоро вы избавитесь от статуса «бета» и станете настоящим, мощным, полноценным, функционирующим бизнесом, предоставляющим хорошую, качественную, легальную музыку. Спасибо, вам, Константин, большое!
К. В.: Спасибо!
Н. Б.: Дорогие друзья, оставайтесь с нами на канале, до новых встреч! Впереди нас ждет много интересного и увлекательного! Пока.

Развернуть текстовую версию
Комментарии