Регистрация

Видео по запросу: лицензия на откуп?

0
0
6 0
Аудио Текст
4 июня 2013

Несмотря на засилье пиратского видеоконтента в Рунете, платные сервисы для просмотра лицензионного видео на подъеме. Как зарабатывать в этом бизнесе? С какими трудностями приходится сталкиваться? Об этом мы узнали у заместителя генерального директора компании Stream Артема Засурского.

Из передачи вы узнаете:
— какую динамику сейчас демонстрирует рынок лицензионного видео по запросу;
— как распределяется спрос на видео между владельцами разных аппаратных платформ;
— каков круг проблем, стоящих сейчас перед всеми участниками рынка видео по запросу;
— какие стандартные требования предъявляют правообладатели к сервисам доставки контента;
— каковы специфические технические аспекты работы с видеоконтентом;
— и многое другое.

Александр Ветров: Добрый день, уважаемые телезрители! Это канал SeoPult.TV, меня зовут Александр Ветров, в эфире программа «Бизнес online». Несмотря на засилье пиратского видеоконтента в Рунете, платные сервисы для просмотра лицензионного видео на подъеме. Мы поговорим, как заработать в этом бизнесе и с какими трудностями приходится сталкиваться. Гость студии — заместитель генерального директора компании «Стрим» Артем Засурский. Артем, здравствуйте!
Артем Засурский: Добрый день!

Артем Засурский, заместитель генерального директора ООО «Стрим».
Родился в 1979 году в Москве.
В 2001 году окончил географический факультет МГУ.
В 2003 году окончил аспирантуру факультета журналистики МГУ.
С 2002 по 2006 год принимал участие в создании и развитии компании Crossmedia solutions, Solvo International / Nikita Mobile, «Территория игр».
С 2006 года — управляющий партнер фонда венчурных инвестиций Badabu Media.
С января 2012 года — вице-президент по развитию ОАО «СММ».
С февраля 2013 года — заместитель генерального директора ООО «Стрим».

А. В.: Давайте сразу к делу. Итак, сколько у вас сейчас зарегистрированных пользователей?
А. З.: Я бы не хотел разглашать точные цифры, но счет идет на десятки тысяч.
А. В.: В преамбуле я сказал о том, что именно платные сервисы сейчас на подъеме. Я был прав?
А. З.: Понимаете, учитывая, с какого уровня мы стартовали, они еще долго будут на подъеме. Если вы растете от нуля, то, когда появляется один пользователь, это уже подъем по сравнению с нулем; когда их становится пять, это тоже подъем; когда их становится 50 и т. д. Да, мы сейчас растем все, рынок растет, но по сравнению с тем, что происходит на Западе, по сравнению с тем, что могло бы быть, конечно, это все еще самое зачаточное состояние.
А. В.: А сколько единиц контента доступно сейчас у вас?
А. З.: Несколько тысяч тайтлов.
А. В.: Тоже нельзя точно сказать?
А. З.: Ну, это просто в динамике, каждый месяц студия высылает обновленные каталоги, что-то снимается, что-то добавляется, иногда в пике может быть 10 тыс. Плюс, когда появилась подписка, добавилась достаточно большая библиотека, скажем так, не топовых хитов, а фильмов, снятых 10-20 лет назад.
А. В.: Скажите, Артем, а сколько просмотров?
А. З.: Сотни тысяч.
А. В.: Сотни тысяч просмотров?
А. З.: Да.
А. В.: А как распределяются просмотры между платформами: Smart TV, игровые приставки и т. д.?
А. З.: Рост сейчас самый активный идет на Smart TV, доля их растет очень существенно.

Пока у нас еще огромная доля устройств iOS, то есть приложения для iPad, для iPhone очень популярны, но именно в динамике нам больше всего сейчас нравится, как идет рост в области Smart TV, «телевизоры» растут и в плане продаж, и в плане просмотров, активности потребления.

А. В.: Нам сейчас показывают вашу заглавную страницу, то, что видит пользователь, когда заходит на ваш сайт. А скажите, нужно ли сразу регистрироваться, или можно там покопаться, посмотреть фильм на пробу, а потом уже стать зарегистрированным пользователем? Как это все работает?
А. З.: Покопаться можно. У нас ресурс платный, и есть часть контента, который можно посмотреть бесплатно, но основная часть фильмов, которая представляет интерес, требует регистрации и оплаты. Поэтому нужно пройти эту регистрацию, каким-то образом уплатить — у нас сейчас там большинство платежных систем подключено — и, таким образом, получить доступ к контенту либо по подписочной модели, либо поштучно.
А. В.: Кстати, насчет подписки. Сразу ли она у вас появилась?
А. З.: Нет, подписка появилась не сразу, она появилась около года назад и оказалась достаточно востребованной.
А. В.: По подписке больше смотрят или все-таки популярнее разовая покупка фильма?
А. З.: Поровну. Зависит от платформ, но большой разницы нет. Если на одной и той же платформе дать выбор, то, наверное, подписка сейчас будет чуть более популярна, но это опять-таки зависит от содержания, потому что подписка — это тоже набор контента, и если он хороший, то люди при прочих равных выберут скорее подписаться, тем более что у нас цены достаточно низкие.
А. В.: А какие цены у вас?
А. З.: Начинали мы с 300 руб., и в минимуме было 99 руб.
А. В.: В месяц?
А. З.: Да, в месяц.
А. В.: А по подписке можно посмотреть все фильмы, которые вы представляете, или нет?
А. З.: Конечно нет.
А. В.: А как вы определяете: этот фильм идет в подписку, этот фильм идет в какую-то другую категорию?
А. З.: К сожалению, это не мы определяем, мы можем только, пользуясь тем, что нам предлагают правообладатели, формировать некий пакет предложений. У каждой студии есть, скажем, тысяча тайтлов, из них она сто отдает на дистрибуцию по модели transactional, когда ты можешь один раз купить тайтл, и еще у них есть библиотека, которую они отдают по подписочной модели. Соответственно, это наш выбор — отобрать то, что мы хотим взять. Есть у нас шесть мейджоров, есть множество более мелких студий, в том числе российских, со всеми приходится договариваться индивидуально по каждому типу контента. Один фильм, например, может быть доступен только для подписки или только для поштучной загрузки.
А. В.: Наш редактор очень обиделся за «Прометея». Можно, допустим, за 75 руб. посмотреть единожды «Прометея» — очень хороший, с его точки зрения, фильм. А «Морской бой», какой-то посредственный фильм, который, в общем-то, провалился в прокате, можно купить за 149 руб. Это все зависит от правообладателя?
А. З.: Я могу очень долго на эту тему говорить. Я однажды посетил такое замечательное мероприятие, как Координационный совет по защите интеллектуальной собственности, где собираются представители большинства правообладателей, мейджоров, студий и т. д. И, собственно, после моего единственного появления [меня] больше не приглашают, потому что я глубоко убежден, что главная проблема этого бизнеса в нашей стране — это, не хочется говорить обидных слов, но все-таки очень, очень недалекая позиция студий, правообладателей, людей из индустрии, которые как раз занимаются производством контента, потому что они вообще не дают в стране создать инфраструктуру легального распространения контента. Те условия, которые они нам выдвигают для работы в этом сегменте, просто глупы.
А. В.: Назовите, что это за условия?

А. З.: Чтобы собрать приличную библиотеку контента и работать в этом бизнесе, нужно заплатить минимальные гарантии — порядка 5$ млн ежегодно. И ладно бы только это, мы не можем свежий фильм выкладывать, накладываются ограничения по минимальной стоимости для абонента.

Мы, уже купив за 1$ млн какой-нибудь тайтл, не можем продать его за три рубля или за десять. У нас есть минимальная цена в 200 руб., и мы не можем продать его дешевле, потому что это требование студий.
А. В.: Требование правообладателя?
А. З.: Да, это, так сказать, их позиция: мы, значит, Голливуд, наше кино не может продаваться дешево, иначе мы ударим в грязь лицом.
А. В.: В данном случае вы никак не можете высказать им свои претензии?
А. З.: Ну, скажем так, мы высказываем им претензии, но, к сожалению, многие годы — и это касается музыкального рынка тоже — видео существует по принципу… Знаете, есть анекдот такой. Новые русские встречаются, и один другому говорит: «Я жене шубу купил за 10 тыс.», а второй отвечает: «Дурак! Я за 15 тыс. такую же купил».
А. В.: Кто больше.
А. З.: У нас представители этого бизнеса конкурируют, кто больше денег потратит. И когда это происходит, правообладателям что, плохо, что ли? Если есть отчаянные люди, которые находят инвестиции, а потом приносят их и отдают Disney, Warner, Universal и далее по списку, наверное, надо брать, раз дают. Они не смотрят «в длинную». Как было в России с бизнесом игровой дистрибуции? Тоже было огромное пиратство, все ходили на «Горбушку» и где угодно записывали, покупали, а сейчас в любом магазине есть специальное российское издание любой игры, и стоит оно 99 руб. Пожалуйста, пришел — купил. Кто сейчас покупает на «Горбушке» пиратские игры? Никто. Остаются, конечно, тинейджеры, которые все всегда скачают с торрентов, и это не наш рынок. Но тем не менее в массе игровой бизнес уже как-то...
А. В.: А что переломило тренд?
А. З.: Цены! Сделали специальные цены. Когда коробочные версии игр продавались по 1000 руб. и дороже, конечно, для среднего потребителя это было очень дорого. Если бы мы сейчас могли подписку со всеми мейджорами продавать за те же самые 100 руб., а не как сейчас, когда у нас достаточно ограничено предложение, то потребление было бы намного выше. Если бы мы в основном каталоге продавали фильмы по 30 руб., по 20 руб. и опять-таки там были все студии и все топовые тайтлы, не годовалые, которые нам разрешили выложить, а те, которые, скажем, две недели назад как из кино вышли, тоже был бы совершенно другой уровень продаж. И этот порог — большая проблема, потому что сейчас, как я сказал, там работают три-четыре компании и прилично занимаются этим бизнесом. Если бы не было этих порогов, появилось бы 10-15. Может быть, потом какие-то из них и не преуспели, но тем не менее пользователь уже привыкал бы к качественному сервису, привыкал бы к нормальному предложению.
А. В.: А вы пытаетесь объяснить все это правообладателям, ведете переговоры?
А. З.: Конечно, это постоянная работа. Но понимаете, я встречался недавно с вице-президентом Fox, приятный человек, Гарвард окончил, очень интеллигентный, все понимает и говорит: «Артем, понимаешь, у этого бизнеса вековые традиции, мы живем на минимальных гарантиях, и мы не можем их не брать».
А. В.: Это же специфика российского рынка.
А. З.: Это даже сложно человеку понять. У них некий психологический барьер, или просто, может быть, у них какой-то пакт есть, который они подписали 50 лет назад, а выйти из него не могут, для них это как бы очевидное и необходимое условие.
А. В.: А вы с этим великим господином не разговаривали на такую тему, что только для России? Или для всего мира у них такие условия?
А. З.: Везде, конечно. Они на Россию проецируют свои стандартные условия, которые работают. Конечно, там есть какая-то гибкость. Может быть, скажем, в Англии берут аналогичную сумму в фунтах, которую у нас берут в долларах, но, в принципе, идеология та же самая: у них есть каталог, они нам выставляют миллион долларов up-front, дальше мы продали, не продали — наши проблемы, а миллион заплатили.
А. В.: А с какими компаниями вы сотрудничаете?
А. З.: Практически со всеми мейджорами. Это процесс динамичный, иногда от какого-то мы отказываемся по причине совершенно запредельного, за пределами разума предложения, но вообще работаем с основными мейджорами, и у нас под сотню контрактов с разными — покрупнее, помельче — студиями.
А. В.: В прошлом году вы заключили контракт с Miramax, знаменитой компанией. Скажите, вы довольны сотрудничеством, какие уже результаты? Можно говорить о результатах?
А. З.: Все очень относительно. Относительно других контрактов это неплохо. В целом, если говорить про открытый рынок, это все равно работа на правообладателя.
А. В.: А давайте еще немножечко остановимся на проблеме условий поставки контента. Как это происходит технически?
А. З.: По-разному. Вот когда мы доставляли большую библиотеку Disney, это действительно была очень серьезная проблема, просто физически транспортировка этого контента по защищенному каналу заняла несколько месяцев.
А. В.: Это дорого?
А. З.: Это очень дорого, это сумма, сопоставимая со стоимостью лицензий, потому что мы впервые в России такого объема библиотеку выкупили с правами. И там был SD-, HD-контент, который передавался по действительно широкому каналу. Объемы огромные, много оборудования было задействовано в процессе из Лос-Анджелеса специально. Часть библиотеки вообще впервые в цифровой формат переводилась.
А. В.: Понятно, а где теперь здесь хранится эта библиотека?
А. З.: У нас есть дата-центр. У нас есть оборудование, которое установлено в дата-центрах, на которых это все расположено.
А. В.: Сколько человек обслуживает эту библиотеку?
А. З.: Ну, это, собственно, компания, там есть разные люди: есть эксплуатация, есть просто инженеры, системные администраторы, программисты.
А. В.: Это тоже ваша компания?
А. З.: Да, это наши люди.
А. В.: Эти люди принадлежат вам и вы им платите зарплату, грубо говоря?
А. З.: Да, у нас все полностью in-house, платформа собственная. Изначально, когда компания только запускалась, около трех с небольшим лет назад, использовался подрядчик, который под ключ изготовил платформу и поддерживал ее. А в этом году мы перешли на собственное решение.
А. В.: Артем, скажите, всегда так происходит? Понятно, что много фильмов вы перекачивали, перегоняли сюда, а как-то по-другому это может происходить технически?
А. З.: Возможно, если фильм в Россию уже каким-то компаниям доставлен, то мейджор может договориться, что мы в московском офисе получим это у кого-то из наших партнеров.

Острой конкуренции сейчас на этом рынке нет, он настолько у нас еще молодой, что я не могу сказать, что мы с Now.ru боремся за подписчиков или что мы с Yota Play в клинче по продаже, по тайтлам. Нет, пока еще потенциальная аудитория намного, намного больше, чем то, что все имеют.

А. В.: Я посмотрел, у вас последние фильмы — 2012 года выпуска. Сколько времени обычно проходит после премьеры, пока у вас появится этот фильм?
А. З.: Это зависит от конкретной студии. Например, с российскими кинокомпаниями можно договориться вообще день в день с премьерой в кино. Да, это будет стоить чуть дороже, но можно это как PR использовать. Те кейсы, которые на рынке были, показывают, что PR сложно оценить, но экономически это не работает. Однако обычно это несколько месяцев. То есть сейчас у нас появляются фильмы 2013 года. «Хоббит» отлично продается, например.
А. В.: Хит! Скажите, а вы отслеживаете, какие фильмы ваши пользователи больше смотрят: российские, зарубежные?
А. З.: Конечно!
А. В.: Каким-то образом модерируете в связи с этим вашу библиотеку?
А. З.: Ну конечно. Это, собственно, основная работа. Понятно, нам еще есть к чему стремиться, но это основная задача контент-подразделения, и, собственно, ответственность за видеопродукт. Надо следить за тем, что продается, и формировать закупочную политику. Хотя я не очень верю в концепцию «купить 5 тыс. тайтлов, и чтобы человек сидел, искал то, что ему по душе». Пока еще в этой стадии развития рынка «длинный хвост» — это не самое важное. Пользователи у нас в массе своей смотрят последние новинки последнего года.
А. В.: Вот интересно, в данном случае российское кино смотрят или нет?
А. З.: Смотрят, но, понимаете, большая часть российского кино доступна в бесплатных онлайн-кинотеатрах, таких как Ivi, Tvigle, их сейчас достаточно много, бесплатных сервисов, может быть, с десяток наберется. Из них Ivi, Tvigle и Zoomby выделяются как наиболее крупные, но остальные сейчас тоже, в общем, догоняют и, может быть, будут обгонять. У них набор контента аналогичен нашему за исключением мейджоров, русское кино можно посмотреть там и бесплатно. Я уж не говорю про то, что во «ВКонтакте» можно все посмотреть, но, скажем, на Ivi прекрасная библиотека российских фильмов.
А. В.: Да, и качество там неплохое, в отличие от «ВКонтакте».
А. З.: Во «ВКонтакте», кстати, если человек задастся целью найти качественный фильм, он его тоже там найдет, во «ВКонтакте» прекрасная библиотека.
А. В.: Если говорить о бесплатных фильмах, у вас тоже есть раздел бесплатного кино. Сколько там фильмов и как они туда попадают?
А. З.: У нас часть контента, который мы приобретаем, приобретается с правом распространения бесплатно. Мы платим какой-то фиксированный платеж. Как правило, это российское кино, и, как правило, платеж там несопоставим с мейджорским. И мы получаем право распространить его бесплатно. Это используется просто для привлечения.
А. В.: Реклама в этих фильмах есть?
А. З.: Рекламы у нас нет вообще. Мы рекламой не занимаемся.
А. В.: А почему вы пошли по такому пути, в отличие от ваших конкурентов или партнеров?
А. З.: Сейчас мы немножко корректируем стратегию развития проекта, больше внимания будет уделяться именно работе с МТС, потому что МТС, как наша родительская компания, которая владеет ООО «Стрим», — наш основной клиент. И сервис мы будем предоставлять и услугу проектировать так, чтобы она была максимально удобна, востребована и полезна абонентам МТС и помогала. И это для МТС с точки зрения имиджа будет хорошо, и самим абонентам не придется искать какие-то другие ресурсы, там будут внутренние сервисы. У МТС есть каналы продвижения, например, там есть МТС ТВ — приложение, в котором сейчас есть только телевидение, скоро появится видеосервис тоже. У них есть IPTV, цифровое телевидение, в котором уже сейчас есть наша библиотека, мы будем ее улучшать и расширять. Сейчас проходит довольно масштабный процесс по цифровизации вообще всех кабельных сетей МТС, телевидения, и там тоже будет доступна наша библиотека. Достаточно большой простор для развития. Для своих абонентов платный сервис предлагать с рекламой, наверное, не очень корректно. Скажем так, я скорее бы, глядя в будущее, предположил, что этот сервис вообще может быть бесплатным, но и без рекламы. Стоимость этого сервиса будет уже включена в абонентскую плату за интернет или за телевидение. Или, скажем, сейчас МГТС активно расширяет свою сеть, это довольно крупный проект по проведению оптоволоконного соединения в квартиры в Москве. Ожидается, что миллионы пользователей в Москве будут иметь гигабитный интернет, соответственно, скорость будет позволять показывать любое HD- и 3D-кино, можно будет делать специальные тарифы, по которым человек платит за этот интернет и бонусом получает доступ ко всей библиотеке.
А. В.: Артем, а были у вас случаи расторжения договоров, и если были, то по каким причинам?
А. З.: Вы имеете в виду…
А. В.: Да, правообладатели, контент.
А. З.: У нас это в динамике постоянно происходит. Контракты, как правило, длинные, но к моменту завершения контракта, понятно, с нашей стороны есть желание либо платить меньше, либо улучшать какие-то другие условия в части более оперативного получения, открытия окон на показ. Может быть много не устраивающих нас моментов, поэтому да, какие-то контракты прекращаются.
А. В.: Ну, основные причины?
А. З.: Финансовые. Даже если мы понимаем, что идет инвестиционный период, все равно в перспективе ясно, что, скажем так, контракт заведомо убыточный. Ну, есть какой-то мейджор, у которого фильм «Крепкий орешек», например, и мы понимаем, что если у нас не будет «Крепкого орешка», то просто имиджево это для нас крайне негативно. Поэтому мы можем, понимая, что экономика не в нашу пользу, все равно его подписать и иметь у себя в библиотеке. Но если, скажем, таких тайтлов нет, а правообладатель все равно требует достаточно существенные фиксированные вознаграждения, то мы можем отказаться от этого контента.
А. В.: Артем, а скажите, какие требования у правообладателя к территориальной принадлежности пользователей?
А. З.: Только Россия.
А. В.: Только Россия?
А. З.: Ну, большинство. Нет, какие-то дают разрешение на СНГ, какие-то при желании могут нам дать разрешение на другие регионы, но, так как мы работаем в России, нам это не нужно.
А. В.: Ну а как вы определяете, где находится человек? По IP?
А. З.: IP-защита есть.
А. В.: То есть я не могу из Таиланда зайти? Если я на отдыхе хочу посмотреть фильм на вашем сайте, я не могу это сделать?
А. З.: Как правило, нет. Есть хитрые люди, которые умеют DNS менять, использовать прокси-серверы и т. д., таким образом добиваться возможности просмотра, но стандартно это невозможно.
А. В.: В одной из публикаций директор по контенту ООО «Стрим» Дмитрий Левыкин как-то заметил, я процитирую: «Мы готовы предложить студиям-правообладателям рассмотреть новую схему, когда территориальная дифференциация меняется на языковую». Вот скажите, какие-то подвижки есть в этом направлении?
А. З.: Нет, подвижек пока нет, но я еще раз говорю, студии довольно тяжелы в любых переговорах, в любых отклонениях от некоей канвы, в которой они существуют. У них есть некая парадигма, что это стоит столько-то, права открываются вот так: DVD, потом неделя, условно, потом, пожалуйста, VoD-права. И любой шаг в сторону… С российскими это легче, с российскими таких проблем нет. Эти проблемы в основном в студиях Fox, Paramount, Universal, Sony, Disney…
А. В.: А скажите, какие источники дохода у компании? Только подписка и платные просмотры?
А. З.: ООО «Стрим» — это не только видеосервис и не столько видеосервис. ООО «Стрим» сейчас — это контент-агрегатор для МТС.

У МТС есть ряд услуг, самая популярная из них — это GOOD’OK, когда вместо звонка вы слышите какие-то мелодии. ООО «Стрим» сейчас является агрегатором этого сервиса.

Мы покупаем музыкальный контент и даем возможность пользователям ставить вместо гудка мелодию, которая им нравится. Это достаточно востребованная услуга, ей пользуются миллионы людей, и, соответственно, в деньгах это тоже очень существенно. Скажем так, на несколько порядков больше выручка, чем от видеосервиса.
А. В.: Ну а с видео тогда все ясно. А зачем вы тогда занялись играми, какая связь? И какой процент прибыли приносят игры?
А. З.: Игры не приносят практически никакой прибыли, заниматься ими мы начинаем серьезно только в этом году. Это можно назвать экспериментом, и я бы не назвал его удачным. Мы собираемся более активно заниматься игровым направлением, потому что, как я лично вижу, появляется синергия с тем же самым МТС. Ряд кроссплатформенных мультиплеерных игр может активно продвигаться среди мобильных абонентов МТС, которых 70 млн; это достаточно существенная аудитория. Это может быть и площадка, что-то типа маркета собственного, это могут быть проекты, которые будут использовать синергию разных типов абонентов, там много интересного можно сделать. О том, что есть сейчас, я даже не хотел бы говорить.
А. В.: Ясно, поговорим, когда это будет уже приносить какую-то ощутимую прибыль.
А. З.: Когда этим можно будет гордиться, да.
А. В.: Дмитрий Левыкин тот же как-то заметил: «Иногда мы даже работаем себе в убыток, принося прибыль в жертву увеличению лояльной аудитории». Означает ли это, что сервис пока еще не вышел на безубыточность?
А. З.: Уже вышел.
А. В.: Давно?
А. З.: Не так давно, и это не связано с видеосервисом, это связано с тем, что мы сейчас активно занимаемся другими направлениями. Мы как компания сейчас активно занимаемся развитием направления именно дополнительных услуг для МТС. Видео — это одна из этих услуг, и это самая трудная часть бизнеса.
А. В.: Но если говорить именно о видеоконтенте, который вы продаете и даете людям смотреть, вот именно этот сервис убыточен или нет сейчас?
А. З.: Конечно.
А. В.: А для чего тогда это МТС и вам?
А. З.: Мы сейчас, как я уже сказал, делаем реструктуризацию таким образом, чтобы меньше расходов было связано с открытым рынком, где у нас нет существенных конкурентных преимуществ, где мы на равных боремся со всеми остальными конкурентами, и более активно будем использовать ресурсы группы. Будем покупать ограниченные — мы их и сейчас покупаем — права на весь интернет. То есть мы получаем в контракте разрешение продавать фильмы любому пользователю интернета из 60 млн, или сколько у нас их сейчас насчитывается. Если мы будем распространять это только на узкий сегмент, скажем пользователей приложения «Мобильное телевидение», то стоимость очистки права будет значительно меньше. Поэтому монетизация будет намного понятнее. Мы уже знаем этих людей, мы им делаем предложение, они им пользуются.
А. В.: Ну, понятно, все это делается с заделом на будущее, насколько я понимаю, исключительно.
А. З.: Да, но будущее — вот этот год, мы сейчас всем этим занимаемся, у нас есть график запуска, ввода в эксплуатацию новых сервисов.
А. В.: А на какие показатели вы планируете к концу года выйти?
А. З.: Ну, собственно, показатели, наверное, не очень публичная информация, но уже на существенную прибыль должны выйти в этом году.
А. В.: Ну что ж, я пожелаю удачи вашему сервису, развития. Я так чувствую, там много чего грядет!
А. З.: Да, у нас очень много планов по развитию: это и игровое направление, и музыкальное направление, и рекламой будем заниматься. 2013 год будет очень богат на события.
А. В.: Спасибо вам большое! У нас в гостях был заместитель генерального директора компании ООО «Стрим» Артем Засурский, меня зовут Александр Ветров. Я вас благодарю, желаю вам удачи, всего самого лучшего, до встречи!

Развернуть текстовую версию
Комментарии