Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Третьим будешь: «Поиск@Mail.Ru»

6
0
335 0
Аудио Текст
4 сентября 2012

С руководителем «Поиска@Mail.ru» Андреем Калининым мы разбираемся, какую долю запросов на текущий момент обрабатывает собственный поисковый движок портала, а какую Google, как продукт продвигается через браузеры, годится для она для SEO-надобностей и что его ждет на мобильных платформах.

Из программы вы узнаете:
— в чем отличия движка Mail.ru от движка Google;
— что представляет собой «Поиск@Mail.ru» с технической точки зрения;
— как учитываются при расчете выдачи поведенческие факторы;
— что такое «интеллектуальная» версия собственного поискового движка «Поиск@Mail.ru»;
— как «Поиск@Mail.Ru» участвует в войне «предустановленных поисковиков»;
— какие амбиции у «Поиска@Mail.ru» в сегменте мобильного интернета;
— как разрабатывается голосовой поиск для мобильных устройств;
— как учитываются социальные связи пользователей в совершенствовании «Поиска Mail.ru»;
— от чего зависит активность оптимизаторов в «Поиск@Mail.ru»;
— как внедрение собственного поискового движка будет способствовать развитию контекстной рекламы;
— какие алгоритмы поисковой выдачи делают «Поиск@Mail.ru» более популярным в странах ближнего зарубежья;
— какие факторы подвигнут пользователей переходить на «Поиск@Mail.ru»;
— и многое другое.

Наиль Байков: Здравствуйте, уважаемые зрители! Это канал SeoPult.TV, программа «Бизнес online», в студии Наиль Байков. Перефразируя известную поговорку в духе нашего телеканала, скажу: кто владеет поиском, тот владеет интернетом. Сегодня мы будем узнавать о развитии поисковых систем, и поможет нам в этом Андрей Калинин, руководитель разработки «Поиска@Mail.ru».

Андрей Калинин, руководитель разработки системы «Поиск@Mail.ru».
Родился в 1978 году в Москве.
В 2001 окончил МАИ (факультет прикладной математики и физики).
В 2001-2011 годах работал в компании «Ашманов и партнеры», руководил проектом Flexum.ru.
В 2010 пришел в Mail.ru, чтобы возглавить направление качества поиска.
С 2011 года — руководитель разработки системы «Поиск@Mail.ru».

Н. Б.: Андрей, приветствую тебя в студии!
Андрей Калинин: Здравствуйте!
Н. Б.: Поблагодарю тебя за то, что ты нашел время, приехал к нам в студию и готов сейчас, как я вижу по твоим глазам, рассказать о том, что же в августе 2012 года происходит с разработкой вашей поисковой системы. Готовясь к передаче, мы анализировали статистику поисковых запросов, то, какими популярными поисковыми системами сегодня пользуется аудитория интернета. Мы сейчас увидим на экране некие показатели, и мне остается только добавить, что доля «Поиска@Mail.ru» колеблется в районе 7%. Мы смотрим 2010 год, 2011-й, 2012-й. Два основных поисковика — «Яндекс» и Google — борются между собой, у вас же стабильность. Но в народе как говорят? Стабильность — признак мастерства. Чем же обуславливается ваша стабильность?
А. К.: Ну, я не соглашусь с тем, что у нас доля стабильная. И, по-моему, по числам тоже видно, что она колеблется. Другое дело, что на фоне других чисел эти колебания слабо видны. Но для нас заметны. Смотрите, было 6,8%, а сейчас 8% — практически 20%-е изменения доли.

Были моменты, когда наша доля составляла 9%, даже до 10% доходило. К сожалению, сейчас упало до 8%, но я надеюсь, что вернется обратно.

Н. Б.: Это сезонность, и июль не показатель?
А. К.: Сезонность тоже, конечно же, влияет. Влияет то, какой аудитории больше у того или иного поисковика, в какой период они уезжают на дачу, когда перестают сдавать сессию и тоже уезжают куда-то отдыхать. На мой взгляд, все-таки значительно сильнее влияет то, как поиск умеет привлекать новых посетителей к себе. Мы здесь, наверное, пока что не самые первые, но мы учимся.
Н. Б.: Андрей, к предыстории развития вашей поисковой системы. Насколько мне известно, в 2004 году вы начали разрабатывать свой поиск, и им занимался другой человек?
А. К.: Да, Михаил Костин.
Н. Б.: Да, потом вы начали использовать движок от Google, далее перешли на сотрудничество с «Яндексом» в 2006 году. Впоследствии снова обратились к Google, у вас в 2010 году с «Яндексом» закончилось соглашение. Андрей, почему такие перипетии? Одно, другое, третье, собственный движок?
А. К.: Во многом это все обусловлено, конечно же, вопросами бизнеса: чьи условия были привлекательны, от того движок и стоял. Но поскольку чужой движок — это чужие условия, нужен и свой движок тоже, и в 2010 году наш поисковик вплоть до августа, в общем-то, стоял в гордом одиночестве, там не было разделения между нашими запросами и гугловыми.
Н. Б.: А вот собственный движок — это Go.Mail.ru?
А. К.: Да, по домену Go.Mail.ru доступен наш поиск. Какая-то часть запросов сейчас обрабатывается поисковым движком Google, какая-то часть — нашим движком. Поэтому сейчас снаружи нельзя получить доступ так, чтобы это был всегда непосредственно наш движок.
Н. Б.: А соотношение какое в обработке?
А. К.: Процентов сорок обрабатывается нашим движком, а процентов шестьдесят — движком компании Google.
Н. Б.: А исходя из чего решается, какой запрос какому движку обрабатывать и чью выдачу показывать?
А. К.: У нас есть что-то в духе небольшого сплит-тестирования, когда часть пользователей видит исключительно нашу поисковую выдачу, поэтому мы можем сравнивать, как воспринимается наш движок и чужой, в данном случае компании Google. Плюс в некоторых случаях мы знаем, что наша выдача будет лучше или красивее. В частности, если там есть «подмесы» — картинки, видео, музыка, — это все мы можем показать в поисковой выдаче, в такой ситуации мы показываем нашу выдачу всегда вне зависимости от того, какой пользователь пришел.
Н. Б.: А в чем существенные отличия вашего движка от гугловского
А. К.: Самое главное отличие нашего движка в том, что его делаем мы. Часто спрашивают: зачем нужен еще один поисковый движок? На мой взгляд, он интересен по меньшей мере тем, что у нас есть данные — хороший поиск строится на хороших данных. У какой компании больше хороших данных для поиска, у той и поиск будет лучше. У нас свои данные, которых нет ни у кого другого. Из социальных сетей, например. У нас есть вопросно-ответный сервис «Ответы@Mail.ru» — самый популярный в своем роде. Туда можно прийти, по-человечески задать вопрос, и точно так же люди на него ответят, в некоторых случаях буквально за минуты. И это тоже очень интересная вещь, которую можно объединить с поиском. Понятно, что в одном случае ответ автоматический, а в другом случае еще и пообщаться можно. И мы думаем, что это все поддается объединению, отчего сам поисковый сервис будет более своеобразным, более интересным, чем у конкурентов.
Н. Б.: Хоть мы стараемся не слишком глубоко вдаваться в технические подробности, но наших зрителей, возможно, заинтересует, как устроена ваша поисковая система. Можете рассказать? Сколько серверов используется, насколько сложная архитектура?
А. К.: Самая большая проблема с точки зрения архитектуры поиска в объемах данных, потому что это миллиарды документов, десятки миллионов запросов, и, чтобы все это обработать, никакой сложной архитектуры обычно не делается. Всегда считается, что чем проще путь, тем лучше, потому что его можно быстрее протестировать, быстрее выкатить и, вообще говоря, понять, что все работает. А сложные пути обычно чреваты тем, что находятся ошибки, которые приходится исправлять чуть ли не годами. Поэтому в некотором смысле архитектурой все поисковые системы очень похожи друг на друга, и я как раз сейчас начал пытаться описывать ее в постах на «Хабрахабре», я надеюсь, что у меня получится, хотя это, конечно, довольно трудоемкое занятие.
Н. Б.: Одно дело — проектировать, а другое — писать это все.
А. К.: Я думал в какой-то момент, что можно взять документы про архитектуру, их выложить, но это, конечно, сильно отличается по жанру от того, что нужно аудитории. Поэтому приходится писать, вспоминать какие-то интересные моменты, эпизоды, как это все происходило, чтобы людей заинтересовать. Надеюсь, что дальше буду продолжать.
Самое главное отличие, я повторюсь, в данных, которыми мы наполняем поисковик. В данных, в том, как быстро мы обходим сайты, какие сайты мы больше «любим», какие меньше.
Н. Б.: А поподробнее? Для наших зрителей, в частности оптимизаторов, которые продвигают сайты.
А. К.: Есть пользователи, которые нашим поиском пользуются. Мы видим, какие у них предпочтения, что им больше нравится, и эти сайты, конечно же, должны занимать большую долю в выдаче.
Н. Б.: В ранжировании.
А. К.: Или есть сайты, которые они привыкли видеть в ответе на какие-то запросы. Соответственно, они тоже должны там появляться, потому что люди очень часто ориентируются именно на знакомые сайты: дескать, по такому запросу должен быть обязательно этот сайт, а не какой-то другой. Мы ориентируемся именно на то, как люди отвечают. Плюс «Ответы@Mail.ru», я считаю, совершенно замечательный сервис, в котором сотни миллионов (или даже под миллиард) вопросов с ответами. Это огромный банк данных, где можно найти ответ практически на любой вопрос.
Н. Б.: Насколько важны сегодня, на ваш взгляд, Андрей, ссылочные факторы? Учитывает ли ваш движок ссылочные факторы?
А. К.: Конечно учитывает. Все, что можем найти, используется. Ссылочные факторы, положа руку на сердце, важны. Причем скорее для того, чтобы создать некое многообразие слов, по которым можно увидеть тот или иной документ. Представим себе, что существует текст, который написал какой-то человек. Тот же текст можно было бы написать еще сотнями способов просто потому, что там слова можно было бы использовать разнообразные. Но он не будет писать сотню разных текстов. Поисковая система пытается решить этот вопрос, потому что у нее есть какая-то база синонимов, еще что-то, но, в принципе, тексты ссылок вполне допустимо рассматривать еще и как средство обогащения текстов какими-то словами, про которые мы еще не знаем, но которые, может быть, тоже употребляются в запросах. Это такой первичный фильтр, по которому мы поднимаем вообще документы, потом они проходят еще большое количество стадий обработки, что-то отфильтровывается, что-то убирается, что-то, наоборот, повышается, что-то смотрится. Это не самый важный фактор, но роль первичного фильтра он, конечно же, играет.
Н. Б.: А какие факторы наиболее важны сейчас в вашей обработке?
А. К.: В поисковой системе, как я и сказал, из-за того, что данных много и вообще всего очень много, работают только простые алгоритмы и простые пути. Допустим, смысл из текста поисковая система не может извлечь, потому что, во-первых, никто до сих пор этого сделать не сумел, а во-вторых, даже самые простые способы анализа текста, которые хотя бы позволяют разметить части речи в предложении, например, довольно сложны и ресурсоемки. Поисковая система ориентируется на более простые вещи. Вот признак наличия слова — это такая простая вещь. Но есть люди. Человек пришел, посмотрел на текст и смог определить, хороший тот или плохой. Мог вернуться быстро на выдачу, а мог, наоборот, очень много провести времени, читая его. Это то, что называется, в частности, поведенческими факторами, и это сейчас один из самых важных показателей. У нас есть наблюдения за тем, что делали люди, когда они попадали на эту страницу, сколько они там проводили времени. Если там есть счетчик, допустим TopMail, мы даже знаем более богатую информацию: как они путешествовали дальше по сайту, нашли ли они что-то для себя интересное. Конечно же, один из самых важных компонентов в ранжировании сейчас — то, как можно измерить, что делает пользователь на странице. Мы смотрим на нашу поисковую выдачу, видим, что делает человек на ней, насколько часто он возвращается. И располагаем какими-то данными со счетчиков. В общем, по ряду факторов нам удается понять, насколько людям понравился тот или иной документ. Таких данные не очень много, поэтому мы пытаемся их размножить как-то, предсказать. Вот у нас документ, мы его первый раз в жизни увидели, людей там еще не было, но, возможно, получится представить, по какому запросу его имело бы смысл показывать, например, на что он еще похож по каким-то другим показателям.
Н. Б.: Андрей, немножко провокационный вопрос: а допускаете ли вы возможность накрутки поведенческих факторов?
А. К.: Любой фактор в поисковых системах в силу того, что они простые, конечно же, может накручиваться и использоваться в самых разнообразных целях, и это даже видно.

Мы на самом деле видим попытки накрутки.

Один человек начинает каждый свой день с того, что вводит запрос, условно говоря, про пластиковые окна, находит свой сайт, туда кликает, проводит там полчаса и возвращается обратно. Вот каждое утро.
Н. Б.: И каждый раз в третьем десятке находится сайт по запросу.
А. К.: Ну, например. Или другой человек, который ищет «недвижимость в Москве», потом «недвижимость в Санкт-Петербурге», потом «недвижимость во Владивостоке» — изумительный разброс интересов. И это тоже непонятно. Может быть, конечно, это какой-то профессионал-риелтор, который исследует рынок, а может быть, специалист по продвижению сайтов про недвижимость, который пытается их накрутить. Есть также боты, но их проще всего увидеть. Есть люди, которым платят за то, чтобы они кликали. Можно найти места в интернете, где людей нанимают, чтобы они действовали по инструкции: зайдите в такой-то поисковик, введите такой-то запрос, найдите такой-то сайт, кликните на него и походите дальше. Конечно же, это приходится отфильтровывать, на самом деле это не так уж и сложно, потому что люди, которые это делают, сильно отличаются от других, и накрутчики не знают, какой настоящий паттерн поведения у тех обычных людей, которые пользуются поисковиком. За это мы их и ловим.
Н. Б.: И жестоко наказываете?
А. К.: Мы не наказываем, мы просто фильтруем. Это шум. Все факторы, которые есть у поиска, на нашем языке называются «грязные»: у них у всех есть какой-то шум, который приводит к тому, что мы не можем его использовать в качестве единого фактора, отвечающего за ранжирование. Поэтому поведенческие факторы тоже, конечно же, не решающие. Они, наверное, самые важные, потому что самые богатые, то есть мы видим человека и что он делает. Мы можем десятки алгоритмов придумать, но они не заменят человека, который пришел и просмотрел текст. Естественно, мы все учитываем, мы прекрасно понимаем, что поисковые оптимизаторы пытаются накрутить, и мы боремся с этим нашими алгоритмами.
Н. Б.: Помогают ли в вашей борьбе, так сказать, с нерадивыми оптимизаторами асессоры? Есть у вас асессоры?
А. К: Конечно же. В среде оптимизаторов распространена мысль, что асессоры — это люди, которые вручную приходят на сайт и ставят ему какую-то оценку, и эта оценка потом учитывается поисковиком, что сайт, оцененный лучше, поднимается выше. Это не так! Асессоры строят то, что называется идеальной поисковой выдачей. Им даются запросы и даются «кандидаты» в виде каких-то документов, которые на них отвечают, и асессоры размечают, какой документ лучше, а какой хуже. После чего мы смотрим на нашу реальную выдачу и понимаем, насколько ей далеко до идеала. Это нам позволяет измерять собственное качество поиска. У нас нет других инструментов для измерения, которые мы бы контролировали. Мы могли бы, допустим, ориентироваться на клики, но там непонятно. Ну и какой поисковик лучше — у которого кликов больше или у которого кликов меньше? Неизвестно. А здесь мы знаем, что у нас есть идеальная выдача по запросу, наша выдача от нее отличается, и мы можем что-то поменять. Асессоры позволяют нам настраиваться, подстраивать свой поисковик, чтобы он соответствовал идеалу. Если, допустим, поведенческие факторы вдруг начнут «шуметь» так, что ими нельзя будет пользоваться, мы сразу же заметим. Если мы опираемся только на них, то документы будут идти неправильные, нехорошие, с точки зрения асессоров. Мы это просто увидим и, значит, будем меньше на них опираться.
Н. Б.: А кто они — асессоры? Это ведь все-таки субъективная точка зрения. Студенты, мамы, пенсионеры?
А. К.: Да, во многом мамы. Это люди, у которых много свободного времени и которым это нравится. Здесь надо еще понимать, что это работа довольно необычная. Человек в течение дня разбирается с несколькими запросами, эти запросы разные по тематике. Некоторые простые и понятные, а некоторые требуют того, чтобы, вообще говоря, человек понял, о чем был запрос. Допустим, если он был про медицину, про автомобили, надо бы разобраться. Есть люди, которым это нравится, потому что работа познавательная, ты все время узнаешь что-то новое по разным темам. Кто подрабатывает? Да, действительно, это мамы, которые следят за детьми. Вы правильно сказали, пенсионеры, есть еще целая группа инвалидов, людей с ограниченными возможностями. Соответственно, для них это тоже такая работа. Многим нравится. Между прочим, студенты хуже всего относятся, они менее...
Н. Б.: Усидчивы?
А. К.: Да, они менее усидчивы, они менее ответственны. Поэтому их результаты как раз получаются хуже всего.

На самом деле чем старше люди [из числа асессоров], тем у них оценки получаются качественнее.

Н. Б.: Ну, если уж завершить расспрос о технических моментах, насколько на сегодняшний день ваш поиск соответствует выдаче идеального поиска, работе асессоров? Приближен ли он?
А. К.: Я просто не помню, какую оценку получил бы сам идеал. По-моему, что-то порядка… Я не буду сейчас врать.
Н. Б.: Хорошо.

А. К.: Я могу сказать, сколько нам до конкурентов. Наверное, процентов на десять-пятнадцать мы отстаем сейчас по качеству.

Эти графики я смотрю чаще — то, какие оценки получают, по нашим данным, Google и «Яндекс», а какие мы.
Н. Б.: За какой период вы планируете наверстать эти 10-15%
А. К.: О, это очень сложный вопрос! Каждый процент в конце очень сложный, он значительно сложнее, чем те проценты, которые были раньше. Можно сказать залихватски: допустим, мы к концу года построим у себя коммунизм, и у нас будет лучше всех. Боюсь соврать. Надеюсь, что не за горами, что буквально в следующем году мы будем на уровне наших конкурентов.
Н. Б.: Если коротко, что за интеллектуальную систему вы пытаетесь выкатили текущим летом?
А. К.: Я так понимаю, речь о поисковике с машинным обучением. Мы делали ранжирование как раз, делали движок машинного обучения, который автоматически подстраивал бы, как мы используем факторы, про которые мы сейчас говорили, чтобы получить как можно более высокую оценку, похожую на оценку асессоров, похожую на оценку идеального поисковика. Сейчас наш поисковик работает на алгоритме, полученном с помощью машинного обучения.
Н. Б.: В продолжение темы продвижения сайтов в вашей поисковой системе. Насколько сегодня востребовано продвижение сайтов в «Поиске@Mail.ru»? Выслушаем комментарий SEO-эксперта группы компаний SeoPult Виктора Савотченко.
Виктор Савотченко: Могут быть, конечно, какие-то конкретные тематики, которые можно пробовать продвинуть в «Поиске@Mail.ru». Например, онлайн-игры или какие-нибудь ресурсы для домохозяек, потому что в Mail.ru довольно большая социальная сеть «Мой мир», и люди, сидящие в ней, не брезгуют пользоваться «Поиск@Mail.ru». Поэтому можно оттуда вытащить какой-то трафик, каких-то посетителей. Другая, конечно, ситуация, если ресурс забанен в какой-то популярной поисковой системе, в «Яндексе» или Google. По идее, тогда можно все силы приложить к продвижению сайта в «Поиске@Mail.ru». Но так как результаты поиска дублируются с результатами Google, то особых проблем в продвижении под «Поиск@Mail.ru», по моему мнению, нет.
Н. Б.: Вот мы выслушали Виктора, и, я смотрю, здесь ты улыбнулся. По-моему, печальная ситуация, если коммерческие сайты в «Поиске@Mail.ru» сегодня не продвигаются. Кто сегодня заинтересован и продвигается в «Поиске@Mail.ru»? Есть такие показатели?
А. К.: Мы этого не меряем. Непонятно, как мерить. Оптимизаторы же к нам не приходят. Вернее, бывают странные люди, которые пишут запросы в техническую поддержку с подобными вопросами: что сделать, куда занести, чтобы сайт по таким запросам поднялся повыше? Такие люди бывают, но вообще мы их не видим. Мы видим, конечно же, активность какую-то, но мы не можем отличить, на кого она была ориентирована — на нас, на Google или на «Яндекс». Мы видим накрутчиков, тех, которые непосредственно ходят на нашу выдачу. На мой взгляд, у нас люди примерно такие же, как и у всех. Понятное дело, что во многом действительно есть смещение интересов. Допустим, развлекательная тематика у нас несколько сильнее, чем в среднем у других поисковиков. Это правда. С другой стороны, коммерческие запросы тоже есть, их тоже вводят. У нас есть собственная система «Торг@Mail.ru», она сейчас тоже активно развивается. Она изменилась, недавно был сделан редизайн, и мы тоже планируем ее лучше и больше использовать у себя в поисковой выдаче.
Н. Б.: «Торг@Mail.ru» — это аналог «Яндекс.Маркета»?
А. К.: Да, это еще один агрегатор торговых предложений, тоже довольно большой. Наверное, в сравнении с «Яндекс.Маркетом» по объему аудитории он меньше, но предложения там тоже есть, и если их хорошо показать, то люди ими будут пользоваться.
Н. Б.: Ну, мы надеемся, что «Торг@Mail.ru» окрепнет, встанет на ноги и все больше и больше информации из этой системы будет в выдаче вашей поисковой системы. О системе контекстной рекламы: сегодня в вашем поиске используется Google AdWords?
А. К.: Да.
Н. Б.: О причине спрашивать не буду, а вот планируется ли создание собственной системы контекстной рекламы?
А. К.: У нас есть система контекстной рекламы «Таргет@Mail.ru».
Н. Б.: «Таргет@Mail.ru» больше в социальных сетях: «Одноклассники», «Мой мир»?
А. К.: Да, потому что у нас их просто больше. Эти социальные сети занимают большую долю.
Н. Б.: Ну, хедлайнерами являются, «локомотивами».
А. К.: Не исключено, что в свое время у нас будет «контекст» свой собственный. Но есть такие оценки, что его резонно иметь тогда, когда доля будет не 10%, допустим, а 15% или 20%. Это не исключено, но конкретно сейчас у нас таких планов нет.
Н. Б.: Насколько сегодня велик процент пользующихся вашим поиском с мобильных устройств? Проводилась ли оценка?
А. К.: Они есть. Основной источник трафика — это главная страница мобильного портала Mail.ru. В общем, доля поискового трафика, по тому же LiveInternet, у нас не очень велика — порядка 2-3%. Это обусловлено многими причинами, в частности тем, что продвижение поисковика на мобильных устройствах сложнее, чем на десктопе. Допустим, в поисковой строчке у Apple может быть любой поисковый сервис, если это Google, Bing или Yahoo!. Больше никто не может стать поисковым движком по умолчанию. Во многом там превалирование этих сервисов.
Н. Б.: Есть у вас амбиции стать монополистом в мобильном поиске?
А. К.: Амбиции, конечно же, есть! Другое дело, что сейчас ничего такого о планах сказать не могу.
Н. Б.: Андрей, сегодня мы видим, что пользователи интернета отдают предпочтение тому поиску, чьим браузером они пользуется. Есть Chrome у Google, «Яндекс» что-то пытается. У вас тоже, насколько мне известно, есть свой браузер, называется он «Интернет», построен на базе движка Chromium. Насколько сегодня правильно и выгодно заниматься еще и разработкой собственного браузера и заниматься его продвижением в массы?
А. К.: Судя по всему, это абсолютно правильно.

Наверное, то, что наша доля сейчас выше, чем в прошлом году, обусловлено именно тем, что у нас появился свой собственный браузер, который очень популярен на самом деле. Даже если просто его считать по той же самой статистике LiveInternet, это порядка 2-2,5% вообще от всех браузеров, которые есть в Рунете сейчас.

Это на самом деле довольно много.
Н. Б.: А как вы занимаетесь продвижением браузера?
А. К.: В основном это реклама на портале. Есть страница, куда люди заходят и где им предлагается скачать браузер, они его скачивают и ставят, и там, естественно, добавлены наши сервисы, в частности наши закладки, наш поисковик. В общем, они им активно пользуются. Замечу, это то, что называется словом «дистрибуция». То есть люди получают возможность попользоваться поисковиком, но главное, что приходят какие-то новые люди и, вообще говоря, видят поисковик, потому что иначе они могут на него никогда и не зайти. Но остаются они там, только если поиск нравится, потому что даже если у человека браузер, куча тулбаров и всяких сервисов, то он все равно переходит на любимый поисковик, хотя бы просто набрав его в адресной строке. Поэтому во многом это преувеличено. Люди не марионетки, и их заставить насильно пользоваться поиском невозможно. Мы видим, что люди действительно закрепляются, люди остаются, и то, что мы делаем в поисковике в последнее время, им нравится. А там было много изменений, в том числе в дизайне, в самой поисковой выдаче, в различных «подмесах»: как он выглядит, как часто показывается. Мы увеличили долю картинок, показываемых в поиске, в пару раз. Опять же музыка. Это все какие-то дополнительные сервисы, которые просто людям доступны и им нравятся.
Н. Б.: И в завершение наш традиционный вопрос, Андрей: что планируете выкатить, сделать в ближайшем будущем, для того чтобы увеличить долю?
А. К.: Мы очень много сил сейчас тратим на дизайн выдачи под мобильные устройства: под планшетные устройства, под сами смартфоны. И даже на телефонах обычных тоже поисковая выдача сейчас очень похожа на то, как она выглядит на смартфонах, и функциональность, которую мы можем получить на обычных телефонах, там тоже есть. И мы почти все «подмесы» туда перетащили, включая музыку. Там можно сейчас слушать музыкальные треки.
Н. Б.: А какое-нибудь сотрудничество у вас есть или планируется с производителями смартфонов, планшетов, чтобы там уже предустановленный поиск от Mail.ru был?
А. К.: В общем, какие-то работы здесь ведутся, но я сейчас не смогу вам сказать более конкретно.
Н. Б.: Ну что ж, Андрей, большое спасибо за полноценные ответы о развитии вашей поисковой системы. Надеюсь, у наших зрителей появятся дополнительные вопросы, они их озвучат, а мы поинтересуемся этим у вас лично при наших последующих встречах.
А. К.: Хорошо.
Н. Б.: Большое спасибо, удачи! Дорогие друзья, оставайтесь на нашем канале, до новых встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео