Регистрация

Тренды рынка веб-разработки

3
0
1 670 0
Аудио Текст
1 октября 2012

Программа «Бизнес online» пытается взглянуть на российский рынок веб-разработки с высоты птичьего полета. А взбираться на высоту и настраивать оптику нам помогает главный редактор аналитического портала CMS Magazine Анатолий Денисов.

Из программы вы узнаете:
— почему новые веб-студии открываются реже прежнего;
— почему и как умирают студии-первогодки;
— с чем связан рост денежных объемов рынка веб-разработки: с увеличением числа студий, с ростом числа заказов или с повышением стоимости заказа;
— как веб-студии справляются с большим количеством одновременных проектов;
— за счет каких технических или дизайнерских решений увеличивается цена сайта;
— какие виды заработка, кроме создания сайта, практикуют веб-студии;
— какая специальность наиболее востребована на рынке веб-разработок;
— какие методы продвижения сейчас популярны у веб-студий;
— что в большей степени влияет на привлечение заказов: репутация, техническая продвинутость или везение;
— готовы ли веб-студии к дорогостоящим рекламным баталиям, свернутым по итогам послекризисного 2010 года;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире программа «Бизнес online», меня зовут Сергей Иванов. В прошедших передачах мы не раз затрагивали тему рынка веб-разработок и самих веб-разработчиков. Мы рассматривали эту проблему и с точки зрения самих студий, и с точки зрения клиентов, и с точки зрения поставщиков программного обеспечения. А сегодня хотим взглянуть на нее, так сказать, с высоты птичьего полета. Поможет нам в этом главный редактор информационного портала CMS Magazine Анатолий Денисов.

Анатолий Денисов, главный редактор CMS Magazine.
Родился в1982 году в Москве.
В 2005 году окончил МГТУ «Станкин» (факультет информационных технологий).
В 2004 году стал совладельцем и техническим директором компании «Бизнес Реклама».
С 2007 года — главный редактор СMS Magazinе.

С. И.: Анатолий, привет!
Анатолий Денисов: Привет, Сергей!
С. И.: Анатолий, начну сразу с цифр. На вашем портале проскальзывало упоминание о том, что в Рунете сейчас работает 5 тыс. веб-студий, из них на российском рынке, насколько я помню, 2600. А остальные 2400?
А. Д.: Есть приличное количество компаний, которые работают только на своем рынке: Украина, Беларусь. Поэтому они в статистику по России, естественно, не включаются, отсюда цифра 2600.
С. И.: Отсюда и расхождение, да?
А. Д.: Да, это первое. Второе: на рынке очень высокая «смертность». Мы пока не делаем таких чисток по базам, но рано или поздно это надо будет делать, конечно. Достаточно много компаний не доживает до первого года. Если компания дожила до пяти лет, она вряд ли уйдет с рынка, но между годом и пятью — «долина смерти», и длинная.
С. И.: Ты затронул очень интересную тему жизни и смерти. Я думаю, о ней мы сегодня и будем говорить. В 2011 году возраст студий, которым исполнился один год, небольшой — 2,7%. Снизилась смертность или рождаемость?
А. Д.: Сильно кризис повлиял. В 2009 году было очень мало новых компаний, в 2010-2011 их рождаемость почти вернулась на докризисный уровень, но притом студии, которые доживают до пяти лет, могут очень долго существовать, даже в малоактивном состоянии, и тем не менее они на рынке присутствуют. Поэтому их количество год от года растет, и доля новых в общей массе будет неуклонно снижаться.
С. И.: А у тех, кто рождается сегодня, велики ли шансы на то, чтобы дожить до второго года, до третьего? Проведём демографическую аналогию.
А. Д.: Шансы меньше, наверное, чем были в начале 2000-х, в середине даже, потому что клиент становится более профессиональным, более требовательным, растет сложность задач, и есть конкуренция, хотя порог входа на рынок до сих пор очень невысокий.
С. И.: Можешь как опытный аналитик сказать, как они умирают? Они не находят заказов? Если они достигают какой-то концентрации талантов, их сотрудников быстро сманивают более опытные конкуренты?

А. Д.: Чаще всего летальный исход веб-студий обусловлен тем, что какое-то время, обычно несколько месяцев, нет новых заказов. Вообще, сама услуга разработки не высокодоходная.

Буквально несколько месяцев нет новых заказов, и банально нечем платить зарплату, а конкуренция на рынке за людей очень острая.
С. И.: Я сейчас попрошу показать еще одну диаграмму. Итак, общий объем рынка веб-разработки составил в 2011 году 14,9 млрд руб. Рост впечатляющий рост — +53% по отношению к предыдущему году.
А. Д.: Да.
С. И.: Вот вопрос тебе как к эксперту: чем обусловлена такая великолепная динамика? Увеличивается количество заказов, число студий, каждая из которых понемножечку берет, или это просто банальный рост стоимости среднего заказа, стоимости разработки?
А. Д.: Я начну с последнего. Средняя стоимость веб-разработки существенно не растет. Она в кризис очень сильно упала, и больше прочих от кризиса пострадали крупные компании, которым пришлось либо серьезно корректировать свой ценник, либо сталкиваться с болезненным сокращением количества клиентов. Поэтому стоимость, конечно, немножко — хотя бы на величину инфляции — увеличивается, но не критически. Самое главное, по нашему мнению, — это отскок, произошедший в кризис. Он был в 2008 году, а его последствия имели место в 2009-м — очень сильное падение. Мы не анализировали 2008 год, поэтому я не могу назвать соответствующий ему показатель, но у меня есть стойкое убеждение, что в 2008 цифра была существенно больше 7,2 млрд. В 2009 году произошла коррекция, потом потихоньку началось восстановление.
С. И.: Но мы видим, что налицо положительная динамика годовых оборотов веб-студий. Нельзя говорить, что это исключительно возврат после посткризисного отката. Тем не менее один из гостей нашей студии Сергей Котырев, основатель группы компаний UMI, говорил о том, что у нас практически, насколько я помню, 7 млн бизнесов и только 0,5 млн из них имеют собственные веб-сайты. А за счет чего все-таки растет внутренний оборот? «Починка» накапливается?
А. Д.: Количество заказов все-таки не сильно, но растет. Однако есть некая дифференциация: богатый становится богаче, бедный — беднее. Богатых уже достаточно много, и динамику оборотов определяют средние и крупные компании. Еще к ним возвращаются клиенты, которые уходили в кризис к кому-то другому. Конечно, часть компаний на рынке действительно может оказывать услуги существенно дешевле и примерно на том же уровне качества, но большинство, конечно, конкурирует ценой. Они просто получают клиента, работа выполняется некачественно, и, когда у компании снова есть возможность заплатить какие-то вменяемые деньги, он может вернуться.
С. И.: Те самые неохваченные 6,5 млн из 7 млн так и остаются неосвоенными, и рост денег, в общем-то, не за счет них происходит.
А. Д.: Веб-разработке подставило ножку развитие социальных сетей. Многие рассматривают как начало своего присутствия в интернете аккаунты в соцсетях.

У нас было исследование еще в 2009 году, и одна из студий, по-моему ярославская, развернуто написала, что они еще тогда это почувствовали и на оформлении представительств и ведении страниц в соцсетях сделали чуть ли не половину оборота, компенсировав ощутимый провал веб-разработки.

Отпечаток на рынок накладывает и развитие SaaS-сервисов.
С. И.: Как раз Сергей Котырев и утверждал, что это прекрасный выход для веб-студий. Мы рассматривали проблему тоже с точки зрения угрозы веб-студиям. С одной стороны, у нас есть «облачные» решения, с другой — социальные сети. Все автоматизируется, «Битрикс» делает свой маркетплейс с готовыми магазинами: шины, покрышки, покрась, сделай все сам, — с элементарнейшим управлением, которое может освоить даже неграмотная женщина, например занимающаяся маникюром. И он-то видел выход для веб-студий — именно поточное производство так называемого фастфуда, веб-фастфуда, которое обеспечит некую индивидуализацию клиенту. Насколько это жизнеспособно? Или это скорее пожелание?
А. Д.: Все крупные игроки, включая «Битрикс» и UMI, в свое время пробовали зайти в SaaS. И у «Битрикса», и у UMI это не получилось, они больше туда не идут. Ну, у «Битрикса» сейчас корпортал, они заходят с другой стороны. Если говорить именно о сайтах, у «Битрикса» интересно получилось. Я помню тот анонс. Потом вообще была тишина: они как-то очень быстро попробовали и свернули. С [Дмитрием] Васильевым (NetCat) я разговаривал, он рассказал, что у них тоже попытка была, они тоже ничего там не увидели. Сергей Котырев сейчас (UMI) активнее всего там пытается развиваться. Вот сейчас у них, если говорить о цифрах, рост есть. Я не знаю, насколько это все действительно в случае студий жизнеспособно. Для разработчика платформы понятен плюс: тысячи, десятки тысяч, миллионы внедрений — это ему хорошо, потому что здесь все автоматизировано, понятно. А у студий разрыв большой: есть те, кто вообще ничего не понимает, для них SaaS хорош, и дальше какой-то вакуум, а за ним те, кому нужна индивидуализация.
С. И.: Поговорим о том, что приносит больше деньги в веб-студию, о разработке новых сайтов. Я попрошу показать нам диаграмму по стоимости проектов, и мы видим, что, тем не менее, у нас повысилась немножечко доля сайтов, которые стоят от 500 тыс. и от 700 тыс. За счет чего повышается цена? Это тоже некая инфляция или все-таки клиентам можно, что называется, задать новые стандарты, новые технические и дизайнерские решения? Рынок веб-разработки не стоит на месте, правильно?
А. Д.: Цена все-таки в основном растет за счет инфляции. Причин несколько. Прежде всего, конкуренция. Какую бы цену ни назвал клиент, найдутся десятки, а иногда и сотни компаний, готовых взяться за проект. Не всегда его выполнят, очень часто не справятся с задачей, но возьмутся за него. Поэтому убедить, что у какой-то компании намного дороже нужно заказывать услугу, сейчас очень сложно. И есть несколько участников рынка, живущих отдельно от рынка. У Лебедева известно как: если вы найдете дороже, чем у нас, мы вам сделаем еще дороже. Есть несколько участников, которые вот так отстраиваются от рынка, а всем остальным приходится бороться, чтобы слишком сильно не снизить цену.
С. И.: А уровень исполнения работ растет или он тот же, что в 2010 или 2009 году?
А. Д.: Среднее качество, наверное, растет, но во многом не из-за того, что люди становятся профессиональнее, лучше относятся к своей работе. Очень большую роль в техническом аспекте веб-разработки несколько лет кряду играет стремительный рост популярности «коробочных» систем. Раньше в модуле авторизации, в какой-то самописной системе могло быть много дырок, у их создателей технический уровень мог быть низким, и клиент не особо заботится об этом, многие даже не проверяют. Люди остались прежними, но стали использовать готовые решения того же «Битрикса» или UMI. Эти платформы, естественно, лучше оттестированы, лучше защищены, поэтому владельцам сайтов нужно благодарить разработчиков коммерческих систем, которые обеспечивают рост среднего качества. Зато сейчас все говорят про HTML5, CSS3, но притом HTML4 и CSS2 умеют пользоваться немногие, поэтому если отдать на валидацию почти любой сайт почти любой компании, там будет много чего интересного.

Причем, что интересно, самые качественные сайты делают преимущественно региональные студии. Это можно даже наивностью назвать: они почему-то думают, что они сейчас сделают идеальный код, и качество победит само по себе.

С. И.: А это не так.
А. Д.: А клиенту это вообще все равно! Пока он не увидит, где у него утекают деньги. Вроде все отображается. Действительно есть несколько региональных студий, которые каждую работу вылизывают в хорошем смысле слова, у них все идеально. Но очень немногие из них выживают и просто получают деньги. Да, их конкуренты восхищаются, говорят, что они молодцы, а клиентам на это… Кстати, есть очень интересный кейс такого плана. По-моему, это было в 2009 году. Компания Notamedia сделала сайт Пенсионного фонда по всем стандартам, использовали Java Query. В общем, сделали сайт, и они тогда такой получили пиар! В первую очередь, конечно, в профессиональном сообществе.
С. И.: За счет чего? За счет того, что это был такой клиент?
А. Д.: Это был первый государственный сайт, сделанный на таком техническом уровне, и сделанный хорошо.
С. И.: Ты не противоречишь себе, говоря, что есть региональные агентства, которые вылизывают сайты, и их технический уровень не срабатывает, а у Notamedia сработало?
А. Д.: Вот таких — единицы! А у Notamedia сработало, потому что клиент такой был.
С. И.: Вот! Вот!
А. Д.: Да и Notamedia к тому моменту уже была Notamedia.
С. И.: Я хотел спросить тебя о том, на чем еще могут зарабатывать веб-студии, и попрошу показать интересную диаграмму — структуру заработков веб-студии. Мы поговорили о том, что зарабатывают на поддержке сайтов, самая прибыльная, хлебная деятельность — это разработка новых сайтов, и, как мы увидим, ею до сих пор занимается большинство агентств. Но конкуренция-то высока, возможность пробиться на рынке неочевидна. Уж как сложатся обстоятельства: если ты именитое агентство и у тебя именитый клиент, да еще и сделан сайт хорошо, то славно, но действует только сумма факторов. И появляются дополнительные виды деятельности: консалтинг, агентские продажи рекламы, собственные интернет-проекты, SEO немалую долю занимает, хотя в большей степени в регионах, плюс такое новое направление, как разработка мобильных приложений, о котором мы очень много говорим в наших передачах, но которое пока что, за вычетом Москвы, занимает небольшую долю, и SMM. Можешь прокомментировать нам эту диаграмму? Какие виды заработка для агентств перспективны, а какие, в общем-то, от безысходности?..
А. Д.: Разработка мобильных приложений, синее — это не Москва. Есть ли жизнь за МКАДом, да?
С. И.: Да.
А. Д.: Хотя сами проценты небольшие, но разрыв очень большой. Собственно, спрос на мобильные приложения в регионах не такой высокий, и, если любой региональной студии предложить разработку мобильного приложения, она ни в коем случае от нее не откажется.
С. И.: А будет ли она иметь достаточную квалификацию?
А. Д.: Чаще всего нет. Даже профессиональных разработчиков мобильных приложений очень мало, а в студиях тем более таких людей нет. Обычно так:
— Можете сделать?
— Можем!
И начинаются поиски фрилансеров или какой-то подряд. С SMM то же самое. Спрос на присутствие в соцсетях не так сильно в регионах отстает, как спрос на мобильные приложения, поэтому...
С. И.: Я вклинюсь: а веб-студия выступает как SMM-агентство в таком случае классически?
А. Д.: Как это все бывает? Тебе сделали сайт, ты клиент. Как есть сейчас картинки: я менеджер, я не хочу думать. Вот я не хочу думать, и я у тебя в первую очередь спрошу: «Сергей, ты можешь мне сделать мобильное приложение? Сергей, ты можешь мне сделать SMM?» А Сергей понимает, что, если он сейчас откажется, если действительно потребность у клиента осознанная, тот найдет другое агентство, которое...
С. И.: Предложит комплекс такой, да?
А. Д.: Да, комплекс, поэтому, естественно, Сергей скажет: «Да, я это буду делать».
С. И.: А там разберемся.
А. Д.: А там разберемся, да.
С. И.: Правильно ли я понял, что, когда мы говорим о разработке мобильных приложений и SMM, которые кажутся нам чем-то прогрессивным, на самом деле это может быть временным явлением, пока рынок не достиг профессиональной зрелости, пока не появились специализированные зарекомендовавшие себя агентства, которые будут заниматься только мобильными приложениями, только SMM, и, в общем-то, не будет никакой опасности для веб-студии, если она скажет: «А за приложением — к нашим партнерам»? Может быть, такое время, что на безрыбье и рак рыба?
А. Д.: Я думаю, доля действительно может долгое время сохраняться и часть студий вообще уйдет в разработку мобильных приложений. Есть, например, компания Galsoft. Они делали сайты, много для Microsoft проектов выполняли, и некоторое время назад они сосредоточились на разработке мобильных приложений.
С. И.: Тогда из дополнительных доходов веб-студий исчезнут и SMM, и мобильные приложения.
А. Д.: Либо будет просто какой-то такой процент…
С. И.: Останется классическая поддержка, разработка новых сайтов, тот же консалтинг, в какой-то степени SEO. А SEO как услуга у веб-студий — скорее региональное явление?
А. Д.: Я думаю, что SEO все равно будет какая-то доля.
С. И.: У веб-студий?
А. Д.: У веб-студий. Кстати, до кризиса сеошник был персоной нон грата, особенно в глазах студий. Дескать, мы-то делаем хорошо, мы делаем дизайн, сайт, а эти друзья ссылки покупают, чтобы манипулировать сознанием и т. д. У студий к SEO было очень негативное отношение. Я не знаю, какое отношение было с другой стороны. Пожалуй, на SeoPult в 2007 году вы бы не смогли получить ни одного крупного представителя студии и, наверное, были бы грубо посланы, если бы позвонили.
С. И.: SeoPult.TV?
А. Д.: Да, SeoPult.TV. Грянул кризис, и кризис сеошники пережили лучше всего.
С. И.: Кризис расставил все по своим местам, да.

А. Д.: Как раз более или менее нормально пережили кризис во многом студии, которые еще до него стали изучать рынок SEO и не стали от него отмахиваться, а попытались оказывать эти услуги. Благодаря заключенным до кризиса контрактам они и могли его пережить.

После кризиса для многих деньги перестали пахнуть. И SEO стали заниматься, но SEO — это уже не тот бизнес, где можно назвать клиенту, например, месячный бюджет 100 тыс. и потом просто высылать отчеты, и даже немногие смотрели на позиции, просто вкладывали по каким-то запросам на местах. SEO не один год как сложный бизнес, поэтому конкурировать...
С. И.: И таким непрофессионалам, как студии, заниматься им было трудно.
А. Д.: Да, и конкурировать.
С. И.: Тем не менее мы видели эти строчки, им большой процент соответствует. Чем это объясняется?
А. Д.: Часть просто живет за счет накопленных...
С. И.: Инерция?
А. Д.: Да, инерция. В принципе, если клиент доволен продвижением, студия, ничего не делая особо на самом деле, может просто получать какие-то суммы.
С. И.: Мы говорили о выживании студий, а теперь я хотел бы затронуть такую тему, как самопродвижение студий. Чтобы выживать, действительно необходимо редкое сочетание разных факторов: это и репутация, и профессионализм, и интересное портфолио, и меры по собственному продвижению. Каковы сейчас наиболее популярные меры продвижения? Это SEO, это рекомендации клиентов, это конференции или что-либо иное? Я хотел у тебя узнать. Но, прежде чем ты ответишь, мы хотели бы послушать комментарий генерального директора ADV/web-engineering Алексея Персианова.
Алексей Персианов: Мы своих клиентов в основном получаем от наших клиентов. Люди, которые нас рекомендуют, с нами работали. Либо они рекомендуют нас внутри крупной компании-заказчика другим либо дочерним подразделениям, и мы получаем таким образом следующий заказ у клиента, либо люди меняют место работы и советуют нас как подрядчика на новом месте. Это, наверное, основной приток, который мы получаем. С точки зрения публичного продвижения мы используем конференции и активно в них участвуем, рассказываем про свои кейсы, и это тоже достаточно продуктивно. Плюс какую-то часть заказчиков мы получаем через отраслевые рейтинги и какие-то экспертные материалы, где оцениваются работы студий. Вот это наши основные истории. Какие-то массовые средства продвижения, такие как привлечение трафика, контекстная реклама, или поисковая оптимизация, мы не используем, потому что у нас достаточно сложный или дорогой продукт и он как бы массовой аудитории не предназначен, и такие средства просто нерентабельны могут быть.
С. И.: Насколько ты согласен с тем, что это тренд? Или это удел, скажем так, крупных агентств — не заниматься массовым продвижением, а именно SMM, SEO и прочим? Только рекомендации, только вера в собственную репутацию, конференции и рейтинги?
А. Д.: Если рассматривать именно продвижение ради клиентов... Почему я говорю «если»? Потому что в условиях сверхжесткой конкуренции на рынке труда любая студия борется за людей, это отдельная ЦА.

Так вот, если говорить о клиентах, то компании уровня ADV/web-engineering, конечно же, продвигаться в поисковиках, по контекстной рекламе не имеет смысла, потому что ее клиент намного более разборчив и намного более продвинут в теме создания такого рода сайтов и развития, в первую очередь он будет ориентироваться на своих знакомых.

Вообще, есть тусовка разработчиков, а также есть тусовка тех, кто отвечает за клиентскую сторону. Они тоже общаются между собой и на эти рекомендации ориентируются. А еще очень большое значение имеет — кстати, это как раз, похоже, случай ADV/web-engineering и любого другого крупного участника рынка —сделанное для лидера отрасли. Например, ADV/web-engineering сделала интернет-магазин для «Эльдорадо», и это для многих других интернет-магазинов сигнал, потому что они понимают, что «Эльдорадо» сделал проверку, и будут доверять такой веб-студии. И очень многие компании…
С. И.: Работают по рекомендации исключительно?
А. Д.: Да. Вообще, у многих компаний, которые сейчас успешны, чаще всего случайно так получалось, не все это делали целенаправленно: они смогли сделать проект для лидера отрасли, и буквально несколько лет, даже если они больше ничего для нее не делали, они стабильно, даже просто полностью свернув свою маркетинговую коммуникацию, получали клиентов из той отрасли.
С. И.: В виде шлейфа такого, да?
А. Д.: Да.
С. И.: А тем, кто не имеет таких однозначных преимуществ, — они не так крупны, и, хотя, может быть, они качественно делают, у них нет таких раскрученных и престижных клиентов, — как быть?
А. Д.: Им сложнее всего. Как в притче лягушкой, которая молоко взбила в масло...
С. И.: Вот чем они взбивают?
А. Д.: Вариант — сделать какой-то проект. Вообще, продвижение через проекты может иметь очень много граней.
С. И.: Но это к первому пути больше относится?
А. Д.: Не совсем. Например, есть студия Greensight. Она сделала Навальному сайт, причем настойчиво ему предлагали. Сделали бесплатно Navalny.ru. Потом они ему сделали еще, по-моему, два проекта: Autochmo.ru и какой-то другой. И они не то чтобы это сделали — и все. Они хорошие дизайнеры, хорошие программисты, но во многом благодаря тому, что они сделали это для человека, который имеет медийный вес, у них через небольшое время появились такие клиенты, как «Спортмастер», Mail.ru и т. д. В нужное время нужному человеку сделали проект, причем, откровенно говоря, тот же сайт Навального не идеален, его можно было бы сделать намного лучше, и я думаю, вряд ли они с этим поспорят. Но это сайт для Навального, любой сайт для Навального будет уже… По-моему, они даже писали о том, что в день запуска сайта они получили чуть ли не несколько сотен обращений во «Входящие».
С. И.: Хорошо, Анатолий, я думаю, что мы еще вернемся к этим темам. Мы настолько высоко забрались в нашем птичьем полете, что вся отрасль, которую мы обозревали, кажется очень большой, и, видимо, придется еще спускаться и рассматривать некоторые области более пристально. Большое тебе спасибо, что к нам пришел!
А. Д.: Спасибо тебе!
С. И.: Большое спасибо за информацию! Ну а вам, дорогие зрители, я предлагаю внимательно следить за нашими передачами и за тем, как развивается отрасль веб-разработки. Большое вам всем спасибо, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео