Регистрация

«Теrrапия» для проекта «Университет в кармане»

1
0
1 267 0
Текст
23 ноября 2012

Совместно с редакцией дружественного нам онлайн-издания Firrma.ru (ранее Terafirrma.ru) канал SeoPult.TV открывает ток-шоу «Теrraпия», в котором стартапы встречают то, что важнее денег. А именно компетенции и оценку со стороны грандов отрасли. На пилотный выпуск передачи мы пригласили в качестве экспертов Алексея Басова и Евгения Гордеева — людей, не нуждающихся в дополнительном представлении. Модерирует дискуссию главный редактор и издатель Firrma.ru Дмитрий Фалалеев. Первый «террапируемый» — Максим Приходько, создатель сервиса «Университет в кармане».

Из программы вы узнаете:
— что такое образовательная платформа «Университет в кармане», его эталонная база знаний и как ее технология будет верифицировать учебную информацию из Сети;
— действительно ли у проекта нет прямых конкурентов и как он пытается решить задачи, над которыми бьются миллиардные корпорации класса Google;
— возможна ли применительно к «Университету в кармане» UGC-механика как у Quora;
— верен ли акцент на мобильное приложение;
— готова ли целевая аудитория (студенты) платить за услуги сервиса по модели freemium;
— масштабировать или не масштабировать бизнес-модель за пределы сферы образования;
— насколько актуальна мысль скрестить образовательную платформу и сервис по подбору персонала;
— и многое другое.

Дмитрий Фалалеев: Добрый день! Меня зовут Дмитрий Фалалеев, я издатель проекта Firrma.ru, и мы рады вас приветствовать на первой серии нашей небольшой программы, которая называется «Теrrапия». Цель программы очень простая: мы берем типичные стартапы с типичными проблемами и с помощью наших экспертов пытаемся решить эти проблемы и сделать так, чтобы зрители увидели в этом стартапе себя и таким образом тоже смогли с проблемой ознакомиться и ее попытаться решить в своих собственных стартапах. Я рад представить и приветствовать экспертов. У нас сегодня очень интересные люди собрались и со стороны экспертов, и со стороны стартапов. Первый эксперт — Алексей Басов. Я думаю, долго представлять его точно не имеет смысла, Алексей — вице-президент корпорации Mail.ru, основатель такого проекта, как Begun.ru, который, наверное, все знают прекрасно. Алексей, привет! Мы рады, что ты пришел.
Алексей Басов: Привет!
Д. Ф.: Второй эксперт — Евгений Гордеев. Евгений — венчурный инвестор, основатель фонда Russian Ventures. Женя, привет! Мы рады, что ты тоже нас сегодня посетил. И наконец, я приветствую наш первый стартап — проект «Университет в кармане», и его основатель — Максим Приходько. Максим, привет!
Максим Приходько: Добрый день!
Д. Ф.: Я сейчас вернусь к Максиму и к экспертам. Сначала быстренько расскажу о том, как будет выглядеть каждая программа, какой у нас будет сценарий. Итак, мы даем пять минут каждому проекту, который участвует в программе, для того чтобы он представил себя, рассказал, о чем он, зачем он, почему он. Это пять минут, которые принадлежат целиком и полностью проекту. Дальше мы просим экспертов высказать свое мнение, после чего начинается непосредственно дискуссия, в ходе которой мы пытаемся решить проблему, сформулированную самим проектом. Максим, пожалуйста, твое время пошло.
М. П.: Спасибо! Проект называется «Университет в кармане», он решает достаточно глобальную проблему: когда студенты ищут информацию в интернете, связанную с учебой, они получают в поисковиках сотни тысяч запросов, обработав которые получают информацию, но, по-хорошему, не знают, могут ли ей доверять. Это проблема глобальная. Даже один из основателей интернета Тим Бернерс-Ли говорит о ней и основал специальный фонд, занимающийся поиском решений, которые позволят определять каким-то образом достоверность информации, что мы получаем из интернета. Мы предлагаем решение этой проблемы в области образования. Это решение — «Университет в кармане»: наше мобильное приложение и сопутствующий «облачный» сервис, который помогает получать достоверную информацию. Он отвечает на вопросы, он подбирает документы из интернета и ранжирует их по достоверности; он станет лучшим поставщиком образовательного контента для тех, кто собирается учиться и учится сейчас. Если рассказать вкратце, то в основе проекта лежат две основные идеи. Во-первых, это эталонная база знаний, которая уже сейчас содержит более 150 тыс. готовых ответов на вопросы по 500 предметам. Это вопросно-ответная система, которая сможет общаться с человеком на естественном языке и отвечать на его вопросы. И в дальнейшем с помощью этой эталонной базы знаний мы сможем проверять документы, которые находятся в интернете, искать в них смысловые ошибки и таким образом присваивать им индекс достоверности. И даже если мы на какие-то вопросы не сможем сами ответить, то мы дадим документы и подскажем, какому из них больше всего можно доверять.

Проект сейчас находится на начальной стадии развития, разработана «облачная» платформа для дистанционного обучения, своя собственная, для тестирования, собрана база знаний (500 предметов, 150 тыс. вопросов ), и разработано первое приложение для Windows Phone, которое за первые два месяца скачало 10 тыс. чел., а совокупная аудитория проекта превысила 20 тыс. чел.

Наше приложение распространяется по модели freemium: мы его предоставляем бесплатно совершенно, а ограничение делаем по аналогии с проектом Dropbox, ограничивая тот объем контента, который доступен в бесплатной версии. Неограниченный доступ ко всем возможностям предоставляется на основе месячной подписки, которая сейчас стоит 3$ в месяц. В качестве дополнительных источников монетизации потенциально мы рассматриваем рекламную модель для тех, кто пользуется бесплатно, например, нашим приложением, и freelance-модель, когда мы сможем в проект вовлечь не только студенческую, учащуюся аудиторию, но и аудиторию преподавателей и таким образом наладить между ними взаимодействие — между потребителями каких-то образовательных услуг и производителями этих услуг. Сейчас, продвигается в первую очередь мобильное решение, продвигается через маркеты приложений, в частности через Windows Phone Store. Microsoft нас очень поддерживает. Недавно мы в очередной раз висели на главной странице, это нам очень помогает, мы благодарны компании Microsoft. Естественно, есть стандартные методы продвижения, такие как продвижение в интернете, потому что, естественно, наша аудитория — пользователи мобильных устройств — в первую очередь находится все-таки в интернете, в том числе в интернете «настольном». Рынок дистанционного обучения большой — я даже не буду говорить насколько, — это десятки миллиардов долларов, растет в мире, в СНГ растет даже быстрее сейчас, чем в мире. Если говорить о нашем сегменте, то мы ориентируемся в первую очередь на студентов и школьников: их у нас только в России порядка 15 млн, сегмент можно оценить где-то в 500$ млн. Естественно, у нас есть конкуренты. Прямых конкурентов пока нет, к счастью. Самый сильный косвенный конкурент— это Wikipedia, по мнению самой нашей аудитории, также это, естественно, поисковые системы и сервисы вопросов и ответов. Основное наше преимущество по сравнению со всеми этими конкурентами, естественно, гарантия правильности и достоверности того ответа, который мы даем, потому что мы его подтверждаем ссылкой на общепризнанный источник, такой как учебник или другая научная учебная литература. Это моментальность наших ответов, это объяснения, которые к ним прилагаются, возможность закрепить эти знания в виде тестов, дополнительные интеллектуальные сервисы и в целом комплексная образовательная услуга, потому что мы планируем стать тем решением, которое будет поддерживать учащегося во всем процессе обучения и решать его основные задачи: поиск информации, подготовку к экзаменам, написание отчетных работ, управление сессией и поиск тех людей, которые могут помочь в решении каких-то задач. Над проектом сейчас работает небольшая команда. Я, ее основатель, смотрю на проект с двух сторон: и как разработчик, который имеет достаточный опыт разработки крупных систем, и как преподаватель вуза, имеющий тоже достаточно большой опыт преподавания, и у меня плотный контакт со студентами, поэтому я вижу от них отклик и вижу, что все-таки это решение востребовано, проблема такая есть. У меня обширные связи с учеными и преподавателями, позволяющие говорить о том, что у нас есть экспертиза в очень разных отраслях наук, которая даст возможность давать не просто объяснение, а качественное объяснение. В команде есть разработчик, занимающийся разработкой интеллектуальной системы, которая будет отвечать на вопросы на естественном языке, и человек, который отвечает за обработку контента. Сейчас, если говорить о команде, нам нужен человек, который занялся бы маркетингом, и разработчики для мобильных платформ, на которых нас пока нет. В целом я рассказал все, что хотел, о своем проекте. С удовольствием выслушаю ваши вопросы. Спасибо!
Д. Ф.: Максим еле-еле уложился в пять минут ровно. Коллеги, что вы бы сказали по поводу того, что сказал Максим? Алексей?
А. Б.: Да, давайте я начну. Я очень верю в эту нишу. Мне кажется, что это мегаперспективное направление, дистанционное обучение как таковое, и та аудитория, которая выбрана, студенты и школьники, — это именно то, с чего нужно начинать подобного рода стартапам. Рынок, потребность, полное отсутствие достойных продуктов в этой области — исходные данные прекрасны. Однако мне кажется, что самовосприятие продукта пока немножко отличается от того, насколько адекватным и завершенным мне он кажется. Вот, например, вы сказали, что вам нужен человек по маркетингу и это главная, как я понял, проблема и потребность на текущем этапе. Вы считаете, что ваш продукт уже завершен настолько, что его можно предлагать пользователям?
М. П.: Продукт полностью, конечно, не завершен. Это скорее стадия прототипа, которая охватывает порядка 10-15% того функционала, который мы в идеале хотим заложить в него. Тем не менее интерес к проекту со стороны потребителей показывает, что его можно предлагать в том ограниченном виде, который существует сейчас.
А. Б.: То есть рыночное поведение какое-то нужно выстраивать, большое количество пользователей его потребляет, они довольны и он решает те задачи, которые они от него ожидают?
М. П.: На платформе Windows Phone за два месяца — 10 тыс. скачиваний. Windows Phone — это 3% рынка мобильных устройств. По отзывам, по оценкам — отзывов мало, поэтому я не буду говорить, что у нас прямо сумасшедшие оценки, но тем не менее, — мы пока находимся на восьмом… а, нет, уже на пятом месте в разделе «Образование», а по оценкам — на первой странице, по рейтингу оценок хороших.
А. Б.: Еще я хотел прояснить такой момент по поводу естественного языка обращения. Вы планируете его начать разрабатывать или он в каком-то виде, в каком-то прототипе уже существует?
М. П.: Сейчас мы разрабатываем эту технологию, это называется «вопросно-ответная система», в основе нее лежит не поиск информации по похожим ключевым словам, а конструирование ответа на основе элементов знаний и связи между ними. Данная технология находится в разработке, мы надеемся закончить прототип к концу года, чтобы в новом учебном семестре внедрить его в наше приложение.
А. Б.: И мне кажется, что если вам удастся решить эту задачу, то вы для нее видите слишком узкое применение — поиск по учебному контенту.
М. П.: Возможно. В целом можно искать по любому контенту, да.
Д. Ф.: Ну, можно вернуться к этой проблеме, просто мы тогда уйдем от ключевой проблемы, которую Максим видит, с которой пришел. Евгений, твое мнение?
Е. Г.: Ну, начнем с того, что где-то половину презентации я не понимал, про что проект в целом. Настолько размыт ваш фокус, как мне показалось, в плане продукта основного, что вы начали как-то так углубляться... Но сейчас я уже понял, потому что Леша начал задавать наводящие вопросы. Я бы попросил вас в одном предложении сказать. Если один студент другому скажет: «Вот зайди на сайт „Университет в кармане”…» — и дальше вот он должен продолжить: «...чтобы сделать...» А что сделать?
М. П.: Чтобы найти ответ на любой вопрос.
Е. Г.: По учебному материалу?
М. П.: По учебному, да.
Е. Г.: Таким образом, это я понял с середины презентации, потому что начался рынок, туда-сюда. Это все всегда интересно, конечно. Все, о’кей. Таким образом, вы, в моем понимании, попадаете в нишу, где Quora, ChaCha и т. д., то есть скорее система вопросов-ответов. Но с вашей стороны это автоматизируется с помощью механизма, который ищет ответы на определенные вопросы, системно извлекая их из учебных материалов.
М. П.: Не совсем. Основное отличие от всех существующих проектов заключается в том, что наша система строится на большой базе маленьких фактов. Мы не вычленяем информацию из документов, мы имеем готовые факты. Например, в каком году началась Вторая мировая война? В 1941-м. Сколько сторон у треугольника? Три. За счет этого мы можем четко, быстро и точно отвечать на вопросы, потому что мы пропускаем этап сканирования интернета, поиска документов, выбора из этих документов. И когда вы выбираете из документа, вы не знаете, можно ли доверять тому, что вы берете, или нет. А мы готовим эталонную базу маленьких фактов, которые все будут правильными.
А. Б.: Мне очень интересно разобраться в технологии: а как вы тогда обеспечиваете полноту, если вы обеспечиваете такую дискретность фактов? Ну, например, когда началась Вторая мировая война? Но я могу спросить: сколько она длилась лет, сколько она длилась месяцев и сколько она длилась дней? И в вашем понимании это три разных вопросы, на которые вам нужно хранить ответы.
М. П.: Да. Но это не совсем три разных вопроса, это как раз вопрос к той технологии, которую мы делаем, потому что это уже вопрос конструирования ответа. Сейчас над этим работают. Я не буду говорить, что мы прямо первые. Есть разные системы, в основном англоязычные, на русском языке прилично работающих…
А. Б.: Тот же Wolfram|Alpha.
М. П.: Да, Wolfram|Alpha. Но Wolfram|Alpha тоже работает по документам. А вот по фактам была одна система, но они брали очень небольшой корпус, всего 5,5 тыс. фактов, а у нас уже сейчас 150 тыс., и мы планируем расширять эту базу. Что касается конструирования ответов, это, конечно, технология, потому что, помимо того что можно по-разному задать вопрос, вопрос может подразумевать несколько ответов. Так, что такое инновация? Можно по-разному ответить. Есть какие-то вопросы, на которые не будет ответов, но для этого у нас запланирован второй этап — работа с документами, но не так, как сейчас делают поисковые системы. Мы не просто будем брать документ, мы будем его анализировать на основе нашей базы, находить в нем смысловые ошибки и говорить, что здесь половина фактов вообще неправильные, вот этим документом лучше не пользоваться, а вот здесь есть документ, где нет ни одной ошибки. И ставить рейтинг достоверности документов, чтобы человек хотя бы как-то ориентировался в том, чему можно более или менее доверять, а чему нельзя.
Е. Г.: Я просто потерял нить. Еще раз: значит, вы предполагаете, что ваша система на основе вашего алгоритма сможет понимать любой вопрос и транслировать его в поиск внутри в том объеме документов, который у вас существует, чтобы выдавать какой-то релевантный ответ? Это то, над чем компания Google последние 15 лет бьется. Чтобы понимать поиск, а Леша, кстати, с этим знаком в компании…
А. Б.: Не понаслышке.
Е. Г.: Да, не понаслышке. Я немного потерялся опять. Я просто понимаю, что это сложнейшая задача, над которой миллиардные компании бьются, а вы, в свою очередь, об этом так рассказываете: ну, вот мы это делаем, чуть-чуть осталось, и мы начнем понимать документы и выдавать релевантную информацию… Это все круто, я сам за то, чтобы так было. Но если вы решаете такую глобальную задачу, то, как Леша сразу сказал, с помощью такого поиска, может быть, искать вообще все, что угодно, и это тогда уже не «Университет в кармане»…
Д. Ф.: «Мир в кармане».
Е. Г.: «Мир в кармане», да. Поэтому вы еще раз опишите: вот вы реально верите, что сможете сделать суперпоиск, который сможет транслировать? В каком году? Wolfram|Alpha тот же самый, я за ним наблюдаю с самой первой беты, я вижу, как он развивается, и он не фонтан.
М. П.: Я тогда еще раз скажу: мы не делаем поиск, мы делаем ответы на вопросы, которые основываются не на документах, а на коротких фактах, состоящих из вопроса и готового, уже имеющегося в нашей базе ответа. У нас уже есть в базе 150 тыс. вопросов, где, например, написано: вопрос «Сколько сторон в треугольнике?», ответ «Три».
Е. Г.: А кто эту связку «вопрос — ответ» делает?
М. П.: Эта связка собрана из источников, связанных с университетскими тестами.
Е. Г.: А, все, о’кей, я понял.
М. П.: То есть в основе-то лежат тестовые вопросы. У нас не просто база знаний каких-то, мы из этого можем автоматом делать тесты, для того чтобы человек, например, готовился по этому предмету.
Е. Г.: Я понял, теперь я понял.
М. П.: Соответственно, есть связка «вопрос — ответ», и, когда человек задает нам какой-то вопрос, мы, в отличие от Google и того же Wolfram|Alpha, пропускаем этап обработки документов. На начальном этапе мы не работаем с документами, мы смотрим по своим фактам. Да, у нас фактов не столько, сколько документов у Google, тем не менее достаточно большой объем знаний. Почему «Университет в кармане»? Потому что замахиваться на большее сейчас просто не имеет смысла, у нас есть некие знания именно в области образования. Почему еще можно говорить об образовании? Здесь есть все-таки определенные эталоны: учебники, научная литература, которые позволяют нам дать ссылку на то, почему мы этот ответ считаем правильным, чтобы человек не просто получал некий ответ, но и знал, что есть автор, есть учебник.
Е. Г.: Понятно. Сейчас 150 тыс. вопросов и ответов. А где серединочка от того, что вы планируете, сколько будет?
М. П.: А я конца не вижу. База должна пополняться.
Е. Г.: А, хорошо!
А. Б.: Ну, это вопрос о полноте, это очень важный вопрос. Вот вы разделили 150 тыс. вопросов на 500 предметов. Если мы поделим, получится, что в каждом предмете не так много вопросов.
М. П.: В среднем сейчас 300 вопросов, да, если делить. Но колеблется от 100 до 1,0-1,5 тыс., в пике — 2,5 тыс. Но именно поэтому мы говорим о том, что нам очень важно делать так, чтобы эта база пополнялась. Для этого нам очень важно преподавателей привлечь в проект, потому что это те люди, которые будут привносить новые знания.
Е. Г.: Но вы тут ошибаетесь. Давайте трезво оценивать: если мы замахиваемся на что-то большое, значит, вам нужно не 150 тыс. вопросов-ответов, а миллионов сто хотя бы.
М. П.: Тогда 150 млн надо сразу.
Е. Г.: Ну да.
Д. Ф.: Ну, это Google все-таки получается.
Е. Г.: Нет, ну, 100 млн вопросов-ответов — это еще осязаемо.
Д. Ф.: И подъемно, да.
Е. Г.: Никакой преподаватель не будет этим заниматься.

В свою очередь, тут можно просто транслировать успех той же Quora, где люди за баллы готовы «кранчить» для вас любые вопросы-ответы.

Соответственно, вы можете тех же студентов привлекать, чтобы они... Ну, есть всезнайки, которые просто будут заполнять, вот как Wikipedia развивалась. Можно ввести релевантность ответа. Человек посмотрел, какой-то студент написал вопрос, всезнайка на него ответил, другой студент плюс или минус ему поставил. Вот эта схема сработает. Сейчас же очень много сайтов для школьников и студентов, где можно списать. Я не помню название, типа «Спиши.ру».
Д. Ф.: Ну, они довольно трешовые, как правило.
Е. Г.: Они трешовые, но они мегапопулярные. И это, в свою очередь, тоже краудсорсинговая система, куда кто-то что-то заливает, кто-то что-то скачивает и т. д. Потенциал огромный!
Д. Ф.: Максим, ты пришел совершенно с другой проблемой на самом деле.
М. П.: На самом деле я пришел с банальнейшей проблемой: каким образом монетизировать аудиторию.
Д. Ф.: Так это, по-моему, очень тесно связано с тем, что говорили эксперты.
М. П.: Да.
Д. Ф.: На мой взгляд.
Е. Г.: Ну, тут вообще проблем никаких я не вижу.
А. Б.: Давайте я резюмирую: во-первых, правильное понимание своего проекта. В проекте есть три клевые вещи, которые потребляют пользователи. Первое: это база знаний по большому количеству предметов, и я могу всегда посмотреть, когда была какая война, с кем танцевал Андрей Болконский и т. д., с помощью каталога. Есть волшебный поиск или будет когда-нибудь…
М. П.: Будет.
А. Б.: …в обозримом будущем, который позволит мне ориентироваться в рамках этой базы данных неким естественным образом, не бродя по каталогу, по рубрикатору, а вводя свой вопрос. И третья вещь — это тесты, которые я могу пройти для контроля себя либо сформировать под себя какие-то, кастомизировать их.
М. П.: Да.
А. Б.: И что в основном из этих трех вещей, кажется вам, обладает наибольшим потенциалом аудиторным: контентная составляющая, технологичная либо интерактивно-тестовая?
М. П.: Я думаю, что сейчас в первую очередь контентая составляющая, судя по тому, что я вижу. Технологическая составляющая все-таки другому рынку будет интересна, потому что, когда получится успешно сделать технологию, на ее основе можно будет строить, например, вопросно-ответные системы, какие-то F.A.Q., не знаю, для торговых центров, вокзалов.
Е. Г.: Ну, это опять мы уходим немного в сторону.
М. П.: Да, мы ушли. Поэтому сейчас по тому, как себя ведет аудитория, конечно, больший интерес привлекает в первую очередь контентная составляющая, именно возможность получить быстро четкий ответ на свой вопрос, не тратя время, силы на поиск, на навигацию по лучшим ответам и т. д., когда человек пишет, что...
А. Б.: Но при этом она и наиболее конкурентна: во-первых, вы конкурируете со всем контентом интернета, который тоже, так или иначе, пытается ответить человеку на вопрос как-то разумно, да?
М. П.: Пожалуй, да.
А. Б.: Ну, пример, конечно, яркий и забавный, я согласен, но в основном, чтобы узнать, кто был первым на Луне, достаточно, наверное, секунд двух с половиной максимум.
М. П.: Можно, да.
А. Б.: И конкурируете со всей индустрией поисковиков, которые ровно так же формулируют свою миссию — ответить на вопрос максимально точно. Вам не кажется, что это путь благородный, но тяжелый — пытаться сдублировать, условно говоря, верифицировать контент, которого и так очень много, который дорогой и неуникальный? Существуют миллионы источников, отвечающих ровно на этот вопрос, и миллионы способов узнать, кто был первым на Луне.
М. П.: Я согласен, конечно, с вами.
Е. Г.: Кто-то уже был?
М. П.: Кто-то уже был, да?
А. Б.: Гагарин.
М. П.: Там и такой вариант был, что мы были первые.
А. Б.: Ну, например. Это я плавно клоню к монетизации: что же мы хотим монетизировать? Сейчас монетизируется по принципу подписки, freemium-доступ к контентной базе данных?
М. П.: Да.
А. Б.: Я плачу за то, чтобы узнать, кто был первым на Луне, через вот это мобильное приложение, притом что у меня параллельно в моем телефоне есть мобильная Wikipedia, которая мне моментально, бесплатно и не менее достоверно ответит на этот вопрос. И «Яндекс», и Google, и многие другие сервисы.
Е. Г.: И Mail.ru.
А. Б.: Спасибо.
Д. Ф.: У Евгения был хороший вопрос по поводу вопроса-ответа. Я не большой специалист…
Е. Г.: Если бы я собирал этот проект, если бы я задался такой целью, во-первых, я бы, конечно, забыл сразу про все приложения в принципе. Вы еще раз откройте статистику LiveInternet и посмотрите, какая доля Symbian и т. д.
М. П.: Ну, я знаю, что пока еще очень много.
Е. Г.: Вот спасибо компании «Одноклассники», которая открыла статистику и показала, что 50% хитов — это обращения с мобильных устройств на мобильную версию «Одноклассников».

Пока вы тратите деньги на applications, ваша аудитория пользуется какими-то вебовскими, мобильными вебовскими сайтами. Вам надо что сделать? Вам надо сделать просто нормальный мобильный Веб.

Это первый момент. Второй момент: вы никогда в жизни не получите деньги от студентов. Студенты платят за две вещи в интернете: а) развлечения, игры и т. д.; б) знакомства (по понятным всем причинам). Поэтому единственная форма, которую вы можете монетизировать в ближайшее время, пока, может быть, что-то не изменится, — это реклама. Поэтому в вашем случае я бы вот что сделал: сделал бы быстро очень качественный мобильный Веб до уровня Symbian — ну, не WAP, конечно, но вот Symbian-платформы, — поставил везде код какой-нибудь мобильной рекламной сетки в самый низ и просто сфокусировался на том, чтобы растить базу. Потому что, как Леша правильно сказал, студент лучше час будет искать — и это доказано многими проектами — где-то в поисковиках, на торрентах и т. д., скачивать десять рефератов, в них что-то…
Д. Ф.: Кто первый высадился на Луну.
Е. Г.: Да, кто первый высадился на Луну. Чем заплатит 3$ по стоимости чашки кофе в Starbucks.
Д. Ф.: Надо в пиво переводить.
Е. Г.: Ну, я уж не хотел! И мне кажется, потенциал очень крутой, потому что сам таргет очень крутой. Причем логотип у вас очень классный, человек сразу понимает, о чем речь. Студент сразу: «О!» Он начинает что-то вбивать, раз-два-три, вот они сидят, списывают, переписывают и т. д. Один вбил, другой увидел, что тот получил релевантный ответ, и начинает… И даже вам, мне кажется, в маркетинг не очень много надо будет вкладываться, и это все вирально пойдет из уст в уста. А потом, когда вы нарастите хотя бы миллион уников в день, я думаю, уже можно будет думать про iPhonе, iPad и т. д.
Д. Ф.: Ничего себе «хотя бы»!
Е. Г.: Нет, ну, слушай, ты посмотри статистику студенческих ресурсов? Я не помню имена, честно говоря, я просто шапочно смотрел: там сумасшедшая по всяким списываниям, тестам...
Д. Ф.: Я поэтому и говорю, что вопрос-ответ — это, в принципе, такая ниша…
Е. Г.: Ну, извините, у нас молодежи городской в городах по России — 25 млн человек.
Д. Ф.: Ну, миллион от 25 — это, в общем-то, посильная задача.
Е. Г.: Да, а если берем мы 10-25, то там где-то 35 млн городского населения, а еще и не в городе люди живут.
Д. Ф.: Ну да.
Е. Г.: Мы здесь не сильно замахиваемся на что-то. А потребность ежедневная, если ты учишься. Сегодня «Кто первым высадился на Луне?», завтра еще что-нибудь.
Д. Ф.: Лучший вопрос будет «Кто высадился на Луне?».
А. Б.: Я совершенно согласен с Женей. Это то, что сразу приходит в голову, что нужно делать, на мой взгляд, если нужно получить быстрые деньги на развитие. Однако формирование такого проекта может потребовать заметных ресурсов, которые не отобьются какой-то рекламой внизу контента.
Е. Г.: Не отобьется, да.
А. Б.: Это не станет большим заметным бизнесом, способным развиваться, у него не будет ресурсов. Поэтому, конечно, нужно на втором этапе думать над более тонкой, интересной монетизацией. И опять-таки руками-ногами подпишусь под тем, что у студентов денег просить не нужно, хотя бы потому, что всю дистрибуцию, всю вирусность нужно строить на перемещении этого приложения от одного студента к его друзьям. Это точно не должно быть платное предложение.

Я удивлен, что вы тратите время и внимание на пролезание через рекламу во всякие топы. Мне кажется, вирусность — это то, что достаточно легко организовать для подобного приложения, и можно охватить те заветные 25 млн студентов достаточно быстро.

Это прекрасная шпаргалка, как минимум. Это уже очень хорошо. И останется просто сделать ее неким инструментом, способным человека развивать и не в тот момент, когда он сидит на какой-то контрольной и под столом пытается узнать, кто же был все-таки на Луне — Гагарин или Армстронг.
Д. Ф.: Или Болконский.
А. Б.: Или Болконский, точно. И из средств монетизации, о которых можно подумать, реклама — первое, что приходит в голову. Формирование каких-то обучающих курсов. Это огромная индустрия. Ну, наверняка вы об этом тоже думали…
М. П.: Да.
Д. Ф.: Офлайновые, ты имеешь в виду?
А. Б.: Ну, правильнее даже идти в онлайн, формировать какие-то интерактивные видеокурсы, продвигать их через подобные приложения. Оно просто обеспечивает гораздо больший доход. Это не показать баннер и получить за это два цента, это нормальные деньги, крупная индустрия и большое количество игроков, крайне заинтересованных в потребителях.
Д. Ф.: А спецпроекты с какими-нибудь производителями потребительских товаров тех же самых, которым интересны могут быть большие аудитории?
М. П.: Да.
А. Б.: Я думаю, что это все закончится фиксированным flat-fee баннером внизу, и все.
Е. Г.: Ну да. Но просто, пока, кроме рекламы, я ничего не вижу. Но есть еще такой интересный момент, что если мы все-таки копнем чуть глубже, то люди зачем учатся в университетах? Они учатся, чтобы в конце концов стать умными и чтобы их кто-то взял на работу. Есть очень интересный кейс компании Cape Cod Academy, которая учит людей программированию. Этой компании, по-моему, года нет, и она собрала в Силиконовой долине порядка 20$ млн. Почему? Потому что с помощью определенных обучающих программ, с помощью тестов и т. д. они отбирают людей, и свежеприготовленных, свежеиспеченных программистов покупают другие компании. То же самое может быть у вас, вы можете пойти с двух сторон. Первая: за счет тестов определенных выбирать из вала людей просто качественных студентов, тех, кого будут мгновенно рекрутировать лучшие компании, благо сейчас всем новички нужны. Или, например, тех, кто будут помогать вам эту базу заполнять, они будут проявлять себя, в том числе экспертами, и, соответственно, они, в свою очередь, могут претендовать даже на большую зарплату, нежели новички.
Д. Ф.: Это интересная мысль, кстати.
Е. Г.: В первом случае просто вы человеку говорите: «Ты вот все читаешь, допустим, про экономику, какие-то вопросы задаешь, но вот пройди тест, и у тебя появится шанс стать сотрудником компании Сбербанк». Сбербанк будет платить очень большие деньги, чтобы вала миллионов ежедневных посетителей отобрать…
Д. Ф.: Адекватных людей, да.
Е. Г.: Да, тем более что где-нибудь, если это будет всероссийский проект, в регионах это будет интереснее: там тяжелее с таким рекрутингом. Вторая модель: если кто-то такой умный, эту базу пополняет, то, пожалуйста, его тоже Сбербанк с удовольствием возьмет, просто на более высокую позицию.
М. П.: А вот какую нам надо аудиторию набрать, чтобы мы стали интересны Сбербанку: 100 тыс., миллион, если про уникальных пользователей говорить?
Д. Ф.: Ну, я думаю, что это надо спросить у Сбербанка.
Е. Г.: В зависимости от того, какое ядро запросов у вас будет. Если у вас, конечно, будет общее ядро из каких-то достаточно банальных вопросов а-ля «В каком году Первая мировая война началась?», то, конечно, Сбербанку оно окажется не слишком релевантно. Как только вы наберете, например, сильное ядро, хотя бы 20 тыс. запросов в день по экономическим вопросам, то вперед! Ну, в принципе, просто в Америке все лучшие студенты рекрутируются с первого курса путем разных…
Д. Ф.: У нас тоже все к этому идет.
Е. Г.: Да, а здесь вы можете прямо с первого курса.
Д. Ф.: Сейчас курса с третьего начинают уже плотно приглядывать большие корпорации за студентами.
М. П.: Вообще, да, мы думали об этом, потому что сейчас и в социальных сетях пошел рекрутинг студентов.
Д. Ф.: Ну и сервисы на самом деле появляются. Наверное, мы потихонечку будем заканчивать, поэтому я хотел бы попросить Максима сказать, что он вообще думает по поводу того, что он сегодня выслушал. Довольно много конструктивных, но критических стрел было в него выпущено, попали они или нет?
М. П.: Насчет «попали или нет». Во-первых, я, безусловно, благодарен за любое мнение, потому что…
Д. Ф.: Ну, это не «любое мнение», вот в чем дело.
М. П.: Я имею в виду, даже за негативное мнение или какую-то критику я всегда благодарен, потому что это возможность сделать проект лучше, я только так это рассматриваю. Сейчас как раз делается версия для сайта — вопросная система, чтобы можно было смотреть вопросы на сайте. Я, безусловно, учту пожелание адаптировать ее для мобильного просмотра. Единственное, возникает такой вопрос: можно ли, например, в онлайне пробовать одну модель, а в приложении — другую? Или в приложении тоже надо полностью отключать прием денег и оставлять его бесплатным?
Е. Г.: Мне кажется, это прекрасный A/B-тест будет. Если приложение будет приносить деньги, то можно со слабой надеждой попытаться это собрать в онлайне. У вас, кстати говоря, очень классные дизайны. Я вот заходил на сайт, правда, там ничего не работает, но сам стиль хороший. Если у вас есть этот человек, с кем вы сейчас сотрудничаете, вы его пока не отпускайте далеко.
М. П.: Не отпускаем.
Д. Ф.: Он у них в подвале сидит.
М. П.: Нет.
Е. Г.: Потенциал... Я не видел ваше приложение для Windows Phone, но если вы в том же качестве сделаете для мобильного Веба, мне кажется, это вот такая потребность, которую я просто на своем уровне испытываю. Я постоянно в Quora захожу, что-то смотрю. Там, конечно, немного по-другому все устроено, но для студентов, мне кажется, это очень релевантная история.
Д. Ф.: Алексей, может быть, я тебя попрошу последнее слово сказать в этой программе?
А. Б.: Приговор! Мне кажется, что проект отличный, его ждет большое будущее, он двигается в очень правильном, перспективном направлении. Главная задача, как у большинства проектов, которые не так давно открылись, — найти себя, увидеть свой фокус, понять, кто вы: высокотехнологичная компания, которая дает ответы на вопросы (мне кажется, уже есть несколько таких компаний, у них все неплохо); вы некая технология, собирающая гиперучебник всего на свете и обо всем (в принципе, такие системы тоже есть). Вам нужно найти свою уникальность на стыке этих идей. Мне кажется, что вы обязательно ее найдете, и уже она, в общем, видна, и монетизация сейчас далеко не главная проблема, потому что с ходу нагенерилось несколько очень достойных и конструктивных идей разной степени сложности реализации, которые вполне способны создать для бизнеса cash-flow. Важно попасть в потребителя, дать ему четкий продукт, к которому он будет обращаться регулярно.
М. П.: Спасибо.
Д. Ф.: Да, я тоже хотел сказать, что мы больше половины программы на самом деле потратили на ту проблему, которую Максим, вообще-то, не собирался заявлять, но оказалось, что там есть проблемы и другие, по крайней мере по мнению экспертов. То есть, наверное, это тоже какая-то довольно типичная...
М. П.: Ну, нельзя сказать, что одна проблема.
Д. Ф.: Нет, ну, понятно, что проблема у стартапа…
Е. Г.: Ну, ситуация типичная, направление классное, надо просто сфокусироваться, как Леша правильно сказал, на каком-то конкретном продукте, растить какую-то конкретную метрику, в данном случае посещаемость, может быть. И как только у вас будет миллион уников в день, я думаю, компания, в которой Алексей работает, с удовольствием к вам придет.
Д. Ф.: Это не Сбербанк, если что.
Е. Г.: Чтобы поговорить. Потому что понятно, что такие компании, как Mail.ru, «Яндекс», Rambler даже уже начинает подниматься из пепла...

Вы станете очень интересным объектом для поглощения, когда у вас будет миллион, потому что эта аудитория всем нужна. А дальше уже сможете с умными людьми решать вопрос монетизации.

Притом на самом деле операционные косты, я думаю, не слишком большие будут, даже с тем же самым миллионом уников.
Д. Ф.: Да, спасибо! Спасибо, Евгений, спасибо, Алексей, спасибо, Максим, спасибо, зрители! Надеемся, что первый блин был не комом, что было интересно, и постараемся в дальнейшем приводить интересные проекты с интересными проблемами. Будут ли они теми проблемами, которые подразумевались, или нет, покажет жизнь. Спасибо!

Развернуть текстовую версию
Комментарии