Регистрация

«Теrrапия» для HippFlow

1
0
474 0
Аудио Текст
11 марта 2013

Самый молодой участник программы за время ее существования, 17-летний Кирилл Чеканов доказывает необходимость «Twitter для стартапов» венчурным инвесторам Мураду Софизаде и Алексею Басову и рискует широкие перспективы столь узконаправленного на первый взгляд проекта.

Из передачи вы узнаете:
— чем HippFlow отличается от AngelList и Gust;
— способны ли партнерские программы с инкубаторами обеспечить долгую жизнь проекта;
— в какой форме происходит коммуникация через платформу и в чем ее конкурентные преимущества;
— как HippFlow собирается зарабатывать на организаторах отраслевых мероприятий;
— насколько значима для проекта мобильная часть;
— является ли проблема, которую решает HippFlow, действительно значимой для инвесторов;
— какая функциональность для онлайн-коммуникации со стартапами нужна Мураду Софизаде и Алексею Басову;
— и многое другое.

Дмитрий Фалалеев: Здравствуйте, меня зовут Дмитрий Фалалеев, я издатель ресурса Firrma, а это программа «Теrrапия». Я очень быстро напомню о том, какая внутренняя логика у передачи, и представлю наших героев. Итак, суть заключается в следующем: приходит молодой проект, рассказывает о себе, и он приходит с каким-то challenge, проблемой и просит экспертов эту проблему, кейс решить. Я плавно перехожу к представлению наших экспертов. Алексей Басов, венчурный инвестор, предприниматель, топ-менеджер многих интернет-компаний. Мурад Софизаде, инвестор-предприниматель, основатель компании TravelTipz. И наш сегодняшний молодой проект, молодой во всех смыслах — это компания HippFlow, ее основатель — Кирилл Чеканов. Кирилл, у тебя есть несколько минут, чтобы сделать питч и рассказать, для чего ты к нам пришел и какого совета будешь просить.
Кирилл Чеканов: О’кей. Так как Дима меня представил, я сразу перейду к проекту и расскажу о том, зачем мы его делаем и что это такое. HippFlow — это сервис, позволяющий стартапам держать инвестора в курсе того, что происходит в проекте, рассказывать о достижениях и планах, указывая ресурсы, необходимые для достижения поставленных целей.

Проще говоря, HippFlow — своего рода Twitter для стартап-проектов, позволяющий стартапам систематизировать свои посты, организовывая их в удобный для прочтения и анализа инвестором таймлайн.

Многие нас путают с AngelList, но, сравнивая AngelList и HippFlow, мы сравниваем Wikipedia и Twitter. Конечно, за информацией вы пойдете в Wikipedia, но за traction, за постоянно обновляющейся информацией, за самыми горячими новостями вы, скорее всего, пойдете в Twitter. Нашим рынком являются США и Европа, и мы сразу же там начали развиваться, Россию практически не трогали. У нас есть партнеры в США, в Канаде, в Польше, в ОАЭ, в Китае, в Сингапуре. Одним из самых крупных является Chinaccelerator — крупнейший инкубатор в Китае, и с апреля они будут полностью все проекты отслеживать через нас. Вы можете увидеть [на слайде], чем мы отличаемся от AngelList и Gust.
Д. Ф.: Это сравнение рано или поздно всплывет.
К. Ч.: Да. И немного расскажу о нашей маркетинговой кампании. Мы больше фокусируемся не на контекстной рекламе, не на какой-либо другой рекламе, а на партнерских программах с инкубаторами, потому что инкубаторы — места, которые помогут нам в дальнейшем привлекать стартапы, и места, где концентрируется основная тусовка стартапа. И это позволяет нам получить менеджера на местах, как я это называю, таким образом оптимизировав ресурсы на маркетинговые кампании в дальнейшем. Вот ряд наших партнеров: это Car2Go в Израиле, это nReduce, это Zendesk, коворкинги, инкубаторы, сервисы для фандрейзинга и сервисы, которые могут помочь стартапу в достижении поставленных целей. Пожалуй, это все.
Д. Ф.: А с какой проблемой ты пришел?
К. Ч.: А, да, проблема, чуть не забыл! Проблема следующая: мы концентрируемся, как я сказал, в маркетинге на партнерских программах с инкубаторами, и хотелось бы узнать ваше мнение насчет того, есть ли смысл как-то еще пиарить продукт, есть ли смысл каким-либо образом, возможно, пиарить его с помощью контекстной рекламы. И насколько, как вы считаете, наша партнерская программа будет в дальнейшем на нас работать и помогать нам привлекать стартапы?
Д. Ф.: Ваш вопрос скорее, Мурад.
Мурад Софизаде: У меня, наверное, такой сначала вопрос — для квалификации: в нескольких словах или в нескольких предложениях — основные selling points для стартапов, которые вы доносите через инкубатор, то есть почему надо использовать вас? Мы не говорим сейчас про конкуренцию, мы говорим про чистое поле: инкубатор или стартап не использует никакую систему сейчас. Зачем ему начинать?
К. Ч.: Я объясню. Мало того что стартапу необходимо просто держать инвесторов в курсе того, что происходит, а писать e-mail каждую неделю сложно для стартапа, а инвесторам сложно эти письма читать. Что еще важнее, скажем, в 2013 году будет бум краудинвестинговых сервисов, и сейчас в США порядка 300 таких платформ. Конечно, большое количество из них вымрет, но между тем каждый, у кого есть 1$ тыс., сможет стать инвестором стартапа, а держать в курсе того, что происходит в стартапе, тысячу инвесторов, я думаю, крайне сложно с помощью e-mail или телефона. Так что стартапам нужен будет инструмент, который позволит им оповещать инвесторов о том, чего они добились, что они делают сейчас и чего они хотели бы добиться в будущем. HippFlow и будет платформой, которая позволит им это делать.
М. С.: Я правильно понимаю, что мы говорим о стартапе, который закрыл раунд финансирования, и ему нужно дальше общаться с каким-то количеством инвесторов?
К. Ч.: Я бы не сказал. Это можно использовать как AngelList для привлечения инвестиций и как платформу, чтобы продолжать общение с инвестором и говорить о своих достижениях. До того как стартап будет профинансирован, это удобно тем, что проект постит результаты своей деятельности за определенный период, они систематизируются в удобный бизнес-план для инвестора и не нужно обновлять какие-либо бумаги или писать тот же самый бизнес-план. Вся история видна в удобном горизонтальном таймлайне — или как инвестору будет удобно, можно и в вертикальный таймлайн преобразовать. А после получения инвестиций инвестор может просто отслеживать то, что происходит в проекте, то, что будет происходить в ближайшее время, и то, какие ресурсы на это нужны.
Алексей Басов: Получается, помимо каких-то отростков, которые вы в своем бизнесе разовьете, вы некая коммуникационная платформа, связывающая инвестора и стартап?
К. Ч.: По сути да.
А. Б.: И основной свой фокус, основную аудиторию вы видите в области стартапов, которые вынуждены поддерживать отношения с большим количеством инвесторов?
К. Ч.: Я думаю, что это стартапы, инвесторы, инкубаторы, фонды. В основном да.
А. Б.: Получается, есть среди всего множества стартапов те, у которых много инвесторов, с ними нужно как-то работать. Это сама по себе довольно узкая ниша, и внутри нее — еще более узкая ниша стартапов, которые готовы работать через подобные инструменты. Немножко не так амбициозно, как следует из презентации. Кем вы хотите быть через три года? Как вы построите из этого большой капитализированный бизнес?
К. Ч.: Дело в том, что HippFlow не только помогает стартапам общаться с инвесторами. Он еще и инструмент для того, чтобы облегчить общение с организаторами мероприятий, с инкубаторами. К примеру, вы стартап, вы хотите прийти на мероприятие. Что делать? Вам нужно заполнить какую-то форму, отправить презентацию, видео, свой питч и т. д. У HippFlow уже есть data, которую можно одним кликом, как Facebook Connect, отправить на любой сайт, в любой фонд — куда угодно. Это универсальный инструмент для стартапа не только в плане общения, но и вообще в плане взаимодействия с любыми участниками стартап-инфраструктуры. Скажем, если вы инкубатор и у вас есть некие требования к стартапу, вы просто галочкой выбираете то, что вам интересно было бы узнать о деятельности стартапа или о его планах. Это в один клик можно было бы вам отправить через HippFlow.
А. Б.: И вы видите себя через несколько лет информационным, коммуникационным центром, который закрывает все основные коммуникационные потребности стартапа?
К. Ч.: Да.
А. Б.: Да, это интересно, согласен. Это может стоить больших денег. Я видел много красивых логотипов ваших партнеров. А какое количество инвесторов или стартапов пользуется вашей платформой сейчас?
К. Ч.: Мы запустились порядка трех месяцев назад и большой упор делали на партнерские программы. Это облегчит нам жизнь в дальнейшем, потому что к следующему релизу у нас будет платформа, с которой стартовать. Мы сейчас ведем переговоры с рядом инвесторов, и, естественно, к следующему релизу у нас будет хорошая площадка, чтобы набирать стартапы.
А. Б.: К концу года сколько у вас будет кого?
К. Ч.: Я думаю, что у нас порядка 140 инкубаторов будет к концу года, учитывая нынешнюю динамику развития, и к запуску мы сможем привлечь порядка 3 тыс. стартапов через наших партнеров.
А. Б.: К концу года, как вы думаете, у вас будет несколько тысяч стартапов, использующих вас в своей ежедневной деятельности?
К. Ч.: Я в этом практически уверен.
А. Б.: Просто чтобы понять размер амбиций. И на чем вы планируете зарабатывать?
К. Ч.: Мы сейчас концентрируемся на аудитории как SaaS-платформа, но есть соображения насчет того, что можно, например, предлагать организаторам мероприятий таргетировать стартапы, которым интересны определенные мероприятия. Это рекламная модель, которая позволит рекламировать инкубаторы или какие-нибудь инкубационные программы. По сути, модель монетизации сервиса F6S: это такая доска объявлений с предложениями для стартапов. Есть пользователи, которым есть что предложить, и есть пользователи, которым это «что-то» нужно. Те, кому есть что предложить стартапам, могут выкладывать эту информацию через свой dashboard, а стартап может информацию об этой информации, прошу прощения, получить. Это может быть совершенно новой рекламной площадкой для b2b-стартапов, потому что любой стартап также является поставщиком услуг.

Если вы, например, Mail Chimp и вы предоставляете возможность рассылать сообщения своим юзерам, то вы можете на нашей платформе найти себе клиентов на первое время, да и в дальнейшем.

А. Б.: Понятно. Последний из установочных вопросов, и я, наверное, сделаю шажок в сторону от дискуссии, дам возможность Мураду задать вопросы. Как я понимаю, у вас два типа конкурентов: первый — это основные, которые работают примерно в том же поле, что и вы, такие как AngelList, а с другой — довольно сильные конкуренты, такие как Facebook, Twitter и огромное количество иных каналов коммуникаций. Наверно, мне не хватает подобного сервиса в качестве унифицирующего инструмента, потому что я поддерживаю со своими стартапами ежедневный или еженедельный контакт огромным количеством способов: это SMS, e-mail, зарытые группы в Facebook, группы в WhatsApp и в каких-то других инструментах. Человечество накопило немало способов общения, в том числе групповым образом. Вы можете рассказать о ваших основных ноу-хау, сильных сторонах относительно той и другой группы конкурентов?
К. Ч.: Конечно. Я начну с Facebook и Twitter — самых интересных и многогранных наших конкурентов. Скажем, беря Twitter и используя его в качестве площадки для коммуникации с инвестором, что мы получаем? Мы получаем бесконечную ленту, за которой если не следить, то вы, скорее всего, потеряете видимость того, что делает стартап. HippFlow же систематизирует информацию о том, что стартап делает, и выдвигает на первый план самые важные события. Для этого есть отдельный тип (milestones), который позволяет показать инвестору самые основные события. Какая-то ежедневная деятельность стартапа, которая не имеет отношения к инвестициям, может умещаться в обычный таймлайн, а деятельность, которая будет интересна инвесторам: финансовые показатели, показатели роста аудитории, — будет умещаться в удобный, как я и говорил, горизонтальный таймлайн, рассмотрев который можно будет увидеть, чем стартап занимался и какие у него результаты.
А. Б.: То есть Facebook вы поборете специализацией, сфокусированностью?
К. Ч.: Конечно.
А. Б.: А конкурентов вроде AngelList?
К. Ч.: Дело в том, что HippFlow — это единственная платформа, у которой будет iOS-приложение в ближайшее время.

Стартапы, которые являются нашей целевой аудиторией, — это люди с iPhone. Гораздо удобнее сидеть на встрече и постить результаты своей деятельности не через лэптоп, а через iPhone или любое устройство, которое находится у вас в кармане.

Так что, на мой взгляд, первой прорывной точкой будет iOS-приложение, которое позволит нам отобрать аудиторию у AngelList, к примеру, но, с другой стороны, AngelList и HippFlow — это как Facebook и Twitter: и у того и у того есть таймлайны, но используем мы их для разных потребностей. AngelList — больше фандрейзинговая платформа, нежели HippFlow.
М. С.: Хорошая концовка ответа на предыдущий вопрос. Если проанализировать проблемы вашей target-аудитории, которые вы назвали, то с точки зрения pain, уровня сложности, «боли» для стартапа, особенно в России, например, первым уровнем боли будет как раз таки фандрейзинг. Я пройду первые десять, дойду до простоты общения с инвесторами. Это все уже после того, как стартап поднял деньги. Вот здесь не возникает проблемы, потому что, грубо говоря, вы питчите стартапам то, что для них не является самой большой головной болью? Это первый вопрос. И второе. Вы упомянули вашу маркетинговую стратегию — идти через партнеров, то есть инкубаторы. Во-первых, наверное, меньшинство стартапов идет через инкубаторы. Во-вторых, как вы их тогда заинтересовываете, если это вообще не ваша target-аудитория и у них вообще такой головной боли, по-видимому, нет?
К. Ч.: Как сказал мне мой друг из США, «ты решаешь не головную боль стартапа, ты решаешь головную боль инвестора». Нужно концентрировать своих разработчиков на том, как решить головную боль инвестора. Инвестор является тем рычагом, который говорит стартапу, что нужно вести отчетность. Ну, в любом случае, вы ведь, наверное, как инвесторы заставляете или просите стартапы писать вам e-mail?
А. Б.: Это справедливо совершенно, да.
К. Ч.: Соответственно, наши партнеры, бизнес-инкубаторы, тоже заинтересованы в том, чтобы их апдейтили о том, как расходуются средства, например seed funds, или о том, что было сделано за последнюю неделю, за последний месяц. Также это интересует и инвесторов, которые являются частью инкубатора, которые вкладываются в фонд инкубатора и отслеживают то, как идут дела у стартапов. Мы сейчас заручились поддержкой тех самых рычагов, которые могут помочь нам в дальнейшем не заставлять, а просить стартапы вести через нас какие-то свои активности. Я очень странно сегодня на вопросы отвечаю: сначала второй, потом первый. К первому вопросу — о том, что не все стартапы идут через инкубаторы. Но я называю эту схему «развитие Facebook». Как вошел Facebook? Они же не сразу пошли кричать на улице: «У нас есть специальный инструмент, который поможет вам сделать что-то». Они пошли в кампусы — туда, где, скажем так, «создаются» студенты, которым нужно что-то для того, чтобы коммуницировать друг с другом. Инкубаторы — это такой же кампус для стартапов, который создает эти стартапы. Мы получаем в свое распоряжение своего рода кампусы для инкубаторов, которые постоянно привлекают эти стартапы. Для инкубатора наша платформа интересна тем, что, являясь эксклюзивным поставщиком или представителем HippFlow, он получает startup flow в свой инкубатор, он получает менторов, которые приезжают в его регион, и они приезжают в инкубатор как в наш партнерский инкубатор. И они получают стартапы, которые так же путешествуют: они могут получить workspace на непродолжительное время в этом инкубаторе.
М. С.: А почему тогда не венчурные фонды?
К. Ч.: Ну, венчурные фонды не так просто идут на диалог, потому что у них гораздо больше заявок, и нам нужно обеспечить такой big flow of startups через инкубаторы, а уж потом идти в венчурные фонды и говорить: «У нас есть куча стартапов, и мы можем предложить вам искать и отслеживать результаты их деятельности».
А. Б.: Может быть, у меня «рефлекс инвестора», но, когда продукт апеллирует к удобству, к комфорту, однако не содержит скриншотов, а применительно к конкурентам оперирует метафорами: «Это как Twitter, это как Wikipedia», — я вижу в этом манипулятивную составляющую. Вы могли бы все-таки сформулировать, раз уж не удастся, наверное, показать скриншот, в чем вы удобнее того же AngelList? Прошу прощения, что к нему возвращаюсь: у него похожий функционал поддержки связи стартапа с инвестором. Я понял, что вы выделили эту потребность как свою основную и фокусируетесь на ее удовлетворении гораздо интенсивнее, чем AngelList, который строился вокруг другой проблемы — фандрейзинга. Ну, наверное, тогда у вас есть несколько каких-то сильных, очень убойных аргументов, почему вы лучше?
Д. Ф.: А у тебя нет скриншотов?
К. Ч.: Скриншотов нет, я объясню почему: потому что мы собрали фидбек о том, насколько нравится сервис нашим юзерам, и нас попросили поменять некоторые вещи в интерфейсе, так что мы не успели сделать интерфейс к этой передаче, поэтому получилось так, что он сейчас в разработке. Но, я думаю, у нас еще будет возможность с вами на него посмотреть. Что касается убойных аргументов, я снова сделаю сравнение: есть сервис, называется Path, я думаю, вы знакомы с ним. Чем он удобен? Тем, что в нем есть специализированные milestones для того, что вы делаете каждый день. Если, например, в AngelList есть milestone только для того, чтобы говорить о том, сколько вам нужно, кто вам нужен в команду и писать... назовем это твитами, то у нас есть milestones для тех задач, которые стартап выполняет ежедневно: релизы, встречи, тот же самый фандрейзинг, те же самые needs, которые есть у стартапа. Это своего рода Path для стартапов.
Д. Ф.: Кириллу нравятся метафоры, я понял это.
М. С.: Немножко хотел pushback сделать. Например, от инвесторов будет исходить желание перевести стартап на организованную форму работы. Вы ориентируетесь, как я понял, на стартапы, у которых как минимум какое-то количество инвесторов, не один-два, когда проблема коммуникации решается более легкими способами; если их много, то возникает вопрос координации. И является ли инкубатор лучшим инструментом для того, чтобы «пушить» стартап переходить на эту платформу, для меня неочевидно. Когда есть лид-инвестор — обычный венчурный фонд, который может всех остальных, если там десять или больше, инвесторов стимулировать перейти на эту платформу... Но вы начинаете с инкубаторов. Немножко можете explore эту линию: почему именно вы считаете, что с инкубаторов надо начинать, а не, например, с каких-то крупных венчурных фондов, которые вы можете убедить адаптировать платформу?
К. Ч.: Инкубаторы — это места, где зарождаются проекты. В фонде проекты не зарождаются, в фонд приходят с готовой бизнес-идеей, с готовой командой, даже с неким traction порой, а инкубатор — это платформа, на которой зарождаются проекты, зарождаются команды, и нам хотелось бы не ждать сформировавшиеся проекты, а развиваться в той тусовке, в которой все только зарождается. Чтобы те команды, которые, возможно, будут переформированы, или те люди, которые отстранятся от стартапа и сделают свой команду и свой проект, уже знали о том, что такое HippFlow. И это скорее элемент брендинга, который позволяет не только развиваться в среде амбициозных молодых людей, но и предлагать стартапам тот же самый workspace у наших партнеров, о котором я говорил. Например, если стартап путешествует по миру, если просто стартап из Москвы едет в Сан-Франциско, у его создателей есть возможность на пару дней заехать в один из инкубаторов наших партнеров. Это startup friendly система, open world, в которой нет границ для стартапа, если он является частью HippFlow. Немного стартаперской романтики, правда, но...
А. Б.: Это важно. И тогда, наверное, имеет смысл, если ты примерно понял ответ, прийти к вашему вопросу и немножко продискутировать по поводу проблемы, которую вы обозначили. Честно говоря, мне она кажется несколько надуманной, потому что ясно, что вы работаете с очень узкой аудиторией, фактически с сообществом, которое исчисляется на любом рынке сотнями, может быть, тысячами людей, и рекламный инструмент в таком случае имеет мало смысла. Продвижение через узкие сообщества, через участие в ивентах, то, что вы, собственно, и делаете, через какие-то отраслевые издания, через платформы в виде всяких объектов, где собираются представители сообщества, — это наиболее верный, разумный и дешевый путь, которым вы, как я понимаю, следуете.
Д. Ф.: Вы абсолютно точно целевая аудитория продукта. Вообще, есть потребность в такого рода продукте?
М. С.: Естественно, каждый продукт можно улучшить. Я думаю, что есть. Вопрос: отвечают ли текущие продукты, такие как AngelList, на 100% всем потребностям, которые есть у инвестора? Наверное, нет. Вопрос: придет ли функционал AngelList, постепенно расширяясь, в том числе к coverage этой проблемы? Возможно, да. И вот вопрос: насколько сервис, который точнее таргетируется и лучше, например, покрывает какую-то нишу, сумеет вырасти и получить traction до того, как более крупные, более известные конкуренты обратят на нее внимание? Это вопрос, и все зависит от того, что будете делать вы в ближайшее время.
Д. Ф.: А что для вас важно, какой инструментарий должен быть у такого продукта? Какие-то принципиально важные вещи, которые заставят вас пользоваться им если не каждый день, то хотя бы несколько раз в неделю?
К. Ч.: Ну, лучше каждый день.
А. Б.: Наверное, мне бы… Я просто сравниваю с теми каналами, которые все применяют. Конечно, если вы конкурируете и с корпоративными порталами, и с огромным количеством сервисов групповой работы и ведения проектов…
Д. Ф.: И это мы не говорим про Facebook и AngelList.
А. Б.: Конечно, мы не говорим об обычных коммуникационных сервисах, фундаментальных, которые наиболее привычны большинству людей. Если вы выделяете такой специалитет, возможность организовать работу в рамках типичных задач и как-то на них «опереть» коммуникацию, то, наверное, главным будет настраиваемость его именно под мои потребности, потому что бизнес как музыка — он всегда разный. Создать какие-то шаблоны, релизы? Для кого-то там нужны, для кого-то нет. Вот встречи кому-то нужны, кому-то нет. С одной стороны, обилие ваших milestones должно перекрывать любые мыслимые потребности инвесторов, с другой — гибкость их настройки, наверное, является ключевым вопросом. Но мне кажется, что это немножко механистическое преимущество, которое будет постепенно сглаживаться наступающими конкурентами: там нет какой-то фундаментальной технологии или идеологии.

Вы через milestones не отстроитесь от других стартапов, которые хотят тоже к себе привязывать взаимодействие инвесторов и проинвестированных ими проектов.

М. С.: Ну, еще — рассуждая вслух — обычно раунды финансирования представляют собой milestones, когда все инвесторы, кроме лид-инвестора, обращают внимание на тот или иной стартап. В промежутке есть коммуникации, они могут быть в зависимости от активности инвестора частыми или не очень. Но обычно это лид-инвестор, который коммуницирует со стартапом очень часто, имеет место на совете директоров и отвечает фактически перед остальными инвесторами за успех стартапа. И есть другие инвесторы, которые пассивны и которым, может быть, такой функционал не слишком нужен. Возникает вопрос: сейчас этого функционала нет, потому что он им совсем не нужен, или же, если он, в принципе, будет им полезен, они могут включиться и получать эту информацию? Ведь есть много альтернатив, в том числе те, которые сейчас могут быть использованы: те же самые закрытые группы на Facebook, тот же Basecamp. Если стартап использует Basecamp как способ управления проектами, почему бы не подключить туда инвестора, который хочет пассивно следить за проектом?
Д. Ф.: Так часто делается.
М. С.: Основной вопрос: нужно ли это лид-инвестору? И если да, то как вы к нему придете?
К. Ч.: Ну, проблема в том, что Basecamp — это скорее инструмент взаимодействия внутри команды и планирования внутри команды, расщепления крупных целей на маленькие и т. д., а HippFlow — это инструмент взаимодействия с инвестором, это investor relations tool. Мы в нем не дробим большую цель на маленькие, мы ставим крупную цель, а далее через API мы можем интегрироваться с Basecamp, которые будет показывать те небольшие цели, которые есть у стартапа, и то, насколько они выполняются. Это, на мой взгляд, вопрос интеграции с другими сервисами, которые позволят нам подтягивать информацию о себе и визуализировать ее. Я не очень люблю это выражение, но это своего рода геймификация бизнеса. Это сейчас модно, но я не люблю говорить про геймификацию бизнеса, потому что это все-таки бизнес. Но если основная аудитория стартаперов — молодые люди, то почему бы не помочь им в коммуникациях с инвестором и не дать им очередной значок за то, что они достигли новой тысячи пользователей?
А. Б.: Нет, мне кажется, это очень клевый подход сам по себе и он обязательно сработает.

«Инфантилизация» управления бизнесом, «фанк» обязательно когда-то даст свои плоды, и с каждым годом этот мотив будет все сильнее и сильнее.

Я думаю, что помимо такой критики нам нужно вырулить и в позитив. В моем понимании, кратко резюмируя, потребность, очевидно, есть, потому что любой серийный предприниматель: управляющий, или инвестор, или фонд, — вынужден выстраивать огромное количество разнообразных разноформатных каналов для управления своими активами, и деятельность эту унифицировать, предложив удобный инструмент, единообразный для всех, — отличная идея, потребность точно есть. Фокус сразу на весь мир лечит проблему узости ниши. Понятно, что потребность очень ограниченная, свойственная небольшому количеству людей в мире, и для небольшого количества компаний она актуальна, но глобальный фокус сразу делает потенциал бизнеса вполне существенным. И что не менее восхищает, что вам 17 лет. Надеюсь, это не большой секрет?
Д. Ф.: Я просто не хотел педалировать эту тему, потому что это спекулятивно.
А. Б.: Мне кажется, это очень важно. Стартовать бизнес в такие годы, и бизнес, абсолютно правильно упакованный и вполне ликвидный для первого раунда, — это вызывает восхищение, и я уверен, что в свое время он найдет свои основные сильные стороны, которые станут его конкурентными преимуществами.
К. Ч.: Спасибо!
Д. Ф.: Мы все время говорим о том, что инвестор фактически должен стать первой ласточкой, которая приведет туда проекты, но, мне кажется, challenge в том, чтобы проектам было интересно находиться там независимо, чтобы их не заставляли, чтобы им там было прикольно. Вы думаете о том, чтобы для них это стало friendly-средой, а не типа: «Мы должны, потому что у нас там Алексей Басов сидит, он будет следить за нами»?
К. Ч.: Да, это та же самая геймификация, о которой я говорил. Это «проблема Foursquare», можно так ее назвать. На самом деле Foursquare — бесполезная вещь без каких-нибудь достижений и значков: ну что там чекиниться? Ну да, здорово! Но не будь там каких-нибудь значков или бенефитов, мы бы вряд ли это делали. Кто-то уже бросил.
Д. Ф.: Многие бросают.
К. Ч.: Я давно бросил. Так что, на мой взгляд, если мы ориентируемся на то, что это в основном интересный инструмент для инвестора, то мы стимулируем стартапы к своего рода геймификации, которая позволяет им, возможно, даже повышать мотивацию команды, которая видит, что они заработали еще один, абстрактно говоря, значок, чтобы расти дальше и как-то нажимать на кнопочки, которые говорят о том, что они чего-то достигли.
А. Б.: Конечно, это будет вдохновлять всех очень небольшой период, но на каком-то этапе развития стартапа, самом раннем, наверное, это может выступать мотиватором, согласен. А я со своей стороны обещаю, что один из своих стартапов сегодня попробую перевести на HippFlow.
К. Ч.: Спасибо.
Д. Ф.: Тоже маленькая победа! А когда вы собираетесь следующий релиз делать? Сейчас у вас в промежуточном состоянии продукта?
К. Ч.: Да, сейчас это бета-версия, и следующий релиз мы планируем примерно через три месяца после подписания раунда.
Д. Ф.: А ты, может быть, приоткроешь какой-то функционал, который действительно важен, из того, что мы проговорили здесь? Просто мы действительно не можем посмотреть и немножко фантазируем, какой он будет.
К. Ч.: Функционал будущей версии?
Д. Ф.: Да, какие-то важные штуки, которые будут там, если можно об этом, конечно, говорить.
К. Ч.: Да в принципе, о важных штуках я сказал в начале. Во-первых, интеграция с партнерами, которая позволит показывать не только достижения стартапа на сервисе, но и достижения, взятые извне. Тот же самый Google Analytics, который позволит нам смотреть на количество пользователей, какие-нибудь Peerbackers или Kickstarter, которые позволяют говорить о том, что стартап собрал ту или иную сумму. Это интеграция с теми же самыми краудинвестинговыми платформами, которые позволят стартапу, просящему денег, сразу же заводить аккаунт у них через наше API и, соответственно, передавать всю информацию о проекте. И это взаимодействие с инкубаторами и организаторами ивентов, которое в один клик позволит им... Такой openID для стартапа.
Д. Ф.: Там какие-то якорные партнеры будут, потому что вы ведь на весь мир смотрите…
К. Ч.: Конечно.
Д. Ф.: То есть то, что ты назвал, — это часть, если я правильно понимаю.
К. Ч.: Партнеры, которые были в презентации?
Д. Ф.: Да.
К. Ч.: Конечно, у нас гораздо больше партнеров, это просто самые яркие, с самыми красивыми логотипами.
Д. Ф.: А вы сейчас какие-то цифры раскрываете: сколько у вас приток?
К. Ч.: Нет, пока не раскрываем.
Д. Ф.: О’кей, Мурад, может быть, у тебя есть вопрос, и мы будем заканчивать.
М. С.: Ну, я, в принципе, получил ответы на основные вопросы. Хотел бы добавить: вот AngelList на этапе, когда они тоже получали traction, использовали два основных, мне кажется, важных момента, которые, мне кажется, вы тоже могли бы попытаться [взять на вооружение]. Один — это геймификация, то есть всякие социальные элементы виральности, когда что-то делаешь, изменяешь, другие инвесторы это видят. Другой, который, мне кажется, тоже интересен, — это credibility. Основатели [AngelList], Наваль и Бабак, известны как ангел-инвесторы, и привлечение таких людей, как Алексей, который сейчас заявил, что он как минимум один стартап переведет, мне кажется, тоже один из путей к тому, чтобы сделать сервис популярным не только через инкубаторы, но и через ангел-инвесторов, имеющих влияние на стартапы.
К. Ч.: Я думаю, да, это прекрасное предложение, но как только мы выпустим полноценный интерфейс с полноценными фичами и все будет работать как часы — ну, то есть оно и сейчас работает как часы, просто будет гораздо лучше выглядеть, — мы обязательно пригласим инвесторов, фонды и т. д.
Д. Ф.: У меня еще мысль появилась: а ведь это можно, наверное, продавать как enterprise-решение большим фондам? Может быть, вы со мной поспорите. Y Combinator вряд ли будет сидеть в какой-то системе, но если бы у него внутри была такая система, нет?

А. Б.: Мне кажется, что подобного рода сервисы должны быть SaaS по природе своей, потому что они выбираются самими пользователями, они не внедряются руководителем — Басовым или президентом Y Combinator.

Стартапы приходят и говорят: «Давайте общаться через это, нам удобно». Такого рода инструменты сейчас внедряются в рынок именно через конечного потребителя, а не сверху, через b2b-продажи.
Д. Ф.: Все понятно. Раз ни у кого больше нет вопросов, то давайте поставим точку. Большое спасибо всем за то, что вы смотрели программу. Она была, мне кажется, тоже нетипичная, довольно добрая. Ждем вас снова, большое спасибо, всего доброго!

Развернуть текстовую версию
Комментарии