Регистрация

Бизнес фотостоков: с миру по снимку

0
0
5 598 0
Аудио Текст
17 мая 2012

Можно ли зарабатывать на продаже фотографий в стране, где все привыкли к бесплатному скачиванию? Добавьте сюда конкуренцию со стороны иностранных фотобанков. Ирина Терентьева, генеральный директор «Лори.ру», задалась целью создать фотобанк как культурную миссию, но все же превратила его в реально работающий бизнес.

После просмотра программы вы узнаете:
— кто главный клиент фотостоков Рунета;
— что приносит деньги Lori.ru (в долевом соотношении);
— какой процент фотографов из пула Lori.ru делает половину продаж проекта;
— насколько сейчас сближаются по модели фотостоки и традиционные фотобанки-гиганты;
— что происходит на западном рынке фотостоков в сравнении с российским;
— сколько денег нужно потратить, чтобы создать конкурентоспособный микросток в России;
— какие юридические трудности сопутствуют бизнесу Lori.ru на нашем рынке;
— на чем сфокусироваться фотографу-фрилансеру, чтобы преуспеть в сотрудничестве с фотобанком;
— по каким моделям продаются фотографии на стоках (абонемент, единичные покупки, пакетные продажи);
— покупают ли изображения в отечественных фотобанках физлица;
— почему плата одну и ту же картинку в одном фотостоке может различаться в разы;
— как меняется ценообразование на рынке микростоков;
— каков средний чек в российском фотостоке;
— и многое другое.

Наиль Байков: Здравствуйте! В эфире очередная программа «Бизнес online», в студии Наиль Байков. Сегодня мы вам расскажем о том, как же заработать в интернете, продавая фотографии. Уточню: продавая массово. Мы позвали в студию основателя и генерального директора фотобанка Lori.ru Ирину Терентьеву.

Ирина Терентьева, генеральный директор Lori.ru.
Родилась 1 октября 1971 года.
В 1996 году окончила биологический факультет МГУ.
Некоторое время работала по специальности.
Также занималась интернет-рекламой.
Профессионально фотографирует начиная с 1998 года (свадьбы, костюмированная съемка, фоторепортажи для журналов).
В 2003 году открыла фотобанк Lori.ru.
Является бессменным руководителем проекта.

Н. Б.: Ирина, здравствуйте!
Ирина Терентьева: Здравствуйте!
Н. Б.: Зададим тон нашей с тобой встрече, и вот что я хочу сказать: защитники свободного распространения информации в интернете утверждают, что в России невозможно что-то продавать в Сети. Но твой бизнес, твое направление показывают, что это не так. Два вопроса: во-первых, правы ли эти защитники, а во-вторых, как же тебе все-таки удалось создать бизнес и неплохо себя чувствовать на этом рынке?
И. Т.: Они и правы, и нет. Правы потому, что очень многое действительно легко повторяется, копируется, делается массово, и это отдается добровольно авторами, в том числе по лицензии Creative Commons. И дай бог здоровья таким авторам: мне нравится, как это развивается. Еще бы юридическую базу под это подогнать, потому что за рубежом она есть, а в России еще нет. С другой стороны, не весь контент можно сделать легко. Есть вещи, которые невозможно повторить, невозможно легко сделать. Есть вещи, для получения которых нужно либо иметь образование, либо оказаться в нужном месте в нужное время, либо какие-то другие специальные дорогостоящие реквизиты [иметь]. Эти вещи никогда не будут бесплатными.
Н. Б.: Так, ну а как же произошло, что ваш бизнес сегодня спокойно и уверенно чувствует себя в неспокойных волнах бесплатного контента?
И. Т.: Я бы не сказала, что мы себя абсолютно спокойно и уверенно чувствуем. Мы себя чувствуем идущими прямо, в одном направлении. Мы делаем то, что делаем, и будем продолжать это делать.
Н. Б.: С какого года вы это делаете?
И. Т.: С 2006-го. В июле 2006 года было официальное открытие нынешней версии Lori.ru, с тех пор мы медленно, шаг за шагом, идем вперед.
Н. Б.: Чтобы наши зрители сразу почувствовали весь «масштаб бедствия», а может быть, благополучного состояния, несколько цифр о вашем бизнесе. Сколько сегодня у вас сотрудников, какой оборот? Цифры интересуют всех.
И. Т.: Да легко!

У нас 2 миллиона 300 тысяч картинок. С нами работает более десяти тысяч фотографов, из которых чуть более семи тысяч прислали хотя бы одну фотографию и чуть более четырех тысяч хотя бы одну фотографию продали. А примерно двадцать фотографов из этих четырех тысяч делают 50% продаж фотобанка.

Н. Б.: Вы их бережете как зеницу ока, наверное?
И. Т.: Мы любим всех! Я считаю, что без маленьких фотографов с маленькими портфолио, с каким-то своеобразным материалом этот мир неполон.
Н. Б.: Готовясь к передаче, мы натолкнулись на довольно-таки хитрую характеристику проекта Lori, (источник — канал «Альянс Медиа ТВ», 2010 год). Я с вашего позволения зачитаю: «Фотобанк открывался не столько как бизнес-проект — быстро заработать деньги. Скорее как миссионерская организация — работать для того, чтобы в России уважали авторские права».
И. Т.: Чистая правда! Да, проект открывался как миссионерский. Когда я его открывала, в России не было принято покупать, по крайней мере среди физических лиц. Газеты, журналы, рекламные агентства худо-бедно покупали. При возможности не покупать они не покупали, но все-таки рынок был. А так, чтобы физлицо пошло куда-нибудь и купило себе аватарку, не было. Даже в мыслях ни у кого не было, и чтобы фотографию для блога кто-нибудь из физических лиц себе сам купил... «Да ты что, с ума сошла?»
Н. Б.: Ну смотри, Ирина, несмотря на успех Lori, как вначале было сказано, в России нет еще привычки покупать графический контент в сети Интернет.
И. Т.: Смотря с чем сравнивать!
Н. Б.: А предположим, средний и рабочий класс любят что-то скачать из интернета. Если же мы будем говорить о каком-то издании, то многие из них, наверное, пришли к мысли, что лучше иметь свой местечковый фотобанк, да и есть какие-то альтернативные источники изображений. Вот скажи, пожалуйста, кто же тогда конечный и самый частый покупатель фотопроизведений, в частности у вас?
И. Т.: Основные клиенты — это периодика (журналы и газеты) и рекламные агентства.
Н. Б.: Сколько они приносят в совокупности?

И. Т.: Периодика нам дает почти 40% оборота, рекламные агентства — еще 25%, еще 30% — это интернет. Причем, когда мы открывались...

Н. Б.: А что ты вкладываешь в понятие «интернет»?
И. Т.: В понятие «интернет» я вкладываю в большей степени крупные ресурсы типа Mail.ru и «Яндекса», которые у нас давно закупаются. Но тем не менее эта ниша растет — сегодня можно наблюдать по графику продаж — как на дрожжах: у нас в январе было продаж для интернета 10%, в феврале — 12%, в марте — 20%, и я это вижу.
Н. Б.: То есть тренд роста налицо?
И. Т.: Интернет-продажи растут в этом году гораздо быстрее, чем [прежде]. То есть они росли в прошлом году, в 2011 году было продано интернет-размера больше, чем в 2010-м. Ну а в позапрошлом году было «интернета» продано больше, чем еще год назад. Но вот конкретно в этом году график продаж настолько красив!
Н. Б.: О прогнозах роста мы поговорим в окончании передачи. Мы опросили ряд экспертов, работающих на том же рынке, что и ты. Они подтвердили твои слова, что сегодня среди покупателей в фотостоках существуют три категории — я зачитаю: первые — это фоторедакторы журналов, газет, интернет-сайтов, то есть редакционное использование материалов.
И. Т.: Редакционное.
Н. Б.: Вторые — это рекламные агентства, это рекламное использование для каких-то макетов, проведения рекламных кампаний.
И. Т.: Билборды по всему городу.
Н. Б.: Да, совершенно верно. И третьи — это отделы рекламы в любых компаниях независимо от отрасли, например в банках.
И. Т.: Конечные пользователи, которые не хотят обращаться в рекламное агентство.

Как раз когда мы только-только открывались, я думала, что будут только рекламные агентства и журналы, а у меня 30-35% оборота на старте давали гендиректора, которые приходили сами и говорили: «Я не хочу идти в рекламное агентство. Мне нужна картинка, я рекламу сам нарисую!»

Это уникальные клиенты, с ними на самом деле тяжело работать. Ну, просто когда гендиректор приходит, он же изначально прав!
Н. Б.: Он же все знает.
И.Т.: Он все знает, он во всем прав. А технически… Этот человек очень хорошо знает, что ему надо, но технически он не отличает DPI от JPEG и искренне считает, что его в чем-то обманут! Вот это сугубо наше государственное, российское [убеждение], что могут обмануть, — оно тоже требует определенного навыка работы.
Н. Б.: Мы сейчас просто поговорили еще об отдельной категории — о частных лицах?
И. Т.: Нет, мы сейчас поговорили о корпоративных.
Н. Б.: О корпоративных?
И. Т.: Частные лица — они нарождались совсем недавно. Я все-таки считаю, что впервые значимое количество частных лиц пришлось на 2010 год. До позапрошлого года я могу по пальцам пересчитать, сколько раз у нас частные лица покупали.
Н. Б.: Хорошо, давай вернемся к цифрам. Также спросили экспертов, кто их клиенты и сколько те им приносят денег, и выяснили, что есть такие клиенты, которые покупают пакеты по 30-40 тыс. руб. Самый дорогой пакет, например, у некоторых стоит 100 тыс. руб. И вот, предположим, за I квартал 2012 года средний чек в Photogenica.ru — 800 с небольшим рублей. О среднем чеке своей компании ты можешь сказать?
И. Т.: Понятие «средний чек»... — у меня не супермаркет. У нас нет подписок. У нас каждая фотография стоит по-разному, в зависимости от типа использования.

Одну и ту же картинку можно купить за 40 руб., а можно за 6700 руб.

Если эта картинка нужна для интернета, она стоит 40 руб. в качестве иллюстрации для одной статьи. Если картинка будет красоваться на билбордах по всей Москве без ограничения числа поверхностей, то 6700 руб.
Н. Б.: То есть нельзя просто сложить все суммы и разделить на количество...
И. Т.: Вот как раз в среднем могу сказать: средняя стоимость продажи за 2011 год — 318 руб., это «средняя температура по больнице». А в нынешнем году эта сумма еще упадет, потому что количество продаж для интернета, сорокарублевых, растет. Тем не менее за 2011-й — 318 руб., в 2010 году было 409 руб. Все-таки сумма падает. Количество продаж растет, цены падают, и это естественно. В мире цифровых технологий так и будет продолжаться.
Н. Б.: Я не случайно сейчас Photogenica.ru привел как пример: у нас есть аудиокомментарий от Андрея Шипилова, руководителя фотостока Photogenica.ru, которому мы задали вопрос о том, что же вообще представляет собой рынок фотостоков в целом. Я предлагаю сейчас послушать, а потом подискутировать.
И. Т.: Да, очень интересно!
Н. Б.: Андрей, вам слово!
Андрей Шипилов: Стоит вспомнить, что, в принципе, мир сток-фотографий разделяется на две основные части. Это классические стоки, которые были созданы с самого начала, и микростоки, тот сегмент сток-фотографий, который появился совсем недавно, в начале 2000-х.

Если говорить в общем о векторе развития сток-фотографий и о будущем рекламной фотографии как таковой, то, мне кажется, недалеки от истины те, кто предрекает некую конвергенцию между классическими и микростоками.

Это движение мы можем наблюдать уже сегодня: два типа микростоков движутся, скорее всего, навстречу друг другу, поскольку классические стоки были вынуждены пересматривать свою ценовую политику, опуская цены на изображения. А микростоки, в свою очередь, в последние несколько лет постоянно, все больше и больше обращая внимание на качество своего контента, начинают предлагать клиенту более дорогие коллекции с более высоких полок как в креативном, так и в техническом смысле. Я не исключаю, что в течение ближайшего десятилетия эти два сегмента в мире сток-фотографии встретятся где-то на полпути, образовав так называемый мидл-сток. Если говорить об основных тенденциях, очень важно заметить, что и СМИ, и реклама все больше переходят в зону интернета, уходя постепенно от бумажных носителей. Соответственно, на сегодняшний день мы имеем дело с большой популярностью малых форматов. Потребителю нужно много фотографий в малых форматах, и он готов их покупать за маленькие деньги. Плюс расширение палитры методов продажи. В последние два-три года мы видим, что практически обязательной становится такая форма продажи, как подписка. Причем наблюдать эти изменения можно не только в микро-, но и в классических стоках. Ярким примером служит создание Getty, лидером классических стоков, подписочного микростока Thinkstock. Их главный конкурент, второй гигант в мире классических стоков, — компания Corbis в этом году начала предлагать услугу on-demand subscriptions, что тоже является одним из типов подписки.
Н. Б.: Спасибо, Андрей. Довольно-таки развернутый ответ о том, что происходит на рынке. Ирина, скажите, что вкладывается в понятие «микросток»? Я-то готовился к передаче, я знаю — нашим зрителям это необходимо понять.
И. Т.: Микростоки — это фотобанки, которые ориентированы изначально только на цифровой контент. То, что изначально снимается на цифровые камеры, отправляется посредством интернета на сайт, где с помощью поиска клиент очень быстро находит картинку, а скорость — это основное в микростоке. Качество картинки стало влиять [на что-то] спустя несколько лет после того, как они родились. Сначала была сама идея микростоков — то, что изображение должно быть цифровым. Цифровое изображение — это освобождение от многих проблем. Не нужно хранить негативы, не нужно хранить отпечатки, не нужно выпускать бумажные каталоги, не нужно рассылать эти каталоги потенциальным клиентам — сплошная экономия. За счет этой экономии картинка, которая в традиционном стоке стоила от 100$ для самого маленького использования, в микростоке стала стоить 1$ на любое использование.
Н. Б.: Что ж, теперь понятно. Согласитесь ли вы с Андреем в том, что традиционные стоки и микростоки движутся навстречу друг другу? Кто-то кого-то проглотит или же будет симбиоз и они начнут работать вместе?
И. Т.: Будет симбиоз. Уже есть синергия. Они будут работать вместе. Они никогда не пересекутся полностью: парафин не растворяется в воде. Они будут вместе, им будет хорошо, они будут развиваться дружно, навстречу друг другу. Тем не менее ниши, которые никогда не уйдут из макро, останутся. Точно так же есть ниши, которые стремятся перейти в разряд еще более низких цен, чем сегодня, и 1$ за картинку — это уже дорого, если нужна картинка «яблоко на белом фоне».
Н. Б.: Что ж, я думаю, снова нужно перейти к деньгам. Смотрите, я сейчас, Ирина, перечислю основные денежно-финансовые моменты в работе вашего бизнеса...
И. Т.: А я добавлю!
Н. Б.: И вы мне добавите, какая модель вам более выгодна. Итак, встречаются абонементы — это доступ к фотобанку на месяц.
И. Т.: Есть такое.
Н. Б.: Также пакет, то есть фиксированное количество фотографий. Ну и просто покупка определенного количества фотографий. Вот что выгодно вам и что выгодно иметь на рынке?
И. Т.: Выгодно иметь все. Все-таки рынок — он для того и рынок, чтобы клиенту дать все возможные услуги, чтобы он почувствовал себя довольным и выбрал то, что лично ему надо. А применительно к Lori... Мы работали в среде, где не принято было покупать вообще, где подписка — это значит, что я должен сразу выбросить 125$ на месяц? А если мне не понадобится? Вы что, гады, я не заплачу 125$! Идея, что одна картинка обходится ему в 40 центов при 125$ в месяц, уходит. Она приходит потом, но потом — это уже другое время, оно может не наступить. По этой причине в Lori нет ни одной из вышеперечисленных схем.

В Lori исключительно разовые продажи, но поскольку мы работаем на постсоветском пространстве — мы не только в России, но и со странами СНГ активно работаем, — то у нас есть традиционная система договоров с клиентами, когда клиент заключает договор, в течение месяца скачивает все, что ему нужно, а первого числа получает счет.

Этот счет он оплачивает. То есть с точки зрения удобства у клиента есть круглосуточный доступ к любому фотоматериалу, он в течение днем, ночью, в любой момент — безотносительно того, срочно или не срочно, — получает то, что ему нужно. Это наши фиксированные стандартные цены. Он не получает за это подписку — ну, вроде как подписку, скидку.
Н. Б.: То есть у вас схема «утром стулья — вечером деньги»?
И. Т.: Да.
Н. Б.: А как же вы защищены от того, что он в конце месяца не оплатит? Он вводит свой номер кредитной карты?
И. Т.: Нет, это не физические лица.
Н. Б.: А, это не физические лица.
И. Т.: Это договоры с юридическими лицами. Это журналы, газеты, рекламные агентства. Им гораздо дешевле заплатить, чем если мы подадим на них в суд. А у меня репутация неуправляемой скандалистки. Я подаю в суд во всех случаях, когда мы находим авторов. Уговариваем авторов, чтобы они подавали в суд. Фотобанк не имеет права подавать в суд — только автор.
Н. Б.: Интернет хранит эти истории, мы их читали, но не об этом речь.
И. Т.: Поскольку нет возможности повлиять на клиента, на рынок иным способом, кроме как пропагандой и агитацией, то да — судебные иски и судебные дела по поводу того, что фотографии надо покупать. Первые пять лет мне было совершенно все равно, где их покупают. В любом фотобанке — в русском, в западном — фотографии должны быть куплены! Если фотографии будут покупать вообще, их будут покупать у меня в частности.
Н. Б.: Ну да, я просто забыл, что проекты у вас миссионерский: нести свет, добро и, скажем так, закрепление того, что за все нужно платить, в массы.
И. Т.: Миссионерский, миссионерский! Желание денег появилось, в общем, относительно недавно.
Н. Б.: Я просто сейчас чувствую, как кто-то из зрителей говорит: «Ну а как же зарубежные-то гиганты? Вот эти мировые фотостоки?» Fotolia…
И. Т.: Shutterstock, Fotolia, iStock.
Н. Б.: Они ведь тоже присутствуют на нашей земле? Вы с ними сотрудничаете или все-таки их чем-то бьете?
И. Т.: Мы с ними дружим. Мы общаемся, мы знакомы, можем попить чайку вместе во время какой-нибудь тусовки. Можем с ними переписываться по каким-то техническим вопросам, спросить: «А как у вас вот эта штуковина устроена? А то мы пробовали…» По некоторым вопросам — коммерческая тайна, но очень по многим гораздо выгоднее делиться наработками. Мир становится лучше, если делиться идеями.
Н. Б.: Раз уж, Ирина, мы затронули зарубежные проекты, у меня сейчас подготовлена некоторая статистика по доходам зарубежных проектов. Эту статистику подготовил блог Microstocker. В частности, мы видим, что дела у ребят-то не столь хороши.
И. Т.: Мы ничего не видим.
Н. Б.: А графики показывают падение спроса!
И. Т.: На графике не написано, падение спроса на что. Это очень слепой график!
Н. Б.: Total downloads — общее число скачиваний.
И. Т.: Тотальное число скачиваний, число покупок — оно не говорит о том, какая тематика, какая сезонность. То есть естественно, что в Рождество покупают меньше, в декабрь каждый год идет спад — это естественно.
Н. Б.: Замечательно, если сейчас кривую-то провести, то видно, что идет снижение. Вот видно!
И. Т.: Мне не видно!
Н. Б.: Не видно?
И. Т.: Не, не видно.
Н. Б.: То есть вы так верите в зарубежных партнеров?
И. Т.: Я не то чтобы верю в зарубежных партнеров. Я знаю, что проблема существует.

Например, есть русская иллюзия, что за рубежом все 100% покупают! Так вот, ничего подобного: за рубежом до 40% использования — нелицензионное. За рубежом точно так же есть торренты и точно так же какой-нибудь любитель покупает за 125 баксов подписку, в течение месяца выкачивает честно по 25 картинок, потом полученные 750 картинок выкладывает на торрент, и «пользуйтесь, дорогие, я вам делаю доброе дело».

Таких случаев за рубежом очень много.
Н. Б.: Что ж, о бизнесе поговорили. Хочется понять, как же все-таки на вас можно заработать. Вот я поставлю себя на место фотографа и хочу узнать, на каких условиях я могу работать с фотостоком. Что мне за это будет? Какие вообще доходы я могу получать? Вот дадим возможность немножечко заработать нашим зрителям.
И. Т.: Конкретно сегодня зарабатывать с фотостоками уже не так легко, как пять лет назад. Пять лет назад можно было прийти с «мыльницей», за год заработать себе на зеркальную камеру и продолжать работать и расти как фотограф и расти деньгами. Сию секунду, если у вас нет хорошей техники, вас просто не примут, вы не пройдете экзамен. На всех стоках есть экзамены в том или ином виде. Есть стоки абсолютно без экзаменов, но в них очень интересная ценовая политика, когда вы получаете не 30-40 центов с картинки, как в традиционных микростоках, а пять-шесть.
Н. Б.: Лучше в рублях. Мы же в России!
И. Т.: Ну, 20 рублей — это более или менее с традиционного, 20 рублей с продажи одной картинки — это традиционно Shutterstock дает. С ростом продаж — то есть вы продали 500 картинок — у вас идет не 20, а 24 рубля. Есть популярные маленькие, только открывающиеся западные микростоки, которые очень хотят привлечь новых фотографов — ну, чтобы работать, нужна какая-то база, а чтобы была база, должны прийти фотографы. Фотографы добровольно не приходят: их надо чем-то завлечь. Вот они говорят, что мы вам всем платим 100$ — грузите. Каждый, кто загрузит тысячу картинок, получает на свой счет сразу 100$. Мы продаем!
Н. Б.: Здорово!
И. Т.: А продают они так, что автор получает с продажи картинки уже не 20 руб., а 4 руб. Ну, 4 руб. 50 коп. Это уже совсем другой вид. Начинается ощущение, что овчинка выделки не стоит. Надо осторожно выбирать, с кем работать. Есть лидеры индустрии. Когда я читаю семинары, когда я рассказываю, как работать с фотобанками, [то говорю, что] есть традиционные основные игроки и работать надо именно с ними. Причем начинающий фотограф должен работать сразу с несколькими фотобанками — только так можно понять индустрию.
Н. Б.: Вот я-то погрузился в эту действительность: что из себя представляют фотостоки, на чем они зарабатывают, как могут заработать фотографы, в частности я. И у меня есть аналогия с крупнейшей в России поисковой системой «Яндекс»: в ней работает целый отдел так называемых асессоров, которые, давая оценку определенным сайтам, косвенно определяют, что будет на топовых позициях при ранжировании. Я прекрасно понимаю, что у вас в штате есть редакторы, которые отбирают фотографии на продажу. Мои фотографии вообще могут не попасть в продажу, я правильно понимаю?
И. Т.: Могут, могут.
Н. Б.: Критерии? Кто вообще это контролирует?
И. Т.: Контролируют специально обученные люди. В каждом стоке их обучают по-своему, поэтому в разных стоках могут принимать разные фотографии. Но основная идея: если фотограф присылает фотографии в фотобанк с мыслью «Это мой архив за 20 лет, это мои родные воспоминания, это мои любимые фотографии!», они у него не продадутся никогда.
Н. Б.: Причина?
И. Т.: Потому что это его личные воспоминания.
Н. Б.: Так он душу вложил в это!
И. Т.: Да кому, кроме него лично, нужна его душа?
Н. Б.: Я чувствую, много таких.
И. Т.: Всем покупателям нужны иллюстрации! Нужны конкретные иллюстрации на конкретные темы, поэтому фотограф, прежде чем отправить первые десять фотографий на экзамен или просто в фотобанк, [в идеале] задается целью на каждый кадр: это может быть иллюстрация для сайта туризма, это может быть иллюстрация для магазина бытовой техники.
Н. Б.: Отлично!
И. Т.: Тогда эти фотографии будут продаваться!
Н. Б.: Меня поджимают режиссеры, ведь мы также выходим на телеканале «PRO бизнес», поэтому должны уложиться в хронометраж. Я уж подумал спросить вас о расходах на поддержку всего этого многообразия, но все-таки зацеплюсь за пару необходимых и важных советов для тех, кто все-таки хочет заработать. Какие тематики сейчас рулят?
И. Т.: Люди.
Н. Б.: А?
И. Т.: Люди. Обязательно нужны люди. Каждый день нужны новые лица, новые жесты, новые гаджеты. Мир очень быстро меняется.
Н. Б.: А, гаджеты! Гаджеты в руках людей или отдельно?
И. Т.: Нет, с людьми. Просто так — это магазин. Все эти изображения нужны только как иллюстрации: девушка набирает SMS человеку, парень показывает на планшете «Дорогой, я тебя люблю!», маленький ребенок разламывает папин ноутбук, еще что-нибудь — любые сюжеты, в которых есть реальная жизнь. Жизнь меняется, меняются прически, одежда, гаджеты.

Люди — это самый скоропортящийся товар на стоках. Люди, снятые десять лет назад, сегодня не смотрятся как иллюстрации. Это не то.

Н. Б.: Ну что ж, чувствую вас миссионером, Ирина! И последний, наверное, вопрос, подытожим. Вот если я хочу создать свой фотосток…
И. Т.: Дай бог!

Н. Б.: Что мне будет стоить сегодня сделать свой фотосток и зарабатывать?
И. Т.: Три миллиона долларов первичных вложений, плюс искать инвестора, который через три года, а лучше через год, но не больше чем через два года вложит в вас еще 12$ млн. И тогда вы будете иметь свою долю на рынке, но не только российском — западном.

Н. Б.: То есть 3$ млн?
И. Т.: Стартово, стартово. Иначе вы просто не получите коллекции.
Н. Б.: И на что я потом смогу рассчитывать?
И. Т.: Вы сможете рассчитывать на 5% оборота мирового рынка.
Н. Б.: Ну, я отобьюсь со своими инвесторами?
И. Т.: От характера зависит!
Н. Б.: Но и от того, смогу ли выгодно я его перепродать!
И. Т.: От характера зависит!
Н. Б.: Большое спасибо! Итак, дорогие друзья, Ирина Терентьева, генеральный директор фотобанка Lori.ru, была у нас в гостях. Если у вас остались вопросы, вы всегда в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте» можете задать личный вопрос Ирине, а также на страницах нашего канала SeoPult.TV. Вам хочу пожелать удачи, процветания, ну и вообще развития, чтобы те направления, в которых вы идете, встретились, взорвались и поглотили нас своим многообразием. Удачи вам, Ирина!
И. Т.: Спасибо!
Н. Б.: Дорогие друзья, до новых встреч, в студии был Наиль Байков. Пока, и не переключайте канал — канал SeoPult.TV.

Развернуть текстовую версию
Комментарии