Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Startup Women: женская бизнес-логика

3
0
406 0
Аудио Текст
2 июля 2013

Проект Startup Women был запущен Аленой Поповой и Марией Косенковой, чтобы помочь заняться бизнесом женщинам, которые потеряли работу из-за посткризисного сокращения штатов. Насколько успешно ему удается направлять дам по тернистому пути развития стартапов, успевают ли такие женщины заниматься семьей и с какого возраста запускают свои стартапы их дети, рассказала в студии SeoPult.TV Мария Косенкова.

Из передачи вы узнаете:
— каковы результаты двух лет функционирования Startup Women;
— как попасть в Startup Women и по каким принципам отбираются проекты;
— чем хороши стартапы, ориентированные на женскую аудиторию;
— какие новые ниши появляются в «женских» тематиках;
— различаются ли методы работы над проектами у женщин- и мужчин-инвесторов;
— дискриминируют ли женщин в IT;
— получается ли у женщин заниматься с одинаковым успехом стартапом и семьей;
— какие мероприятия в ближайших планах у Startup Women;
— как Startup Women поддерживает стартаперов-детей;
— и многое другое.

Александр Ветров: Здравствуйте, уважаемые телезрители! Вы смотрите канал SeoPult.TV, в эфире программа «Бизнес online», меня зовут Александр Ветров. И сегодня у нас в гостях сооснователь проекта Startup Women Мария Косенкова. Мария, здравствуйте!

Мария Косенкова, основатель Startup Women.
Выпускница Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ).
С 2005 по 2007 год — маркетолог в Infor-media Russia.
С 2007 по 2010 год — специалист по PR и маркетингу в Innova.
С 2010 по 2011 год — руководитель отдела маркетинга и PR в Innova.
С 2011 года — СЕО и сооснователь Startup Women.

А. В.: Наверное, прочитаю, что такое Startup Women, чтобы было понятно, а потом начнем разговор. Итак, Startup Women — это не только инкубатор для стартапов, основанных женщинами, но и коммуникационная площадка для женщин-предпринимателей, инвесторов, экспертов. Все верно или можно что-то добавить?
Мария Косенкова: Абсолютно все верно, можно просто расширить немножко понятие.
А. В.: Расширьте, пожалуйста.
М. К.: Мы и платформа в интернете, которая дает инструменты и вдохновение девушкам, истории успеха, какие-то идеи проектов, мы и офлайн-платформа, которая проводит мероприятия и связывает людей в реальном мире, и еще мы являемся виртуальным инкубатором, который помогает вставать на ноги проектам.
А. В.: Ну, раз вы Startup Women, хочу рассказать вам о социологическом исследовании, даже скорее психологическом, которое я нашел в интернете. Итак, американцы подобрали группу женщин китайского происхождения, разделили на две части и сказали, что хотят, чтобы они решили математический тест, но, прежде чем давать математический тест, попросили первую часть женщин ответить на вопросы по поводу своей семьи, своей страны, а вторую часть женщин, в другой группе, ответить на вопросы, что они любят готовить, про кулинарию. И что вы думаете? Те, которые отвечали сперва на вопросы про Китай, про свой род, про великую страну и т. д., и т. п., они лучше ответили на вопросы математического теста или нет?
М. К.: Ну, скорее всего, да.
А. В.: А вторая группа, естественно, в большей степени идентифицировала себя как женская половина человечества, соответственно, ей как-то уже не до математики. В Америке, кстати, есть такое устойчивое понятие или даже, может быть, миф о том, что американцы в математике не понимают, женщины не понимают математику, а вот китайцы понимают. Так вот, вопрос к вам, Мария, следующий: может быть, не стоит так выпячивать гендерную принадлежность, особенно в IT-области, где преобладают мужчины? Может быть, вообще на этом не акцентировать внимание?
М. К.: Ну, мы как раз и работаем именно с женской аудиторией. Наша задача — не кричать о том, что женщины какие-то иные, они по-другому подходят к бизнесу. Мы вовлекаем женщин, мы верим в то, что женщины — это вообще возможность для роста и развития именно малого и среднего бизнеса в стране в первую очередь. Например, вот интересная цифра по Германии: там 75% женщин — это малый и средний бизнес в стране, это именно та платформа, та почва, на которой может развиваться предпринимательство.
А. В.: Многие люди, которые сюда приходят, говорят: «Какая разница, мужчина или женщина? Ты сперва предприниматель или стартапер, а дальше уже гендерная принадлежность». Но у вас-то какая-то другая история. Такое ощущение, что вы хотите каким-то образом провести не то что параллель, а какую-то стеночку такую, нетолстую, правда, между женщинами и мужчинами в стартаперской IT-области.
М. К.: Мы против стеночек на самом деле. Мы именно воспринимаем женщин как целевую аудиторию, вы ни на одном стартаперском мероприятии, которое проводит кто-то еще, не встретите 200 девушек, которые вовлечены и увлечены своей идеей.
А. В.: А, мужчины бывают на ваших мероприятиях?
М. К.: Безусловно, бывают.
А. В.: Я зашел на ваш ресурс, посмотрел — женщины, женщины, женщины, женщины. Там один мужик появился, я думаю: «Вау! Мужик есть, неужели! Как его сюда пустили?»
М. К.: Бывают. Мы как раз и пишем, что мы про проекты, ориентированные на женскую аудиторию. Поэтому есть огромное количество команд и проектов, которые делают молодые люди, например, fashion-истории очень интересные, истории в food-стартапах — то же самое. Поэтому мы и ориентируемся, в принципе, на женскую аудиторию как самую активную аудиторию потребления в интернете.
А. В.: Она же и платежеспособная?
М. К.: Да.
А. В.: Я, кстати, на вашем же сайте прочитал интервью какой-то известной бизнес-дамы от IT, и она сказала, что сейчас уже 50/50, если говорить о пользователях интернета в России, но женщины чаще платят за услуги, чаще заказывают в интернет-магазинах и т. д.
М. К.: Да, женщины более активно общаются в социальных сетях, более активно общаются в блогах, на форумах, более активно делают покупки в интернете, поэтому здесь ориентир и на это, на ниши, которые активно растут в интернете. Мы занимаемся всем, что связано с fashion-индустрией, с food...
А. В.: С education, я так понимаю?
М. К.: Education, kids, family, вот такие ниши, близкие женщинам, у которых есть какая-то проблема, которые пытаются за счет какой-то своей идеи проекта решить свою собственную проблему.
А. В.: Мне кажется, как раз в этих областях очень высокая конкуренция, потому что таких стартапов и вообще таких проектов много в России и в мире. Вам не кажется, что лучше бы идти в прогнозируемо интересные технологические стартапы, а не туда, где уже очень высокая конкуренция?
М. К.: Как я сказала, мы все-таки даже больше ориентируемся на малый и средний бизнес, нежели чем на высокие технологии и что-то уникальное, потому что, как ни крути, та же самая ниша e-commerce — да, есть очень много проектов, буквально недавний анонс про 130$ млн, который получила Lamoda.ru. Огромное количество проектов зарубежных, российских, копипастов, уникальных, но здесь есть куда расти в любом случае. У нас есть прекрасный российский проект Trends Brands, который сделала Настя Сартан, мы следим за ней практически с самого начала, она уже сейчас наш эксперт и консультирует наших девушек. Она нашла свою фишку, она нашла свою уникальность, и ее нельзя назвать каким-то стандартным интернет-магазином.
А. В.: Если кто-то не знает, чем занимается Trends Brands, расскажите, пожалуйста.
М. К.: Это онлайн-магазин, интернет-платформа, которая и продает вещи под собственным брендом, и продает вещи малоизвестных зарубежных дизайнеров, и дает возможность российским дизайнерам продавать свои товары через них.
А. В.: Раз заговорили о каких-то уже, так скажем, внутренних стартапах, которые базируются на Startup Women... Итак, два года вы существуете. Сколько стартапов увидело свет благодаря вам?
М. К.: Я буду говорить, наверное, больше мероприятиями. Мы провели более восьми больших мероприятий, каждое предваряет именно виртуальный инкубатор, про который я говорила. Мы отбираем пять лучших проектов, и эти пять проектов в финале мероприятия имеют возможность презентовать свой проект инвестору.
А. В.: То есть, получается, 40 уже?
М. К.: Ну да, примерно 40 проектов вот таким образом прошли и получили возможность презентовать идею.
А. В.: Какие уже получили инвестиции?
М. К.: Здесь сложно говорить про конкретные инвестиции. Есть проекты, которые активно растут, есть проекты в нише fashion, есть проекты в нише food.
А. В.: Было бы хорошо, если бы вы приводили примеры, чтобы мы понимали, о чем идет речь.

М. К.: Очень интересный проект «Радость приготовления», его основала Ирина Назарова, девушка с очень серьезным финансовым бэкграундом: вы можете заказать ингредиенты и дома их приготовить.

У вас есть понимание блюда...
А. В.: Например?
М. К.: Условно, карри с креветками.
А. В.: Так.
М. К.: Вы заказываете этот набор и получаете в точности все необходимые ингредиенты для его приготовления, не заморачиваетесь, сколько вам нужно…
А. В.: Очень интересно! Я так понимаю, что это эксклюзивная какая-то история?
М. К.: Есть такие проекты за рубежом, это не точная копия, но адаптированная для российского рынка. Вот Ирина очень активно сейчас растет, она ведет переговоры с инвесторами, поэтому я думаю, что это будет тоже история успеха.
А. В.: Об уникальных каких-то блюдах ведется речь, правильно? Ну а зачем? Я могу в магазин пойти креветки купить?..
М. К.: Это именно облегчает задачу, нашу собственную. Здорово, например, не задумываться о том, сколько тебе нужно соли, какой травы тебе добавить и т. д.
А. В.: А, понимаю вас, да.
М. К.: Это ориентировано на занятых людей, но сейчас идет активный тренд — желание готовить что-то дома, в кругу семьи, в кругу друзей, поэтому вот здесь, на этих историях, Ирина и сработала.
А. В.: А есть еще какие-то уникальные стартапы, которых сейчас нет в России, которые у вас родились, и будем думать, что утвердятся в ближайшем будущем?
М. К.: Ну, об уникальности говорить сложно, но есть, например, сейчас очень интересное направление — детские коробки по подписке. Вы заказываете себе и можете подписаться на три, на шесть месяцев, на год на коробку с какими-то развивающими играми. Например, есть проект BimBasket, который вот-вот стартовал. Это всевозможные предметы для развития детей, и каждый месяц вы получаете что-то, какой-то уникальный набор, есть специальная методика воспитания, и, соответственно, вы каждый месяц даете своему ребенку по-новому открывать какие-то интересные истории. Вот интересная тема.
А. В.: Совсем юная девочка, по-моему, еще студентка, мне понравилось то, какой стартап она придумала. Я у вас его, естественно, увидел: «Поделись настроением» он называется. Я подумал, что это хорошо. Знаете его, да, этот стартап?
М. К.: Да-да-да.
А. В.: Но это юная особа. А к нам недавно приходил очень известный инвестор, и он не в эфире, но кулуарно рассказал, что и мама его, и теща, и женщины вообще среднего возраста и выше, мягко скажем, очень хорошо работают в стартапах, не обязательно открывают стартапы, но хорошо в них работают, встраиваются. Вот у меня к вам вопрос: у вас какие возрастные категории представлены, кто чаще всего этим занимается?
М. К.: Есть два направления. Это те, кто по натуре идейный, предпринимательская натура у людей, они сразу же после института готовы делать что-то свое. И есть вторая, довольно-таки большая аудитория, которая уже имеет очень серьезный опыт финансовый, маркетинговый, экономический, и уже по итогам достижения каких-то вершин в корпоративном мире они понимают, что им необходимо реализоваться в достижении результатов в рамках своего проекта.
А. В.: Я так понимаю, что как раз таки эти же женщины, которым за 40, чаще всего и «выстреливают», хорошо встраиваются, начинают новое дело, потому что у них богатый опыт работы с мужчинами?
М. К.: Да, у них в принципе богатый опыт! И безусловно, профессиональный опыт — это огромный задаток для того, чтобы делать свой проект.
А. В.: Это я к чему такие вопросы задаю? К тому, что считается, что женщина 45-50-60 — всё, ну, какие тут могут быть стартапы, если она не может отличить какие-то элементарные вещи! Но я услышал такое мнение от нашего гостя, и теперь вы его подтверждаете. Значит, мы просто приглашаем всех наших телезрительниц, в общем-то, не сидеть, а идти вперед.
М. К.: Конечно!
А. В.: А есть ли примеры, когда взрослые женщины сделали что-то интересное?
М. К.: Ну, это не совсем про интернет. Есть уникальный пример, мне очень нравится эта женщина, Александра Шафорост, тоже сумасшедший бэкграунд, и она долгое время жила в Америке, она работала во всевозможных корпорациях, она закончила Гарвард и сейчас приехала в Россию, чтобы запустить свой проект, связанный с печеньями. Она печет печенье! Называется The Mark bakery, печенье The Marc, их можно найти сейчас в «Азбуке вкуса» и в других элитных супермаркетах. Соответственно, вот она с нуля начала это производство и буквально за год довела его до такого уровня, что сейчас представлена в такого уровня сетях.
А. В.: Кто бы мог подумать, что печенье... Казалось бы, уж печенье каждая домохозяйка может сделать, а сейчас уже и домохозяин. Как-то очень странно. Что, в России не хватает печенья?
М. К.: Она нашла свою уникальную фишку, но это может любой проект, здесь не обязательно иметь уникальную идею изначально, нужно добавить какую-то свою изюминку. Она сделала ставку на натуральные продукты, на очень классную упаковку, на уникальные вкусы, которых нет на рынке, это какие-то печенья с перцем, еще что-то такое, что сложно представить и совместить.
А. В.: Прямо захотелось попробовать! Да, хорошо, вы рассказываете об этом, а как вы отбираете, кстати, стартапы?
М. К.: У нас есть пул экспертов, которых мы собираем перед мероприятиями, которые потом входят в число жюри и проводят отбор. Нам люди присылают заявки с полным описанием проекта, того этапа, на котором он сейчас находится, команды, и, принимая всю эту информацию во внимание, мы уже решаем.
А. В.: Выступают, представляют свои стартапы, дальше что с ними происходит?
М. К.: Они получают очень качественный фидбек, обратную связь от инвесторов, которых мы приглашаем. Соответственно, это возможность напрямую пообщаться, возможно, получить ментора себе в проект, что тоже очень ценно. Многие наши эксперты потом остаются в командах проектов на основе консалтинга и менторства.
А. В.: Есть ли какие-то условия с вашей стороны, которые вы выдвигаете? Например, в коллективе женского стартапа не должно быть не одного мужчины, или еще какие-то?
М. К.: Абсолютно нет! У нас даже более интересная ситуация была, у нас был event, посвященный fashion-стартапам, так в финале там оказалось пять проектов, основателями которых являются молодые люди.
А. В.: Да? А как так получилось?
М. К.: Вот такая история. Мы выбирали проекты по уникальной концепции, по их бизнес-плану и т. д., но вот так случилось.
А. В.: Ну, понятно, они работают для женщин, я имею в виду, вот эти ребята, поэтому вы их выбрали.
М. К.: Да.
А. В.: Хорошо, о женщинах-стартаперах поговорили, давайте о женщинах-инвесторах поговорим. Прямо устойчивый такой миф, что их мало! Кого мы назовем: Марина Трещова, Любовь Симонова. Может, вы еще кого-то назовете?
М. К.: Мой партнер, например, Алена Попова, сооснователь Startup Women, тоже инвестирует в проекты, особенно социальной направленности. Но соглашусь, инвесторов-женщин не так много, более того, институт бизнес-ангельского инвестирования у нас в России на зачаточном уровне находится, в отличие от того, что есть в Долине, в Европе. Там целые огромные ассоциации, которые собирают женщин-инвесторов, учат их финансовой грамотности и пониманию того, как правильно инвестировать в бизнес-проекты.
А. В.: Вот, кстати, методы работы с проектами у женщин-инвесторов отличаются от тех методов, которые применяют мужчины-инвесторы?
М. К.: Я думаю, что, скорее всего, нет. В любом случае идет жесткая оценка рынка и понимание успешности, прибыльности, оценка бизнес-плана проекта и т. д. Я думаю, что здесь нет каких-то отличных критериев, единственный момент — мы, например, выступаем за то, чтобы женщины, имеющие какую-то «финансовую подушку», например, какой-то задаток, пусть небольшой, имели возможность войти в команду проекта и инвестировать, пусть небольшую сумму, в проект, который ей близок по душе. То есть мы за развитие такого института…
А. В.: А что это дает? Почему вы пошли на такой шаг?
М. К.: Потому что венчурное инвестирование — это совершенно другая история.

Зачастую не все наши проекты интересны венчурным инвесторам, большим фондам. А иногда проекту нужно, условно, 10$ тыс. для того, чтобы проверить свою гипотезу и попробовать выйти на рынок, запуститься и посмотреть, что будет дальше. Поэтому мы пытаемся как раз связать таких женщин, у которых есть возможность вкладывать такие средства, и наши проекты.

А. В.: Мария, давайте поговорим еще об одной милой девушке, которую зовут Нана Куликова. Я прочитаю должность, которую она будет занимать, потому что с «Единой Россией» сейчас шутки плохи. Итак, она стала консультантом «Единой России» по коммуникациям в интернете. Вот как вы думаете, какую пользу она может принести в данном случае со своим женским подходом к коммуникации?
М. К.: Я бы здесь не стала разделять. Я просто знаю Нану как высококлассного специалиста, я тоже ее приглашала выступить в качестве ментора, помочь нашим проектам, поэтому я думаю, что здесь сложно говорить о каком-то женском начале в этой истории. Она действительно очень классный специалист по интернет-коммуникациям, и я думаю, что здесь наверняка будет что-то.
А. В.: Не прослеживается ли все равно какая-то гендерная составляющая, когда мужики не справляются, а приходит девушка, которая не один стартап подняла и сделала много интересного и хорошего, в том числе и в каком-то государственном проекте, о котором она умалчивает, потому что там какая-то подписка о неразглашении есть?
М. К.: Я думаю, здесь больше история о том, что у женщин более получаются, например, те области, которые связаны с PR, маркетингом, общением в социальных сетях, SMM, потому что женщины более коммуникабельны, соответственно, вот эти направления лучше удаются, больше получаются у женщин.
А. В.: Вот SMM, PR — это действительно женское дело? Вам кажется, это оправданно, что именно женщины занимаются у нас этим?
М. К.: Ну а почему нет?
А. В.: То есть какие-то качества женщин позволяют именно этим заниматься больше и лучше, главное продуктивнее, нежели мужчинам?
М. К.: В любом случае есть такой момент, что женщины более коммуникабельны, об этом свидетельствует статистика, то, насколько активны форумы, связанные с материнством, детством. Женщине проще общаться, проще находить какие-то контакты, я думаю, с этим связано.
А. В.: А как вы думаете, Нана сможет пролоббировать какие-то законодательные инициативы, которые бы облегчили существование женщин в IT в России?
М. К.: Сложно сказать.
А. В.: А вообще есть ли такая необходимость? Может быть, вы чувствуете, что вас дискриминируют по гендерному признаку, еще по каким-то? Есть вообще такие наблюдения?
М. К.: Я думаю, что нет, нет какой-то такой проблемы, которую явно видно.
А. В.: То есть в IT-отрасли равноправие?
М. К.: Безусловно, само собой, что в IT не так много именно высокотехнологичных проектов, основанных женщинами, но это логично, потому что женщины в технологиях, наверное, не так хорошо разбираются, как мужчины. Не так много женщин-инженеров, не так много женщин-программистов. Так как высокотехнологичные проекты в основном запускаются командой программистов, которые понимают все нюансы и детали разработки, то женщинам в этом, конечно, непросто. И одна из основных проблем наших проектов — это найти команду разработчиков, стоящую и достойную, такую, которая бы действительно поняла всю идею и вовлеклась…
А. В.: Ну да, не важно, кто это будет, мужчина или женщина. А скажите, вот вы говорили про Германию, приводили очень хороший пример, когда 75% женщин занимается бизнесом, и удачно занимается. Там со стороны правительства нет никакой законодательной базы, которая помогает?
М. К.: Я думаю, что нет, там нет каких-то прямых государственных программ, там просто очень хорошо развита инфраструктура, связанная с поддержкой бизнеса, поэтому есть всевозможные коворкинги, инкубаторы, которые это поддерживают.
А. В.: Не нужна ли нам такая программа здесь, в России? С моей точки зрения, именно женщины у нас дискриминированы, не только в IT, но и во многих других областях. Я имею в виду, если мы берем бизнес и работу. Потому что когда женщины приходит сюда, в эту студию, они говорят: «Я не женщина, я прежде всего инвестор, я сооснователь или основатель неважно чего». Понимаете меня, да?
М. К.: Здесь, наверное, больше работает другая история. Мы как раз что делаем? Мы даем примеры успешных женщин, которые могут сказать: «Да, у меня трое детей, да, у меня есть муж, да, мне нужно много всего успевать по дому, но это не мешает мне делать успешный бизнес». Именно такие истории, реальные, конкретные, и вдохновляют девушек.
А. В.: Понимаю вас, хорошо. Но ведь стартаперы говорят, что это жуткое напряжение, особенно в самом начале: ты не можешь расслабиться, ты редко видишь семью, ты практически никогда не отдыхаешь. Втягивать женщину с детьми вот в эту, так скажем, малоприятную историю разве правильно?
М. К.: Это делаешь от души. Я не могу сказать, что у меня есть какая-то работа, у меня с утра до вечера мысли о своем проекте, но не из-за того, что у меня есть какие-то KPI и задачи, это из-за того, что мне нравится. Поэтому здесь сложно говорить. У нас есть девушки, которые без ума от того же самого выпекания печенья или делания конфет или еще запускают какой-то сервис, и они с утра до ночи в этом во всем варятся не потому, что это нужно для того, чтобы проект успешно выстрелил. Это им нравится! Вот, собственно, и все.
А. В.: Можете дать какие-то советы женщинам, которые хотят сохранить баланс, в котором вы пребываете по отношению к работе, к семье, к своим хобби, чему-то еще, чтобы не забывать, что жизнь идет, она есть, она сейчас?
М. К.: У меня тоже был опыт работы в корпоративном мире, и потом я пришла к своему проекту. Когда ты занимаешься любимым делом, у тебя жизнь действительно становится гармоничной. И, безусловно, никогда нельзя уделять одинаковое количество времени семье и работе. Но здорово, когда у тебя есть близкие люди, которые входят в твое положение и понимают тебя, поэтому я желаю девушкам найти свое любимое дело, найти ту мечту, ту идею, которую захочется реализовать, и тогда не будет никаких преград.
А. В.: Мария, Алена Попова, ваша коллега, тоже сооснователь вашего бизнеса, как-то рассказала, что Герман Клименко подал идею открыть инкубатор стартапов для геев, потому что это платежеспособная категория населения, в общем, здесь можно много чего сделать. Вот скажите, на каком уровне сейчас, на уровне мысли только, осталась эта идея? Алена Попова сказала, что это хорошо, это продуктивно, нужно делать — или вы не знаете об этом?
М. К.: Я не слышала эту историю.
А. В.: Ну а как вам вообще такая история, когда у нас гнобят эту категорию населения, сделать что-нибудь для них, какой-нибудь стартап открыть, поддержать?
М. К.: Я даже таких аналогов зарубежных не знаю, поэтому мне сложно сказать, насколько это будет в российских реалиях работать хорошо. Но нишевые истории зачастую очень хорошо работают.
А. В.: Та политика государства, которая проводится в отношении интернета, в отношении бизнеса, малого и среднего, — вас все устраивает?
М. К.: Вы имеете в виду?..
А. В.: Вот как устроен у нас сейчас бизнес, все вас устраивает? Какая у нас законодательная база. Не может ли прийти какая-нибудь еще супер-пупер-вумен и сказать: «Так, все, я забираю у вас все!» Сейчас не 1990-е?
М. К.: Ну, безусловно, сейчас у нас крайне мало благодатной почвы для развития предпринимательства в стране в целом. Об этом свидетельствуют и ставки налогов, и всевозможные новые законы, которые появляются и появляются. Если мы проведем параллель с Европой и Америкой, там совершенно другая ситуация.
А. В.: А приведите, пожалуйте, какие конкретно законопроекты, которые становятся законами, вам мешают работать?
М. К.: Бюрократия. Понятно, что это такой огромный минус, препятствие для открытия своего собственного бизнеса. Если даже в странах Азии сейчас, в Сингапуре, можно открыть юрлицо буквально за несколько часов, то у нас вся эта история затягивается на долгие дни, недели и т. д. Поэтому довольно-таки сложно решиться многим людям на то, чтобы открыть свое дело, потому что сразу же появляется огромное количество того, что нужно, нужно и нужно.
А. В.: А еще с какими проблемами сталкивается стартапер в нашей стране, кроме того, что долго открыть юрлицо?
М. К.: Все эти истории с налоговыми ставками, в принципе, с коммуникацией с налоговыми органами, со всевозможными госструктурами. Если говорить про офлайн-бизнес и про то, например, как открыть кафе в Москве, я думаю, что здесь знающие люди расскажут, какое количество препятствий им приходится преодолевать, чтобы остаться на плаву.
А. В.: Ну и последнее, наверное. Что у вас в ближайших планах?
М. К.: Мы буквально через несколько недель делаем мероприятие «Мама 2.0», это очень важное для нас направление, связанное с развитием ниши для детей и родителей в интернете, и мы, соответственно, так и движемся по нишам. Мы собираемся делать большой event, связанный с fashion-индустрией, я думаю, что осенью. И мы собираемся запустить реальный инкубатор. То есть мы уходим от идеи виртуализации и хотим иметь реальное место, где будут работать наши проекты, чтобы тем самым действительно еще больше помогать, еще больше вовлекаться.
А. В.: Вот вы сказали «Мама 2.0», а есть в Америке, по-моему, похожая на вашу организация, Women 2.0 тоже. Вы ориентировались на нее, когда создавали свою историю?
М. К.: В принципе, как раз это было толчком идеи. Как раз Алена Попова, мой партнер, поехала в Долину и познакомилась с этими прекрасными девушками, которые там на протяжении всех выходных кодили и делали. То есть они ориентированы именно на женщин-программистов, поэтому здесь немножечко другая история, они сами разрабатывают свои проекты. И с пятницы по воскресенье у них был как раз event, когда они собирались, там их было человек 200, и Алена во все это вовлеклась, приехала сюда, и мы решили эту историю немножко адаптировать. Подумали, что действительно этого очень не хватает, потому что есть огромное количество идей, близких девушкам. Есть огромное количество девушек, которые готовы вовлечься, но не знают, с какой стороны подойти к этой идее, поэтому мы собрали первый форум, он был как раз через несколько месяцев после этой поездки, и таким образом началась наша история.
А. В.: Конечно, вы воспринимаетесь не только как женщины, но и как мамочки. Как вы уже сказали, очень многие стартапы связаны с образованием, с кулинарией, это все домашнее, приятное всей семье от мала до велика. Означает ли это, что вы в скором будущем будете поддерживать и детские стартапы? Когда дети сами придумывают, от 12 и выше лет, какие-то стартапы. Мне кажется, это логично, когда мамы поддерживают подрастающее поколение.
М. К.: Это логично и очень здорово, и есть такой прекрасный проект «Булки не растут на деревьях», это как раз образовательная платформа в офлайне, которая учит детей определенным профессиям. Маша Иванова запустила этот проект, мы с ней очень дружим, и у нас как раз есть одна из идей, даже план, запустить проект в рамках этого проекта связанный именно с вовлечением в предпринимательство, прямо вот где-то, наверное, с семи-восьми лет. У нас есть идеи по тому, как это все будет развиваться. Я думаю, что это нужно обязательно делать, потому что в нашей стране этого очень не хватает.
А. В.: Ну что, Мария, спасибо вам огромное, я желаю, чтобы все ваши идеи и планы обязательно воплотились, и как можно быстрее, с как можно меньшими затратами, но с большим «выхлопом». Спасибо большое! Напоминаю нашим телезрителям, сегодня здесь, в этой студии, была сооснователь проекта Startup Women Мария Косенкова. Ну а я, Александр Ветров, желаю вам всего наилучшего, предлагайте темы для обсуждения, пишите свои вопросы, мы обязательно будем задавать их нашим гостям. Удачи, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии