Регистрация

SocFishing.ru: ловись, data, большая и маленькая

13
0
2 266 1
Аудио Текст
21 февраля 2014

Основатель сервиса SocFishing.ru Олег Кошкин рассказал о механизмах работы и маркетинговой ценности «социального ретаргетинга», оценил API и нововведения «ВКонтакте» и посоветовал компаниям вкладываться в SMM.

Из передачи вы узнаете:
— как «отлавливать» целевую аудиторию бизнеса в соцсетях и что делать с «отловленными»;
— почему SocFishing.ru не боится заспамить пользователей;
— какие возможности маркетинговой аналитики дает сервис;
— в чем главная сложность реализации сервисов, работающих с соцсетями;
— каких возможностей «ВКонтакте» не хватает эсэмэмщикам;
— почему не взлетели магазины в соцсетях;
— от каких функций разработчики SocFishing.ru отказаться и почему;
— почему «ВКонтакте» не удается забанить сервис;
— готовится ли инструментарий для работы с поведенческими и социальными факторами ранжирования сайтов;
— для чего нужна биржа постов «ВКонтакте»;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире программа «Бизнес online» и я, Сергей Иванов. Давайте поговорим сегодня о фишинге, но о фишинге «нетрадиционной ориентации». Сегодня у нас в гостях основатель сервиса SocFishing.ru Олег Кошкин. Олег, привет!
Олег Кошкин: Здравствуйте!
С. И.: Олег, я, конечно, пошутил, но само название SocFishing.ru вызывает много вопросов и непониманий не только у нас, но и, я думаю, у тех, кто сталкивался с проектом. Что это за фишинг? Он имеет отношение к известному интернет-мошенничеству, к выуживанию паролей у пользователей?
О. К.: Конечно, сам термин «фишинг» отчасти…
С. И.: …скомпрометирован.
О. К.: Да-да, скомпрометирован. Но надо иметь в виду следующее: да, мы собираем данные, да, мы их систематизируем, но все эти данные общедоступны, и, в общем-то, мы их берем из социальных сетей.
С. И.: А тебе часто приходится объяснять своим потенциальным клиентам, партнерам, что тебя неправильно поняли с названием?
О. К.: На самом деле нет. Потому что мы работаем с бизнесменами в интернете, предлагаем им услуги нашего сервиса. А они чаще всего не знают, что такое фишинг. Когда мы говорим с профессионалами в сфере SMM, SEO и интернет-рекламы в целом…
С. И.: Они радостно улыбаются.
О. К.: Конечно, приходится им объяснять, что это такое.
С. И.: Тогда давай ты объяснишь и нашим зрителям, что это такое. Расскажи, пожалуйста, чем занимается твой сервис, для чего он создан и какую пользу из него можно извлечь.
О. К.: Надо начать с того, что вообще такое «социальная ловля». Мы с нашими разработчиками ввели термин «социальная ловля», который предполагает активный поиск клиентов в социальных сетях. Ну а наш сервис его автоматизирует. Если доселе клиентов мы ждали с сайтов, просто они приходили с какой-то целевой рекламы, мы ждали заказов, звонков, то в случае с «социальной ловлей» мы активно ищем клиентов в социальных сетях, предоставляя разнообразные инструменты автоматизации этого процесса.
С. И.: Давай по порядку: как вы их ловите и что здесь автоматизировано? По каким параметрам оцениваете?
О. К.: Самый простой пример, который проще всего донести до целевой аудитории, — это отлавливание людей на сайте. Мы размещаем отслеживающий скрипт на сайте нашего клиента, и определенный процент людей, которые заходят на его сайт с целью покупки какого-то товара или ознакомления с сайтом… Мы предоставляем нашему клиенту просто таблицу профилей социальной сети, в данном случае «ВКонтакте».
С. И.: А ему предлагается какие-то действия совершить? Зайти через социальную сеть?
О. К.: Нет, нет. Это прозрачно для пользователей. Естественно, должны быть выполнены определенные условия, чтобы он в итоге «отловился».
С. И.: Он знает о том, что его «отлавливают»?
О. К.: Нет.
С. И.: Не знает. Интересно, хорошо. Об этом мы чуть попозже поговорим. Но этот момент, ты понимаешь, мы не можем обойти вниманием.
О. К.: Да, конечно.
С. И.: Хорошо, дальше что?
О. К.: Пользователь заходит, с его позиции — абсолютно прозрачный процесс: он знакомится с товарами, читает характеристики. А в это время собственник сайта видит в личном кабинете нашего сервиса, что у него кап — и капнул конкретный профиль «ВКонтакте». Естественно, нужно, чтобы были выполнены определенные условия. В частности, естественно, человек должен быть зарегистрирован во «ВКонтакте», он не должен делать logout. Обычно так это и бывает: мы попользовались «ВКонтакте» и закрываем вкладку, не выполняя выход. И если эти условия соблюдены, мы узнаем о том, кто этот человек.
С. И.: А как вы осуществляете идентификацию пользователя? Сопоставляете с профайлом его соцсети?
О. К.: Я не думаю, что я вправе говорить об этом, потому что я, скажем так, не один. С командой все равно нужно было бы обсудить тот метод, которым мы пользуемся. Конечно, это набор хитростей определенных, которые мы применяем.
С. И.: А какой процент попадания?
О. К.: Это зависит от целевой аудитории.
С. И.: Вы можете потом как-то верифицировать и понять, что те, кого вы обозначили, как Семены Семеновичи Горбунковы или еще как-то, на 90% совпадают с тем, что на самом деле это и есть Семен Семенович Горбунков? Или на 70, или на 50%.
О. К.: В случае если мы отлавливаем человека, это 100% он в социальной сети.
С. И.: Хорошо, а как часто вы его не отлавливаете?
О. К.: В среднем 30%.
С. И.: Неотловленных или отловленных?
О. К.: Отловленных. Потому что это зависит от целевой аудитории сайта. Если мы, например, продаем какие-то узкоспециализированные строительные смеси, еще что-то, целевая аудитория сайта вряд ли зарегистрирована во «ВКонтакте». Это уже «возрастные» люди, бизнесмены. Если человек зарегистрирован, соответственно, не делает logout, мы можем узнать, кто он.
С. И.: Хорошо, если мы уж играем в некотором смысле втемную, мы не знаем технологии, как клиент может быть уверен, что именно этот человек, отловленный вами, «капнувший» ему в «Личный кабинет», — именно тот, кто действительно был у него на сайте, а не, в общем-то, случайная подстановка?
О. К.: Он не может быть в этом уверен.
С. И.: Он должен верить вам просто?
О. К.: Мы предоставляем ему канал связи. Если, например, с моего компьютера сидел мой ребенок во «ВКонтакте» и не вышел из него, естественно, отловится и профиль этого ребенка. Но тут нужно именно работать с целевой аудиторией, потому что предприниматели в интернете заинтересованы в лояльности клиентов. Соответственно, если они видят, что они продают строительные смеси, а отловился профиль совершенно нецелевой, нет смысла даже с ним начинать какое-то общение.
С. И.: Ну, этот вариант, в общем-то, понятен, действительно, когда с одного компьютера, с одного адреса могут выходить разные пользователи. А именно подстановка не вообще каких-нибудь посторонних, хороших таких ботов или еще всего, что угодно?
О. К.: Нет-нет-нет, мы речь о ботах вообще не ведем.
С. И.: А как клиент это может проверить? Как клиент может понять, что за день посетило его сайт порядка ста человек, в «Личном кабинете» у него появилось 30 профилей пользователей? И есть ли у него методы верификации какие-то?
О. К.: Методов верификации нет. Но если мы видим «Личный кабинет» и видим эту таблицу из 30 пользователей, мы, соответственно, по определенным критериям можем судить, бот это или не бот.
С. И.: Ну хорошо, не бот, но просто некая выборка из профайлов «ВКонтакте». Я бы так сделал, например, поскольку мне ничто не мешает это сделать, если нет…
О. К.: Ничто не мешает.
С. И.: И, соответственно, мы видим, что его посетило 100 человек, мы не занимаемся тем, что как-то проверяем. Мы просто берем произвольную выборку из «ВКонтакте» и кидаем ему 30. Все.
О. К.: Я бы сказал так, это определенная степень доверия между нами и клиентом.
С. И.: Все-таки на доверии... Я к этому и уводил.
О. К.: Да. Мы не склонны обманывать, набивать ботами. И мы можем просто пообещать нашему клиенту, что да, мы этого не делаем. И текущие наши клиенты в этом убеждаются, потому что, работая с теми базами, которые в итоге они получают, они понимают, что это действительно целевая аудитория, пришедшая на их ресурс.
С. И.: Хорошо, пойдем дальше. Мы говорим, не обязательно боты, это могут быть просто фейковые, не имеющие отношения к посетителям аккаунты. Итак, в «Личном кабинете» у компании, занимающейся строительными смесями, появляется энное количество, порядка тысячи, например, профайлов. Что она дальше с ними делает? Вручную изучает их пристрастия и понимает, что этот человек строит дачу, тот недавно сделал ремонт и т. д.? Что дальше происходит?
О. К.: Вообще, очень интересно, если мы уже взяли строительные смеси, хотя это узкоспециализированная область…
С. И.: Но зато характерная.
О. К.: Да, характерная. Вот у человека есть база, я предприниматель. Очень часто у нас как бывает? Предприниматели, обладая базами, не знают, что с ними делать. И это на самом деле очень неправильно, потому что настоящий предприниматель, обладая такой информацией, сразу же начинает по ней работать. Что он может делать? Понятно, что, применяя определенные техники прямых продаж, но очень аккуратные, потому что социальные сети требуют определенной аккуратности и личного подхода все-таки, — он может совершить либо доппродажи, либо просто повысить лояльность своих клиентов, просто предоставляя какие-то дополнительные сервисы.
С. И.: Это все ручной труд в основном, да? На это ваша автоматизация не распространяется?
О. К.: Не распространяется. Мы сейчас работаем над определенными инструментами, которые позволяют реализовать функционал CRM и системы рассылки с помощью личных сообщений в социальной сети. Естественно, мы не поддерживаем спам и будем всячески с ним бороться, потому что, еще раз повторяю, мы не заинтересованы в том, чтобы спам в социальной сети распространялся. Потому что тогда пользователи закрываются, данные свои скрывают, и, соответственно, смысл в нашем сервисе фактически отпадает. Мы сторонники аккуратной работы с пользователями, с базой. Если мы говорим как раз о собранной информации, что человек еще может оттуда почерпнуть? Естественно, это статистические данные какие-то и аналитика. Существуют же сервисы, которые позволяют проанализировать группу «ВКонтакте»?
С. И.: Да.

О. К.: Существуют сервисы, та же «Яндекс.Метрика», которая в той или иной степени достаточно глубоко в отдельных аспектах позволяет проанализировать именно сайт. А сайт в разрезе социальных сетей — нет таких сервисов, которые предоставляют такую возможность. Мы, зная, кто заходил на сайт из социальных сетей, имеем возможность предоставить эту статистику в разрезе социальных сетей.

С. И.: Ну да, полезная информация вполне.
О. К.: Да. Вот начинаю я какой-то новый бизнес в интернете, ну или даже возьмем существующий, пусть даже те же строительные смеси. Провожу какую-то маркетинговую акцию. Распространяю информацию о скидках на каких-то ресурсах. Соответственно, я могу просто отследить поток клиентов на конкретную маркетинговую акцию. Этот маркетинговый посев очень эффективно с помощью нашего сервиса отслеживается. Мы можем посмотреть, какая целевая аудитория вообще откликается на такие акции.
С. И.: Вернемся к сервису. Как давно вы уже работаете? Когда вы начали? С чего вы начали? Можно немножко истории.
О. К.: Вообще, история очень интересная. Сама команда разработчиков находится в городе Кирове. У нас есть там определенные централизующий людей ресурс, коворкинг-центр, где люди встретились примерно год назад.
С. И.: Физически встретились?
О. К.: Физически встретились, да. Получилась такая точка встречи. Просто нашлись общие интересы, обменялись определенным опытом. И идея за идеей, раз, раз: «А что, если...» Изначально это только в наших собственных целях использовалось. То есть мы занимаемся интернет-рекламой, у нас разнообразные ресурсы в интернете, и у нас вопрос возник: почему конверсия 8% в лучшем случае? Куда остальные-то люди деваются? Почему они соскакивают? И эти вопросы побудили нас как раз искать ответы. И сервис родился как…
С. И.: …один из ответов, да?
О. К.: Он призван отвечать на эти вопросы.
С. И.: И с самого начала ваш сервис выглядел так, как сейчас? Или вы начали именно ступенчато?
О. К.: Конечно нет. Велась длительная разработка.
С. И.: Какие первые элементы вы запустили?
О. К.: Первые элементы — это вообще просто определенные скрипты, простейшие интерфейсы и базы, где мы это просто смотрим для своих личных нужд.
С. И.: То есть клиентам пока не предлагали?
О. К.: Да, конечно.
С. И.: Предложили уже продукт в том виде, в котором он сейчас существует.
О. К.: Мы сначала отладили сам механизм, посмотрели — да, работает. А потом подтянулись наши партнеры: «О, мы хотим так же».
С. И.: И сколько у вас сейчас клиентов?
О. К.: Сейчас клиентов порядка двадцати. Это в основном небольшие интернет-магазины. Мы активно сейчас начинаем продажи. Но надо сказать, что продажи мы начали в середине ноября только. Мы привели сначала сервис к удобоваримому виду, то есть «Личный кабинет», чтобы все было красиво, как положено, в общем-то. И в тот момент мы и открыли продажи.
С. И.: У вас сейчас есть планы по привлечению клиентов? Кого вы ожидаете в качестве клиентов? Это также будут небольшие интернет-магазины или другие?

О. К.: Когда мы первые шаги в направлении продаж начали осуществлять, мы поняли, что есть разница между теми, кто использует, и теми, кто все-таки покупает наш сервис. Покупают его, конечно, интернет-магазины, а используют его digital-агентства, SMM-агентства, рекламные агентства. Поэтому вначале мы попытались работать по прямым продажам именно, работая с интернет-магазинами, с их владельцами, но поняли, что это слишком трудоемко. И сейчас начали работать с веб-студиями, с SMM-агентствами: предлагаем им сервис, а они уже — своим клиентам.

С. И.: Вы работаете только с «ВКонтакте» или еще есть сервисы для других соцсетей?
О. К.: Мы прорабатываем аналогичные технологии для других социальных сетей и можем сказать, что для Facebook это тоже возможно, и мы поддержку Facebook планируем осуществить где-то в середине весны.
С. И.: А есть какие-то сложности, особенности, отличия от «ВКонтакте», с которыми вы столкнулись?
О. К.: Сложностей именно в самом механизме отслеживания нет. Сложности работы с социальными сетями несколько иные, на что у нас большая часть времени в разработке и ушла. Любая социальная сеть накладывает определенные лимиты, ограничения даже по добавлению в друзья, рассылке личных сообщений, по трафику с определенной точки. И поэтому нам пришлось создать распределенную сеть, глубокую декомпозицию комплексных задач. И это именно инженерная задача, как осуществить работу с «ВКонтакте», то есть большой трафик, и сделать так, чтобы «ВКонтакте» нас не заблокировал никаким образом. И не обнаружил.
С. И.: Если брать аспекты маркетинговых исследований именно в вашей сфере, кого вы считаете своими конкурентами, аналогами? Socialbakers, или российский JagaJam, или скорее платформа наподобие DataShift?
О. К.: Естественно, мы рассматривали такой сервис, как JagaJam. По сути, это, наверное, как коллеги, конкуренты, так как они предоставляют исчерпывающую информацию.
С. И.: Вы на одном поле работаете, да?
О. К.: Да, но они на данный момент не предоставляют эту информацию для сайта в разрезе социальных сетей. Они анализируют группы, предоставляют информацию по группам именно в социальной сети. Это инструмент не в целом интернет-маркетинга, а скорее SMM — работы именно с социальными сетями.
С. И.: Олег, ты и твоя команда очень сейчас плотно работаете с социальной сетью «ВКонтакте» именно для бизнеса. И как ты оцениваешь особенности SMM во «ВКонтакте»? Насколько он подходит для ведения бизнеса и какие возможности предоставляет? И, наоборот, чего не хватает? Ты же очень глубоко изнутри вопрос знаешь.
О. К.: Я немножко издалека начну отвечать на вопрос. Вчера я читал интересное исследование, по которому за последние 13 месяцев сетевой социальный трафик вырос больше чем в два раза, а поисковый трафик упал на 3% примерно. Социальный трафик сейчас составляет примерно 23%. И, соответственно, все клиенты переходят в социальные сети, поэтому SMM — это вообще, я считаю, не просто сейчас формирующаяся какая-то профессия… Я считаю, что сетевые маркетологи, скорее всего, перепрофилируются в будущем в узкую специализацию SMM, потому что все наши покупатели, потребители в социальных сетях. От того, насколько искусно профессионал в этой области будет владеть какими-то технологиями, и не только собственно техническими, но и коммуникативными, настолько он будет эффективен. Продажи будут осуществляться, так или иначе, в социальных сетях. Социальные сети не только становятся платформой для общения. Они становятся большой торговой площадкой. И эта тенденция очень активная.
С. И.: С этим мы не спорим. Но если взять непосредственно саму «ВКонтакте», есть ли какие-то практические наблюдения, чего можно было бы добавить, например, для того чтобы вести бизнес?
О. К.: Именно в самом «ВКонтакте»?
С. И.: Да, из его ныне существующего функционала что можно было бы изменить?
О. К.: Мы сейчас говорим о b2b с точки зрения «ВКонтакте»: какие бы услуги «ВКонтакте» мог предоставить бизнесменам?
С. И.: Ну, можно формулировать и так. Хотя я не хотел бы теории, скорее твоих практических наблюдений: если бы ты мог что-то «подкрутить» во «ВКонтакте», какие бы ты мог еще услуги реализовать, будь там был какой-то функционал для бизнеса?
О. К.: Если бы я был в команде «ВКонтакте», я бы обязательно добавил…
С. И.: И в то же время на своем месте, понятно.
О. К.: И в то же время, будучи на своем месте, я обязательно добавил бы некоторый функционал активного поиска. Функционал статистического анализа групп: его необходимо, естественно, расширять. Мы смотрим те же сервисы JagaJam, и у меня вполне логичный вопрос: а почему бы это не сделать самому «ВКонтакте»? То есть расширить статистические данные. Плюс, может быть, ввести какую-то отдельную категорию сообществ, именно бизнес-сообществ, где как раз предоставлялась бы эта расширенная статистика. И, возможно, эти сообщества были бы платными, например, с точки зрения «ВКонтакте». Что я хочу, по сути? Это большая торговая площадка на базе «ВКонтакте», то есть интернет-магазин «ВКонтакте». Дополнительный функционал, может быть связанный с платежными системами, «подкрутить» как-то. Я уверен, что в этом направлении все будет развиваться, и это моя точка зрения на то, что можно было бы туда привнести.
С. И.: Мы знаем, что интернет-магазины как-то не прижились в соцсетях, и Facebook и «Одноклассники» закрыли их. Так что здесь, я думаю, это желание большое, но, видимо, сами социальные сети поняли некую невостребованность данного направления прямо сейчас.
О. К.: Вопрос в том, что социальные сети, мне кажется, не нашли просто точку монетизации этого процесса. Им очень сложно управлять, контролировать. Если введут такую категорию, как бизнес-сообщества, по сути, интернет-магазины, что мне по-прежнему запрещает продавать в обычном сообществе? Непонятно. То есть здесь нужно предоставлять какой-то дополнительный функционал, как раз, может быть, связанный с платежными системами, с какими-то алгоритмами работы с пользователями. Люди в социальных сетях любят игры, в результате которых они получают какие-то блага. Они любят игровой процесс. Им неинтересно уже просто какое-то общение, участие в каких-то конкурсах, когда какой-то рандомайзер будет выбирать победителя. Им интересен объективный игровой процесс, в результате которого они получат какое-то благо. Это не очень развито пока. Причем с помощью сторонних сервисов, инструментов можно создавать очень интересные и хитрые алгоритмы работы с пользователями, где все будут рады: и пользователям будет интересно, и организаторам с точки зрения итоговой конверсии и повышения лояльности это тоже будет интересно.
С. И.: Ну что ж, я думаю, что руководители соцсети «ВКонтакте» услышат твои слова, прислушаются и, возможно, что-то возьмут на заметку. Среди услуг, которые оказывает SocFishing.ru, есть такие, которые, скажем, не вызывают большого одобрения и у самих соцсетей, и у их пользователей. Это такие услуги, как автоматическое добавление в группы тех, кто посетил сайт, автоматизированная рассылка личных сообщений, SMS и т. д. Как удалось реализовать такие функции?
О. К.: Это тоже целый набор хитростей. Но я склоняюсь к тому, что мы, скорее всего, от таких вещей, которые пользователи явно не одобряют, будем потихоньку отказываться. То есть от SMS-рассылки мы так или иначе отойдем, потому что сейчас ввиду определенных изменений в сфере операторов телекома вообще эта тематика может попасть под запрет. Очень сложно будет осуществлять SMS-рассылки, либо они просто будут дорогими. Например, тот функционал добавления в сообщества или в друзья вообще очень сомнителен. Мы его использовали в своих целях на первых этапах, а сейчас, я думаю, мы от него откажемся. Это такой этап «обеления» сервиса, скажем так, которое еще предстоит.
С. И.: Еще у вас есть такая услуга, как сопоставление профилей в различных соцсетях. А она для каких задач применима?
О. К.: Это очень вероятностная услуга, скажем так.
С. И.: Она заявлена просто.
О. К.: Она заявлена. С определенной вероятностью мы можем сказать, что в таблице пользователей из «ВКонтакте» вот его общедоступные данные, а также в других соцсетях он находится под такими-то профайлами. Но это очень низкий процент попаданий, то есть примерно на 10% мы можем узнать, кто человек в Facebook, в Google Plus, в Twitter и т. д. Процент низкий, я бы не стал акцентировать внимание на этом функционале, потому что пока мы заточены исключительно под «ВКонтакте».
С. И.: Но теоретически можно понять.
О. К.: Теоретически можно. Больше каналов связи.
С. И.: То есть действительно более полно собрать данные, отсечь явно недостоверные. Все-таки некто может показывать себя одним человеком во «ВКонтакте», другим — в Twitter, третьим — в Facebook. Соответственно, более достоверный портрет можно получить.
О. К.: Да, это просто расширение каналов связи с человеком, с конечным заинтересованным потребителем.
С. И.: Олег, у меня такой клиентский вопрос: насколько надежен ваш сервис? Не может ли забанить его соцсеть по API за нарушение каких-то правил соцсети, за нарушение правил работы с API?
О. К.: Мы приложили очень много усилий, чтобы нас нельзя было так просто забанить. Понятно, что это вообще целый процесс тестирования был многомесячный, в ходе которого у нас была забанена просто сотня аккаунтов и т. д. Мы попытались сделать его максимально надежным. И что значит забанить в плане API? По API мы просто берем, по сути, данные о пользователях.
С. И.: То есть нарушение правил API — вы берете данные, которые соцсеть, в общем-то, не собиралась отдавать, скажем, и т. д.
О. К.: Нет, соцсеть «ВКонтакте» перекладывает эту часть ответственности на самих пользователей. Опубликовали данные — извините. Опять же, смена API…

«ВКонтакте» — вообще интересная соцсеть, в отличие от того же Facebook, в котором четко регламентированы изменения API. Если они что-то изменили, они тут же спецификацию выкладывают. «ВКонтакте» могут что-то поменять молча, и приходится адаптироваться.

С. И.: А насколько вообще функционал API богат и недооценен? Там сколько возможностей существует, о которых, может быть, многие не подозревают, полезных для SMM, для вашей деятельности? Я думаю, что когда вы начали все это копать, вы обнаружили, что многое было неочевидным, не лежало на поверхности, золотые россыпи?
О. К.: На самом деле все как раз на поверхности лежит.
С. И.: Просто не осознают, как применять.
О. К.: Просто вопрос в том, кто осознает, как это применять. В чем полезность API «ВКонтакте»? Там достаточно атомарные функции, которые позволяют в комплексе реализовывать как раз эти алгоритмы ловли. Но тут, как я уже говорил, нам пришлось обойти определенные ограничения «ВКонтакте». Если у нас трафик идет с определенного узла, они могут просто IP забанить и т. д. Поэтому нам пришлось распределенную сеть, по сути, строить, в ходе которой мы осуществляем множественные запросы к API и получаем данные, отследить которые достаточно сложно.
С. И.: А такие чудесные лазейки, которые вы обошли во «ВКонтакте», можно обойти во Facebook, в «Одноклассниках»?
О. К.: В «Одноклассниках» мы не анализировали. Но Facebook мы проанализировали — и на первый взгляд можно. Сейчас в ходе предстоящего тестирования возможностей реализации подобного функционала в Facebook мы окончательно поймем, можно такой функционал организовать или нет. Теоретически да. И первые результаты говорят, что да.
С. И.: Мы тут вовсю подводим итоги 2013 года. Соответственно, тоже такой вопрос у нас: были ли у крупных соцсетей какие-то нововведения, какие-то изменения функционала, которые сильно осложнили жизнь эсэмэмщикам? Есть что вспомнить?
О. К.: Нет. Я не могу сказать, что что-то такое было. Мы непрерывно работаем как раз в сфере SMM, постоянно совершенствуемся в этой сфере, и каких-то сложностей существенных мы не встретили. Разве что создание биржи репостов в ноябре, которую они ввели, легализовав обмен рекламными постами между группами. Но пока мы не сильно ощутили влияние. Точно так же нужно договариваться с владельцами других групп и размещать рекламные посты. Банов пока каких-то существенных мы не заметили, и на нас это не сказалось.
С. И.: Я так понимаю, вы, наверное, ожидаете роста продвижения в соцсетях после заявления «Яндекса» о том, что с 2014 года он и в самом деле отменит ссылочное ранжирование сайтов. Какие вы видите инструменты для продвижения сайта в социальных сетях, для ранжирования сайтов через выдачу поисковика, через сеть «ВКонтакте»?
О. К.: Я просто думаю, что сервисы, подобные нашему, будут расширяться, будут появляться и расширяться. Вообще, это вполне логичный процесс, потому что реклама в интернете, по сути, к чему привела? Большинство, да практически все знают, что такое «Яндекс.Метрика», «Яндекс.Директ», как этим пользоваться. И в итоге все свелось, по сути, к битве сеошников с поисковыми сетями, между собой и к увеличению стоимость конечного клиента. И это был вполне логичный шаг «Яндекса». Я вообще считаю, что в итоге поисковые системы, возможно, что-то изменят как раз в направлении социальных сетей.
С. И.: А есть у вас инструменты для ранжирования поведенческих факторов, социальных факторов?
О. К.: Пока нет. Они у нас только в разработке. Есть определенные мысли, я их не буду сейчас раскрывать, но мысли есть по тому, как действительно ранжировать сайты и ресурсы по поведенческим признакам и по социальным сетям. Я думаю, что, как только мы разработаем такие инструменты, введем их, мы сразу же уведомим наших клиентов и заинтересованных лиц.
С. И.: То есть инструменты для продвижения сообществ «ВКонтакте» в поисковой выдаче готовите вы все-таки, да?
О. К.: Да, конечно.
С. И.: Хорошо. Возвращаясь к бирже постов «ВКонтакте», как вы оцениваете это нововведение?
О. К.: Вообще, это был сначала шок, когда наутро мы увидели ценники на размещение рекламы в самых популярных сообществах — с шестью нулями и т. д.
С. И.: Но все становится на свои места потихонечку?
О. К.: Да-да, сначала был шок, потом, естественно, все подуспокоилось. Но это был тоже естественный шаг социальной сети. Момент монетизации — и как контролировать, по сути, распространение рекламы. Они хотят под контроль взять распространение рекламы в рамках своей соцсети. Это вполне нормальный процесс. Я считаю, что, когда ценники адекватных значений достигнут, такие методы вполне будут пользоваться популярностью.
С. И.: А для решения каких задач наиболее эффективны рекламные посты?
О. К.: Продвижение каких-то новых товаров. То есть, если мне охват нужен, естественно, я выберу какие-то целевые сообщества с целевой аудиторией и вбухаю деньги, для того чтобы получить охват и конверсию. Я думаю, что это как посевной начальный маркетинг можно рассматривать: бах — и рассказать сразу уже о чем-то. В этом плане такую биржу можно использовать, но в плане, допустим, постоянной какой-то рекламной составляющей — пока сомневаюсь, сомневаюсь.
С. И.: Ну что ж, Олег, большое спасибо за интересный рассказ о новом сервисе с неоднозначным названием и за некий обзор рынка SMM, который нам всегда очень важен и интересен, тем более как итог года. Большое спасибо!
О. К.: Спасибо вам!
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Это была программа «Бизнес online», наш гость — Олег Кошкин, основатель сервиса SocFishing.ru. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео