Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Мировые тенденции развития авторского права в цифровой среде

0
0
922 0
Аудио Текст
2 июля 2012

Какими законами регулируются сегодня авторские права в интернет-пространстве стран Европы, Азии и США? Какие изменения претерпит юридическая практика в отношении распространения лицензионного контента за рубежом и как эти преобразования соотносятся с ситуацией в России? Обзор делает генеральный директор компании «Сенешаль Нейман» Павел Шинкаренко.

Из программы вы узнаете:
— как обходится Канада без особого законодательства, регламентирующего ответственность сервис-провайдеров;
— что такое «правило тихой гавани», вытекающее из американского закона DMCA;
— как американское законодательство в поле интернета влияет на реалии Рунета;
— в чем сущность законопроектов SOPA и PIPA и чем они грозили контент-провайдерам США и мира;
— какими нормами регулируются авторские права в интернете на территории Евросоюза и в отдельных его странах;
— насколько вероятен американо-европейский вариант подачи претензий со стороны правообладателей к частным лицам за нарушения прав на контент в Рунете;
— насколько развито авторское право в сфере интернета в странах Азиатско-Тихоокеанского региона;
— в чем украинская практика правоприменения в отношении цифрового контента близка к китайской.

Павел Шинкаренко: День добрый! Снова с вами я, Павел Шинкаренко, генеральный директор юридической компании «Сенешаль Нейман», и мы продолжаем серию мастер-классов о праве в сети Интернет. Сегодня мы рассмотрим тенденции развития авторского права вообще в мире, не только в России. Если в прошлый раз мы говорили о правонарушениях и вскользь упомянули такие компании, как сервис-провайдеры — те же социальные сети, какие-то форумы, блог-платформы и т. д. ,и т. п., то есть любые интернет-сервисы, содержащие пользовательский контент, — то сейчас обсудим, как же регулируется ответственность таких сервис-провайдеров в разных странах, поскольку в каждой свои особенности. Начнем с Америки, куда же без нее! Но не с США, а с их северного соседа — Канады. Итак, приступим.
Канада. Чем характерна эта страна с точки зрения ответственности сервис-провайдеров? Тем, что она близка к России. У нее нет никакого специального законодательства, которое регламентировало бы ответственность таких людей и компаний. Но само внутреннее право в этой стране устроено немножко по-другому: у них присутствует ответственность за два типа правонарушений в авторском праве. Это правонарушения прямые и косвенные. В прямых правонарушениях может быть уличен сервис-провайдер, например владелец социальной сети, за свой контент — за тот, который публикует он лично, или за программное обеспечение, которое он использует в своей социальной сети, но ему оно не принадлежит. Вот это его прямая ответственность. Когда же правонарушение допустил не сам сервис-провайдер, а тот пользователь, который у него зарегистрировался и разместил контент в той самой социальной сети, или на блог-платформе, или на файл-хостинге, по умолчанию такое лицо привлекается к ответственности только в том случае, если ему в широком плане известно о правонарушении, то есть он о нем может подозревать. Возьмем некую социальную сеть, где пользователю можно выкладывать видео. Есть некий пользователь, который разместил там фильм «Аватар». У любого сервис-провайдера, по идее, должно возникнуть подозрение, что это, наверное, не Джеймс Кэмерон или еще кто-то, кто обладает правами на то, чтобы делать такие вещи. Может быть всякое, но мы понимаем, что он все-таки осведомлен. Но сервис-провайдер не инициировал эту передачу, он не участвовал в закачке файла: он его не находил, не заливал, не сохранял сам, своими активными действиями. И при этом он отреагировал на те заявления, которые правообладатель ему донес, причем это может быть и предварительное заявление, в отличие от другой страны, о которой мы поговорим. То есть правообладатель в самом начале может прийти к сервис-провайдеру и сказать: «Ребята, у меня выходит фильм такой-то. Это мой. Пожалуйста, не допускайте его размещения. Вот вам файлик, который вы можете сравнивать с тем, что будет вам заливаться, и, пожалуйста, не допускайте правонарушений». Такое принято, и, кроме того, если сервис-провайдер принял какие-то превентивные меры для того, чтобы не позволять пользователям загружать такой контент, например, он ограничил по длительности ролик десятью или пятнадцатью минутами, значит, он принял те меры, которые противодействуют нарушению прав на фильм с использованием его сервиса. Или он проводит еще какие-то действия, препятствующие распространению пиратского контента: музыкального, аудиовизуального, текстового, литературного — какого угодно. В таком случае сервис-провайдер ответственность нести не будет по законам Канады.
Перейдем все-таки к Америке. Она у нас почему-то встала не по порядку, но ничего. Итак, Соединенные Штаты Америки в свое время шли впереди планеты всей. Они поняли, что живут в цифровой эпохе и в цифровой среде, и приняли специальный нормативный акт, который так и назывался — DMCA (Digital Millennium Copyright Act), или закон о праве в цифровую эпоху, о распространении информации в цифровой среде. И первое из важного, что сделал закон, — это установил «правило тихой гавани», «тихой бухты». В чем заключается это правило? В том, что если есть условный YouTube, Facebook или еще кто-нибудь, кто собирает пользовательский контент, но он создал механизмы для борьбы с правонарушениями, создал механизмы, которые может использовать правообладатель для борьбы с таким нелегальным контентом, и реагирует на те уведомления, которые правообладатель ему предъявляет, и убирает в разумные сроки контент, то он не будет никакой ответственности за такой контент. Так было и так есть пока в Соединенных Штатах Америки. Почему, казалось бы, нас так волнует Америка? Ведь она далеко. Да прежде всего потому, что компания, которая юридически владеет всеми правами на доменные имена, действует по праву США. До недавнего времени она вообще была только американская. Только недавно в организацию ICANN были допущены иностранные участники и доля, скажем так, американского владения в ней размылась, но действует она по-прежнему по праву этой страны. И в Соединенных Штатах осенью прошлого года произошли некие законодательные инициативы. Что же случилось? США попытались принять два нормативных акта. Они стали известны в мире как SOPA и PIPA. Интересные названия. Первый акт: Stop Online Piracy Act — «прекратим интернет-пиратство». Что он предполагает? Что необходимо отменить правило «тихой бухты», которое было установлено раньше, и ввести обязательную премодерацию любого контента в социальных сетях, на файл-хостингах, на видеохостингах и т. д., и т. п. Американцы решили, что очень много свободы для интернет-площадок, для интернет-сервисов и их необходимо ограничивать, привлекать к ответственности за тот контент, который они распространяют, ведь они на этом зарабатывают. Но как только попытались ввести этот нормативный акт, даже обсудить его принятие в Конгрессе, мы с вами наблюдали день прекращения работы англоязычной «Википедии», день черной плашки на Google и т. д., и т. п. Почему? Да потому, что даже с технической точки зрения сделать премодерацию видеоконтента, «тяжелого» контента, аудиоконтента крайне сложно. И введение такого нормативного акта в действие позволило бы, по сути, обвинить в нарушении его положений практически любую компанию, любую социальную сеть или тот же видеохостинг. И создать условия для его выполнения крайне сложно. Это крайне сложно даже корпорации Google с его YouTube, что уж говорить о каких-то мелких компаниях. Поэтому и были такие акции протеста, и надо сказать, что рассмотрение этого нормативного акта было отложено. И почему-то именно этот нормативный акт, попытки его принятия вызвали огромный всплеск волнений, а параллельно с ним проходил другой нормативный акт, который позволял Соединенным Штатам Америки создать специальный административный орган внутри правительства, внутри государственного департамента, который позволил бы американским правообладателям через административную процедуру без какого-либо суда запретить доступ, прекратить действие, разделегировать какой угодно домен в зонах .com, .net, .biz, .org. Да и ряде других, которые являются наднациональными доменными зонами, и управляет этими зонами компания из США. А значит, подчинялась бы она именно этим правилам. А мы с вами знаем, что в России много интернет-ресурсов, которые зарегистрированы в наднациональных доменных зонах. Стало быть, американские правообладатели, если бы этот нормативный акт прошел, получили бы очень большие права и очень высока была бы вероятность того, что они начали бы ими злоупотреблять, может быть, даже в политических целях. Ну, слава богу для одних и не слава богу для других (для правообладателей, наверное, все-таки), такие нормативные акты не были приняты. В настоящее время их рассмотрение отложено, и мы в вами как владельцы или управляющие интернет-ресурсов, как пользователи можем поспать еще спокойно, выдохнуть. Обратимся к какому-нибудь другому региону, например к Европе.
Действует специальная директива Европейского Союза, которая как раз и регламентирует ответственность сервис-провайдера за пользовательский контент. Такая директива была принята довольно давно, еще в 2001 году, и она установила похожие на DMCA правила. И провайдеры связи и сервис-провайдеры тоже стали получать уведомления от правообладателей, реагировать на них и удалять противоправный контент. Но некоторые страны внутри Европы — Франция та же, были попытки и в Великобритании, и совсем недавно в Ирландии — захотели немножко больше напрячь таких сервис-провайдеров, обязав их мало того что контент удаляется, так еще и выдавать данные о своих пользователях. Прежде всего, конечно, о пользователях торрент-трекеров и о других пользователях, которые совершают те или иные действия в сети Интернет, причем должен был указывать провайдер связи на то, какие именно действия совершил пользователь. А по закону «О защите персональных данных», «О защите тайны частной жизни» были некоторые нестыковки: в одном случае выдавать информацию надо, в другом — не надо. Борьба сейчас в Ирландии очень серьезная идет именно на почве противодействия двух нормативных регулирований, казалось бы, одного и того же вопроса. И некоторые крупные хостинг-провайдеры начинают сдаваться перед правообладателями и выдавать данные о своих пользователях. Здесь, конечно, надо отметить, что анонимность в сети Интернет — это по большей части миф. Она может быть среди профессионалов, но мы с вами, простые пользователи, оставляем очень много следов, по которым нас, скорее всего, можно найти. Это и файлы cookies, это и IP-адреса — когда мы выходим с того же мобильного телефона, потом наше устройство можно точно так же идентифицировать по времени выделения ему того или иного IP-адреса, — это домашние сети и т. д., и т. п. Поэтому мы рано или поздно придем с вами таки к тому, что анонимность или исчезнет, или очень сильно подвинется. И здесь, конечно, закон «О защите персональных данных» является тем препятствием, тем барьером, который стоит на пути правообладателей к наказанию тех пользователей, которые должны нести ответственность за противоправный контент. Но в Европе действуют механизмы досудебного урегулирования таких правоотношений, когда правообладатель может нанять юристов, группу юристов, компаний и те напишут много запросов различным хостинг-провайдерам, сервис-провайдерам для того, чтобы они выдали информацию о таких пользователях, об их IP-адресах, потом узнают их адрес, напишут им претензии: «Выплатите мне штраф 300 евро»; по статистике, чуть меньше половины людей этот штраф платят. Конечно, в нашей с вами стране это вряд ли возможно. Представим себе такую ситуацию. Вы не сидите дома, а открываете свой почтовый ящик, вытаскиваете оттуда бумажку и смотрите — ага, претензия: вы, значит, дорогой товарищ, скачали оттуда-то, раздали там-то то-то, то-то, с вас, пожалуйста, 300 руб. Смех в зале. Претензия порвана и отправилась куда-нибудь. Потому что не работает это в нашей стране по одной простой причине: если европеец классический рискует тем, что если будет известно, что он привлечен к административной ответственности за данное правонарушение, то: а) он не получит дополнительный кредит; б) ему продлят страховку на невыгодных условиях; с) он еще понесет какие-то наказания. А в нашей стране ничего подобного не произойдет.
Даже если с него по суду вдруг и стребуют эти деньги — ладно. Но вероятность этого крайне низка. Поэтому механизмы регулирования, которые применимы в ЕС, в нашей стране не работают по чисто объективным критериям.
Перейдем к странам Азии. Надо сказать, что в странах Азии авторское право развито, в отличие от некоторых регионов Африки, где о нем, может быть, и не слышали, а если и слышали, то крайне мало и вскользь. Такие страны, как Австралия, Индия, Сингапур, Новая Зеландия, имеют очень развитое законодательство об авторском праве и довольно четкие нормы, которые регулируют ответственность сервис-провайдеров, интернет-сервисов, которые являются местными по отношению к этим регионам. И они устанавливают достаточно лояльные рамки и нормы, которые позволяют этому интернет-сервису, выполняя набор определенных действий, не нести ответственность за пользовательский контент.
Но есть страны, которые идут совершенно в другом направлении. Это прежде всего Северная Корея, которая устанавливает очень жесткие правила и регламенты ответственности, да и, собственно, сеть Интернет там если не запрещена, то уж точно имеет особые тенденции. Это Китайская Народная Республика, где все по-своему, тоже по-другому, более жестко регламентируется ответственность сервис-провайдеров. И, как ни странно, так же поступает наш с вами южный сосед — Украина. Вот это государство в данном регионе является уникальным. Уникальным с той точки зрения, что все интернет-сервисы этой страны несут ответственность за пользовательский контент без каких-либо ограничений. То есть любое лицо, которое разместило на украинском ресурсе какой-то фильм, какую-то музыку, моментально причиняет большой риск привлечения к ответственности такому ресурсу. И это, на мой взгляд, тоже крайность. Надо все-таки немножко подождать, и в мире выработается какой-то единый подход, который мы с вами увидим, наверное, в недалеком будущем.
На этом прощаюсь с вами на сегодня. С вами был Павел Шинкаренко. До свидания!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео