Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

RTB-технологии и партнерский маркетинг

4
0
1 456 0
Аудио Текст
9 августа 2013

Главный аналитик AdvAction Денис Кучумов беседует с основателем компании ActionPay Иваном Банниковым о том, что такое RTB-технологии, каковы их перспективы на российском рынке и как они сопрягаются с партнерским маркетингом.

Из передачи вы узнаете:
— что представляет собой внутренний арбитраж в RTB;
— с какого порогового значения посещаемости ретаргетинг начинает работать;
— почему принцип last cookie wins продолжает работать;
— что произойдет с российским RTB-рынком в 2013-2014 годах;
— и многое другое.

Денис Кучумов: Добрый день, уважаемые зрители! Продолжаем цикл передач, посвященных партнерскому маркетингу, и тема нашего сегодняшнего выпуска — «RTB-технологии и партнерский маркетинг». Гость студии — Иван Банников, создатель компании ActionPay, и я, ее ведущий, Денис Кучумов, главный аналитик компании AdvAction. Пару слов, Иван, о том, что такое, на твой взгляд, RTB-технологии и как они сопрягаются вообще с партнерским маркетингом.
Иван Банников: Ну, я думаю, если мы говорим о партнерском маркетинге и RTB-технологиях именно в России, то надо начать с того, как мы в CPA столкнулись первый раз с RTB-технологиями. Все про них знали, все знали, что западный рынок двигается в эту сторону, но все привыкли считать, что основа RTB-технологий — медийка и это просто более эффективная методология использования медийной рекламы. Мы столкнулись в России первый раз с RTB, когда мы об этом еще не знали, но где-то полтора года назад некоторые клиенты пришли к нам с необычным предложением — не платить за старых клиентов. Нам это было странно, потому что мы не понимали, в чем в случае с продажей, которая есть, разница между новым и старым клиентом, логику мы понимали, то есть они хотят увеличивать базу регистраций и т. д., но мы не понимали, почему они не хотят считать конверсию по старым клиентам. Постепенно мы поняли, что на рынок пришли западные ретаргетинги, такие как Sociomatik, Criteo, и они предложили магазинам, по сути, классический ретаргетинг на своем инвентаре и максимально работали в сторону понижения CPO, и на тот момент CPO через ретаргетинг был сильно ниже CPO через любую CPA-систему. И мы на это на все посмотрели и поняли, что, в принципе, RTB — это не медийная реклама, это performance-маркетинг, это тот кусок performance-маркетинга и та технология, которая позволяет медийную рекламу превратить в performance, когда вы можете показы и клики считать более эффективно, более качественно, показывая необходимое аудитории, и даже впоследствии считать их CPO-аналитику и оценивать их с точки зрения эффективности. Поэтому мы рассматриваем RTB-технологию как огромное направление в бизнесе, настолько же важное, как и само CPA, но также любой инструмент RTB-технологии — это инструмент внутреннего RTB-арбитража.
Д. К.: Вот как раз про внутренний арбитраж: что это и как это сопрягается с тем, что партнеры приводят те продажи первичные, которые есть?
И. Б.: Партнеры делятся на разные категории. Есть те, которые занимаются ретаргетингом сами, и мы, по сути, делим traffic sources, у нас огромное количество нашего собственного инвентаря, нашей собственной системы SSP, к которой больше никто, кроме нас, не подключен, и там мы никак с ними не конкурируем, там мы проводим ретаргетинг самостоятельно. Соответственно, если они проводят ретаргетинг в других системах, мы с ними там не конкурируем и как бы производим ретаргетинг по другим продуктам. Есть огромный пласт клиентов, которые вообще не занимаются ретаргетингом и не знают, что это такое. Я не помню, был ли ты на «Измени сознание» последнем, там многие крупные медиаклиенты первый раз услышали, что такое RTB, что есть ретаргетинг, что это интересно.

И сейчас, общаясь с агентствами, мы понимаем, что demand от клиентов у них растет, они хотят ретаргетинг, потому что смысл RTB-ретаргетинга очень простой: у тебя конверсия, не важно во что — либо это суперклик, либо это CPO какое-то, — в среднем от 1 до 4-6%, ретаргетингом это добивается до 70%.

То есть человек, который начинает рекламную кампанию, как это было всегда, мощную, не добивает ретаргетингом, тратит огромное количество денег впустую. Соответственно, как CPA мы можем это еще более усиливать, потому что мы понимаем, что есть определенное количество traffic sources: есть e-mail marketing, есть показы, баннеры, тизеры, не важно что, есть социальные сети, — и мы можем использовать ретаргетинг по каждому из этих направлений, то есть ретаргетинг используется и через е e-mail marketing, и через социальные SMM-инструменты, и через баннеры и тизеры.
Д. К.: На твой взгляд, с какого порогового значения ретаргетинг начинает работать?
И. Б.: С порогового значения посетителей, ты имеешь в виду, на сайте?
Д. К.: Да, сколько должно быть у рекламодателя посетителей или сколько веб-мастер должен привести аудитории?
И. Б.: Ну, по нашим подсчетам, чтобы это было хоть как-то эффективно, это 20-50 тыс. уников в сутки.
Д. К.: На проекте?
И. Б.: Да, да. Это то, когда начинает работать. Зависит от клиента, конечно, то есть нужно понимать, что если это, например, товар народного потребления, магазин и т. д., это работает эффективнее. Бывает, когда клиент приходит и говорит: «Знаете, нас все устраивает, трафик замечательный, но у нас „упал“ колл-центр. Мы столько заявок принимать не можем».
Д. К.: Эта история как раз известна. Хуже, когда они не признаются в том, что он у них «упал», а говорят, что заявки очень плохие.
И. Б.: Вот с точки зрения аудиторных продаж здесь вопрос уже другой стоит, потому что мы не можем посоветовать им, сколько платить за CPM: все-таки RTB — это биржа, да, он будет платить за эту аудиторию по определенной цене.
Д. К.: Ну, это разводилово, чистой воды, мы не можем посоветовать. Мы примерно, если мы представляем, сколько стоит оффер и как аудитория конвертится, то уж по CPM мы тоже можем делать прогноз.
И. Б.: С точки зрения «аудиторки» CPM мы можем сделать прогноз, но ты учти: у тебя, скажем так, в RTB-экосистеме, помимо тебя, существует еще много DSP, которые закупают.
Д. К.: Да.
И. Б.: Сегодня утром у тебя этот человек может стоить тебе, там не знаю, CPM 1 руб., а вечером — 10 руб., почему?
Д. К.: А зачем мне его покупать вечером за 10 руб., когда я могу купить…
И. Б.: Ты можешь поставить настройку, да.
Д. К.: Конечно.
И. Б.: Но вопрос в том, что, скажем так, если в CPA мы можем сказать точно, то здесь у нас measurements.
Д. К.: Как ты можешь сказать точно, исходя из объемов для нового продукта, у которого вдруг откроется одна особенность?
И. Б.: Слушай, ты хочешь сказать, что ты не сможешь открыть, если ты понимаешь, какой landing у банка, ты понимаешь бренд банка, понимаешь, что у него в наличии все необходимые для конверсии вещи: мобильный landing и т. д., — я точно могу сказать, сколько ему нужно платить, чтобы у него был определенный объем. Тут нет, это не rocket science ни разу.
Д. К.: Ну, я могу сказать, на какой объем он выйдет через какое время примерно, но точный объем я сказать не могу, потому что я не знаю, как у вас, а у нас сеть очень сильно «дергается» от продукта к продукту.
И. Б.: У нас нет, вот тут разница: 60% нашего трафика — это наш внутренний арбитраж.
Д. К.: Вот! То есть вы владеете своим трафиком, вы знаете портрет аудитории вашего трафика…
И. Б.: Конечно, да.
Д. К.: И вы знаете, что у вас, с какой эффективностью будет конвертиться?
И. Т.: Ну, это наша политика, да...
Д. К.: А вот если мы говорим про партнеров, то есть партнеров, которых вы подключаете с площадками, по ним все сложнее.
И. Б.: Да, мы знаем всех наших крупных партнеров, и мы знаем, что мы им будем советовать, какие продукты, мы приблизительно знаем, потому что у нас как, например, происходит процедура предложения цены? К нам приходит клиент, мы его пропускаем через отдел арбитража и через партнерский отдел, те между собой общаются и говорят, что вот при таком-то объеме стоимость лида должна быть такая-то, а при таком-то — такая-то. Они получают эти данные уже от веб-мастеров, ну и, соответственно, партнерский отдел, который занимается арбитражем, сам говорит, какие конверсии нужны, они проводят тесты перед этим, и тогда это действительно можно сказать точно. По крайней мере, если, конечно, система полностью состоит из одного партнерского трафика, там, конечно, невозможно: кто переключится, кто нет.

Есть многие веб-мастера, которые вообще не переключаются, например, со старого оффера, как ты ему ни объясняй, что новый оффер лучше, там лучше конверсия.

Д. К.: Конечно.
И. Б.: А он сидит на старом и говорит: «Ну вот, я привык, я не хочу».
Д. К.: Правильно, по пути наименьшего сопротивления люди действуют, конечно! Ну, вот, собственно, здесь один из подходов RTB и партнерский маркетинг классический разнятся: то, что можно включить аудиторию по максимуму, можно привлечь... при этом, мне кажется, ты лукавишь на счет цены и CPM, потому что примерно представляют количество игроков, тем более это у тебя внутреннее SSP, к которому ты никого не подключаешь, ты просто знаешь свой «коэффициент жадности»…
И. Б.: Нет, с точки зрения своей — да, с точки зрения того же Google — нет, я не могу сказать.
Д. К.: Какой процент трафика выкупается из внешней системы по RTB?
И. Б.: По RTB? Ну, сейчас тяжело сказать, мы только начали, то есть это 10%, не больше.
Д. К.: На твой взгляд, другие CPA-системы движутся к тому, чтобы развивать RTB?
И. Б.: Я точно знаю, кто уже развил до очень высокого уровня, и я точно знаю, кто не собирается. Но это про крупных, да, я рассматриваю именно крупных.
Д. К.: Так, ну поделись этими знаниями со мной.
И. Б.: Ну, насколько мне известно, Саша и Admitad не собираются идти в RTB, то есть они будут работать как с партнерскими системами, с различными ретаргетингами, они и с нами будут работать, но создавать свою собственную технологию они не планируют. Я точно знаю, что своя собственная технология наличествует у Cityads, и они давно проводят как ретаргетинг, ремаркетинг, так и покупку RTB чисто как внутренний арбитраж, и у них это очень сильно развито, насколько мне известно. Ну, про остальных тяжело сказать, AD1 не планирует туда ходить, а все остальные, у кого оборот больше 50 млн... таких, по-моему, нет.
Д. К.: То есть ты так обрисовал весь рынок, сказал: так, у кого деньги есть, эти занимаются, у кого денег нет, чем они там занимаются, никому не интересно, пока они к нам не подойдут…
И. Б.: Ну, не совсем! Да, пока у них там оборот хотя бы 40 млн в месяц не будет, мы на них не смотрим, по простой системе, что у нас на эксклюзиве довольно большое количество клиентов, да, мы знаем, что нас уже не подвинут, потому что мы с ними привыкли работать, у нас на реселлинге все остальные системы с нами работают, тут мы встали. А новым игрокам, ты прекрасно знаешь CPA-систему, в месяц появляется пять-шесть минимум, кто из них проживает больше квартала?
Д. К.: Я рад был бы, если бы рынок на 70% просто вычистился и сократился, от этого было бы всем легче, начиная с рекламодателей и заканчивая веб-мастерами. Возвращаясь все-таки к технологиям RTB. Ты вскользь упомянул аудиторные показатели. Тебе известны другие системы, аудиторные показатели площадок ваших веб-мастеров, которые работают по CPA? Собираете данные, сегментируете?
И. Б.: Мы собираем, сегментируем с теми, с кем у нас есть договоренности, да, у нас есть собственное DMP. Вообще, мы пытались еще до RTB работать с анализом CPA data mining.
Д. К.: Для меня и, я думаю, для многих специалистов история с RTB и история с аудиторными показателями — это было некая смена парадигмы, разворот рекламного рынка от понятия «браузер» в виде показа и клика в сторону уже каких-то, пускай условно обезличенных, данных, но по понятиям аудитории. То есть одной из задач было «съесть» деньги, которые есть у медийщиков абстрактных, отобрать у «контекста». Может, это звучит где-то смешно, но Google львиную долю с «контекста» зарабатывает, и вот в новой парадигме, когда мы продаем пользователя, которые якобы, как ты утверждал до старта... что крупные бренды знают, кто их пользователи…
И. Б.: Я уверен, что у них есть показатели и исследования, кто их клиент. Это можно сходить к любому крупному бренду, он тебе даже такое исследование покажет.
Д. К.: Все-таки, возвращаясь к теме нашей передачи… Меня здесь несколько смущает вот эта история с внутренним, внешним арбитражем, принадлежностью пользователя, вот это пресловутое «а кто же сделал продажу все-таки?».
И. Б.: Last cookie wins.
Д. К.: Вот насколько это корректная история?
И. Б.: Знаешь, это тоже правила игры. Я знаю, что некоторые ретаргетинги требуют подсчет, если их cookie стоит, только им, им все равно, они ставят эти условия. Я считаю, что рынок должен принять last cookie wins. Да, это… Как ты посчитаешь воронку продаж? Возможно, кто-нибудь придумает, как правильно считать эффективность воронки продаж и будет между партнерами делить эту цену, это будет очень сложно, это изменит рынок, но это будет, грубо говоря, честно и правильно, потому что начинается все, не знаю, от баннера, который показал на партнерском при прямых продажах, да, потом был ретаргетинг, потом он не сработал, потом было CPA из другого места, и кто из них победил? Обычно last cookie wins!
Д. К.: Last cookie wins кому интересен? Кто крупнее! Здесь возникает вопрос.
И. Б.: Конечно!
Д. К.: Смотри, а здесь возникает конфликт интересов: ваша внутренняя арбитражная система несравнимо больше, чем все ваши партнеры.
И. Б.: Нет, 60% всего, 40%. Почему? Это всего на 10% больше!
Д. К.: Нет, хорошо, это один большой веб-мастер фактически — вы. И здесь получается, что с пользователя, которого прогреваете вы, у этого большого веб-мастера вероятность сделки существенно больше, чем у отдельно взятого веб-мастера.
И. Б.: Нет, ты знаешь…
Д. К.: Почему?
И. Б.: Потому что все очень сильно depends, есть разные traffic sources. Например, наш партнер, который занимается e-mail marketing намного эффективнее нашего e-mail marketing собственного, потому что у него больше опыта, там итальянская компания, я думаю, ты ее знаешь, да, они намного эффективнее. Есть места, где эффективнее мы, и тут у нас не было никогда проблем с партнерами, когда они считали, что мы как-то перебиваем их заказы и т. д. Некоторые не очень умные маркетинговые менеджеры в некоторых компаниях, и ты их прекрасно знаешь, считают, что нет, вот вы нам будете перебивать наши продажи. Когда некоторые клиенты rich-on фигачат «Зарегистрируйтесь в нашей системе и получите 500 руб. бесплатно», а потом считают его пришедшим со своего e-mail, понимаешь, и не считают его нам как эффективного пользователя.
Д. К.: Ты все-таки слился, слился с ответа.
И. Б.: Почему? Нет! Я просто считаю, что…
Д. К.: Нет, вот на пальцах: есть веб-мастер, у него, условно говоря, аудитория 10 тыс. человек, есть ваша система, у которой там несколько миллионов, и какова вероятность того, что этот веб-мастер с аудиторией в 10 тыс. человек «прогреет» этого пользователя?
И. Б.: Что значит «прогреет»? Если он пришел от него...
Д. К.: Он получит второй-третий контакт от этого…
И. Б.: Ты имеешь в виду…
Д. К.: …а ваша cookie окажется последней по сравнению с ним.
И. Б.: Слушай, ну с таким же успехом можно сказать по поводу, не знаю, собственного маркетинга любого клиента. Если у тебя есть аудитория, если ты знаешь, большинство веб-мастеров на постклик не так сильно смотрят, у нас внутри мы не можем перебить, условно говоря, своим арбитражем какой-то постклик. У нас постклик крепится сразу при покупке к клиенту, то есть у нас есть веб-мастер, он совершил действие, и постклики по нему будут совершаться по его... мы так это меряем. Невозможно его постклик перебить нашим потом. Все элементарно технически делается.
Д. К.: А как же история last cookie wins?
И. Б.: Last cookie wins — это просто между, условно, нами, тобой, Cityads, Criteo и т. д., там он выигрывает, а в нашей системе он считается уже спокойно веб-мастеру, ты не путай, это разные слои.
Д. К.: А теперь представим себе рекламодателя, у которого таких систем много.
И. Б.: Ну?.. То есть то, что мы будем «отъедать» у них? Да, будем, потому что мы больше!
Д. К.: Нет, я не к этому. Для меня до конца не понятно, кому нужно все-таки засчитать продажу: ActionPay, который привел этого человека два раза, или Cityads, который привел последним?
И. Б.: Пока Cityads, который привел последним, ActionPay, который привел последним, вам, которые привели последними. Так работает рынок. Я говорю, со временем, возможно, кто-то создаст систему, при которой ты будешь… Потому что, согласись, CPA не думает о построении воронки продаж в большинстве случаев, они вообще не думают об этой штуке, они об этом не задумываются: а это что такое, господи?
Д. К.: Ну как это, как это, как это? Подождите!
И. Б.: Ну, в большинстве случаев они об этом вообще не заморачиваются. Это крупные агентства думают о том, что есть понятие первого показа, есть понятие второго, как правильно это все… Мы это пытаемся как холдинг сделать то же, разными инструментами, тоже строим воронку продаж. Это не легко, да, то есть ты должен понимать это намного глубже, потому что арбитраж обычного веб-мастера простой: к нему пришли, на его source, сконвертилось — клево, не сконвертилось — ладно.
Д. К.: Более массовый продукт и быстрее продажи.
И. Б.: Да, когда ты строишь именно воронку при наличии собственного арбитража, это сложнее, но это эффективнее. Мы тоже, условно, не супергуру, мы тоже где-то в середине пути этого, поэтому рынок еще до конца не знает, все принимают last cookie wins и с этим работают, и все пока счастливы. Может, это изменится. Я согласен, что это... ну, как TNS, то есть не так, что вроде как все согласились, поэтому с этим будут все работать. Пока у клиента очень много traffic sources…
Д. К.: Что ты видишь в 2013-2014 году по RTB-рынку, что будет?
И. Б.: Знаешь, я считаю, что он очень сильно вырастет, он точно вырастет больше чем в два раза, потому что сейчас он все-таки постепенно растет. Demand от партнеров и от клиентов очень высокий, и это видно. Я думаю, это будет рост, как в начале CPA, он будет чуть ли не с геометрической прогрессией, и это продлится минимум год, а дальше будем смотреть, как будет меняться рынок, потому что там «аудиторка» только зарождается, да, про нее многие клиенты слышат в первый раз. Мне это напоминает времена, когда я банкам объяснял, что такое CPA, и они были в шоке: «Ух ты, мы можем платить только за заявку на кредит?»
Д. К.: Вот сейчас перебью тебя — и каким банкам ты это объяснил? И какое количество банков активных сейчас на рынке работает?
И. Б.: Сейчас на рынке работает, я думаю, активно действительно около пяти банков и около десяти не в России.
Д. К.: Да, а сколько банков в России?
И. Б.: Это другой вопрос. Многие из них не понимают. Я тебе могу сказать, что со Сбербанком, например, я лично имел семь встреч, и они появились у нас месяц назад, понимаешь? И то, это произошло вот так, через агентство, потому что напрямую они тоже не могут работать. Поэтому понятно, что с точки зрения рынка CPA еще и у нас колоссальный рост, поэтому я говорю, они равноценны с точки зрения развития, и CPA будет расти, никуда не денется. Он и сейчас растет, и благодаря RTB он растет еще быстрее, потому что RTB позволяет арбитражить намного эффективнее, вот и все.
Д. К.: Какие рекламодатели ты видишь, что придут? Вот кого нет и кто будет?
И. Б.: Ты знаешь, вот этот разговор, я думаю, интересен с точки зрения того, что нужно понимать, что в США, например, чуть ли не 60% рынка — это b2b. У нас b2b вообще нет, давай так вспомним хотя бы один b2b-оффер у нас.
Д. К.: У меня есть b2b-оффер.
И. Б.: Ну, вот прямо большой?
Д. К.: Нормальный! По крайней мере, мы можем сказать с гордостью, что больше нас не поставляет ни одна CPA-система в России этому рекламодателю.
И. Б.: Отлично, но это b2b, правильно?
Д. К.: Да, да.
И. Б.: У нас b2b-офферов много, но я могу сказать, что действительно много мы предоставить можем небольшому количеству, потому что у нас самая большая b2b successful story была с банком, когда кредит был не человеку, а юрлицам, это была крупная successful story. Это не тоже чистый b2b. Для меня чистый b2b — это реально трубопрокатный завод, который получает контракты через CPA. Представь это в России!
Д. К.: Да, очень хорошо, есть у нас такие successful stories.
И. Б.: С трубопрокатным заводом?
Д. К.: Да!
И. Б.: Очень круто! Тогда я очень рад, потому что у нас пока трубопрокатных заводов не было, но я очень их жду!
Д. К.: Нет, там проблема другая. Понимаешь, эта история мне напоминает «контекст» образца, наверное, 2007 года, когда топовые запросы смотрели «пластиковые окна», «кредиты», «швеллер гнутый» стоял — платили 1000 руб. за клик, почему? Трое пацанов пришли и сказали: «Да нехай мне все отобьется!» И все, да, с точки зрения «клево, работаем»...
И. Б.: Да, цена лида выше.
Д. К.: Но с точки зрения составляющей в общем бизнесе — маленькая и долгораскачиваемая.
И. Б.: Да, но в данном случае один из горизонтов роста — это b2b в CPA.
Д. К.: А кто? Вот кто? Они-то придут, а кто их будет удовлетворять-то, вот меня интересует?
И. Б.: Ну, вот как раз таки благодаря RTB, «аудиторке» мы сможем находить аудитории их, мы сможем у сайтов брать аудитории и максимально эффективно им это показывать по всему остальному интернету.
Д. К.: Ты вот озвучил в начале передачи: трубопрокатный завод — 2 тыс. человек, эффективный RTB начинается с 50 тыс….
И. Б.: Да, но смотри, ты берешь трубопрокатный завод, ты берешь сайт международной выставки трубопрокатчиков, российской выставки трубопрокатчиков.
Д. К.: Ну, там еще 300-500 человек. Ну, соберешь ты эти 8 тыс.
И. Б.: Да, но эффективность, потому что цена лида должна быть совсем другой, это не 500 руб., не 200 руб.
Д. К.: Да, цена лида не имеет значения!
И. Б.: Очень сильно имеет значение.

Я знаю, что одна южноафриканская компания закрыла одной CPA-компании цену лида миллион долларов, за один лид. У них был процент от контракта.

Д. К.: Ну и что?
И. Б.: С такими лидами уже, понимаешь, с точки зрения бизнеса интересно работать.
Д. К.: В России никогда не будут работать с такими лидами.
И. Б.: Это второй вопрос, да, с точки зрения нашего рынка это сложно. Ты понимаешь, что есть финансовые, у нас страхование только начало работать более или менее, стали появляться крупные клиенты, их заинтересовало это. Это страхование и «недвижка». С «недвижкой» мы пытаемся действительно довести ее до уровня банковского уже год…
Д. К.: И как?
И. Б.: У нас есть хорошие клиенты, которые там довольны, там есть башня «Федерация» и какая-то другая башня. В общем, там товарищи ходят в офисы и квартиры смотрят. Они довольны, да, и объемы там хорошие. И «недвижка» будет расти, я считаю.
Д. К.: Подожди, а вот ключевая фраза «объем хороший». Это важный показатель, потому что «довольность» клиента — это вот мне в 2001 году объяснили, что надо счастье клиенту продавать, а не...
И. Б.: Нет, с точки зрения объемов у них получается закрывать сделки довольно дорогие по CPA, и они довольны ценой лида и объемом людей, которые приходят. Для нас это главный показатель, потому что если у них этот бизнес работает через нас, то он работает, если не работает, то мы отказываемся от клиента, ты прекрасно знаешь. Поэтому я считаю, это «недвижка», которая далеко вообще от CPA очень сильно, там большой потенциал сейчас есть. Страхование, «недвижка», банки.
Д. К.: Юмористические истории RTB происходили?
И. Б.: Ты знаешь, юмористические прямо совсем? Да, была одна: когда мы интегрировались с Google, они очень медленные были, и все эти действия нам казались медленными, потому что мы маленькие, они большие, если сравнивать. И я так одного из их менеджеров, топов спрашиваю: «Ну как же так, почему же так все медленно-то у вас?» Они говорят: «У нас не медленно, у нас вас, таких, кто коннектится к нашему этому, 200!» Хорошо, что я сидел. Я сказал: «Простите, к вам коннектится 200 русских DSP?» Они мне говорят: «Да». Тут я сел и задумался: кто все эти люди?
Д. К.: Да, ну вот если навскидку, штук 15 я знаю, 20!
И. Б.: Да. 200, понимаешь! И когда мне это сказали, я сидел и пытался понять: я не насчитаю 200 компаний, работающих на рекламном рынке России, но вот так, чтобы как оператор…
Д. К.: Ну, он может так со значением преувеличить.
И. Б.: Да, вот это была очень смешная история, когда я сидел и думал: да, рынок RTB действительно будет расти, если они говорят, что аж 200 компаний к ним коннектится.
Д. К.: Ну о’кей, ладно, будем надеяться, что RTB поможет CPA…
И. Б.: Оно уже помогает, к чему надеяться, он уже помогает и хорошо.
Д. К.: И рынок будет расти. Спасибо, что нашел время, приехал.
И. Б.: Тебе спасибо!
Д. К.: Я надеюсь, нашим зрителям было интересно послушать наш разговор на тему RTB и партнерского маркетинга, каждый для себя вынес что-то полезное, скорректировал свою жизненную позицию на ближайшие полгода-год. Всего доброго, до новых встреч! Увидимся, услышимся!
И. Б.: До свидания, спасибо!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео