Регистрация

Рекламный медиамикс: секреты эффективного замеса

0
0
6 0
Аудио Текст
9 октября 2013

Как правильно составить рекламный медиамикс, распланировать бюджет кампании в зависимости от желаемого результата и притом шагать в ногу со временем, используя самые новые технологии и тренды? На эти и другие вопросы отвечает Юрий Вайсман, основатель и генеральный директор компании Artics Internet Solutions.

Из передачи вы узнаете:
— какие тренды на рынке интернет-маркетинга сейчас наблюдаются;
— что такое performance marketing и каких результатов от него ждать;
— всегда ли необходимо задействовать все доступные маркетинговые инструменты;
— как может выглядеть маркетинговый бюджет небольшого частного интернет-магазина;
— что такое multitouch-аналитика и как она влияет на интернет-маркетинг;
— и многое другое.

Михаил Боде: Здравствуйте, друзья! В эфире SeoPult TV, программа «Бизнес online» и я, ее ведущий, Михаил Боде. Сегодня мы поговорим о том, как правильно составить рекламный медиамикс, как спланировать бюджет кампании исходя из желаемых результатов и сделать все перечисленное с использованием новых технологий, оседлав актуальные тренды. На эти и другие вопросы сегодня, надеюсь, ответит Юрий Вайсман, наш сегодняшний гость, основатель и генеральный директор агентства Artics Internet Solutions. Юрий, приветствую!
Юрий Вайсман: Приветствую, Михаил!

Юрий Вайсман, генеральный директор Artics Internet Solutions.
Родился в 1980 году в Ленинграде.
В 2003 году окончил Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, в 2004 году — Стокгольмскую школу экономики.
В 2006 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Методы и модели маркетинговой деятельности предпринимательской структуры на виртуальном рынке».
В 2007 году основал компанию UI Modeling, в которой работал до 2011 года включительно.
В 2000 году основал компанию Artics Internet Solutions.

М. Б.: Юрий, если попытаться объять необъятное и хотя бы кратко обозначить тему нашей сегодняшней беседы, какие основные тренды в интернет-маркетинге, наиболее актуальные сейчас, можно выделить в приложении к Рунету, конечно же?
Ю. В.: 2013 год характерен тем, что нет ничего такого, что как-то взорвало рынок, как-то его кардинально изменило. Рынок скорее взрослеет, мужает. Мы видим большой тренд, связанный с тем, что рынок достаточно четко делится на branding и performance marketing. Рекламодатель стал гораздо более образованный и уже достаточно четко разделяет для себя эти вещи. Кроме того, два года назад рынком правили интернет-компании, был бум различных «групонов», flash sale сайтов, и они реально правили бал. На данный момент эта волна стихла. Сейчас большой прилив традиционных рекламодателей, которые начали более активно использовать интернет. Вторая, достаточно серьезная волна, которая меняет наш рынок, — это то, что сюда активно приходят западные компании, которые начинают напрямую работать. Я имею в виду такие компании, как eBay, Booking, Kayak, даже китайские производители. Интернет стирает границы, и доля этих компаний на нашем рынке все больше.
Если же говорить про инструменты, про технологии, то сейчас наблюдается большой рост mobile-маркетинга. Доля мобильных устройств как источников просмотра резко взлетела, это на себе особенно заметили новостные издания, у которых всегда летом была огромная просадка, и она просто ушла. Это связано с тем, что у них просто взлетает объем мобильного потребления в летние периоды, но общая аудитория не сокращается, соответственно, с точки зрения интернет-бизнеса мобильники начинают иметь все больший и больший вес.
Идет волна eCRM: все больше компаний начинают считать свои деньги, пытаться монетизировать ту аудиторию, которая у них есть, свою клиентскую базу. И такая волна использования eCRM, e-mail-маркетинга по всему рынку. Тема, которая очень много пиарилась в прошлом году, — это RTB. Происходят определенные изменения на медийном рынке, доля RTB растет, появляются уже какие-то значимые цифры, которые в прошлом году были на уровне статистической погрешности.
М. Б.: Принято считать, что российский рынок интернет-маркетинга отстает от Запада на три-пять лет. Не является ли это устоявшимся стереотипом? Может быть, все-таки произошло сглаживание и отставание не настолько существенное?
Ю. В.: Мы почти не видим отставания. Наш рынок, к сожалению, очень отстает в размерах, в прошлом году он составил аж 2$ млрд. Я имею в виду рынок интернет-рекламы в России. По сравнению с рынком Западной Европы и Штатов это достаточно маленькие цифры. Но с точки зрения подходов, технологий Россия достаточно технологичная страна, и разрыв, на мой взгляд, сократился до года максимум. Сейчас многие западные инструменты очень активно идут в Россию, наш рынок стал им интересен, поэтому отставания как такового уже нет.
М. Б.: Свою деятельность твоя компания называет performance marketing, что приблизительно можно перевести как «маркетинг, нацеленный на конкретный результат». Но разве не любой маркетинг, в том числе интернет-маркетинг, нацелен на результат? Это не очередное ли buzzword? И в чем в таком случае сущность performance marketing?
Ю. В.: Да, мы с коллегами по цеху сейчас очень много делаем для того, чтобы это стало общеупотребительным термином. Я перед встречей залез в «Яндекс», залез в Google, и, когда начинал вводить «performance marketing», поисковики дали подсказки наиболее частых запросов. Наиболее частый запрос — «performance marketing что это». Да, определенный buzzword мы действительно создали, и теперь все пытаются понять, что же это такое.
Действительно, любой маркетинг результативен. Даже компании, которые занимаются исключительно имиджевой рекламой, все равно говорят, что она результативная. Суть именно performance marketing в том, что он меняет подход. Мы танцуем от результата, важны даже не столько каналы и инструменты, важен результат, которого необходимо достичь. И соответственно, весь процесс медиапланирования, бюджетирования, управления строится не на основании задач по каналам, задач по освоению бюджета, а исходя из того результата, которого необходимо достичь. Поэтому рынок сейчас взрослеет, мы все чаще видим и задачи от рекламодателей, и тендеры, в которых на первом месте стоит достаточно четкий KPI. Сейчас приходит вторая волна, когда рекламодатель понимает, что в достижении результата лобовые методы не всегда работают, сильно растет спрос на performance-стратегии, когда рекламодателю действительно важно предложить долгосрочный план стимулирования продаж, привлечения клиентов. В двух словах performance marketing это: а) результат — и вся деятельность поставлена [в зависимость] от результата; б) достаточно четкая измеримость; в) управляемость. Performance marketing не терпит статики, фактически все инструменты, скажем, аукционные, управляемые, мы каждый день должны сверять цель с текущим результатом. Это основные критерии performance marketing. Поэтому, на мой взгляд, скоро не остается на рынке узкоспециализированных агентств. Все чаще у клиента задача по продажам решается десятком инструментов. Работая с десятью партнерами, ее уже решить невозможно даже логистически, и поэтому заказчикам все чаще нужен конкретный единый партнер, который может действительно обеспечить задачу в целом. Этим мы, собственно говоря, и занимаемся.
М. Б.: А вот касательно стратегии планирования медиамикса, чтобы не быть голословным, ты можешь привести примеры того, какие именно каналы вы смешиваете в рамках performance marketing?
Ю. В.: Понятно, что здесь львиную долю занимает контекстная реклама как наиболее, наверное, устоявшийся инструмент. Но к ней сейчас добавляется реклама в социальных сетях, таргетированная реклама, та же RTB-реклама, медийная реклама, но построенная на данных, а не просто на баинге, партнерский маркетинг, лидогенерация, мобильный маркетинг. По сути, весь набор инструментов, которые позволяют: а) привлекать целевую аудиторию, заинтересованную в продукте; б) четко измерять эффект коммуникации. Если говорить про полярные случаи, то до сих пор на рынке существует две полярности. Первая — это когда заказчик говорит: «Я хочу вот такой результат, плачу только за результат», — и идет в партнерскую программу. Обычно это заканчивается тем, что заказчик получает очень маленький и не очень качественный объем. Не потому, что партнерские программы плохие, а потому, что задача в целом требует более серьезного подхода и очень много чего надо сделать на стороне рекламодателя. Вторая крайность — это когда заказчик работает по старинке, хочет медиаплан на год с фиксированными бюджетами, по каналам и прочее, но ожидает достаточно четких KPI. Performance marketing посередине: он требует использования всех инструментов и работы с заказчиком, потому что одно от другого неотделимо. Мы никогда не можем сделать больше 50% результата, 50% всегда на стороне заказчика: это работа с продуктом, работа с сайтом, со спецпредложениями и замыкание всего в каждодневную работу.
М. Б.: Ты употребил словосочетание «все инструменты», но вот какая мысль меня терзает: а всегда ли необходимо использовать все доступные в рамках performance marketing инструменты? Их великое множество, и практически каждое второе агентство на рынке предлагает весь спектр: онлайн-видеореклама, mobile marketing, RTB и т. д. А может быть, надо-то два-три самых эффективных канала и все? Как варьируется состав медиамикса в зависимости от нужд клиента? Может быть, на каком-то конкретном примере ты сможешь пояснить?
Ю. В.: Да, разумеется, это еще во многом зависит от размера рекламодателя. Чем мельче рекламодатель, тем меньше ему требуется инструментов, потому что каждый инструмент требует отдельного подхода, задача усложняется. Но если мы говорим про крупных, амбициозных рекламодателей, у них никогда не получается ограничиться чем-то одним.

Есть сегмент рекламодателей, которых мы условно называем «дистрибьюторы», — те компании, которые в большей степени обладают не собственным продуктом, а продают чужие. Для них зачастую за пределами поиска, ретаргетинга очень мало что работает. Это различные travel-операторы, онлайн-магазины, у них 90% бюджета приходится на «контекст».

М. Б.: И это нормально?
Ю. В.: Это нормально, потому что все остальное, к сожалению, для них дает гораздо меньший результат и гораздо хуже конверсию. Когда площадка не имеет собственного продукта и бренда, у нее очень тяжело замерить долгосрочный эффект. Она рекламирует возможность купить у себя чужой товар, но если человек сразу не готов, то его тяжело вернуть. Только ретаргетинг, повторюсь. Если мы берем более широкий спектр рекламодателей, особенно там, где есть собственный бренд, собственный продукт, то задача расширяется. Понятно, что «контекст», несмотря на его очень высокую эффективность, «перегрет». Это достаточно большая проблема. «Контекст» дает очень хорошие конверсии, но общая стоимость высока, и есть понятие убывающей эффективности. Чем больше мы заливаем денег в «контекст», тем меньший результат приносит каждый последующий доллар. Просто потому, что выбираются наиболее эффективные сегменты, и каждый последующий уже менее эффективен, дает хуже конверсии. Эту же аудиторию можно получать в других каналах. Например, через медийную рекламу по RTB, когда мы можем знать интересы пользователя, исходя из этого с ним коммуницировать, или рекламу в социальных сетях, когда мы можем очень точно все равно адресовать сообщение. В итоге доля «контекста» может падать даже ниже 50%, хотя он, конечно, по-прежнему наиболее емкий, наиболее эффективный инструмент.
М. Б.: Перейдем к самому сладкому и к самому волнительному. Конечно же, к деньгам. Рекламодатель у нас пошел образованный, рекламодатели уже понимают, какие каналы существуют, понимают, что необходимо бюджет планировать. Давай как раз об этом — о том, предварительно, может быть, еще до обращения в агентство интернет-маркетинга, примерно наметить бюджет. Из чего в случае со средним медиамиксом рекламной кампании в интернете складывается конечная стоимость?
Ю. В.: Здесь, конечно, все зависит от рекламодателя. Мы понимаем, что если на рынке запускается продукт, который уже существует, по нему есть какие-то сложившиеся цифры. Допустим, по тем же банкам уже более или менее понятно, каких результатов можно достичь при том или ином продукте. Если речь идет о запуске нового продукта или более сложного продукта, то рекламодатель всегда должен понимать, что результат невозможно получить сразу. Это в первую очередь связано с тем, что все равно есть этап образования пользователя, вопрос поэтапного вовлечения пользователя. Поэтому мы как агентство выдвигаем определенные гипотезы, прогнозируем возможную воронку продаж для бизнеса, возможный путь пользователя от первого обращения до покупки и повторной покупки. Исходя из этого можно планировать не только результаты, но и общий цикл жизни проекта. Если брать те же банки, где результата можно добиваться достаточно быстро, важно очень четко отработать продукт, благо опыт имеется. А есть продукты более сложные, допустим финансовые услуги, брокерские. Людей, которые прямо сейчас готовы выйти на биржу, мало, зато людей, которые хотели бы инвестировать деньги, очень много. Вопрос: как их из одного состояния перевести их в другое? Это такая длинная цепочка, это тоже про performance marketing, но в лоб эту задачу не решишь, ее можно решать только поэтапной оптимизацией и применением различных идей.
М. Б.: Давай попробуем еще более предметно раскрыть эту тему для наших зрителей. Я понимаю, что мы говорим в каком-то смысле о средней температуре по больнице, но тем не менее. В случае с какими-то типичными рекламодателями можно говорить о примерно прогнозируемом среднем чеке исходя из тех метрик, которые есть у этого рекламодателя?
Ю. В.: Да, можно на примере тех же банков. Проблема, повторюсь, заключается в том, что у банков продукты разные, бренды разные, подход к бизнесу разный. У нас есть ряд банковских клиентов. Один работает по принципу «получить контакты человека, дальше мы его дожмем», поэтому там стоимость заявки — до 200 руб. Просто потому, что она максимально короткая, подразумевающая дальнейшее вовлечение колл-центра. А может быть заявка на три листа, и ее цена может подниматься до 1000-1500 руб. При этом конверсия будет в разы выше. Но здесь тоже важно, чтобы каждый банк-клиент рассчитывал косты на обработку этих заявок.
Мы всегда понимаем экономику бизнеса клиента. Клиент, который собирает короткие заявки, тратит миллионы рублей и долларов на содержание колл-центра, для того чтобы каждую эту заявку довести до финального состояния. Но при одинаковых продуктах, при одинаковых формах, при одинаковой подаче по банковскому сегменту действительно будут примерно одинаковые цифры. В зависимости от сложности формы и привлекательности продукта от 50 до 1000 руб. может плавать сумма. Другой, более характерный сегмент — travel.

Я думаю, все знают огромное количество travel-сервисов на рынке, между ними зачастую очень тяжело найти разницу, и все они ориентируются на некоторую стоимость CPO. Вроде бы один и тот же продукт, вроде бы примерно похожие сайты, но CPO может различаться в два раза. Где-то это может быть 500 руб. за эффективный заказ, а где-то эта цифра взлетает до 2000 руб.

И зачастую, когда начинаем разбираться, здесь уже не так важно, как работает агентство на уровне управления рекламой, просто конверсия уже внутри резко ухудшается. При этом клиент, как ты говоришь, ориентируется на некоторую среднюю температуру по больнице и требует от агентства: дайте мне вот эту самую среднюю. Но, повторюсь, половина работы идет в агентстве, а половина, зачастую и больше, на стороне заказчика. Конечно, наша задача — до заказчика донести эти узкие моменты до начала работы. У нас есть клиенты, которых мы по три-четыре месяца не запускаем, пока они на своей стороне что-то не сделают. Потому что мы понимаем, что если завтра мы запустимся, начнем вести рекламу, отдачи не будет. Мы потратим ресурс, клиент потратит деньги и время. Лучше не жадничать, а взять паузу, довести продукт до ума, потому что от продукта зависит гораздо больше, чем от рекламы.
М. Б.: Возьмем еще один средний характерный кейс. Представим, что я владелец обычного интернет-магазина средней руки. Насколько возможно привести какую-то усредненную модель распределения бюджета? В каком соотношении интернет-магазину лучше раскладывать деньги на кучки: вот столько примерно — на «контекст», столько — на медийку, столько — на партнерские сети? Что лучше работает и в каком соотношении?
Ю. В.: Если мы говорим про небольших игроков, таких как небольшой частный интернет-магазин, то для них вообще работает только поисковая оптимизация и прайсовые площадки, в первую очередь «Яндекс.Маркет». Это если площадка занимается какими-то массовыми продуктами, той же электроникой, и конкурентна по цене. Потому что в отсутствие бренда у магазинов все остальные инструменты будут работать хуже и не будут давать прямой рентабельности. Разница между маленьким магазином и большим в том, что большой магазин может инвестировать долгосрочно, он может инвестировать деньги в маркетинг, даже в performance marketing. Он будет понимать, что он привлек покупателя, он на нем не заработал, но за счет своей отработанной машины внутри он привлекает его на следующие покупки, на которых зарабатывает. Это тот самый термин CLV (customer lifetime value), сколько клиент в целом «по жизни» приносит. Соответственно большой магазин может потратить много денег на привлечение этого покупателя, а маленький не может, маленький магазин обычно должен зарабатывать здесь и сейчас и не тратить деньги на привлечение потребителя больше, чем он на нем зарабатывает. Поэтому это все обычно ограничивается поисковой оптимизацией, небольшим «контекстом» и прайсовыми площадками.
М. Б.: А можно посмотреть на performance marketing с такого ракурса: по мере взросления и разрастания интернет-магазина, по мере того как постепенно укрупняется его бизнес, в какой очередности имеет смысл подключать различные рекламные каналы? Совсем маленький магазин использует поисковую оптимизацию, к нему приходят через поисковики, дальше, наверное, он подключает контекстную рекламу, а что дальше? По мере того, как ему становится тесно, после контекстной рекламы в какой очередности стоит опробовать разные новые каналы, экспериментировать?
Ю. В.: Все зависит от продукта. «Контекст» чем хорош? Это работа с текущим спросом. У бизнеса есть товар, который соответствует тому, что ищет потребитель. Важно быть конкурентным по цене, качеству интерфейса и сложности заказа, тогда можно достаточно четко вывести потребителя на продажу. А все остальные инструменты уже требуют более сложных подходов, они уже требуют большего вовлечения, различных купонных механик, конкурсных механик, спецпредложений на уровне товаров дня, распродаж, попыток создать импульсивный спрос. Женщины, к счастью или к сожалению, импульсивны в своих покупках. Мы можем через спецпредложение «выхватить» женщину. Даже если она сейчас не хотела купить платье, но заинтересовалась платьем и купила сапоги. Здесь работает более широкий спектр инструментов: это и социальные сети, это и RTB-реклама. Там мы можем давать достаточно дешевый контакт с потребителями. Для магазинов, где более утилитарные товары, которые не подразумевают какой-то регулярности потребления, за пределами поиска обычно очень мало инструментов работает. Ну, опять же, ретаргетинг, который сейчас хорошо идет. Но это не отдельный канал, а способ повышения конверсии по остальным каналам.
М. Б.: А если мы поговорим о маркетинге в социальных сетях, но не с точки зрения имиджевой составляющей, не с точки зрения просто присутствия в медиапространстве, а с точки зрения некоего результата, достижения неких метрик, для игроков какого типа он оправдан? Ведь SMM уже не первый год овеян скептическим флером, прямо скажем.
Ю. В.: Да. Если мы говорим про маркетинг в социальных сетях именно с точки зрения прямой рекламы, это в первую очередь сети таргетированной рекламы, которые есть и во «ВКонтакте», и в Mail.ru, и в «Одноклассниках», и в «Моем мире», и, разумеется, в Facebook. Специфика такова, что мы гораздо больше знаем о потребителе, но мы мало знаем о его текущих потребностях. Если мы в поиске знаем, что человек ищет прямо сейчас, можем удовлетворить его спрос, то в социальной сети мы знаем возраст потребителя, его расположение, социальные связи, что ему нравится, чем он увлечен. Но мы не знаем, что он хочет прямо сейчас. В этом плане там лучше работают: а) продукты импульсивного спроса; б) продукты, к которым есть интерес широкой аудитории. Либо третий вариант, когда мы ведем точечное продвижение по людям с определенным интересом.
Опять же, если брать сложный сектор финансовых услуг, в соцсетях можно «выцепить» людей, которые интересуются именно инвестициями и биржей. Это можно там эффективно сделать на основании той самой социальной активности человека, в первую очередь групп, в которых он состоит. Это очень хорошо работает для банков. До 30% нашего населения сейчас постоянно используют различные кредитные продукты, поэтому с точки зрения попадания в аудиторию соцсети для банков достаточно хорошо работают. Это отлично работает для различных спецпредложений, для товаров, где возможен импульсивный спрос: та же одежда, различные распродажи, купонные механики. Там социальные сети очень хорошо работают, потому что там огромный охват. Реально, на данный момент 70% дневной аудитории присутствует в социальных сетях. Фактически это возможность достаточно дешево, точно ее охватить. Плюс есть тренд, который нас очень радует: сети постепенно начинают обрастать большим количеством данных. Допустим, «Таргет@Mail.ru», система, которая работает на «Одноклассниках и «Моем мире», использует гораздо больше данных, и внешних в том числе, и поисковых. Mail.ru у нас все-таки поисковик №3 в стране, соответственно, там тоже возможна работа с текущими интересами потребителя. Она, конечно, не так тесна, как в «контексте», но мы видим результаты все лучше и лучше. Я думаю, что у «ВКонтакте» в этом плане тоже будет достаточно серьезный прогресс. Ну и объем — обе сети по-прежнему достаточно быстро растут.
М. Б.: Сейчас в отрасли бытует такое популярное понятие, как multitouch-аналитика, и многие рекламодатели тоже осведомлены о ее наличии. Можешь бегло, в двух словах, рассказать, что это такое? Особенно применительно к задачам рекламодателя. Как меняется интернет-маркетинг в связи с multitouch-аналитикой?
Ю. В.: Это большая тема, здесь немало копий сломано. Я даже посмотрел предыдущие передачи и рассуждения про last click, first click...
М. Б.: Last cookie wins.
Ю. В.: Да, last cookie wins и прочее. Суть в чем? Сейчас крупные рекламодатели зачастую используют десятки инструментов, десятки различных систем рекламы, и получается, что потребитель до момента покупки взаимодействует с компанией через различные рекламные каналы. При этом компании важно понимать, что же в итоге подвигло человека к продаже, какой был важный элемент в цепочке.
М. Б.: И надо ли было тратиться на остальные каналы?
Ю. В.: Надо было ли тратиться на это и вообще как перераспределить? У нас сейчас есть два любимых примера. Это тот же модный ретаргетинг, когда мы, условно говоря, потребителя «дожимаем» и возвращаем на сайт для совершения покупки. В случае last cookie wins получается списание на ретаргетинг, который, разумеется, стал важным этапом цепочки. Но если мы не использовали изначально инструмент для привлечения исходной аудитории на сайт, не было бы ретаргетинга. Бывает рекламодатель говорят: «Ой, здорово! У меня ретаргетинг хорошо работает, давайте оставим только его». Но откуда мы тогда будем брать потребителей, которых будем потом ретаргетировать?

Еще один частый пример: если используется несколько лидогенераторов или тех же ретаргетеров, каждый со своим треккингом, рекламодатель просчитывает, что по своей экономике он, допустим, готов 15% выручки отдавать на рекламу. Он исходя из этого строит договоренности с партнерами, начинает работать, но в итоге получается так, что вроде бы договоренность со всеми на уровне не больше 15%, а получается 30%. Просто, когда имеется несколько разных треккингов и каждый работает по-своему, каждая система считает, что это она явилась главным фактором совершения покупки конечным потребителем.

Рекламодателю надо научиться этим управлять и понимать, какая все-таки последовательность. Очень важно понимать, какие последовательности совершает потребитель до покупки, во время покупки, чтобы перераспределить средства. Пока это все только начинается. Это действительно очень сложно даже на уровне логистики внутри компаний, внутри агентств, потому что разные люди занимаются разными каналами. Как это все друг с другом увязать? Но если рекламодатель не научится для себя это понимать, он не будет эффективен. Он, условно говоря, начинает зарезать инструменты, которые привлекают интерес, оставлять только конверсию, в итоге продажи падают. Сейчас уже нужные технологии есть, платформы есть, большая сложность именно с их внедрением и с тем, чтобы бизнес научился для себя строить определенные выводы. И не надо усложнять, иногда это совершенно лишнее. Есть очень много механик, где все-таки важен быстрый отклик потребителя, и не надо пытаться все усложнять, потому что зачастую трудозатраты и инвестиции в аналитику больше, чем экономический эффект от оптимизации по результатам этой аналитики.
М. Б.: А насколько сейчас в рублях или в процентах измерим эффект от multitouch-аналитики при оптимизации бюджета компании? Можно ли сказать, что multitouch-аналитика сколько-то может сэкономить клиенту?
Ю. В.: Мы говорим скорее не об экономии, а о повышении результатов. Пока это проценты, возможно, десятки процентов. Хотя я прекрасно понимаю, что если бюджет компании несколько миллионов долларов, то 10% — это уже сотни тысяч долларов. Но 10-20% — это вполне себе реальный эффект.
М. Б.: У Artics Internet Solutions на сайте, процитирую, написано: «Мы разрабатываем и реализуем стратегии, повышающие объективные и измеримые показатели вашего бизнеса». Вот о каких объективных, измеримых показателях, как правило, идет речь и что вы обычно предоставляете в отчете клиентам?
Ю. В.: Понятно, что клиент требует: а) продажи; б) увеличение клиентской базы; в) так называемый ROI (return of investment). ROI нужен для того, чтобы клиент действительно понимал: вот он тратит столько-то денег на рекламу, столько-то он зарабатывает на этой рекламе. Это самый объективный показатель. Есть бизнесы, где это менее актуально. Те же банки зачастую привлекают пользователя на кредитную карту, но стараются на нем зарабатывать все последующие годы. Есть сектора, где продажа происходит сразу, различный e-commerce, где важно соотнести маржу, которую принес клиент, с теми затратами, которые компания понесла на его привлечение через рекламные каналы. Поэтому показатель почти у всех клиентов выражен либо в клиентской базе, либо в конкретных цифрах продаж, оборотов.
М. Б.: Ну что же, спасибо тебе за очень обстоятельный рассказ! Я надеюсь, что наши зрители из него почерпнут немало полезного для эффективного развития своего бизнеса, для проведения комплексных (по-настоящему!) рекламных кампаний в интернете. Удачи тебе!
Ю. В.: Спасибо, Михаил!
М. Б.: Напомню, что у нас в гостях был Юрий Вайсман, основатель и генеральный директор компании Artics Internet Solutions. С вами был я, Михаил Боде. Всего доброго, счастливо!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео