Регистрация

Pressfeed: как помирить PR и СМИ?

3
0
320 0
Аудио Текст
30 января 2015

В поле зрения SeoPult.TV оказался сервис Pressfeed, который должен решить одну из главных проблем в PR и журналистике — идеально сопоставить информационные запросы журналистов активностям PR-отделов компаний и отдельных экспертов. В студии — основатель Pressfeed Константин Бочарский.

Из передачи вы узнаете:
— как Константин «оцифровал» свой реальный журналистский опыт;
— как не выходя из метро изучить программирование и взорвать Facebook;
— зачем репортерам в Pressfeed предоставили кнопку «Бан»;
— как Pressfeed помогает небольшим медиа;
— можно ли заставить пиарщиков платить за помощь репортерам;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Добрый день, друзья! В эфире программа «Бизнес Online», в студии Сергей Иванов. Сегодня мы хотим с вами поговорить о новом сервисе Pressfeed, который должен решить одну из наболевших проблем в пиаре и журналистике, а именно идеально сопоставить запросы информационных журналистов с активностью PR-отделов компаний и отдельных экспертов. И в гостях у нас сегодня основатель, не побоюсь этого слова, первооткрыватель сервиса Константин Бочарский. Костя, привет!
Константин Бочарский: Привет! Спасибо, что позвали.

Константин Бочарский, основатель сервиса Pressfeed.?
Родился в 1972 году в Ленинграде.?
В 1994 году окончил Балтийский государственный технический университет «Военмех» (автоматические системы управления).
С 2008 года — редактор журнала «Секрет фирмы», ИД «Коммерсантъ».
В 2014 году основал интернет-сервис Pressfeed.?


С. И.: Расскажи нам о Pressfeed, что это такое? Я-то знаю, а зрители нет.
К. Б.: Если в двух словах, базовая идея очень простая. Это возможность для всех представителей компании подписаться на реальные актуальные запросы журналистов. То есть они получают рассылку несколько раз в день, в которой агрегируются все запросы журналистов. Запросы абсолютно рабочие, живые. Из моей реальной практики, когда ты ищешь героев, комментаторов, фактуру, какие-то истории для заметок, для новых тем, и у тебя может быть еще не наработана база контактов — или тебе просто хочется посмотреть на проблему шире. В принципе, это оцифровка моего реального опыта и моих реальных потребностей. Еще до того, как все это воплотить в коде и виде такой веб-машинки, я это делал элементарно в социальных сетях. Я нашел свои архивные посты. По-моему, первый раз это было еще в ЖЖ, в 2006 году. Я писал в ЖЖ: «Фактура wanted, разыскивается!» Вбрасывал темы заметок и получал очень неплохой отклик. Потом был Facebook, потом был даже экзотический Friendfeed, «Мой мир», Twitter и т. д. Была у меня и e-mail-рассылка, которую я пытался собирать в своем корпоративном почтовом клиенте и тоже забрасывать письма пиарщикам, заинтересованным в получении такой информации. Собирал туда запросы из редакции, в том числе: «Костя, а разошли, пожалуйста, такую штуку. Мы пишем заметку». Но как-то тогда у меня не выстрелило это понимание, что весь процесс можно сделать такой «надрыночной» механикой, а сложилось только сейчас.
С. И.: Давай представим это на наглядном примере. Итак, ты журналист, который пишет статью на финансовую тему, сейчас происходит какое-нибудь очередное колебание курса доллара. А я, предположим, невероятный эксперт из какого-нибудь очень серьезного банка, который один-то и знает о том, что будет завтра: нести ли валюту продавать или, наоборот, бежать ее покупать. Сижу себе не свечусь, но ты-то знаешь, что где-то сижу я, неизвестный тебе человек, который может дать хороший комментарий на текущие события. Наши с тобой действия — что происходит?
К. Б.: Я пишу заметку: «Мне нужны герои и комментаторы», — особенно если вопрос не совсем стандартный, не обычный. А, собственно, журналист всегда старается придумывать для своей заметки какой-то необычный угол, чтобы она пользовалась вниманием, чтобы привлекла интерес. И опять же, есть проблема появления в заметках одних и тех же экспертов, тебе хочется расширить этот круг. И ты придумываешь какую-нибудь тему, условно говоря. Ну, я скажу, наверное, банальные вещи: «Компании, которые выиграли от наших экономических катаклизмов».
С. И.: Да, кто эти компании?
К. Б.: Или, например, еще одна вроде как банальность — «Ожидаемый подъем отечественного производителя». То есть кто запустил производство? И что делать тебе, чтобы найти интересный кейс, интересных героев? Ты можешь обзвонить свою телефонную книгу, ты можешь разослать письма…
С. И.: Как правило, это будут те самые люди, которые тебе уже давали какие-то комментарии.
К. Б.: Да, и не факт, что именно они сделают что-то интересное. То есть это всегда проблема. Ты знаешь, что есть некое множество…
С. И.: Тяжелая работа наугад.
К. Б.: Есть большое множество, и там где-то обязательно есть интересные истории. Где-то, но не факт, что твоя контактная книга указывает во все эти точки. И ты, естественно, хочешь, чтобы как можно больше людей услышало твой запрос. И, запустив его в Pressfeed, ты как раз обеспечиваешь его доставку до всех, а там уже срабатывает другая механика для эксперта, для пиарщика, какого-то специалиста. Или, я вижу по регистрациям, регистрируются даже довольно-таки высокопоставленные представители компаний, которые, видимо, уделяют персонально большое внимание своему продвижению в медиа — своей компании или себя лично. И они хотят мониторить актуальные запросы, по которым могут «отгружать» интересные кейсы. И всё, буквально через час тебе начинают падать на почту… или ты начинаешь обнаруживать в своем «Личном кабинете» на сайте ответы компаний, которые рассказывают тебе эти истории. Я весь этот путь проходил, но это все происходило в публичном пространстве LiveJournal, Facebook и т. д., которые создавали кое-какие проблемы. То есть, во-первых, конечно, ты ограничен кругом своих друзей. И вторая проблема: не все репортеры хотят светить публично свои контакты.
С. И.: Во избежание спама.
К. Б.: Да, ты попадешь в базу данных наших уважаемых пиарщиков и в результате погибнешь в неравной борьбе с пресс-релизами.
С. И.: Ты говорил о том, что у тебя действительно был довольно-таки большой опыт поиска экспертов для комментариев и поиска какой-то информации. Тем не менее что конкретно послужило толчком к созданию твоего сервиса? Сейчас я вижу реакцию в том же Facebook, реакцию окружающих: а как же это самому раньше в голову не пришло? Где было то яблоко, которое ударило тебя по голове?
К. Б.: Ой, это, конечно, сумма всяких разных факторов. Если широко заходить на этот вопрос, то меня очень давно грызет стремление к превращению каких-то разовых операций в действующие машинки. Мне очень нравятся идеи агрегации, автоматизации…
С. И.: …избавления от рутины в какой-то форме.
К. Б.: …избавления от рутины, да. Может быть, отчасти сказывается тот накопленный опыт, который у меня есть. Потому что я занимаюсь написанием заметок бесчисленное количество лет, сколько себя помню практически. И недавно я перерывал свои архивы, нужно было для работы что-то поискать, в 2007 году, например. Я смотрел на свои тексты, вспоминал, сколько я вложил в них сил, труда, какого-то креатива, идей, как я старался, радовался. И с точки зрения литературы, и с точки зрения фактуры, и идей. И спустя семь лет какое-то неоднозначное чувство…
С. И.: Ну да, что это ручной труд, который масштабировать в принципе невозможно.
К. Б.: Да, ты потратил на это кучу времени, Илон Маск за это время запустил космический корабль. А что осталось от тебя за ту часть жизни, которую ты потратил на написание текстов?
С. И.: Корабль уже бороздит, а ты до сих пор еще в борозде.
К. Б.: А твоя заметка в архиве, да. И собственно, эти идеи привели меня еще в прошлом году к попыткам создать скорее какие-то медийные истории, которые помогали бы нам работать с фактурой контента. То есть я заходил с репортерской стороны. Я стал писать какие-то скрипты и прототипы веб-сервисов а-ля «синтетические медиа», которые работали с тематиками скорее, по ним генерируя потоки востребованной информации. И я пытался сделать это… Программировать я не умел, я гуманитарий всю свою жизнь. Работа с интернет-магазинами при запуске семейного бизнеса, конечно, мне очень много дала. У нас есть команда программистов, которые удаленно с нами работают. Мне пришлось освоить Photoshop и рисовать интерфейсы, разобраться в дизайне, научиться делать что-то более или менее сносное в этом плане, вообще понять, как работает эта часть рынка. И я все пытался этими методами «штурмануть» и свои профессиональные стремления в медиаобласти.
С. И.: То есть автоматизация информационной рутины была во главе угла?
К. Б.: Да.
С. И.: Это даже мог быть не Pressfeed, это могло быть просто избавление от информационного мусора и не более того, в принципе, да?
К. Б.: Я заходил как раз с медийной стороны. Я пытался справиться с потоком информации, который вливается мне в голову, но скорее с медийным потоком, не корпоративным, не с пресс-релизами.
С. И.: Как раз между этими двумя понятиями большая — неуловимая, но существенная разница.
К. Б.: Вот, и я весь прошлый год примерно пытался как-то это все сделать в схеме, которую нам вроде бы рекламируют и рекомендуют авторитетные специалисты. Мол, есть исполнители на рынке, надо просто уметь администрировать проекты, надо уметь делегировать полномочия, каждый должен заниматься своим делом. Я слушал эти мантры, следовал им, и у меня ничего не получалось. В результате я в феврале плюнул, сел за изучение программирования. И, написав свой первый select к базе данных и увидев, как она выводит мне на экран оттуда данные, я испытал какое-то такое чувство эйфории, мне так рвануло голову, что…
С. И.: …тут-то все колесики в джекпот и сложились, да?
К. Б.: Да, и понеслось! И я с февраля занимаюсь изучением всей этой IT-«машинерии», изучаю языки программирования, пишу код. В принципе, как знают опытные специалисты, тебе приходится изучать весь стек технологий, то есть кучу-кучу-кучу разных сущностей, невозможно ограничиться одной. А потом произошла еще одна интересная штука. Я довел этот свой медийный проект фактически до конца. Он работает в виде кривоватого прототипа, я ответил на свои гипотезы. Он стал помогать мне в работе над заметками. Летом я уже писал тексты, заводя туда свои запросы и получая нужную мне, переупакованную фактуру. А после отпуска произошло странное. Я в июле вернулся из отпуска, и параллельно с этой медийной историей я размышлял еще об автоматизации, «переупаковке» общения с ньюсмейкерами. И в июле что-то у меня в голове щелкнуло, и я сел писать Pressfeed. И 1 декабря я его выкатил.
С. И.: Замечательно! Ты не раз уже повторяешь, что ты гуманитарий. Соответственно, возникает вопрос. В принципе, ты как гуманитарий должен выдать такую абстрактную идею и перепоручить ее техническим специалистам. Расскажи, кто на самом деле работает над Pressfeed, кем он был сделан и сколько человек сейчас работает в твоей команде?
К. Б.: Я один.
С. И.: А дальше идет перечисление обязанностей и должностей, да?
К. Б.: Да, я его пишу как программист-разработчик.
С. И.: То есть в твоем штате есть программист-разработчик, это ты.
К. Б.: Да-да-да, это я. Значит, мне реально нравится и очень интересно работать именно с бэкэндом. Мне нравится программирование именно в части создания алгоритмов и механик. У меня была гипотеза. Весь прошлый год у меня ушел на то, что я думал, будто если я смогу ограничиться созданием макетов, рисованием каких-то окончательных понятных картинок, то дальше, передав их программисту, он их закодит. На самом деле так тоже не получается. Тем не менее я освоил Photoshop и к концу прошлого года стал рисовать вполне неплохие макеты, как мне кажется, рабочего качества. Значит, есть дизайнер, это я.
С. И.: Менеджер проекта, пресс-служба.
К. Б.: Да, есть специалист по SMM, то есть работа в соцсетях. Конечно, взрыв в Facebook совершенно потрясающий! Количество расшариваний и рекомендаций воспользоваться сервисом в Facebook потрясает! Я видел замечательный пост из серии «кто-то из моих друзей пишет своим коллегам из PR-службы»: «Ребята, смотрите, какая крутая штука! Надо регистрироваться!» Они такие: «Да мы с обеда уже там!» Этот человек говорит:
— Когда вы успели?
— Так с полудня вся лента этим засеяна!
Значит, я специалист по SMM, я специалист по пиару — у тебя сижу в студии, продвигаю.
С. И.: Да, очень хорошо сработала PR-служба.
К. Б.: Да, на четвертый день проекта я получил уже съемку на телевидении.
С. И.: Ну что ж, я могу поздравить тебя с такой великолепной командой, которая и самообучающаяся, и прекрасно слажена, и смотрит далеко вперед. Причем я думаю, что и…
К. Б.: …недорого стоит!
С. И.: …недорого стоит, совершенно верно. Как раз основная проблема многих стартаперов в том, что практически инвестиции у них уходят на фонд заработной платы. Насколько я знаю, у тебя в сервисе есть еще и премодерация запросов, правильно я понимаю?
К. Б.: Да.
С. И.: То есть мы забыли еще одного члена команды, у вас еще модератор есть?
К. Б.: Модератор, да. Но он не очень много трудится. Ему нужно всего лишь подойти к компьютеру два раза в день, где-то без пятнадцати десять или в полдесятого утра и в полтретьего дня. Прочитать запросы, нажать на кнопочки. И если требуется, то написать какой-то уточняющий вопрос. Так у нас, например, было совсем недавно. Одно из изданий сформулировало свой запрос скорее в режиме исследования для коррекции редакционной политики: «Что бы вам было интересно?». Pressfeed — сервис медиазапросов. Можно спрашивать то, что в результате выльется в публикацию, ну или, по крайней мере, ты планируешь сделать публикацию на базе этого контента. Ну, мы прекрасно разобрались, и этот запрос вскоре поступил как для публикации, в правильном формате. И, в общем, модератор выполнил свою работу.
С. И.: Но у модератора есть какие-то принципы модерации или это просто пока отделение «сумасшедших от нормальных»?
К. Б.: Пока отделение «сумасшедших от нормальных».
С. И.: Сразу возникает вопрос: там не будет какой-то диктатуры: «Этот запрос правильный, а этот неправильный»? Понятно, что сейчас рано об этом говорить, но мы думаем наперед.
К. Б.: Мне бы хотелось, чтобы запросы были хорошо сформулированы с точки зрения русского языка и грамотности. Чтобы там были, по крайней мере, заглавные буквы и точки. Чтобы тема была темой, а не набором слов. Чтобы в явном виде было понятно, о какой публикации идет речь, учитывая, что речь идет о публикации. То есть, опять же, устранив Pressfeed, представим, что этот запрос репортер, журналист, редактор пишет по электронной почте какому-то своему ньюсмейкеру. Вот как он его напишет…
С. И.: …так ему и ответят.
К. Б.: Да. В принципе, вряд ли он будет как-то что-то делать странное, необычное. В таком виде его и нужно публиковать в Pressfeed.
С. И.: Опыт работы в журналистике показывает, что на самом деле, по большому счету, модерировать надо даже не столько журналистов, сколько наших гиперактивных пиарщиков. Ты каким-то образом прогнозируешь ситуацию или как-то пытаешься контролировать ее? Журналисту рано или поздно придется тоже разбираться в завале, в этом безумном потоке ответов на его запрос, у которых ценности минимальный процент.
К. Б.: Я сделал два очень простых инструмента для этого. И наш модератор делегировал это как раз таки самим участникам сервиса. Я сделал сегментацию всех поступивших ответов на три папки, три вкладочки, которые у тебя есть. У тебя есть страница твоего запроса, внизу бокс с ответами, и там три закладки: «Полученные», не рассортированные, «Принятые» и «Отклоненные». Еще важная штука — дедлайны.
С. И.: Да.
К. Б.: Очень крутая вещь, которая, опять же, очень ценна. Как бывает? Тебе сдавать заметку в среду в 17:00, ты каким-то образом разослал информацию по рынку, что тебе нужны комментарии. В 17:00 получил последний, сел писать, потом получил ответ в 18:00, потом получил ответ завтра, потом послезавтра, потом через два дня, потом на следующей неделе. Они тебе пишут, пишут. Потом вышла статья, в «бумаге» уже, тебе опять прислали комментарий. А потом ты получил еще вдобавок, значит: «У нас нет ответа на ваш запрос, но вот наш пресс-релиз о том, что мы открываем новый автосалон».
С. И.: То есть на самом деле в Pressfeed журналист избавляется от этого «хвоста»?
К. Б.: Автоматически. Журналист указывает дедлайн: в 17:00 15 декабря. И в момент дедлайна пересылка прекращается, все, наступает день тишины.
С. И.: Ты хотя бы сейчас можешь сказать, какой запрос наиболее популярен?
К. Б.: Чисто в количественном плане, по-моему, больше всего собрала Юлия Фуколова с вопросом о том, какие книги читают ваши топ-менеджеры или владельцы вашего бизнеса. И, конечно же, главной приманкой, главным анаболиком для количества запросов является имя медиа. Поэтому неудивительно, что, конечно, все заинтересованы ответить газете «Ведомости», все хотят получить трафик с Mail.ru. Хотя я замечаю, и мне очень приятно, что не только звездность работает. Многие нишевые запросы от нишевых проектов, от нишевых изданий, которые до этого пиарщики считали бы пасынками на рынке больших медиа, больших аудиторий, больших игроков, получают свою нишевую аудиторию. То есть, когда ты спрашиваешь, условно говоря, про какую-то очень узкую тему, — я не знаю, про бизнес кондитеров, или про яхтинг, или про рынок обучения каким-то непонятным историям, — и тебе отвечают пять человек, скажем, но это люди из таких необычных областей, которых ты, может быть, и не нашел бы никогда.
С. И.: Это такая экспертная тема, действительно.
К. Б.: И этот фидбек, мне кажется, очень ценен. То есть дело не в том, что у тебя громкое имя, ты получил волну запросов, ты нашел своих троих-пятерых героев. Как, например, в один из последних дней был запрос на заметку о дне пивовара. То есть СМИ захотело написать какую-то историю, как работает пивная компания. И когда я апрувил запрос, сначала как-то так напрягся, нормально ли это, будут ли ответы и вообще. Заапрувил. И потом видел ответы. Один мне очень понравился: «Здравствуйте, мы небольшой пивной ресторан с собственной пивоварней. Мы ее стартанули, прошли на себе этот цикл, не являясь индустриальными игроками, производственниками…»
С. И.: Весь пивной путь, да?
К. Б.: Да, «… и готовы вам рассказать, как у нас это произошло». Ну, это круто! То есть я переложил сразу на себя. Я подумал, что даже для «Секрета фирмы» эта история, если правильно рассказать…
С. И.: По быстроте, простоте и уникальности…
К. Б.: Да, если это правильно подать, это была бы отличная история. И очень порадовался, что это происходит. И дело не только в больших медиаименах и в огромном отклике. То есть три таких ответа — на самом деле это и есть та ценность, которую мы создаем.
С. И.: На чем собираешься зарабатывать?
К. Б.: Тут интуитивно понятно.
С. И.: Но есть нюанс.
К. Б.: Есть нюанс, да. Сейчас все бесплатно. Когда включать монетизацию? У меня нет такой точной даты. Наверное, не надо лукавить: включать ее придется, потому что именно это залог поддержания качества работы.
С. И.: У тебя же в команде еще инвестор был, да, получается.
К. Б.: Появился.
С. И.: Да, я понимаю, опять мы сейчас с ним знакомимся.
К. Б.: Да-да-да, есть и инвестор, который финансирует всю эту команду. У него, в принципе, есть определенный запас прочности.
С. И.: Но он скоро потребует свою долю.
К. Б.: Да, поэтому пока он может спокойно заниматься разработкой продукта, не думая о том, чтобы отравлять жизнь пользователю размышлениями о том, нужно ли ему тратить несколько долларов на это или нет. Но лукавить не надо, я смотрю на эти вещи примерно так: чтобы делать крутые фичи, чтобы делать новые возможности, нужно писать код, нужно поддерживать работоспособность машинки, надо иметь модератора, надо работать с запросами пользователей. Элементарно с увеличением количества рассылаемых писем… сейчас это все работает на написанном мною скрипте, может быть, надо переезжать на какой-нибудь сторонний коммерческий ресурс, который будет давать больше аналитики, обеспечивать более высокое качество доставки и т. д. Это все затраты. И, наверное, в принципе, тут честно сказать, что несколько долларов помогут нам выкатывать новые фичи, которые вам же будут помогать работать. Когда это произойдет, я точно не знаю. Но базовые принципы монетизации и их, скажем так, профилирование сейчас уже ясно. Это всегда бесплатно для медиа, потому что эта система живет за счет интереса источников к медиазапросам. То есть для журналистов всегда двери открыты, и они будут всегда максимально поддерживаться, чтобы им было хорошо и удобно. Деньги берутся с тех, кто на этом зарабатывает. Это корпоративный мир в первую очередь. Есть и профессиональные игроки, PR-агентства, которые получают деньги за организацию публикаций. И есть железное правило бизнеса: заработал деньги с помощью кого-то — поделись. Есть компании-источники, которые опосредованно получают выгоду от PR-кампаний. Недаром они так стремятся попасть в СМИ, чтобы продвигать свое имя и свои продукты.
С. И.: Но правильно ли я понимаю, что любой эксперт, для того чтобы ответить на запрос журналиста, в дальнейшем должен будет делать это на платной основе?
К. Б.: Неизвестно.
С. И.: Здесь очень тонкий момент. Я прекрасный эксперт, ко мне часто обращаются, я уже давно не заинтересован в каком-то избыточном пиаре, собственном продвижении. Но просто я хороший эксперт, предположим. Я не плачу денег — соответственно, ко мне не обращаются. Это недопустимая ситуация, да?
К. Б.: Да. У меня в голове сформировалось… Я уже дал жаргонные названия нескольким моделям. Одна является, условно говоря, калькой с того, что сейчас делает Helpareporter.com, с американского аналога, прототипа. Они делают так: базовый функционал бесплатен всегда. Деньги берутся за премиальные аккаунты, за удобства, за доступ к удобным фичам. Удобство заключается в следующем: если ты бедный…
С. И.: Бедный пиарщик. Как хорошо звучит!
К. Б.: Да, бедный пиарщик, у тебя нет денег или ты не профессионально занимаешься пиаром, ты эксперт. Как ты правильно сказал, ты не зарабатываешь на этом деньги. Может быть, ты, наоборот, несешь в мир добро, создаешь ценность…
С. И.: …уникальную информацию.
К. Б.: …да, давая важные комментарии, полезные, по каким-то острым вопросам. Ты всегда можешь ответить. Для этого тебе нужно три раза в день, в американском варианте это 07:00, 13:00 и 17:00, заходить в почту, открывать письмо с шестьюдесятью темами, просматривать их. В 13:00 снова зайти, в 17:00 снова зайти, завтра в 07:00 снова зайти и т. д. Если ты сходишь с ума и не можешь делать это, как любой нормальный человек, ты начинаешь делать это набегами. Раз в неделю ты открываешь…
С. И.: …пропуская ту самую уникальную тему…
К. Б.: Во-первых, ты пропускаешь. Во-вторых, к тебе приходит руководитель — ты пиарщик — и говорит: «План горит!»
С. И.: «Что ты сделал сегодня для корпорации?»
К. Б.: То есть тебе надо сделать 30 публикаций, а у тебя в это время была выставка. Ты работал на корпоративной выставке, неделю тебя не было, ты пришел в офис, у тебя план, тебе нужно 20 публикаций. Или пришел шеф и сказал: «Мы открываем новый автосалон, сделай нам че-нибудь». Тебе надо. Ты открываешь электронную почту и начинаешь в Inbox находить все, что было… Тут три письма… Ты получаешь за неделю примерно полторы тысячи каких-то юнитов, тебе со всем этим нужно разбираться. Ctrl+C, Сtrl+V в какой-то специальный Word и т. д. Ты не можешь пользоваться веб-интерфейсом. В американском варианте ты платишь 19 баксов…
С. И.: И система все делает за тебя.
К. Б.: …попадаешь на веб-сайт. Там все, что было отправлено, и все, для чего не прошел дедлайн, в удобном списке. Сортировка по отрасли, поиск. Можно вешать алерты, которые на будущее будут предупреждать тебя о том, что упал вопрос по теме «Финансы» или по какому-то ключевому слову, «авторынок» например.
С. И.: Это, мне кажется, наиболее…
К. Б.: Это стоит 19 баксов, и дальше какие-то дополнительные «плюшки» еще…
С. И.: И твой автосалон будет вечно на волне, всегда.
К. Б.: Да. Другая модель заключается в следующем: она кажется более, что ли, скупердяйской или моделью капиталистической акулы, более жадной. Но у нее есть очень крутое преимущество, которое меня подкупает, и это, мне кажется, очень сильное преимущество. Что происходит в первой модели? Я получаю деньги, плачу эти деньги разработчикам. Разработчики фигачат крутые фичи, но видят их только 3 или 10% пользователей, которые платят деньги.
С. И.: Плюс ко всему прочему, это не очень стимулирует оставшиеся 97%.
К. Б.: Да, они не знают, они просто не знают. Ты им говоришь: «Ребята, там круто, дайте 19 баксов!» А они тебе говорят: «Да ну, ты нас паришь какой-то маркетинговой историей. Иди ты к черту».
С. И.: Рюшечки всякие.
К. Б.: Да-да-да. Другая история говорит следующее: ты раскрываешь функционал для всех, открываешь ворота. Люди ходят на сайт, используют все его механики, еженедельно, ежемесячно видят, как выкатываются новые фичи, используют сортировки, используют модели поиска, используют алерты, статистику и т. д. Но им не дают бесплатно отправлять ответы. Эта история про соблазнение. То есть ты позволяешь человеку смотреть за подходящими историями. И вот ты находишь запрос, на который ты — идеальный ответ. То есть ладно, на этот не отвечу, ну и бог с ним, а это точно мое. Ты нажимаешь на кнопку «Отправить ответ», и выпадает pop-up этого агрегатора: «Введите данные кредитки, заплатите два бакса».
С. И.: Прекрасная модель…
К. Б.: Она как бы жестокая, потому что отсечет прекрасных экспертов, вызовет наверняка недовольство у тех, кто всегда недоволен, когда нужно платить. Но долгосрочная история…
С. И.: Да, я думаю, что все дело в удачности интеграции. Если это станет привычным, нормальным и не будет вызывать психологическое отторжение, потому что «раньше этого не было, а теперь меня заставляют платить», я думаю, почему бы нет.
К. Б.: Я пока не решил. То есть надо смотреть за этой историей. Может быть, будут работать совсем другие механизмы. Например, эти вещи, которые я рассказал… В принципе, если бы я задал тебе вопрос: «Какие бы ты предложил методы монетизации?» — ты бы их сам мне, наверное, сгенерировал.
С. И.: Костя, спасибо тебе большое за интереснейший рассказ! Я понимаю, что мы можем его только прервать, взяв ножницы и перенеся все разговоры в область соцсетей, личных бесед…
К. Б.: Это святое право редактора.
С. И.: Да, это святое право редактора.
К. Б.: И обязанность!
С. И.: Да, поскольку интересной информации настолько много, формат передачи обязывает нас закруглиться. Спасибо тебе большое!
К. Б.: Спасибо тебе огромное за приглашение в вашу замечательную программу!
С. И.: Многочисленная команда сервиса Pressfeed, инкорпорированная в оболочку Константина Бочарского, была сегодня у нас в гостях. Это была программа «Бизнес online», с вами был Сергей Иванов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео