Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Пойми Pay-Me. Платим картой через смартфон

10
0
2 965 0
Аудио Текст
18 июня 2013

Мобильный эквайринг становится драйвером для мелкого бизнеса. Будет ли востребована эта технология и как преодолеть скепсис по поводу ее безопасности? Об этом телеканалу SeoPult.TV рассказал основатель сервиса Pay-Me Владимир Канин.

Из передачи вы узнаете:
— что такое мобильный эквайринг;
— почему банки, мобильные операторы и платежные системы заинтересовались мобильным эквайрингом;
— почему Альфа-банк перестал видеть во владельцах мобильных «терминалов оплаты» потенциальных фродеров;
— почему терминалы Pay-Me не распространяются бесплатно;
— насколько должен увеличиваться оборот у клиентов, чтобы компенсировать комиссию мобильного эквайринга;
— какие меры защиты от вредоносных программ предусмотрены в Pay-Me;
— не сметет ли «традиционный расчет пластиком» технология NFC;
— сколько стоит запустить бизнес по мобильному эквайрингу;
— и многое другое.

Александр Ветров: Здравствуйте, уважаемые телезрители! Вы смотрите канал SeoPult.TV, в эфире программа «Бизнес online», меня зовут Александр Ветров. Мы очень давно хотели подробно поговорить о мобильном эквайринге, и сегодня такую возможность нам предоставит гость студии Владимир Канин, основатель сервиса Pay-Me.

Владимир Канин, основатель сервиса Pay-Me.
Родился в 1974 году в городе Чадан.
В 1991 году закончил факультет прикладной математики Омского государственного университета.
Серийный предприниматель (проекты Aero Solutions, Optiflame, Telechip).
С 2003 года — CIO в инвесткорпорации Agrico.
С 2012 года — основатель Pay-Me.

А. В.: Владимир, здравствуйте!
Владимир Канин: Здравствуйте, Александр!
А. В.: Правильно ли я понимаю, что с помощью этого небольшого устройства я могу теперь купить, если у меня нет наличных денег, но есть карточка, мороженое, цветы жене, ботинки, трусы — что угодно, вплоть до автомобиля, или это не так?
В. К.: Это так. Такой сервис появился пару лет назад в Америке, потом захватил умы в Европе и в России, и с осени прошлого года несколько компаний, в том числе мы, предоставляют такой сервис в России и СНГ.
А. В.: Вот мне интересно, как это работает? Для того чтобы заработал этот небольшой девайс, нужен iPad, да?
В. К.: Любой смартфон на Android, iOS, Windows Mobile... BlackBerry мы не поддерживаем, потому что он у нас в России мало распространен.
А. В.: Так.
В. К.: Любой смартфон, который я назвал, или планшет, вот такое устройство. И софт свободный, бесплатный совершенно.
А. В.: Вот смотрите, я вставил, значит, в iPad вот такую маленькую штучку, которая называется кардридер, и теперь при наличии карточки Альфа-банка или любого другого банка…
В. К.: Любого другого банка.
А. В.: …я просто провожу ей, и считывается информация, идет транзакция…
В. К.: Вам продавец мороженного говорит, что с вас 100 руб. или 1000 руб., вводит эту сумму, прокатывает вашу карту, связывается с банком, с сервисом, списывается сумма с вашей карты, вы расписываетесь на экране, деньги поступают к ним на счет.
А. В.: Что значит «расписываетесь на экране»?
В. К.: Это означает, что вы на экране пальцем ставите свою подпись, точно так же, как в кафе официанту вы ставите подпись на чеке.
А. В.: Вот интересно, а как узнает программа, что это моя подпись?
В. К.: Точно так же, как официант в кафе не узнает, что это ваш подпись. Он может попросить у вас документ, сверить, посмотреть на обороте. Программа не распознает, ваша это подпись или нет. Технологии такие скоро появятся, но пока в этом нет никакой необходимости. И точно так же, если карта с чипом, нужен будет одноразовый пароль, тот же самый PIN-код.
А. В.: Ну, я вижу, среди ваших клиентов в основном представители малого и среднего бизнеса.
В. К.: Да.
А. В.: А большой бизнес пойдет на это?
В. К.: Допустим, какой-то онлайн-ритейл или какие-то онлайн- и даже офлайн-магазины. У нас есть такой клиент, продает электронную технику, одежду продает. Клиент ему говорит: «Я не знаю, подойдут ли мне ваши ботинки или нет, вы мне привезите две пары разных размеров, я померяю и тогда заплачу». Сегодня альтернатива нашему сервису — это большие терминалы, POS-терминалы. Видели, может быть, приезжает курьер…
А. В.: Конечно.
В. К.: …у него такой килограммовый девайс, достаточно серьезный. И в данном случае мы говорим, что такой прибор абсолютно не нужен, смартфоны и так сегодня у всех есть, либо это его бизнес-инструмент, где у него заказы, заявки, связь с офисом и т. д. Он приезжает, достает из кармана такой кардридер, меряет его клиент или клиентка эту обувь, соглашается, дает карточку, он принимает деньги и спокойно едет. Для владельца бизнеса это другая история, если мы говорим про одежду, обувь, это не мороженое, как вы сказали, не цветы, это другие чеки, другие деньги, другие суммы, и уже безопасность: курьер не потеряет, не сбежит с ними, в конце концов. У него за день может быть выручка 100 тыс. руб., а вы сидите у себя в офисе, на складе и боитесь, вернется ли он и не дадут ли ему по голове у метро где-то ночью. А так деньги поступают. Классические терминалы, так называемые мобильные терминалы — это порядка 400, 500, 600 евро, а в нашем случае это устройство стоит 50$. Если вы малый бизнес, который только растет, для вас есть существенная разница: десять курьеров обеспечить по 500 евро терминалами, обучить их, положить им в карман, в сумку — или положить такое вот тридцатиграммовое устройство.
А. В.: Ну, кстати, раз о безопасности начали говорить, давайте и продолжим. Вы во всех интервью говорите, что это достаточно безопасная операция.
В. К.: Да, это правда.
А. В.: Каким образом это подтверждено?
В. К.: Объясню. Вообще, почему вот американский, например, ридер, который у вас сейчас вставлен, еще не прижился ровно в таком виде? Потому что внутри устройства нет чипов шифрования, операция в нем идет в достаточно открытом виде. Это очень недорогое устройство, и поэтому оно — в Америке в том числе —раздается бесплатно. В нашем случае платежные системы сказали, что мы не можем на территории СНГ или России допустить такое устройство, у нас другой ландшафт, у нас не страхуются так, как в Америке, карточные операции, фроды, мошенничества меньше, а у нас это все ярким цветом расцветает. Поэтому основным условием запуска вот таких сервисов было наше, условно говоря, доказательство безопасности технологии, и вся операция, вся транзакция магнитной полосой с той секунды, как только вы прокатали, она на устройстве, не в смартфоне, не в интернете, не на сервисе, она внутри устройства у нас шифруется стойкими алгоритмами безопасности, а дальше ей уже все равно, вирус у вас, не вирус. Абсолютно не важно, как вы передаете, вся информация о вашей карте, о сумме и т. д. зашифрована и передается на наши серверы, дальше — в банк, дальше — в платежную систему.
А. В.: Вы хотите сказать, что хакеры не смогут считать информацию с моей карты?
В. К.: В нашем случае считать информацию с карты они не могут. Мы считаем, взламывается все и всегда, вопрос в интересе. Стоимость взлома такой истории будет гораздо больше, чем сумма на ваших картах. Поэтому мы сегодня заявляем, что технологические устройства, технология всей компании плюс так называемая система предотвращения мошенничества нашего банка-партнера абсолютно надежна.

Мы запустились в октябре прошлого года, пока — даже не хочу говорить, тьфу-тьфу-тьфу, — у нас нет ни одной транзакции, которая была бы оспорена или выявлена как подозрительная.

А. В.: Ну что ж, слава богу! А давайте поговорим теперь о ваших партнерах, раз вы о них упомянули.
В. К.: Давайте, да.
А. В.: Итак, Альфа-банк. Он еще недавно, год назад, вообще заявлял, чуть ли не рассматривал как фродеров людей, которые пытаются на наш рынок привести мобильный эквайринг. Что-то изменилось? Я так понимаю, многое изменилось.
В. К.: Конечно да!
А. В.: А почему изменилось так быстро?
В. К.: Вот как раз об этом я и говорил. Это было самое зарождение таких технологий. Американская компания Square, та, что «без шифрования на борту», как мы называем. И в этом смысле, естественно, банк был абсолютно прав, и было несколько попыток привнести эту технологию к нам на рынок, но все попытки были заблокированы из соображений безопасности. А вот когда появилась технология, когда чип шифрования на борту устройства шифрует до смартфона, до планшета, до интернета шифруется все алгоритмами, которые признаются международными платежными системами, — если интересно, это Triple-DES, например, технология тройного шифрования, с криптостойкими так называемыми стандартными ключами, точнее, стандартными алгоритмами, — поменялся ландшафт для банка, банк эти риски оценил как приемлемые. А количество смартфонов, распространение Android-устройств, iOS-устройств стало таким колоссальным, что спрос на услугу появился, особенно в регионах, особенно для малого бизнеса. Это в Москве крупные банки придут и дадут вам бесплатно эти 500-долларовые или 500-евровые терминалы, а в регионах вам скажут: «А какой у вас оборот? А что, если не будет оборота?» — и захотят получить с вас какие-то лизинговые платежи. И в нашем случае, когда бизнесмен еще не знает, 100 у него карточек будет или одна, для него цена входа в мобильный эквайринг вполне приемлемая.
А. В.: Ну, если рассматривать всю бизнес-цепочку, то понятно, что это банк, в данном случае Альфа-банк...
В. К.: Да.
А. В.: …и далее сотовый оператор «Вымпелком»…
В. К.: Да, да.
А. В.: …и платежная система, то есть вы.
В. К.: Visa, MasterCard. Мы не являемся платежной системой. Платежный провайдер.
А. В.: Так скажем, платежный провайдер. Вот эта вот банковско-операторская…
В. К.: Связка.
А. В.: …связка, да, дает какую-то синергию?
В. К.: Конечно. Объясню нашу логику. Нам хотелось максимально быстро достучаться до всей страны, создавать свою систему продаж долго, дорого, нужны колоссальные затраты времени и денег. Почему мы интересны для оператора? Потому что, как вы знаете, уже много лет операторы ищут дополнительные каналы выручки — не просто голос, не просто передача данных. Появились SMS, MMS, звонки-рингтоны. Все операторы постоянно ищут какие-то новые дополнительные источники выручки, для них это называется value-added services, добавочные какие-то сервисы. Мы им этот сервис презентовали, почему бы и нет? Если у оператора сотни и тысячи офисов присутствия по всей стране и у них больше, по-моему, нескольких сотен тысяч предприятий малого бизнеса в клиентах, то почему бы им не предоставить еще такую услугу, которая нам экономит время, силы достучаться или дойти до прилавка, а для них это дополнительный канал? Плюс не забывайте, приходит к ним клиент и говорит: «Я хочу сервис мобильного эквайринга». Ему говорят: «А вот у нас смартфон, там новый Android, а вот у нас новый тариф для бизнесменов…» Некий cross-sale здесь, конечно же, присутствует.
А. В.: А можно ли говорить о том, что ваши клиенты дискриминированы в какой-то степени по оператору? Только «Билайн» или нет?
В. К.: Нет, ни в коем случае! У всех первый вопрос: а должна ли у меня стоять SIM-карта «Билайна»?
А. В.: Ну да.
В. К.: Нет, ни в коем случае, и «Билайн» это всегда вместе с нами открыто заявляет. Да, конечно, «Билайну» хочется и нам, как их партнерам, хочется, чтобы у них увеличилось количество бизнес-абонентов, но у нас есть клиенты, которые спокойно пользуются всеми операторами. Более того, есть клиент, у которого нет оператора, у него есть Wi-Fi. Для нашего сервиса главное, чтобы был коннект в интернет, а уж стоит там «Мегафон», Tele2, МТС, «Билайн» или Wi-Fi ваш домашний, абсолютно не принципиально.
А. В.: Еще несколько слов все-таки об Альфа-банке: каковы в данном случае его предпочтения, почему он захотел пойти сюда и работать с вами?
В. К.: Здесь ответ-то очень простой: мы выбирали партнера, и партнер выбирал, я уверен, нас. Вы действительно можете согласиться, что Альфа-банк входит в топ банков по технологиям, по сервисам, будь то мобильный банкинг, будь это онлайн-банкинг какой-то. В том числе, когда мы говорили про мобильный эквайринг, про POS-терминалы, одним из немаловажных факторов была система управления транзакциями. Это мониторинг мошенничества, предотвращение мошенничества и т. д. И в данном случае мы считаем, что это один, наверное, из лучших банков, если не лучший, по уровню в том числе.
А. В.: Мне ваше мнение понятно, мне непонятно, для чего это банку — большому, огромному, — ведь в данном случае денег немного проходит с помощью Альфа-банка?
В. К.: Это сегодня, да. А мы же говорим про тренды, потому что если признать, что экономика идет в мобильность, а это правда, то, может быть, через пять лет все банки будут сокращать отделения и все будут мобильные.
А. В.: Это вклад в будущее, насколько я понимаю.
В. К.: Здесь я их прекрасно понимаю, и это, кстати, подтверждается. Смотрите, Альфа-банк вместе с нами запустил в конце сентября, если вы посмотрите на рынок, и гранды большие, да, мы видим, что «Русский Стандарт» объявил об этом, мы знаем, что Сбербанк работает над этим, может быть, не сегодня, но в этом году точно запустит. Это лишний раз подтверждает, что тренд по мобильности существует. Это значит, что малый и средний бизнес не хочет городить огромные офисы, не хочет городить огромные шоу-румы, и мороженое лучше продавать на ходу в парке, нежели... Я думаю, что здесь абсолютно правильно Альфа-банк смотрит в сторону мобильности.
А. В.: Владимир, если брать третьего игрока рынка мобильного эквайринга, это платежные системы. Вот, например, «Яндекс.Деньги» активно продвигают терминалы «Яндекс.Кассы», они используют это в «Яндекс.Такси». Вам приходится аудиторию завоевывать с чистого листа?
В. К.: «Яндекс.Деньги» — это очень хороший пример. Насколько мы понимаем, они изначально взяли отрасль такси и стали ее прорабатывать. Пилотные проекты, с которыми они ездят. У нас таксисты являются одним из приоритетных направлений, потому что у них огромное количество транзакций, при всем при том средние чеки Москвы и Петербурга отличаются в разы от среднего чека, допустим, Самары, Екатеринбурга или Тюмени. Но количество транзакций там колоссальное, там таксист может в день 10-20 чеков прокатать, особенно если он работает с каким-нибудь корпоративным заказчиком или с иностранцами из аэропорта. Приоритетное направление для нас, например, сельхозпроизводители, то, что на рынках происходит, потому что...
А. В.: Нет, подождите, давайте к такси вернемся.
В. К.: Давайте.
А. В.: Понятно, что это их аудитория, они ездят давно, они знают «Яндекс.Такси», понятно, да. Они уже завоевали этот рынок отчасти, у них уже есть свой потребитель. А вы как идете в этот бизнес?
В. К.: Мы с ними общаемся на уровне таксопарков, на уровне агрегаторов. У нас есть один из партнеров «в пилоте» сегодня, не могу пока его называть, мы держим это в секрете. Мы общаемся и с индивидуальными предпринимателями-таксистами: в любом салоне «Билайна» покупаете эту историю и катайте, принимайте карты, назавтра будете получать их на свой расчетный счет, то есть мы всегда им рады. Второй слой — это таксопарки, условно говоря, точнее, фирмы такси. Когда ты к ним приходишь, они сразу 100 ридеров у тебя покупают и всем своим машинам принудительно или «добровольно-принудительно» это раздают. Третий канал входа — это компании, которые поставляют для такси сервисы, это софт, как «Яндекс.Такси». Потому что «Яндекс.Такси», при всем уважении, крупнейший игрок, наверное, из агрегаторов, но доля его по стране не такая большая. Я не знаю, может быть, если они 5% рынка российских такси занимают, это хорошо, но рынок в нашем понимании бесконечен, его можно насыщать и насыщать. Мы работаем напрямую с компаниями, которые поставляют как навигаторы для таксопарков, так и сервисы, в том числе программное обеспечение.
А. В.: Хорошо, с такси понятно. Давайте теперь про сельхозпродукцию. Вы сказали: «Тут интересно». Это где?
В. К.: Смотрите, мы наблюдаем очень странную историю: полное ощущение, что последние два или три года все проспали рынок карт. Сегодня, по разным данным… У нас сколько, 144 млн население в стране? По разным данным, количество выданных карт приближается к 200 млн.
А. В.: Ага, ну и о комиссии тогда скажите.

В. К.: Комиссия у нас сейчас исторически сложившаяся — 2,75%. Она лежит между ценами онлайн-магазинов. Если вы ботинки хотите в онлайн-магазине купить, то магазину ваша карточка обходится в 3% с чем-то. Если автомобиль, покупаете, то им обходится в 2% — чуть дешевле. Мы дешевле, чем онлайн-эквайринг, и дороже, чем «наземный» эквайринг.

А. В.: Когда к нам приходил генеральный директор платежной системы RBK Money Андрей Морозов, он сказал, что они тоже объявили о том, что выпустили такой же мобильный терминал и что у них он распространяется бесплатно.
В. К.: Да.
А. В.: У вас это стоит 1600 руб. в сети «Билайн», насколько я знаю?
В. К.: Да.
А. В.: Себестоимость очень низкая.
В. К.: Если нет шифрования. Я не видел, к сожалению, тот выпуск, о котором вы говорите, но в RBK Money тестовый пилот, который мне был известен в прошлом году и который там сегодня, — это как раз был американский аналог без шифрования. Поэтому, если мы говорим про их устройство и наше, то наше в насколько раз дороже.
А. В.: Вы, тем не менее, продаете.
В. К.: Мы на этом зарабатываем.
А. В.: Мне кажется, чтобы привлечь внимание к себе, можно было и бесплатно это делать.
В. К.: Нельзя делать бесплатно. У нас как раз есть конкуренты, у нас абсолютно разные бизнес-модели: они раздают бесплатно, мы продаем за деньги. Пока мы склоняемся к тому, что мы правы, и из десяти того, что раздалось бесплатно, девять кладется на полку, не выбрасывается, но кладется и не используется. Это связано с какими-то там мобильными телефонами. Если я вам подарил SIM-карту бесплатно, а вы ее не купили, то, скорее всего, вы ее… Это опыт и «Билайна», и наш. Пока мы бесплатно несколько штук благотворительной организации отдали, на всех остальных мы зарабатываем, при всем при том мы точно уверены, что цена таких устройств будет очень быстро падать. К примеру, если на прошлой неделе «Связной», по-моему, 900 руб. объявил, то это тоже уже движение, они нас толкают к этому. Наверное, к концу года мы тоже как-то будем двигаться.
А. В.: Вы, наверное, будете какие-то пакеты предлагать?
В. К.: Мы уже предлагаем.
А. В.: А что это за пакеты?
В. К.: У нас сегодня есть пакет: смартфон с кардридером, которые вместе стоят дешевле, чем смартфон в салоне связи, точно такой же. А еще «Билайн» предлагает для него симку, а еще супертариф, и человек берет. Включил и пошел завтра торговать мороженым.
А. В.: Ясно. Владимир, а скажите, на какие сферы интернет-бизнеса мобильный эквайринг повлияет?..
В. К.: Смотрите, это точно совершенно будет одежда, обувь и то, что я сказал. Это было прямо барьером, потому что суммы приличные, то есть это не 500 руб., не 1000 и т. д., суммы приличные, люди хотят платить картами, а если его заставляют с кредитной карты снять наличными курьеру, это барьер — 5 или 6% банк выставляет. И каждый второй вопрос по оплате в таких крупных онлайн-магазинах: «А можно я картой оплачу?» И все понимают, и все шли в классические терминалы, в большие. Вот мы считаем, что рост для онлайн-ритейлеров одежды и обуви самый существенный ожидается. А теперь мы принимаем карты, и все, и человек померил и спокойно расстался с «пластиковыми деньгами», легко и непринужденно. Конечно, это доставки, это доставка еды. Мы сегодня работаем с сетями, планируем запустить в ближайшие пару месяцев какие-то проекты. Ну, не какие-то, я знаю какие, просто некие проекты. В крупных городах средние счета большие. В регионах пока ни у кого в голове и не возникает мысли, что можно пиццу пластиковой карточкой оплатить и т. д., хотя Москва уже готова, дорогие рестораны. Сегодня средние чеки есть и по 100$ в дорогих ресторанах, в средних — 50$.
А. В.: Многие интернет-магазины уже, мне кажется, год как предлагают как раз расплачиваться карточкой.
В. К.: Конечно, конечно!

Мы провели эксперимент. Крупнейший ритейлер сотовой связи, мы звоним и говорим: мне нужно купить два iPhone в подарок с доставкой, но обязательное условие — я хочу картой оплатить. Они говорят: «Ну, тогда курьер не завтра приедет к вам, не сегодня, а послезавтра, потому что у нас очередь с терминалами, у них график, поэтому ждите».

Вот такие кардридеры спокойно можно раздать всем курьерам, и чтобы ни у кого не возникало мысли: а принимают ли там карты? Ну вот как на Западе, да. Там же никто никогда не спросит: «А вы карты принимаете?», потому что все знают, что это повсеместно.
А. В.: Хорошо, вы упомянули о страховании. Что там, в страховании, интересного?
В. К.: Опять же средний чек. Вы купили машину, все деньги потратили на машину, коврики, и наличных у вас в кармане нет, а еще осталась страховка, КАСКО, ОСАГО, то есть от 10 до 100 тыс., в зависимости от того, какую машину вы купили, вы рады бы потратить. Курьер, точнее, страховой агент, который к вам приехал, конечно, примет у вас наличные, повезет их в кассу. Только один агент на 50, на 30 человек имеет терминал, обучен с ним работать. Мы говорим: сделайте это просто и разумно, раздайте всем, чтобы у ваших клиентов не возникало вопросов, можно ли оплатить картой или нет.
А. В.: Владимир, а распространение мобильного эквайринга напрямую, как мы уже поняли, зависит от распространенности планшетов и смартфонов.
В. К.: Смартфонов, да.
А. В.: Но сейчас распространение получает новая технология NFC. Вам не кажется, что мобильный эквайринг — это тупиковый путь, если есть NFC?
В. К.: Очень интересный вопрос, я его очень люблю. NFC — хорошая технология, она красивая, инфраструктура распространенная, то есть сегодня порядка 40 или 50 моделей смартфонов, которые имеют NFC, но длинный путь интеграции. Проникновение технологии NFC как таковой в ближайшие один-два года требует колоссальных вложений банков, которые довольно консервативны, давайте признаем. Тех, кто пошел в мобильный эквайринг в России, можно пересчитать по пальцам одной руки. Тех, которые пошли в NFC, еще меньше, и при всем при том они это делают под давлением, или под уговорами, или под агитацией международных платежных систем Visa и MasterCard. Расходы, которые должны для этого нести банки, их от этого удерживают. Так вот, мое личное мнение на тему NFC: красиво, я пользуюсь сам каждый день или на заправках, или «Аэроэкспресс» я люблю покупать, когда опаздываешь, — прислонил, схватил билет и побежал. Вот мое личное мнение, что технология NFC рискует за ближайшие два года, не взлетев, как положено, быть съеденной мобильными кошельками. Она не успеет набрать всю свою красоту и мощь. И привожу пример всегда, когда у меня спрашивают: помните Blu-ray? У нас были CD, DVD, Blu-ray, торренты. Где Blu-ray? Красивая мощнейшая технология. Начала дешеветь, не взлетела, и вот ей на пятки наступили наши онлайн-сервисы, которые все смотрят и не мучаются совершенно. Носитель пропал.
А. В.: Ну вот смотрите, такое простое, казалось бы, решение, почему-то только сейчас стало появляться. Кажется, как мы без этого жили?
В. К.: Хороший вопрос!
А. В.: Сколько лет вы отводите на то, чтобы этот бизнес развился и ушел в небытие? Когда ему на смену придет, может быть, не NFC, но что-то другое?
В. К.: Вообще, мне кажется, этот год будет годом становления для России и СНГ. Мы запустились в Казахстане и, наверное, до конца лета запустимся в Украине. Следующий год будет годом развития, за пару лет эта технология должна прорваться, потому что смартфоны поглотят всех. А дальше уже и подешевевшие устройства для нашей услуги, и услуги конкурентов должны вообще снять последние вопросы и по цене комиссии, и по цене устройств и т. д. То есть я вам должен 1000 руб. за вчерашний обед, я взял свою карту и вам отправил деньги, это можно сделать с мобильного кошелька, можно будет сделать у нас. Так вот, возвращаясь к вашему вопросу, я считаю, что…
А. В.: Подождите, а как это можно будет сделать, если это не мобильный кошелек?
В. К.: Точно так же. Я взял свою карту, прокатал, ввел 1000 руб., взял вашу карту, прокатал, и деньги с моей карты попали на вашу.
А. В.: И в будущем это будет у каждого?
В. К.: Да, вы приходите покупать, а там, в коробке, лежит такая штука, на брелок ее повесили и не снимаете.
А. В.: Ну хорошо, и сколько лет просуществует такая история?
В. К.: Я считаю, что пару лет должно занять для захвата, два-три года, а жить это будет ровно столько, сколько пластиковая карта будет иметь полосу на обратной стороне и чип.
А. В.: Вот это вы имеете в виду?
В. К.: Да, эту полосу магнитную и чип. На вашей карте нет чипа, но вчера было объявление, что Центробанк все наши банки будет...
А. В.: То есть чипы будут с какого года?
В. К.: С 2015 года принудят, да-да-да. Вот пока будет кусок пластика с полосой ли, с чипом ли, с полосой и чипом PayPass ли, мы считаем, что наше устройство будет существовать в этом виде либо в каком-то следующем.
А. В.: Сколько сейчас стоит запустить бизнес по мобильному эквайрингу?
В. К.: Я бы сегодня не советовал запускать этот бизнес.
А. В.: Боитесь конкуренции?
В. К.: Нет, не в этом смысле. Как раз наоборот, раз уж такие монстры, как «Связной», как Сбербанк, уже тоже подтвердили в этом месяце, что и они здесь, то, наверное, я бы новичкам два раза посоветовал подумать. Вообще, мы так особенно не скрываем, по конкурентам вы можете посмотреть, один известный проект привлек 2,7$ млн, второй — тоже похожую цифру, мы уложились в меньшие деньги, потому что мы привлекли партнера.
А. В.: Ну, вы не скрываете, так скажите какие?
В. К.: Меньше миллиона, но потому что мы сэкономили на канале продаж, мы получили партнера «Билайн», поделились прибылью и сказали: «Можно мы теперь во всей России будем продаваться?» Вот у нас, например, клиент с Сахалина зарегистрировался несколько дней назад, а когда бы я еще сейлс-менеджера пригласил в Сахалине что-то попродавать? Перспективы хорошие, работы много, поэтому давайте через несколько месяцев или полгодика посмотрим, чего мы добились.
А. В.: Ну да, вы, кстати, не говорите о результатах почему-то.
В. К.: Ну, все понимают, что это такой этический вопрос. Счет по ридерам идет на тысячи, по клиентам — на сотни. Мы хотим, чтобы счет по клиентам шел на тысячи, а по ридерам — на десятки тысяч.
А. В.: А по установкам приложения?
В. К.: У нас по iOS что-то около 1000, 900 я последний раз видел, по Android чуть меньше, как ни странно, хотя мы ожидали, что будет наоборот. Видимо, потому что мы в Москве начинали активно, там iOS больше скачивают. Сейчас мы запустили lite-версию под Android, как раз для совсем простых мобильных. До этого мы рассчитывали на мощные флагманские смартфоны, сейчас мы поддерживаем, грубо говоря, 200 моделей Android.
А. В.: Ну что, Владимир, я пожелаю вам развития, удачи!
В. К.: Спасибо большое!
А. В.: Пригласим, когда будут уже результаты, и вы нам все расскажете!
В. К.: Да, или многое!
А. В.: Или многое, да.
В. К.: Спасибо, очень интересно!
А. В.: Спасибо вам большое! У нас в гостях был основатель сервиса Pay-Me Владимир Канин, меня зовут Александр Ветров. Пожалуйста, пишите нам, предлагайте темы для обсуждения, задавайте вопросы. Всем удачи, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии