Регистрация

Поведенческие факторы: когда нельзя, но очень хочется

14
0
1 558 0
Аудио Текст
3 апреля 2014

Захватывающий триллер о перспективах продвижения поведенческими факторами в 2014 году. В главных ролях: Кирилл Вайханский, PR-директор компании Movebo, и Николай Коноплянников, руководитель сервиса социальной активности UpToLike. А также «Яндекс» (за кадром). Не пропустите!

Из передачи вы узнаете:
— что такое поведенческие факторы, кто их придумал, кто их учитывает и какие из них наиболее значимы для поисковиков;
— каковы тенденции учета поведенческих факторов в 2014 году;
— какие бывают варианты накрутки «хороших» поведенческих факторов и каковы их плюсы и минусы;
— насколько активно сейчас работа с социальными факторами вытесняет «традиционную» накрутку поведенческих факторов;
— почему сервис UpToLike позволяет не только привлекать пользователей по социальным каналам, но и собирать ценные статистические данные;
— используются ли сервисы социальной активности для «социального SEO»;
— какие факторы стали официально известны после обнародования доклада аналитиков «Яндекса» на CIKM 2013;
— зачем «Яндексу» нужно было разрабатывать и выводить новый алгоритм борьбы со ссылочным спамом, если планируется отказываться от ссылок;
— нужно ли пугаться предупреждения «Яндекса» о том, что «накрутка поведенческих факторов опасна для сайта»;
— станет ли работа на сайте над «внутренними поведенческими факторами» стратегически более плодотворна, чем накрутка;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Добрый день, уважаемые телезрители! В эфире программа «Точка зрения», в студии я, Сергей Иванов. Сегодня мы попытаемся обсудить, какие перспективы в 2014 году у такого многогранного явления SEO-отрасли, как поисковое продвижение поведенческими факторами. А помогут нам в этом наши эксперты — PR-директор компании Movebo.ru Кирилл Вайханский. Кирилл, привет!
Кирилл Вайханский: Привет!
С. И.: И руководитель сервиса социальной активности UpToLike Николай Коноплянников. Коля, привет!
Николай Коноплянников: Хеллоу!
С. И.: Ну что ж, я сначала, позвольте, как в том анекдоте, начну издалека. Итак, у нас существуют так называемые белые и черные методы продвижения. Ну, белые и черные — не потому, что они плохие и хорошие, так их просто называют всеми любимые нами поисковики. Итак, белые методы — это изготовление, создание сайта для людей, его так и называют — СДЛ, его оптимизация, его «вылизывание», наполнение качественным контентом и прочие правильные вещи. Вещи хорошие, вещи правильные, но пройдет очень много лет, когда вы добьетесь, как говорят оптимизаторы, приемлемых результатов.
Н. К.: Заслужите доверие.
К. В.: Добьетесь успеха.
С. И.: И когда вы «весь в белом» заслужите это доверие, то увидите, что ваши конкуренты, которые пользовались популярными современными методами оптимизации, ушли далеко вперед, получили кучу трафика, конверсий и т. д., и т. п. Но к тем самым «другим методам» отношение, как мы сказали, неоднозначное. Давайте поговорим о продвижении поведенческими факторами. Но сперва для тех, кто не знает или забыл, дадим определение, что такое поведенческие факторы, кто их придумал, кто их меряет, кто их отслеживает и для чего они нужны. Начнем с Кирилла.
К. Ф.: Под поведенческими факторами мы понимаем в основном сигналы для поисковой системы, по которым она оценивает, насколько сайт был полезен пользователю по тому или иному запросу. Основные поведенческие факторы — это кликабельность на выдаче сайтов, это время, проведенное пользователем на сайте, это возвраты на выдачу. И есть еще изрядный объем второстепенных факторов, и, по нашим исследованиям, в 2014 году они будут набирать больший вес, набирать обороты.
С. И.: Ну что ж, очевидно, что вес различных поведенческих факторов неодинаков. И интересно было бы знать, какие из них для поисковиков имеют больший вес, какие меньший. Кирилл?
К. В.: Основной вес для поисковых систем имеют, естественно, CTR на выдаче, время пребывания на сайте и возвраты на выдачу, в какой-то степени глубина просмотра на сайте. Это имеющие на данный момент, скажем, 80% веса, по нашим оценкам.
Н. К.: Веса поведенческих.
К. В.: Да, мы говорим сейчас именно о поведенческих. Общий вес, к сожалению…
С. И.: Именно на них, получается, в первую очередь и стоит обращать внимание тем, кто собирается работать с поведенческими факторами и продвигаться.
К. В.: Да.
С. И.: Несмотря на все противодействие поисковиков, по разным данным, общая статистика поведенческих факторов в 2013 году такова: 52% — это «Яндекс», 32% — Google, усиление ссылок — 15%. Данные могут разниться. Я сейчас даже готов, если у вас есть возражения, принять их и далее обсудить.
К. В.: Нет, в принципе возражений нет.
С. И.: Главное — понять, каков масштаб. В таком случае давайте поговорим, уж коль такое явление существует, какие сейчас тенденции влияют на поведенческие факторы, что дальше будет? Будут факторы добавляться, изменяться? Что сейчас в работе, что, наоборот, перестает иметь значение?
К. В.: На самом деле убираться факторы вряд ли будут, будут только добавляться. Скорее всего, будет происходить достаточно большое усиление второстепенных факторов — тех, на которые сейчас поисковые системы если и обращают внимание, то небольшое.
С. И.: Получается, идет движение поисковиков, новые факторы появляются в фокусе зрения поисковика, именно поэтому надо работать? Или наоборот?
К. В.: Они давно в поле зрения поисковых систем, но просто их вес раньше был не очень большим. Сейчас их вес увеличивается, и большее значение приобретает поведение пользователя не только на выдаче, но и на самом сайте.
Н. К.: Сейчас они просто анализируют. Не просто так же «Яндекс» браузер свой запускает, тулбары свои запускает. Все изучают.
С. И.: Активно?
Н. К.: Все активно изучают, анализируют. Доклады всякие умные читают, понимаешь. Они же всячески пытаются, грубо говоря, целую нишу людей, специалистов лишить работы. Мы пойдем все на телевидение работать.
С. И.: Да-да-да, когда всех проанализируют.
Н. К.: Ведущим.
С. И.: Считайте, что вы уже на телевидении. У меня, кстати, тоже офтоп-вопрос: а, скажем, специалисту, если он установил у себя эти тулбары «Яндекса», понятен алгоритм и объем тех данных, которые берет с него «Яндекс»? Он может как-то это вычислить?
Н. К.: Специалист или простой смертный пользователь?
С. И.: Нет-нет, простой смертный, конечно.
Н. К.: Простой смертный пользователь вообще никогда не поймет ничего.
К. В.: Простой смертный нет.
Н. К.: У него есть тулбар — и все, он ничего не знает о нем.
С. И.: А если опытный сеошник?
К. В.: Сеошник тоже, если он не программист или у него нет хороших программистов, не поймет. Естественно, если он проанализирует трафик, что отправляется, какие данные… Все шифруется, конечно, но все равно все можно вытащить.
С. И.: Ход мыслей, в общем, можно как-то отследить?
К. В.: Да.
Н. К.: Поверхностно.
С. И.: Ага.
К. В.: Ну да, не досконально.
Н. К.: В общем, все хорошо знает только сам программист, который программировал тулбар, а также отдел аналитики, которому он поставляет эти данные.
С. И.: В общем, нет того замочка, к которому не подходит какой-то ключик, рано или поздно, я понимаю, все вскрывается. Расскажите о плюсах и минусах продвижения поведенческими факторами. Я причем подозреваю, что у Кирилла и Николая мнения будут не совсем одинаковы.
Н. К.: Почему? Мы можем сделать так: значит, он на одной руке зажимает пальцы за плюсы, я на другой — минусы.
С. И.: Давайте попробуем так.
Н. К.: Потом он на своей — минусы, а я — плюсы.
С. И.: Да, да. Потому что Кирилл этим занимается профессионально, а Николай все-таки принадлежит лагерю, который…
Н. К.: Да, а я дилетант в этом. Я как раз тот простой пользователь, который боится, боится еще пока.
С. И.: Давайте. Брейк!
Н. К.: Брейк, да.
К. В.: Основные плюсы — это простота использования. Не надо обладать какими-то сверхъестественными знаниями. Заходишь в любой сервис, который занимается накруткой поведенческих, и, в принципе, добавив ключевые слова, ты уже все запустил, все работает. Да, там есть небольшие нюансы в том, как…
Н. К.: Ограничение топ-50, да?
К. В.: Да, ограничение топ-50, у разных систем разные настройки дополнительного трафика.
Н. К.: Тяжело с тематикой.
К. В.: Ага.
Н. К.: С конкурентными запросами.
К. В.: Да нет особой сложности в конкурентных запросах. Касательно тематики на данный момент поисковые системы, грубо говоря, предыдущую историю поисковых запросов пользователя не учитывают. Если она имеет вес, то минимальный.
Н. К.: Однако они в декабре сказали, что собираются учитывать подобные вещи.
К. В.: Они и сейчас их учитывают, но слишком малый вес.

И по заявлению самого же «Яндекса», интересы пользователя меняются настолько быстро, что они не успевают под них адаптироваться.

Они пытались запускать всякие штуки, которые адаптируются под интересы пользователя. Но единственное, что действительно хорошо работает, что себя показало, — это как раз, не помню, как называется у них, по-моему, моментальная подстройка под интересы. Это когда он тебе выдает поисковые подсказки в зависимости от твоих запросов, которые ты вводил в последние несколько минут, до 15 минут.
Н. К.: Но очень тяжело такие вещи спрогнозировать. Поэтому они сейчас и развивают свой «Яндекс.Директ» и всюду его пихают, правильно? Чтобы как раз естественная выдача, за которую борется SEO, SEO в любых его связках — поведенческие, ссылочные, статейные, что угодно… Они пытаются нас вытеснить за счет своего «Яндекс.Директа». Они почему усложняют продвижение ссылками, усложняют жизнь поведенческим, всех пугают? Ведь кто, по сути, пугает? Пугает как раз таки по большей части сама поисковая система: «Ребята, а-та-та».
С. И.: Ну, специально же вывешивается страшилка.
Н. К.: Это как в свое время: «Коля, не ходи на стройку! Там ты можешь упасть, поломать ногу».
С. И.: «Кирпич словить».
Н. К.: «А это будет больно». Понимаешь? Здесь такая же ситуация. Но если говорить о стандартном SEO, то здесь можно сказать следующее: неумелыми руками, — я уверен, с поведенческими то же самое, — ты, грубо говоря, и из кучки говна можешь слепить гранату и убить кучу народа. Здесь то же самое: если не умеешь накручивать — не берись. И я больше чем уверен, что существуют такие проблемы в Movebo, Userator.
К. В.: Да, ну, там разные... SERP Click.
Н. К.: В любом случае везде есть эти сервисы, но в них тоже существуют проблемы кривых рук.
К. В.: У нас, я со своей точки зрения могу сказать, это сведено к минимуму, ты не можешь навредить себе. Есть ограничения.
С. И.: Возникает вопрос: клиент не знает, к кому обратиться, и не знает, какими методами пользоваться. Может быть, там все ботовая накрутка, большой ботнет и тупо ему там поднимают на 700%...
Н. К.: Тогда это все усредненно. Хорошо, я интернет-магазинщик, допустим. Ничего не знаю про SEO. Мне сказали, что эта тема реально рулит, что я в естественной выдаче реально попаду в топ-5, топ-10, не покупая никаких ссылок, потому что мне другой сосед сказал, что ссылки перестают работать. Я начинаю это делать, и кто ко мне приходит? Те, кто раньше смотрел кошечек, а теперь мне их подсовывают, будто я хочу им продать холодильник?
С. И.: Ну да.
Н. К.: Здесь поведенческие — хорошо, поведенческие. Но если поисковая система не учитывает, например, историю, то такие сервисы обязаны учитывать историю и говорить: «Давайте мне только ту публику, которая будет интересна мне сейчас». Меня, например, дико достает: вот я зашел как-то в World of Tanks, какой-то искал, я не знаю, прицел… Играю. Есть у меня такая проблема — вечерами поигрываю. Искал прицел, и теперь я не знаю, что делать со всей этой рекламой. Я везде вижу эти танчики. Поэтому нужно уйти от этого всего и прийти к какой-то рекламе в реальном времени, чтобы RTB-торги были во всяком случае.
С. И.: Да-да-да.
Н. К.: Вот приблизительно то же, на мой взгляд, должно перекочевывать и в SEO, чтобы в реальном времени, здесь и сейчас, мне подсовывали того клиента, который мне нужен. Но я так понимаю, что это будет нецелесообразно и очень дорого. Вот и все.
К. В.: У нас есть в системе учет предыдущей поисковой истории пользователя. Мы собираем статистику, что он искал, и стараемся, естественно, пользователя…
Н. К.: По Google тоже?
К. В.: И по Google тоже такая же история.
Н. К.: А как?

К. В.: У нас программа при установке пользователем на компьютер неделю собирает данные. Предварительно, перед тем как начать работать, грубо говоря. И она еще постоянно собирает его поисковую историю.

Мы, как и любая поисковая система, со своих пользователей…
Н. К.: Она за ними подглядывает и снимает движения клавиатуры? Или как она снимает? Google не передает referer.
К. В.: Да, мы снимаем именно, это программа, установленная на компьютере. Мы снимаем его именно с ввода в поисковую строчку. Первую неделю вообще мы занимаемся тем, что собираем информацию о поведении пользователя. Для того чтобы нам потом его качественно эмулировать, мы собираем информацию, как он двигает мышкой обычно, как он себя ведет на выдаче: он заходит на сайт и, когда читает текст, водит мышкой по тексту. Все это программа запоминает и потом выдает некие паттерны, и уже на основе них делаются небольшие randomizes. И поехало!
Н. К.: Заходил я на порнушку, а теперь холодильник покупаю.
С. И.: Да, в общем, нормальная история.
К. В.: Да, а почему нет?
Н. К.: Да, хорошая.
С. И.: Человек он такой, многогранный.
Н. К.: Между прочим, вы зря смеетесь. Порнушники, между прочим, самые дорогие. Фармы и порнушники. Всем нужен страпон и желательно таблетки, чтобы этот страпон поддерживать.
С. И.: Да, но тут уже и фактор один нормальный поведенческий выяснен. Но тем не менее как раз Кирилл сейчас приоткрыл завесу над технологией: клиенту, который ничего не понимает, нужно как-то определяться, где для него опасность поведенческих факторов, а где она ему в меньшей степени грозит. Что он должен понимать о компании, которая берется его обслуживать? Насколько там автоматизация должна рулить, в каких пропорциях количество ручного или, скажем, живого участия должно существовать? Какие параметры должны показываться? За что сразу бан и погибель?
К. В.: Я понял. В принципе, достаточно посмотреть на несколько параметров. Первое: есть ли ограничение по верхнему порогу дополнительного трафика, который будет приходить к вам, и откуда берется информация об этом. Если есть возможность подключить свою систему статистики и есть верхний порог по трафику, то здесь вы себе не можете навредить. Если вы задаете вручную объем дополнительного трафика — какой угодно, то, естественно, могут возникнуть проблемы. Но, насколько я знаю, почти у всех сервисов сделаны есть режимы простой и продвинутый. Продвинутый — это когда ты действительно можешь все вручную задать. Простой — оптимальный для всех вариант, для того чтобы пользователь ни о чем не задумывался: добавил запрос, нажал «Запустить», и это будет работать. Да, конечно, в некоторых случаях это будет работать хуже, чем профессиональный режим, когда ты понимаешь, что делаешь, что ты накручиваешь. Но это точно так же работает, только, возможно, чуть менее эффективно.
С. И.: Сейчас стало популярным соединять поведенческие и социальные факторы. Можно накручивать группы в соцсетях, накручивать комментарии.
Н. К.: Неестественные способы накрутки.
С. И.: Да.
Н. К.: Можно так теперь назвать.
С. И.: Может быть и так, да.
Н. К.: Естественный прирост ссылочной массы и неестественный прирост ссылочной массы.
С. И.: Поясни нам, Коля, что это такое.
Н. К.: Здесь даже пояснять, по сути, нечего. Есть куча социальных сервисов. Есть социальные сети, в конце концов. Вот ты нам перед встречей рассказал, что ты узнаешь новости о майдане, о всяких стрелках и прочем, прочем из Facebook.
С. И.: И о страпоне тоже.
Н. К.: И, хрен с ним, о нем тоже. Там вроде блокируют такую информацию, насколько я знаю. Тебе понравилась информация, ты что делаешь? Ты либо наслаждаешься тем, что читаешь прямо в ленте, но, если тебе недостаточно информации, ты переходишь на сайт. Вот как раз начинают работать те самые поведенческие.
С. И.: Или если я хочу сохранить материал в закладках.
К. В.: Лайки.
Н. К.: Лайки, шары, да. Ты сохранил себе, еще что-то, потом почитать — какие-то такие вещи. Это все, по сути, поведенческие, но основанные на социальных факторах. Я бы даже не сказал, что это SMM, или продвижение в социальных сетях, или еще что-то.
С. И.: Вполне нормальное SEO, да?
Н. К.: Нет, но здесь же, понимаешь, в чем все дело? Это специализированный человечек сидит и ведет какие-то группы, со всеми чем-то делится, рекламу где-то как-то продает.
С. И.: Причем везде разные действия. Я понимаю, что где-то комменты надо накручивать, где-то сообщества и т. д.
Н. К.: Это все естественно. Это мне просто тупо понравилась на сайте какая-то информация, я ей поделился в социальной сети и жду, когда же ко мне придет миллион человек из социальной сети посмотреть мою супермегапуперновость.
С. И.: А они приходят?
Н. К.: Они приходят. Нет, все зависит от того, куда я это запощу, правильно?
К. В.: И как это оформлено.
Н. К.: Да, и как это оформлено. Здесь мы уже можем подключить контентный маркетинг теперь. Ты же понимаешь, что передача у нас не о поведенческом, что сейчас мы можем говорить очень много всего.
С. И.: И широко, да.
Н. К.: Но сведется все это к тому, что нужно делать все для людей.
С. И.: Да, так или иначе.
К. В.: Для людей и комплексно, потому что нельзя воздействовать на что-то одно и считать, что все, это панацея и это тебя выведет в топ.
Н. К.: В том-то и дело, что если будешь пытаться ссылками, то тебе Google скажет «ай-яй-яй».
С. И.: Да, многовато будет.
Н. К.: Вот тебе целый список ссылок, за что я тебя не люблю. «Яндекс» пытается сделать то же. Мы пытаемся как-то поведенческими сыграть, контентными, социальными. И все это приводит к тому, что хоть как-то мы разбодяживаем — либо ссылочный лист, либо как-то поведенческий шум тоже пытаемся немножко разбодяжить.
С. И.: А какой микс сейчас кажется оптимальным здесь и сейчас? Социальные факторы начинают каким-то образом не вытеснять, а как-то долю увеличивать?
Н. К.: Влияют, конечно. Мы правильно сейчас рассуждаем на тему того, что все должно в совокупности работать. Социальные факторы работают, но есть минусы. Это то, что, допустим, если у меня в социальных сетях один друг, вряд ли он даст мне какой-то эффект, понимаешь?
С. И.: Конечно, мы применяем технологию.
К. В.: Должна быть хоть какая-то активность.
С. И.: Мы не друга будем запрягать, естественно. У нас найдется.
Н. К.: Ну, понятно. Вот это как раз-таки накрутка поведенческих и т. д. Это когда не друга просят, понимаешь? Это когда человек получает десять копеек за то, что, пока он не работает за компьютером, компьютер работает за него.
С. И.: Ставит лайки на YouTube, какие-нибудь комменты, которые поднимают.
Н. К.: У меня вопрос. Я не знаю, коммерческая тайна или нет… Сколько компьютеров, то есть установок сколько?
К. В.: У нас на данный момент порядка 70-75 тыс. пользователей.
Н. К.: Офигеть! Это все люди, которые согласились десять копеек заработать?
К. В.: Да, да.
Н. К.: А какая-то сегментация есть?
К. В.: В общем, есть, соотношение примерно такое же, достаточно естественное. Мы сравнивали как раз тех, кто двигает вручную, где выполняются вручную задания. Там достаточно понятный соцдем-портрет пользователя, там более или менее понятно, что это, скорее всего школьник, может быть, студент.
Н. К.: В 99%.
К. В.: Да. А еще у нас достаточно забавная ситуация по браузерам. Если взять LiveInternet, наша кривая по браузерам ровно такая же. Пользователи в основном — это Chrome, потом, соответственно, Firefox разных сборок, Opera, «Яндекс.Браузер». Единственное что, с «Яндекс.Браузером» мы пока не работаем нормально, есть нюансы. Но, соответственно, если установлен в том же Internet Explorer, Firefox «Яндекс.Бар», то никаких проблем. У нас достаточно много таких пользователей.
С. И.: А мне любопытно, Коля, сейчас возник вопрос: а твой сервис UpToLike не только позволяет привлекать пользователей по социальным каналам, но и дает достаточно серьезную аналитику, да, и статистику? А его можно использовать для социального SEO?
Н. К.: Можно. Можно понять, во всяком случае, кто все эти люди, которые, допустим, к тебе возвращаются из социальных сетей, и на основе этого определить, каким людям ты интересен, а каким нет, на что делать упор и на что не делать. Анализировал буквально недавно новостной сайт. Просто смотришь, как ведут себя люди с новостными сайтами: здесь четко выраженные всплески, да? Вот появилась новость, человек — хренак, туда ее, давай всем расскажу сейчас, ко мне придут.
К. В.: Первый расскажу.
Н. К.: Да, первый расскажу.
С. И.: Да, первый!
Н. К.: Первый день — народ валит, приходят, смотрят, интересуются, все классно. Второй день — все, затишье. Что новостному сайту нужно делать? Ему нужно писать новую новость, и еще горячее, чтобы…
С. И.: …градус повышался.
Н. К.: «Анке-пулеметчице на Майдане оторвало сиськи». Вот представляешь, какой будет всплеск! Здесь же нужно шокировать еще, шокировать людей!
С. И.: Да-да-да.
Н. К.: Подстегивать. Они возвращаются, да. Но если бы мы просто говорили: «Ну вот, к тебе вернулось 500 человек». Хорошо, замечательно. Ну, вернулось, и что, а кто все эти люди?
С. И.: Те же самые или новые?
Н. К.: Сейчас это уже развитие самого сервиса, по сути. Сейчас можно сказать, каким браузером он пользуется, стандартные какие-то метрики: страны, откуда приходят все эти люди, какая история, что они у тебя делали на сайте, какие страницы смотрят, что больше лайкают, что больше «шарят», в какие социальные сети. Социальная статистика. Вот, по сути, сейчас идет именно к этому — пользователю дать инструмент для белой накрутки поведенческих метрик. Вот мне это сейчас нравится.
К. В.: Да, чтобы понимать, грубо говоря, на кого ему нужно работать.
Н. К.: Да. Чтобы понимать, что интересно его читателям. На e-commerce? Я не могу сказать, как на e-commerce это будет работать, потому что поделиться… Мне очень хотелось бы верить, надеяться, что все-таки мой друг, который поделился со мной радостью о том, что он купил г…, не буду говорить этого плохого слова, — фон, марка, тра-ля-ля, — [не ждет, что] я вдруг заинтересуюсь, перейду на этот сайт и тоже его закажу. Мне очень хочется верить, что такие люди, которые заинтересуются этой надписью, приходят и делают продажи моим, грубо говоря, клиентам — тем людям, которые установили какие-то модули социальной активности, которые представляет мой сервис, или еще что-то. Но я понимаю, что, по большому счету, к этому еще нужно стремиться. И здесь нужно работать непосредственно самим владельцам сайтов. То, что они сейчас делают, то, как выглядят их интернет-магазины, оставляет желать лучшего. И поэтому да, они и стремятся идти в «контекст», идти в «Яндекс.Маркет», пользоваться общей «Корзиной». Сегодня Волож написал, всем рассказал, что, оказывается, у них не будут ездить машинки…
С. И.: …логистически интегрированные.
Н. К.: …да, а они просто хотят, чтобы, когда, допустим, ты заказываешь телефон, чехол, еще что-то из разных магазинов, это приходило к одной группе доставки. Это «Яндекс.Такси» свое будет, понимаешь?
С. И.: Грузовое.
Н. К.: Да, грузовое. Ты будешь отдавать им возможность у этого забрать, у того забрать, у третьего забрать и такому-то привести.
С. И.: Уменьшить проблемы.
Н. К.: Да, они к этому ведут, понимаешь? Они всячески пытаются заработать максимум на всем.
К. В.: Консолидировать все элементы, все к тому и идет.
Н. К.: Мы, в свою очередь, сейчас как раз таки и пытаемся ссылочек закупить, вечных, из статей, еще что-то, потому что это даст нам позиции. Потом нам сказали, что это не даст нам позиции, давайте теперь поведенческие. Поведенческие — хорошо, сейчас. Кто-то боится. Ну, знаешь, когда-то и Sape боялись очень. Пока не появился SeoPult, все боялись Sape. Не все, а какая-то часть. Сейчас то же самое. Появился… Блин, мне не нравится это, потому что читаешь доменное имя, получается не совсем красиво звучит, а на самом деле это Userator. Появился он, все на него начали плевать, хаять его, сказали: «Вот, из-за него сайт мой попал в бан». Технологии не стоят на месте. Вот правильно они говорят, что учатся эмулировать пользователя, следят за ним, учатся на нем, какие-то паттерны строят, различные шаблоны, как он, куда ходит, и потом, соответственно, запускают это в действие. Это уже больше — Userator 2.0. Но я не слежу сейчас за развитием Userator. Я не знаю, может быть, они тоже уже впереди планеты всей.
К. В.: У Userator основной как раз плюс в том, что у них есть ручное выполнение заданий.
Н. К.: Слушайте, я предлагаю сейчас позвонить владельцу Userator, чтобы он нам денег заплатил за маркетинг. Мы сейчас сидим, значит, Movebo и UpToLike, который там как-то в сторонке притерся, затронули вот настолечко SeoPult и SeoPult.TV... Я предлагаю разговаривать именно о Movebo.
С. И.: Я с ножницами позвоню: «Вот сейчас я вырезаю о Userator все слова».
Н. К.: Да, этого не должно быть.
К. В.: Или запикаем.
С. И.: Секунда — доллар. Сто секунд — сто долларов.
Н. К.: Вернемся к нашим баранам.
С. И.: Вернемся, да.
К. В.: И, соответственно, если говорить о Userator, у них есть один из плюсов — ручное выполнение заданий. И, скажем, если тебе нужно сделать что-то сложное на сайте действительно: нажать на эту кнопочку, выделить текст, скопировать, вставить сюда, добавить в «Корзину»…
С. И.: Это такой подстраховывающийся клиент, который прямо хочет, чтобы все чисто было — и не дай бог его засекут.
К. В.: Нет, не чисто. Скажем, есть такие «профессиональные» сеошники, которые считают, что такое действие будет точно круто.
Н. К.: Если на эту мозоль надавить, то точно вылезет.
К. В.: Да, то «Яндекс» точно скажет…
С. И.:
— За деньги делаешь?
— Нет.
— А если найду?
То есть уже так, да?
К. В.: И есть такие люди, соответственно. Действительно, если нужна какая-то сложная цепочка действий или если нужна цепочка достаточно большая, с социальными какими-то штуками, со всеми делами, в этом случае Userator — о’кей. Автоматическое выполнение там достаточно грустное.
Н. К.: Как раз когда спрашивал про то, выделяете ли вы какие-то ниши, я специально для этого и спрашивал. Автомат хорош: я нажал на кнопку — забыл. Ввел запросы, он мне предложил список до топ-50 и говорит: «Чувак, пять недель, у тебя будет все хорошо. Позиции поднимутся, все будет хорошо». Но еще раз, у меня сайт Damochka.ru, про бл...душек… Ой, вырежьте, пожалуйста. У меня есть Holodilnik.ru, это интернет-магазин, какая-то своеобразная ниша. У меня есть, не знаю, News.ru, где у меня новости пишутся. И у меня есть SeoPult.TV. Да, это тоже контентный проект по сути своей, но он построен на видео. У вас сколько человек в автомате, сколько робот должен провести времени на сайте?
К. В.: В стандартном режиме он проводит от трех до пяти минут.
Н. К.: Отлично! Только эта передача будет идти сорок с лишним минут. Как быть в этой ситуации? Недосмотрел, не понравилось?
К. В.: Для продвижения видеопорталов автоматический режим как раз не очень хорош.
Н. К.: Вот!
К. В.: Мы сейчас работаем над этим тоже.
С. И.: А перенастроить как-то нельзя, нет?
Н. К.: Вот сегментации, по сути, не хватает.
С. И.: У меня в целях десять минут минимум стоит.
Н. К.: Вот смотрите, я буквально сейчас тоже обсуждал такую ситуацию: интернет-магазин, — меня просто смущает именно эта проблема, — зашел, три-пять минут походил, ушел, вернулся на поиск.
С. И.: И ничего не купил.
Н. К.: Да, получается, что если я вернулся на поиск, значит, меня не удовлетворило то, что я там смотрел, и все очень плохо.
С. И.: И нечего показывать на первых позициях.
К. В.: Как раз у нас, грубо говоря, стандартная схема поведения, «хорошая» поисковая сессия: открывается браузер по умолчанию, установленный пользователем, совершается заход в нужную поисковую систему, вводится поисковой запрос, дальше он заходит на несколько сайтов, тоже рандомное значение сайтов…
Н. К.: Возвращается здесь, а здесь не возвращается.
К. В.: Да, он заходит, там проводит не более 30 секунд, закрывает, возвращается на поиск. И, соответственно, заходит уже на последний сайт, нужный для продвижения, и там проводит определенное время, после чего на поиск не возвращается.
С. И.: Я думал, сейчас Кирилл скажет: «И покупает».
Н. К.: Я к чему и веду, этого не хватает, хотя бы сэмулированного действия.
С. И.: Заказ хотя бы сделал.
Н. К.: Да, чтобы он хотя бы положил что-то одно в «Корзину», другое в «Корзину», навел мышкой на телефон — и все.
С. И.: Заказ в один клик, да.
Н. К.: Да, после этого действия 20-30 секунд. Этого достаточно, чтобы набрать номер, начать разговор. И потом ты тупо закрываешь эту вкладку, потому что ты доволен.
С. И.: Да, цена не устроила.
Н. К.: Или даже копируешь этот путь. Уже все, пошли мысли… . Может, я пойду к вам креативным директором?
К. В.: Идей очень много, как все делать, но…
Н. К.: Согласен. У нас тоже много всяких идей, но именно такого не хватает — сегментации. Почему останавливает? Потому что, по сути, работаем-то с e-commerce. Я не знаю, зачем мне…
К. В.: Грубо говоря, это все работает. То, чего все боятся, что я буду накручивать, у меня снизится показатель конверсии и поэтому меня «Яндекс» перестанет любить.
Н. К.: А как «Яндекс» поймет, что у меня снизился показатель конверсии?
К. В.: Очень много людей в этом уверены просто.
Н. К.: Да нет.
К. В.: Это понятно.
Н. К.: Здесь именно то, что на время рекламной кампании я согласен, я точно знаю, что я сейчас накручиваю поведенческие. Все, я точно знаю. Поэтому я уверен, что у меня сейчас в «Корзине» пойдет какой-то спам, мусор и прочее. Я не буду ругать своих менеджеров. Но если мне это даст какой-то результат, допустим, через неделю-две и, например, мои горячие пирожки будут стоять выше, чем горячие пирожки какого-то моего конкурента, я с согласен.
С. И.: Да.
Н. К.: Нет, я согласен, если это будет так. Но когда это простое, я не хочу называть это тупым действием, но, по сути, это машинное действие: зашел, да, хорошо, посмотрел у конкурента, закрыл ссылку, не нравится, зашел к тому, не нравится, а здесь я нашел-нашел-нашел, я все равно вернусь в поиск, для того чтобы, после того как положить, еще, может быть, какие-то отзывы где-то почитать.
С. И.: Посравнивать.
Н. К.: Или вернуться в поиск, посмотреть там какие-то отзывы, а потом опять вернуться на сайт и уже совершить действие.
К. В.: Практика показывает на самом деле, что тогда «Яндекс» будет считать, в большинстве случаев поисковая система считает, что если ты вернулся на поисковую выдачу, то это плохо.
Н. К.: Мне как человеку логичнее, что так. Опять же, это минусы еще и развития «Яндекса». Не развития, они же всех умнее.
К. В.: Да, они же развиваются в направлении, чтобы как можно больше естественности научиться анализировать.
Н. К.: Вот они и пытаются.
К. В.: Это такие объемы данных, что нереально очень многие вещи обрабатывать.
Н. К.: Очень много.
К. В.: Поэтому на данный момент они достаточно просты, скажем так, в учитывании данных.
С. И.: Ну да, как раз про развитие «Яндекса». Давайте вспомним о том, что «Яндекс» на конференции CIKM 2013 представил масштабное исследование о посткликовых маршрутах.
Н. К.: Скажем так, не «Яндекс» представил, а аналитики «Яндекса».
С. И.: Аналитики «Яндекса», да.
К. В.: Аналитики, да.
Н. К.: Они открещиваются от этого всего.
С. И.: А сами открещиваются, да?
К. В.: Сейчас да.
Н. К.: Всячески пытаются сказать. Почему? Потому что там сразу, как только это все вышло, все ж прочитали…
С. И.: Поднялась какая-то бешеная волна.
Н. К.: Среди нашего брата, поднялась сразу шумиха. Кто-то начал заявлять, кричали со всех сторон: «А мы знали! Вот мы именно так все и делаем!»
С. И.: Что изменилось? Это достоверные данные о тех факторах, которые они озвучили?
К. В.: Ну, достаточно достоверные. И там как раз очень много вторичных факторов, скажем так, которые раньше имели достаточно небольшой вес. И, по нашему ощущению… Просто так аналитики не будут работать, понятно. Это исследование проводилось, по-моему, как раз в начале 2013 года. И фактически это те факторы, которые и раньше отслеживались. Единственное, что сейчас они будут приобретать больший вес.
Н. К.: Это то, о чем говорили в начале передачи. То есть сейчас есть чуть-чуть факторов, но скоро их станет ого-го.
К. В.: Их все равно много, грубо говоря.
С. И.: Какая работа чудесная для оптимизаторов, только осваивай.
К. В.: Да, их много, просто раньше 80% веса имели вот эти факторы, а остальные поведенческие, к примеру, сто факторов, все сто имеют вес 20%. Причем три-четыре основных имеют вес 80%
Н. К.: Как в SEO, то же самое происходит.
К. В.: Сейчас будет меняться просто «развесовка» этих факторов, вторичные факторы будут приобретать больший вес.
С. И.: Вот «Яндекс» открещивается. Тем не менее после обнародования той информации что-то изменилось как раз в технологиях продвижения?
Н. К.: Рано говорить о чем-то.
С. И.: Да, рано еще?
К. В.: Да, надо три-четыре месяца, чтобы нам прямо проанализировать.
Н. К.: Это они проанализировали. Теперь нам надо проанализировать, что изменилось. Но я не думаю, что после их анализа они тут же побежали, программисты у них что-то «запрогали», да, и они внесли какие-то новые правки. Это вряд ли.
К. В.: Нет, мы особо ничего не меняли. Мы меняем немножко алгоритмы поведения на сайте, но особых изменений не происходит, и мы меняем алгоритмы исходя из наших исследований, которые мы проводим постоянно. Естественно, мы постоянно следим, что как влияет.
С. И.: Что вам менять? Как раз многие стали высказываться в духе: смотрите, если по трем-четырем запросам продвигать, то из доклада видно, что это не работает, а если по девяти, например, как в Movebo, то прекрасно работает. Они уже подтвердили, получается.
К. В.: Да, у нас было такое исследование в прошлом году. Мы делали достаточно масштабное исследование. Три месяца проводили по всему пулу клиентов Movebo, именно чтобы выявить, как продвигаются успешные, грубо говоря, пользователи, у которых достаточно большой прирост позиций, как продвигаются средние и какая ситуация у тех, у кого практически нет никакого роста. И вполне логичная закономерность выявлена: те, кто продвигает один, два, три запроса, менее шести запросов, в большинстве своем неуспешны. Потому что это люди, которые добавили каких-нибудь ВЧ, высококонкурентных коммерческих запросов один-два, не имея вообще в принципе большого трафика по этому запросу на сайт, и они пытаются его продвигать.
Н. К.: Раз уж мы говорим о поведении людей и о поведенческих, то мне кажется, что просто это не люди. Это либо я зашел просто потестировать: «А дай посмотрю, сколько он мне, допустим, приведет за сколько денег». Или это действительно какой-то Иванушка-дурачок, который заходит, что-то там: «Я сейчас хочу…» У нас тоже в SeoPult есть пользователи, которые, допустим, слово «диплом» продвигают. Вот к чему?
К. В.: Да, есть такие, причем достаточно много таких пользователей, я с этим сталкивался и в предыдущих проектах, не связанных с SEO. В «контексте» та же ситуация, скажем. Очень много пользователей, которые не понимают, как это работает, но где-то краем уха слышали и пытаются это сделать. Естественно, такие пользователи уходят в основном неудовлетворенными. И наша основная задача — их научить, как надо работать.
Н. К.: И начинают писать «хорошие» отзывы о вас. Нет, просто из этого всего я могу вырвать контекст, что подобные сервисы с ВЧ-запросами работают не так хорошо, как например с НЧ и СЧ. И какой уровень конкуренции у этих запросов?
К. В.: Вопрос конкуренции. Потому что если ты двигаешь какой-то ВЧ, вы

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео