Регистрация

Поучайте лучше ваших паучат! Онлайн-сервисы для изучения языков

0
0
2 340 12
Аудио Текст
9 июня 2012

Онлайн-сервисы по изучению иностранных языков стремительно увеличивают число пользователей. Одни из них строятся по классической схеме, как Learn English, проект русской службы «Би-би-си». Другие используют модную схему соцсети а-ля LiveMocha. Насколько же эффективны различные модели онлайн-обучения? Об этом ведущий программы «Бизнес online», Наиль Байков спрашивает у Айнура Абдулнасырова, гендиректора компании LinguaLeo.

Из программы вы узнаете:
— может ли онлайн-сервис обучить иностранному языку лучше живого преподавателя;
— какая модель сервиса эффективнее: авторская или построенная по типу социальных сетей;
— как мотивировать пользователя продолжать учится без ежедневного контроля;
— откуда берутся методики для обучающих сервисов;
— как обстоят дела с соблюдением авторских прав на обучающий контент;
— какие способы монетизации реализуют интернет-сервисы обучения иностранным языкам.

Наиль Байков: Здравствуйте, уважаемые зрители! Это программа «Бизнес online», меня зовут Наиль Байков. Guten tag, meine lieben freunde! Hello, my friends! Bounjor! Английский и французский язык, помимо немецкого, который я изучал 11 классов в средней советской школе, а также в институте, я выучил с помощью веб-сервисов, которые сегодня так или иначе заменяют нам живое общение и вообще живых людей. Иностранные языки, математика, живопись, рисование — чего только сегодня нельзя встретить во Всемирной паутине. Мы сегодня будем разговаривать о том, как научиться с помощью веб-сервисов иностранному языку. У меня в гостях основатель и генеральный директор компании LinguaLeo Айнур Абдулнасыров.

Айнур Абдулнасыров, создатель сервиса LinguaLeo.
Родился 16 декабря 1984 года в г. Дюртюли (Республика Башкортостан).
В 2009 году окончил факультет экономики ГУ-ВШЭ.
За время учебы успел создать проекты Treda.ru, Nativespeakers.ru, Imagestars.ru.
В марте 2010 года открыл в бета-версии сервис LinguaLeo.
LinguaLeo стал номинантом «Премии Рунета — 2011» и победителем конкурса БИТ-2011.
По данным Forbes на весну 2012 года, проект оценивается приблизительно в 10$ млн.

Н. Б.: Айнур, привет!
Айнур Абдулнасыров: Привет, Наиль!
Н. Б.: Я позадаю тебе каверзные вопросы относительно твоего сервиса и специфики развития рынка изучения иностранных языков с помощью интернет-сервисов. Ты можешь мне сказать, в чем все-таки базовые преимущества изучения иностранных языков с помощью того или иного веб-сервиса, в отличие от традиционно существующих: книжек, самоучителей, репетиторов?
А. А.: Я бы начал с другого.
Н. Б.: Начни.
А. А.: Когда мы хотим освоить иностранный язык, подтянуть себя, привести в форму, заняться фитнесом или освоить какую-то профессию, самое главное, что нам нужно для того, чтобы добиться успеха, — это мотивация. Грубо говоря, если процесс не доставляет удовольствия, то рано или поздно человек перестает это делать. Либо он бросает профессию, которая ему не нравится, либо перестает ходить в спортзал, даже купив годовой абонемент на занятия фитнесом.
Н. Б.: Либо разводится. Перестает курить, начинает пить…
А. А.: Либо разводится, потому что отношения его не устраивают. То же самое с иностранным языком. Самый главный секрет для освоения английского, да и любого другого языка — это найти некий подход, который будет доставлять тебе в процессе удовольствие и поддерживать мотивацию.
Н. Б.: Ну хорошо, Айнур, ты сейчас не на лекции, ты сейчас не перед выпускниками на кафедре. Ты в студии SeoPult.TV, и поэтому такой вопрос: главное отличие? Мне разве, когда я беру в руки самоучитель и хочу посетить западные страны, а значит, общаться на родном для тамошних жителей языке, самоучителя недостаточно? Зачем мне веб-сервис?
А. А.: Да, давай посмотрим эти разные подходы. Берешь ты самоучитель Бонк...
Н. Б.: Не важно!
А. А.: Там не хватает интерактива, живой речи, тематических материалов, которые тебе могут быть интересны с различных точек зрения. Когда ты едешь в Англию или в Штаты, там тебе не хватает другого. Тебе хватает возможности общаться с носителями языка, что очень важно, потому что есть только два типа носителей языка. Это сами люди, они же носители языка в стране изучаемого языка, и контент. Контент должен быть аутентичным, интересным и тематическим. Осваивая материалы, которые интересны лично мне, будь то песни любимого исполнителя, либо тематические подкасты, либо аудиокниги, я добиваюсь гораздо большего эффекта, потому что это касается меня. Я запоминаю материал, он въедается в мой мозг, и у меня формируется новое языковое сознание. Если же ты находишься где-нибудь в стране изучаемого языка, тебе не хватает удобных поддерживающих инструментов. Например, мобильного словаря или человека рядом, который подскажет, что значит незнакомое слово, услышанное тобой. А когда мы слышим незнакомое слово в общении с кем-то и не знаем его значения и перевода, то смысл коммуникации резко падает. Потому что ты остаешься оторванным от контекста и от message, который тебе кто-то хотел передать. Это очень важно. Внутри онлайн-сервиса можно создать интерактивную языковую среду, в которой одновременно будет аутентичный контент, возможность общаться с носителями языка, а также инструменты, помогающие это делать.
Н. Б.: Причем в легкой и удобной форме, которая представлена у вас в виде некоего игрового действия, игрового концепта? Я думаю, вы не случайно выбрали логотипом, брендом своего проекта LinguaLeo веселого львенка, да? Как его зовут кстати?
А. А.: Лео.
Н. Б.: Вот, и когда мы готовились к передаче, мы увидели, что практически все обучение с помощью LinguaLeo построена на интерактиве: покормить львенка за хорошие баллы, что-то там еще…
А. А.: Выполнить квесты.
Н. Б.: Выполнить различные квесты, да. Какое место интерактив занимает непосредственно в обучении языку? Игровая форма помогает закрепить тот материал, который я потребляю, в моей незакрепляемой голове?
А. А.: Конечно! Это просто дико связано с мотивацией. Существует такое английское слово gamification, то есть «игровые механики». Сейчас есть тренд: практически во все бизнесы, в которые можно, входит игровая механика. Целые бизнесы построены исключительно на игровой механике. В чем суть игровых механик? Мы все люди, как социальные животные, любим играть в игры…
Н. Б.: (Смеется.) Продолжайте, продолжайте!
А. А.: Друг с другом. В какие-то онлайн-игры с компьютером, где кто-то для нас сделал некий сценарий. И обучение тоже может происходить в игровом процессе. И когда мы делаем полезные для освоения языка действия и получаем не только знания, но и некие игровые очки — очки опыта, звания, статусы, — повышаем свой виртуальный уровень, притом что можно наблюдать это в реальном времени, получая обратную связь, наш мозг работает гораздо более эффективно, процесс обучения становится интерактивным, сразу вознаграждающим за полезные для себя любимого действия. В итоге язык осваивается гораздо более эффективно. А главное, мотивация, о которой я говорил как о главном секрете любого действия. Если человек не хочет чего-то делать, ничего он не сможет добиться.
Н. Б.: Айнур, слово «мотивация» ты за пять минут эфирного времени произнес три раза! Понятно, что игровая форма обучения — это стык психологии и технологии. Если я беру в руки какую-нибудь обучающую книжку или обучающую тетрадь, я через неделю-другую ее заброшу, мне становится неинтересно. Если у меня есть живой преподаватель, но в какой-то момент он отсутствует, то нет контроля, я забываю. В чем заключается мотивация? Как вы мотивируете человека с помощью LinguaLeo продолжать обучение?
А. А.: Да, я расскажу немножко про ноу-хау, о которых я на самом деле нечасто…
Н. Б.: Вот совсем немножко по времени!
А. А.: Да. Каждый раз, когда кто-то тебе напоминает что-то сделать, — это триггер. Если у тебя висит турник между комнатой и гостиной, это триггер для того, чтобы подтянуться. Если он не висит, ты этого не делаешь. Нужны триггеры, нужны игровые механики, которые сами по себе поддерживают мотивацию. В нашем случае мы также особое внимание обращаем на то, чтобы пользователь изучал интересный для него контент. Если меня интересуют технологии, стартапы, предпринимательство, то я смотрю лекции Гая Кавасаки.
Н. Б.: Например, меня интересуют кафе и рестораны, стоянки и как забронировать автомобиль, потому что я собираюсь ехать в отпуск.
А. А.: Ну, иди в «Яндекс» или в Google. Не к нам! Наверняка у тебя есть какие-то интересы. Может быть, любимые авторы, произведения, тематика какая-то? Я прекрасно представляю, что онлайн-маркетинг, наверное, тебе интересен. Очень много классных материалов на LinguaLeo, касающихся онлайн-маркетинга.
Н. Б.: Ты говоришь сейчас о тематичности?
А. А.: Да, тематичность — это очень важно, это «длинный хвост».

В офлайне практически не существует курсов, которые могли бы удовлетворять предпочтения узкие, тематические. Когда мы выстраиваем наш процесс обучения внутри LinguaLeo, мы даем пользователю возможность обучаться, осваивать те материалы, которые ему действительно интересны и цепляют его, потому что это его жизнь, это контекст, в котором он живет.

Н. Б.: Айнур, я тебя понял. Я хотел бы провести параллель с существующими проектами. Предположим, LearnEnglish, или проект русской службы ВВС по изучению иностранных языков, или социальная сеть LiveMocha. У каждого своя модель донесения информации, завлекания к себе необходимой аудитории и обучения. Какую модель выбрал ты и как вообще начинался твой проект, как удалось завершить эту «стройку века»? Потому что все-таки [ты вынужден] конкурировать с офлайн-преподаванием — взять тот же English First, известный в Москве. Или мы вспоминали традиционные самоучители. А я даже еще не сказал о том, что существует множество десктоп-версий: я просто скачиваю себе диск на компьютер, и в любое удобное время для себя я это изучаю! Как вообще начинался твой проект?
А. А.: Он еще за три года до того начался. Потому что, будучи студентом второго курса, освоив английский, найдя способ делать это для себя, получив некий успешный опыт, я создал компанию «Клуб носителей языка», первое предложение в Москве по индивидуальному обучения с преподавателями — носителями языка. И в тот момент я понял много важных вещей. Компания, кстати, выстрелила: порядка трех миллионов в месяц была наша выручка.
Н. Б.: Чего?
А. А.: Рублей. Но для студента пятого курса Высшей школы экономики это довольно неплохо. Как раз в момент, когда я окончил вуз, у меня созрело понимание того, чего не хватает онлайн: интерактивного способа изучать язык и видеть свой прогресс в реальном времени. Узнавать незнакомые слова, фразы, проходить тренировки на их освоение. Понимать, как долго нужно заниматься каждый день — 15 минут или час. Получать напоминания о том, что это нужно и полезно делать. Получать похвалу и награду в виде очков, «фрикаделек».
Н. Б.: Полгода ты думал? Или год?
А. А.: Больше. Полтора года я думал, собирал информацию, изучил опыт LiveMocha, Busuu, Italki, Myngle и т. д. — практически всех проектов, которые сейчас существуют. Добавилось, наверное, штук пять в мире, довольно больших, которые связаны с изучением языков онлайн. И, изучив их, я обнаружил, что они не решают некоторых важных проблем. С некоторыми справляются, с некоторыми нет. Поэтому родилась идея создать интерактивный онлайн-сервис, который позволял бы изучать английский и другие языки впоследствии, основываясь на идеях интерактивности, игровой механики, очень четкой работы с освоением каждой единицы материала, будь то слово, фраза…
Н. Б.: Произношение, временная форма, навыки, сленг.
А. А.: Да. Как же ему работать с фразеологизмами, с незнакомыми словами? Как он поймет, что знает их? И сколько ему нужно заниматься? На все эти вопросы нужны ответы. Людей, которые изучают языки, очень много. Наше общество становится очень глобальным. Говорят, 50 млрд рынок изучения языков имеет.
Н. Б.: Чего?
А. А.: Долларов. Некоторые говорят о 100$ млрд. Цифры разнятся.
Н. Б.: А что говорит Айнур?
А. А.: Я думаю, где-то в промежутке. Но понятно, что онлайн-сервисы могут составить существенную долю от этого объема. Более того, они могут вовлечь в процесс обучения аудиторию, которая до того не занималась, не ходила на курсы, потому что все-таки курсы гораздо дороже, чем заниматься онлайн самостоятельно. Да и заниматься онлайн самостоятельно может быть гораздо эффективнее, если вы нашли правильный инструмент.
Н. Б.: На протяжении двух лет, если я не ошибаюсь, существует сервис?
А. А.: Да.
Н. Б.: А ты можешь сказать, в чем же были причины того, что сервис из стартапа выстрелил в полноценный веб-ресурс, который кладет на лопатки многих именитых конкурентов? Как вам удалось быстро завоевать лояльность той аудитории, на которую вы рассчитывали?
А. А.: Мы маленькой командой из пяти человек поехали на шесть месяцев в Таиланд для того, чтобы сделать этот большой проект. Мы уже понимали, что проект большой, что очень многим людям нужно с удобством изучать иностранные языки. Мы создали так называемый концепт модели. У нас две недели длился brainstorming, мы так это называем.
Н. Б.: Мозговой штурм.
А. А.: Да. Обсуждали концепции, подходы, которые мы будем применять, и то, что мы не будем делать, для того чтобы в итоге получился тот сервис, который получился.
Н. Б.: Но в итоге-то он получился!
А. А.: Получился.
Н. Б.: А за счет чего вы привлекли аудиторию? Вы провели правильно маркетинговую кампанию? Вошли в соцсети? Оповестили друзей друзей? Как вот? Поделись ценными рекламными продвижениями.
А. А.: Давай расскажу, как оно все было.
Н. Б.: Ну, чтобы у нас передача не превратилась в «заджинсованную», говори с цифрами и конкретикой.
А. А.: Конечно.

Мы выпустили первый релиз на «Хабрахабр» в ночь 1 марта 2010 года. Страшно боялись, потому что до того была альфа-версия, и мы не понимали, какой будет реакция.

Людям очень понравилось, мы получили сотни писем в тот день. Впоследствии по сто в день начали получать. И для нас [были важны] эти сообщения людей о том, что им нравится, что не нравится, насколько это круто, «молодцы, ребята, так помогает, я прямо чувствую, как улучшает». И даже через месяц люди говорили, что пользование сервисом им действительно помогло научиться воспринимать на слух живую английскую речь, расширить словарный запас, улучшить произношение. Все эти вещи нас очень сильно мотивировали и сейчас мотивируют. Собственно, если говорить про фактические действия, мы опубликовали в соцсети, соц-СМИ «Хабрахабр» пост о том, что такое LinguaLeo. В результате мы получили внимание не только аудитории, которая часто бывает на «Хабрахабре», но и более отстраненных от интернета людей. Получили внимание журналистов, которые написали о сервисе, который действительно использует новый подход: работу с аутентичным контентом, некую универсальность в том, что человек может работать, даже используя тот материал, который сам добавляет для своего личного использования, видит прогресс. Вся эта игровая механика, феномен тамагочи, которого надо каждый день кормить... Когда пользователь заходит на сервис, он получает десять «фрикаделек» за вход. Это, наверное, как-то влияет на регулярность посещения сервиса.
Н. Б.: А кто ваша аудитория? Вот 36-летний мужчина, который захочет изучить английский язык, «бизнес-английский язык», будет рад этим фрикаделькам ежедневным?
А. А.: Очень неоднозначный будет сейчас.

Если говорить в целом про аудиторию, то очень активно сервисом пользуются люди в возрасте от 17-18 до 30 лет. Медианный возраст — 27. Мужчины и женщины — примерно 50/50.

Но у нас есть и пользователь 65 лет. Он даже у нас входит в специальную группу людей, которые активно пользуются сервисом, с которыми мы консультируемся. Есть очень молодые, есть дети. Нельзя сказать, что кто-то не пользуется. Что касается бизнесменов, то есть предпринимателей или серьезных людей в галстуках, которые заходят на сервис и видят «фрикадельки», Лео, которого надо кормить: я думаю, для них это отдушина — после всего серьезного, что происходит в жизни у всех из нас, кто занимается каким-то делом, зайти на сервис, который действительно может помочь освоить язык, да еще с участием в игре...
Н. Б.: Есть какая-то статистика, которая показывает, что пользователи сервиса в возрасте от 30 лет — действительно важная составляющая аудитории?
А. А.: Статистика показывает, что сервис нравится не только молодым. Но наиболее активная аудитория — это молодые мобильные пользователи интернета, которые стремятся развиваться, изучать язык, самосовершенствоваться. Это костяк аудитории.
Н. Б.: Вот мы сейчас, Айнур, говорим: «Язык, язык...» И все-таки, если я не ошибаюсь, сегодня единственным языком, который я могу изучить с помощью LinguaLeo, является английский. Да, это сознательная ваша тактика, ваш метод, но что вы думаете относительно других языков, которые также хотят изучить пользователи интернета?
А. А.: Мы получаем очень много писем: «Где же такой сервис, как LinguaLeo, для изучения немецкого, французского языка?»
Н. Б.: Отлично, и где он?
А. А.: Мы понимаем, что очень правильно, чтобы он появился внутри LinguaLeo. И такая возможность появится, но мы вынуждены, будучи стартапом и растущей компанией, расставлять приоритеты.
Н. Б.: А что ограничивает сейчас? Нет денег?
А. А.: Фокус — это очень важно.
Н. Б.: Денег на развитие, я имею в виду.
А. А.: Вопрос денег вторичен. Важно улучшать продукт, давать новые возможности, выходить на различные платформы, чтобы сервисом можно было пользоваться в мобильном. Сейчас есть, например, iPhone-версия — людям очень нравится. Мы хотим выпустить Android-, iPad-версию. После этого хотим сделать так, чтобы английский язык могли изучать на LinguaLeo не только русскоязычные пользователи, как сейчас, но и пользователи других стран: турки, арабы, греки, испанцы, французы, немцы, китайцы, японцы.
Н. Б.: Хороший подход.
А. А.: А потом добавить возможность изучения других языков.
Н. Б.: Вот смотри, ты говоришь, что вопрос денег вторичен. Я же от себя добавлю, что для меня вопрос денег — это вопрос первичный, и я с удивлением узнал, что, оказывается, за изучение английского языка на LinguaLeo нужно платить. Информацию о том, что нужно где-то платить за обучение, я нашел с трудом. Это сознательная тактика?
А. А.: Я думаю, это наша непрофессиональность в управлении конверсией, в оплате сказывается.
Н. Б.: Мне очень приятно, что ты признал свою ошибку.

А. А.: Но, с другой стороны, сейчас мы понимаем, что нужно повышать эту конверсию, она у нас сейчас составляет около 3,5%.

То есть людям нравится сервис, они заходят, регистрируются, начинают пользоваться. В общем, они могут пользоваться сервисом бесплатно, потому что это freemium-ресурс, как Skype. И это тренд в бизнес-модели, когда игры или приложения бесплатны, ими можно пользоваться, и в момент более активного использования пользователю предлагается заплатить за продукт. Если пользователь втянулся, он понимает, что это дает ему пользу, то он лоялен, платит с удовольствием.
Н. Б.: Ты подразумеваешь «золотой статус», который предлагается пользователю LinguaLeo?
А. А.: Да, премиум-аккаунт, другими словами.
Н. Б.: Что получится в том случае, если я не хочу покупать премиум-аккаунт. Я смогу полноценно изучить английский язык?
А. А.: Сможешь. У тебя будут кое-какие ограничения в отношении того, насколько быстро ты сможешь продвигаться, как интенсивно ты сможешь заниматься внутри сервиса. Тебе будут недоступны некоторые способы интерактивных тренировок, слов и фраз, которые ты изучаешь. Тем не менее ты можешь изучать бесплатно. Пожалуйста, пользуйся, рассказывай друзьям. Мы только рады!
Н. Б.: Возвращаемся к вопросу денег, которые, как ты сказал, для тебя вторичны. Какие затраты вы вообще несете? Вот у вас подгружены словари: Multitran, ABBYY, «Google Переводчик».
А. А.: Ну, это не совсем правда. Мы даем на них ссылки просто.
Н. Б.: Вы за это платите?
А. А.: Конечно. Мы платим за лингвистические технологии, которые у нас используются. Это и text-to-speech, и формирование транскрипций, и озвучивание слов и фраз. Переводы, используемые на сервисе.
Н. Б.: А кому платите?
А. А.: Вендорам, которые нам это дают.
Н. Б.: А что «неправда»?
А. А.: Неправда, что у нас подгружены словари Multitran, ABBYY Lingvo и другие. На самом деле мы просто даем ссылки на эти словари, чтобы пользователь при желании мог пойти посмотреть совершенно другой формат личного словаря, вернее, просто словаря, который предоставляют эти компании. Мы же даем пользователю возможность создавать свой персонализированный, личный словарь, в котором слова добавляются из контекстного употребления, со статусом освоения, в котором можно увидеть частотность использования слова в английском языке.

Сервис LinguaLeo технологичен в том плане, что обрабатывает каждый контент, который добавляется пользователями, и формирует некий языковой корпус, из которого видно, какие слова используются в английском языке часто, а какие редко, например.

Н. Б.: Я бы многим посоветовал обучиться и русскому языку. Обучиться вождению, на права сдавать и прочее. Ты два года в веб-сервисах обучения. Это прибыльный бизнес?
А. А.: Смотря как его делать.
Н. Б.: Ну, ты упомянул, что от 50$ до 100 млрд составляет бизнес, который делают веб-сервисы по обучению.
А. А.: Есть большой потенциал создать хорошую компанию, и, наверное, не одну, которая будет помогать решать вопросы, связанные с изучением языка, с освоением зарубежного контента, с общением с иностранцами. Это все разные направления, и мы делаем iPhone для изучающих языки, то есть мы сфокусированы.
Н. Б.: Что ж, я тебя понял. Мне подсказывает режиссер, что у нас на связи генеральный директор сервиса WordSteps Владимир Саранчин, который хочет высказать свое мнение, рассказать о своем опыте. Владимир!

Владимир Саранчин: Что касается мотивации, это достаточно сложный вопрос. И я считаю, что он до сих пор не решен ни в одном веб-сервисе.

Сейчас решается следующим образом: кто-то игровые моменты пытается внедрить, чтобы вроде как затягивало, а, допустим, на LiveMocha идет взаимодействие между людьми, и таким образом люди замотивированы, потому что начинают зарубежных друзей находить себе. Мы решили пойти немножко по другому пути и показывать людям конкретные цели, которых можно достичь, сделав конкретные шаги. Это тоже момент мотивации. Ну а если человек сильно изначально не замотивирован в изучении языка, а так, заходит и думает от балды: «Ну, поизучаю, авось пригодится», то я уверен, что ни один сервис его не задержит. В этом случае нужно, чтобы был некий тьютор, учитель, который будет пинать его постоянно, к каждому уроку задавать задания, проверять, говорить: «Делай, делай».
Н. Б.: Ну что ж, Владимир, спасибо! Хотелось бы вернуться к деньгам — к моменту, который на канале SeoPult.TV в рамках различных передач освящается очень остро и тонко. Зрителей интересует, где деньги лежат, как их добыть. Какую долю вообще занимают платники в общем числе пользователей LinguaLeo?
А. А.: Это порядка 3,5% от зарегистрированных пользователей.
Н. Б.: А какие еще у вас существуют модели и методы заработка?
А. А.: Пока что премиум-аккаунт — единственная механика, по которой LinguaLeo как сервис зарабатывает деньги. Еще можно купить пакеты «фрикаделек», но они пользуются меньшим спросом. Все-таки премиум-аккаунт гораздо более понятен пользователю. Могу пару слов сказать о планах. Мы активно реализуем сервис интерактивных курсов, которые будут очень богаты на интерактивные упражнения, подразумевающие работу с контентом. И поскольку курсы тоже нечто не очень понятное пользователям, которые изучают иностранные языки, то они тоже будут частью в премиум-аккаунте, а частью доступными либо по отдельной подписке, либо поштучно за те же «фрикадельки». А «фрикадельку» мы хотим развивать как внутреннюю виртуальную валюту, чтобы в конце концов можно было использовать и другие модели монетизации, делать некий микс. Скажем, для популярных соцсервисов, соцсетей, микс — это две модели: рекламная и оплата за услуги. Например, подарки в «Одноклассниках» и реклама в «Одноклассниках». Либо приложения платные.

В нашем случае мы также думаем о том, чтобы поэкспериментировать с включением какой-то рекламы для той части пользователей, которая не приобретает премиум-аккаунт.

Н. Б.: А есть ли у вас в планах использование сервисов и продуктов сторонних стартаперов? Вот буквально в конце 2011 — начале 2012 года прогремел такой проект, как Budist.ru. Наверняка ты с ним знаком.
А. А.: Да, слышал.
Н. Б.: Budist — это когда ты оставляешь заявку, чтобы тебя разбудили, и тебе из любой страны может позвонить человек и своим голосом разбудить тебя. Есть ли у вас в планах краудсорсинг с использованием внешних сервисов для того, чтобы закрепить знание английского языка? Ведь со львенком все время, как с тамагочи, работать интересно, да. Механический голос, который мне там что-то отвечает, тоже интересен. Но хочется ведь и с кем-нибудь живым… Я ему по-русски, он мне на английском.
А. А.: У всех нас разные потребности. Понимая это, мы, конечно же, хотим дать возможность нашим пользователям проходить тесты, например TOEFL, готовиться к международным сертификатам, к ЕГЭ. И все это продукты, которые делают другие компании, то есть мы не должны фокусироваться на том, чтобы самим разрабатывать эти продукты. Наша задача — сделать удобным использование таких сервисов внутри LinguaLeo как платформы. Мы об этом думаем и хотим это сделать. Начинаем мы с того, что скоро нашим пользователям мы предложим интерактивные мультимедийные онлайн-курсы, пока что сделанные нами, а потом, вполне возможно, будут добавляться и курсы других поставщиков.
Н. Б.: Это в ближайших планах?
А. А.: Да.
Н. Б.: А как же быть тогда пользователям мобильных телефонов? Мы говорили о том, что есть приложения у вас, да? Насколько вообще на сегодняшний день использование мобильного гаджета помогает мне полноценно изучить иностранный язык? Все-таки у меня такое ощущение, что, предположим, если я пользуюсь LinguaLeo и захожу через веб-интерфейс, я получаю всю гамму интерактива.
А. А.: Да.
Н. Б.: Через мобильник всю гамму получить я не могу, и, получается, такое впечатление, что это для меня как шпаргалка для выполнения домашнего задания. Или я не прав?
А. А.: С одной стороны, ты очень даже прав. Потому что все-таки у мобильного телефона экран маленький, невозможно дать очень много, богатый интерфейс предоставить очень сложно, поэтому важно выделить самые основные юзкейсы и потребности, которые у тебя возникают. Например, в приложении LinguaLeo можно заниматься офлайн, будучи, например, в дороге, в самолете, в метро, проходить тренировки на те слова и фразы, которые ты добавил в свой личный словарь, и эти данные будут синхронизироваться с веб-сервисом. Данное использование мобильного приложения очень полезно и нравится пользователям, потому что у всех нас возникают моменты, когда мы где-то едем, стоим в очереди, и эти моменты можно очень эффективно использовать, используя ограниченный функционал, но в мобильном приложении. Вообще, тренд, как мы себе его представляем, такой: использование мобильных гаджетов будет только возрастать. Что iPhone, что iPad, что Android, что даже Windows Phone, даже Bada и другие платформы. Поэтому очень важно вкладывать в это, чтобы у пользователей была возможность использовать приложения, которое мультиплатформенно и работает не только внутри веб-сервиса, но и на мобильных. Кроме того, браузер тоже платформа. У нас есть расширение для Chrome, для Firefox, которое позволяет ходить по иностранным англоязычным сайтам и кликать по незнакомым словам. То есть кликаешь по незнакомому слову, тебе показывают его переводы, можно услышать, как оно произносится, транскрипцию, даже картинки, которые ассоциируются с этим словом.
Н. Б.: Планы-то громадные, Айнур. И очень приятно тебя слушать, поскольку ты находишься в локомотиве, а не в последнем вагоне поезда современных технологий и возможностей. Но давай вернемся непосредственно к контенту на LinguaLeo. Если я правильно понял и правильно поняли мои коллеги-редакторы, контент сегодня состоит из двух составляющих: его загружаете как вы, так и пользователи. Правильно?
А. А.: Я бы сказал, что мы предоставляем некие технологии и способы взаимодействия с контентом, а весь контент загружают пользователи.
Н. Б.: Отлично, отлично!
А. А.: То есть мы загрузили около тысячи единиц контента, будучи еще в Таиланде: презентации, аудиокниги классиков. А после этого пользователи начали сами делать это, сортировать, отмечать как понравившиеся, и ежедневно около 300-400 единиц новых интересных материалов они добавляют.

Н. Б.: Сейчас один из ушлых наших зрителей говорит: «Черт возьми! Я сейчас скачаю весь Torrents.org, набрав материалов на иностранном языке, все это загружу в некий сервис и буду использовать». Как вы вообще работаете с авторскими правами? Вот я привел пример с торрентами, но возьмем любого пользователя LinguaLeo. Он загружает туда композицию Стинга, а потом лейбл выдвигает вам такие штрафы, что продавать приходится не только компанию, но и квартиру.

А. А.: Ну, есть у нас Digital Millennium Copyright Act.
Н. Б.: Так, что это?
А. А.: Он говорит о том, как сервисам, которые предоставляют возможность размещать и публиковать контент, работать с авторскими правами. Прямые обязательства веб-сервиса — это заключать пользовательское соглашение, в котором пользователь берет на себя ответственность за тот контент, который он загружает, и ответственность в случае нарушения копирайта, о чем пользователь должен быть уведомлен, предупрежден и вооружен, ложиться на пользователя. Потому что мы знаем много историй веб-сервисов — и DropBox, и Facebook, и YouTube, — которые работают в рамках этого законодательства, и тем не менее некоторые пользователи умудряются добавлять туда копирайтный контент. В нашем случае тоже так происходит, действительно.
Н. Б.: Но вы модерируете, вычищаете нелицензионный контент?
А. А.: Когда к нам приходят жалобы от правообладателей, мы удаляем весь этот контент. Более того, в компании введены определенные процедуры, и мы хотим сделать этот процесс еще более прозрачным и понятным, чтобы никто не ассоциировал нас с теми, кто как-то нарушает эти права. Мы выбираем, так сказать, сторону соблюдения этих требований.
Н. Б.: Ну что ж, судя по твоей улыбке, ты в теме. Думаю, об этой теме мы поговорим отдельно, когда соберем представителей других сервисов. Давай закругляться, и ответь вот на какой вопрос: ты один из основателей, генеральный директор LinguaLeo, есть ряд других обучающих веб-сервисов. Что будет происходить завтра, что будет происходить в будущем? В каком направлении будут двигаться эти обучающие веб-сервисы?
А. А.: Они будут персонализироваться, как и образование, как и все сервисы. Это глобальнейший тренд — персонализация. Они будут более интерактивными, это еще один тренд. И мне кажется, что успешные сервисы будут использовать игровые механики и делать продукт, который действительно позволяет решать проблемы пользователей, то есть сконцентрирован на важнейших юзкейсах, если говорить на языке разработчика.
Н. Б.: Ну что ж, дорогие друзья, у нас в гостях был Айнур Абдулнасыров, генеральный директор веб-сервиса по изучению иностранных языков, в частности английского, LinguaLeo. Айнур, огромное тебе спасибо! Мы с интересом будем наблюдать за развитием твоего сервиса. Спасибо! Удачи и процветания всей твоей команде и твоим сподвижникам, которые делают прекрасное дело, а именно информируют и учат нас, народонаселение Рунета, тому, что нам обязательно должно пригодиться и пригождается сегодня, — иностранному языку, чтобы уметь путешествовать самостоятельно, чтобы заниматься бизнесом, чтобы знакомиться, чтобы вообще понимать то, что происходит сегодня в мире. Поэтому большое тебе спасибо, удачи!
А. А.: Спасибо тебе, Наиль, очень было приятно пообщаться.
Н. Б.: Взаимно! И до новых встреч, дорогие друзья, на канале SeoPult.TV. Оставайтесь с нами, и до новых встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии