Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Помощь из зала, звонок другу: сервисы click-to-call

1
0
237 0
Аудио Текст
23 июля 2012

«Пришел, увидел, победил» — так однажды описал формулу своего успеха Гай Юлий Цезарь. «Зашел, увидел, позвонил» — о таком алгоритме моментального и простого взаимодействия с клиентом мечтает большинство владельцев сайтов. SeoPult.TV выяснил у генерального директора компании Zingaya Алексея Айларова, кому и для чего в первую очередь нужно вызвать клиента «на разговор» с помощью сервиса click-to-call.

Из передачи вы узнаете:
— что такое click-to-call - кнопка для звонка прямо с сайта;
— почему click-to-call больше востребован не интернет-магазинами, а
банками и платежными системами;
— каковы приоритетные бизнес-задачи click-to-call (продажи или
консультирование);
— насколько повышается конверсия на сайте от установки виджета click-to-call;
— могут ли сервисы click-to-call зарабатывать на статистике звонков и собственных базах данных;
— зачем компания Zingaya внедряет сервис click-to-call в социальные сети;
— заменят ли в будущем виджеты click-to-call номера телефонов на сайтах.

Наиль Байков: Здравствуйте, уважаемые зрители! Это канал SeoPult.TV, меня зовут Наиль Байков. «Пришел, увидел, победил!» — так однажды описал формулу своего успеха древнеримский полководец и император Гай Юлий Цезарь. «Зашел, увидел, позвонил!» — о такой формуле моментального взаимодействия со своим пользователем мечтают многие владельцы сайтов. Сегодня мы будем говорить о сервисе совершения звонков с сайта, или, другими словами, click-to-call. И у нас в гостях генеральный директор компании, а также сервиса Zingaya Алексей Айларов.

Алексей Айларов, сооснователь и CEO компании Zingaya.
Родился в 1985 году.
В 2008 году окончил МГТУ им. Баумана по специальности «компьютерные системы и сети» (факультет «Информатика и системы управления»).
С 2006 по 2008 год — сотрудник компании «Светец»: работал в отделе разработки системы IP-телефонии, IP PBX и IP Contact Center.
В конце 2007 года выступил в качестве сооснователя компании«Инновационные системы общения».
В 2010 году стал сооснователем и генеральным директором сервиса Zingaya.

Н. Б.: Леша, привет!
Алексей Айларов: Привет, Наиль!
Н. Б.: Леша, прежде чем мы будем говорить о нюансах — о том, насколько это востребовано, кому это нужно, сколько это стоит и какое повышение конверсии с помощью данного сервиса достигается на сайте, — я хотел бы для наших зрителей объяснить, что же такое click-to-call. Вы рядовой пользователь, вы зашли в интернет-магазин, либо в какой-то банк, либо в другой веб-сервис и связываетесь непосредственно с сайта со службой технической поддержки, с консультантом и прочее. Вот такая форма взаимодействия и совершается на сегодняшний день с помощью сервисов click-to-call. Я правильно сказал, Алексей?
А. А.: Да, все правильно.
Н. Б.: А как это вообще работает?
А. А.: Работает прямо в браузере пользователя. Единственное, что необходимо, — это микрофон, но так как в большинстве случаев у нас люди с лэптопов сидят, то у них встроенный микрофон, и установки какого-то дополнительного ПО в большинстве случаев не требуется, потому что мы используем технологию, встроенную в браузер. На данном этапе это Flash: он на 99% десктопов и лэптопов, подключенных к интернету, стоит, по статистике. Только нужно разрешить доступ к микрофону, и звонок через наш cloud — назовем его так — идет на реальный телефонный номер бизнеса. Или в контакт-центр бизнеса, если он поддерживает IP-телефонию.
Н. Б.: А какие-то требования по ширине канала интернет-соединения есть?
А. А.: Они есть, конечно. Килобит сто нужно. В большинстве случаев у людей это сейчас есть с ADSL.
Н. Б.: Даже с мобильных телефонов, 3G.
А. А.: Да, даже с мобильных. Мы тестировали это через 3G. Если 3G стабильное, что, конечно, не всегда бывает, то никаких проблем нет.
Н. Б.: При нашем знакомстве с сервисом Zingaya нам показалось, что сервис должен был оказаться моментально востребованным большинством интернет-магазинов, но смотрим на портфель: среди клиентов вашей компании сплошь платежные системы, банки, сервисы заказа билетов. На кого прежде всего рассчитан сервис?
А. А.: Ну да, с одной стороны, логично, что это интересно тем, кто что-то продает, но если взять те же билеты, то они, в принципе, тоже продают — продают авиационные билеты. В ряде случаев продажа не настолько прозрачна, как кажется, и она может вытекать из консультации, то есть необходимо сначала позвонить в банк, что-то там уточнить по кредиту, а потом человек может пойти и взять кредит в банке. В нашем случае мы рассчитывали на два типа запросов. Первый — это саппорт, когда нужно решить какую-то...
Н. Б.: Консультация?
А. А.: Да, консультация. А второе — это непосредственно продажи. Среди клиентов у нас есть интернет-магазины, но пока у нас больше таких, которые в консультационном режиме обрабатывают звонки, а потом их клиенты решают, что им купить или не купить, или увеличивается их лояльность, потому что их обслужили хорошо, или понижается, потому что их обслужили плохо. Возможны разные варианты.
Н. Б.: А нет ли здесь, Алексей, подводных камней с точки зрения финансовых затрат для владельцев интернет-магазинов? Для меня, как пользователя интернета, эта услуга бесплатна?
А. А.: Да.
Н. Б.: А сколько платит сам интернет-сайт за данный сервис? Возможно, интернет-магазины, видя, что это слишком дорого для них, не ставят себе Zingaya на сайт?
А. А.: Для маленьких интернет-магазинов у нас тарифная сетка начинается с 10$ в месяц.
Н. Б.: И что за эти 10$?
А. А.: За эти 10$ они получают некий набор функционала и определенное количество минут переадресации, по-моему 150. Для маленького магазина это более чем достаточно: им через нашу функцию редко кто-то вызванивает эти 150 минут. Бывают отдельные случаи, но чаще они все-таки укладываются в пакет. Дорого это или не дорого — 300 руб. заплатить в месяц за функцию, которая может тебе увеличить продажи действительно (потом мы можем про цифры еще поговорить, на сколько мы конверсию увеличиваем), — это каждый решает сам для себя. Но на текущий момент наша функция в интернете стоит больше чем на тысяче сайтов, но, конечно, не все из них еще платят. Многие тестируют, находятся в trial и т. д., но, в принципе, цифра уже неплохая. Мы это отслеживаем, мы можем смотреть, с каких сайтов звонят больше, с каких меньше. Думаю, основная проблема не в цене, а в том, что просто еще люди только привыкают к этому. Когда людям это станет так же обычно, как позвонить через телефонный номер, вопрос цены вообще не будет ничего решать. Просто люди не осознали, что это действительно удобно, быстро, просто.

В случае с нашими крупными клиентами типа авиалиний мы позволяем звонить тем людям, которые бесплатно позвонить по-другому не могли бы. «Восьмисотые» номера работают локально по стране, а путешествующим людям, у которых возникают проблемы за пределами страны, необходима связь бесплатная.

Н. Б.: Кстати, да!
А. А.: К примеру, я сам езжу в США, и периодически я могу снять что-то в банкомате с карточки, и Альфа-банк очень любит мне заблокировать эту карту. Мне, чтобы решить этот вопрос, нужно потратить свои деньги — позвонить им в контакт-центр. Вот с помощью нашей функции можно давать этим людям звонить бесплатно, что положительно сказывается на том, как люди воспринимают компанию.
Н. Б.: Правильно ли я понимаю, что на сегодняшний день реальные возможности, полезности данного сервиса оценил крупный бизнес? А как же мелкий бизнес — ремонт iPhone, iPod, iPad?..
А. А.: Это, кстати, один из самых распространенных малых бизнесов, которые этим пользуются.
Н. Б.: Тоже уже оценили?
А. А.: Да, «ремонтов» хватает! Всякие «что-нибудь сломалось», «починить» — таких много.
Н. Б.: Я бы, наверное, сказал, что сейчас следующий цикл эволюции взаимодействия с пользователем с помощью сайта. 8-800 — это бесплатный звонок. Далее было «оставьте свои контакты на сайте, и мы вам перезвоним». Сейчас — click-to-call. Возьмем 8-800: есть у меня это на сайте, но мне потом очень трудно отследить, сколько человек с той или иной рекламной кампании на 8-800 позвонили и сколько там продаж. «Оставьте свой номер телефона, и мы вам перезвоним» — ну, здесь есть некая инертность со стороны пользователя. В частности, я не оставляю: когда они перезвонят еще?!
А. А.: Ну да.
Н. Б.: Мне надо здесь и сейчас! А какой процент целевых пользователей у интернет-сайтов, которые на сегодняшний день используют click-to-call?
А. А.: Могу сказать, только какой процент от всех звонков в контакт-центр идет через нашу функцию.

Если наша функция стоит где-то рядом с телефонным номером, с тем же 8-800, то через нас идет от 5 до 15% всех звонков в контакт-центр (в зависимости от типа бизнеса).

Для новой функции это достаточно неплохое значение.
Н. Б.: А вот я, предположим, представитель небольшого интернет-магазина, который решил воспользоваться данным сервисом, и меня интересует, на какие телефоны, на какую связь заземляется это соединение: мобильные, городские, Skype? Есть еще SIP-телефония…
А. А.: Да, SIP-протокол.
Н. Б.: На что заземляется?
А. А.: Практически все, что перечислили, кроме Skype на текущий момент, потому что у Skype свой закрытый протокол и для interoperability с ним нужны какие-то странные решения, которые мы в итоге решили не использовать. Серьезный бизнес, более или менее вменяемый всегда имеет стационарный телефон какой-нибудь, где кто-то ответит на звонок. Поэтому, конечно, стационарные номера, причем любые, естественно: Москва, Питер, регионы — куда угодно. Потом уже мобильные. Мобильные больше люди вводят, чтобы потестировать. Многие потом просто вводят стационарные, потому что для бизнеса это более стандартно — принимать звонки на стационарном телефоне. SIP тоже возможен, но он, как правило, больше подходит каким-то крупным организациям, у которых стоит контакт-центр или IP-АТС. Из наших крупных клиентов у многих есть SIP, или они сейчас его внедряют. Мы абсолютно без проблем прокидываем звонок по SIP к ним через интернет без заземления на реальный номер: даже нет необходимости это делать. То есть звонок из интернета идет в интернет. Плюс SIP в том, что мы через него еще можем дополнительную информацию передавать прямо в контакт-центр на рабочее место оператора. В таком случае мы увеличиваем эффективность работы контакт-центра.
Н. Б.: А насколько повышается конверсия-то? Есть ли какие-то исследования по изменению конверсии благодаря сервису click-to-call по сравнению с обычными, рядовыми текстовыми способами обратной связи?
А. А.: Да, конечно. У нас есть интеграция с Google Analytics, например, которая позволяет отслеживать конверсию тех клиентов, которые позвонили через наш сервис. Мы не повышаем телефонную конверсию, потому что она в итоге зависит от того, кто сидит на другом конце провода, отвечает, вас обслуживает. Но мы повышаем онлайн-конверсию: человек сначала позвонил через нас, что-то там узнал, а потом пошел и купил онлайн. Вот для таких людей, которые уже позвонили через нас, онлайн-конверсия выше на 50-1000% по сравнению со средней на сайте. Есть средняя какая-то конверсия, предположим 0,5%, а через нас это будет существенно выше: имеются в виду люди, которые позвонили, пообщались, потом пошли в «Корзину» и купили.
Н. Б.: Хорошо, Алексей, давай поговорим немножечко о глобальном. В 2005 году компания Google объявила о создании своего сервиса click-to-call, Skype начал развиваться, реализовываться примерно в эти же годы, но до широкого распространения бизнес-сегменте данные сервисы, в частности у Skype, дело как-то не дошло: все предпочли остаться в своих экосистемах. Ты можешь объяснить почему?
А. А.: Во-первых, термин click-to-call используется для разных сервисов. То, что делал Google, — это на самом деле click-to-callback: введи свой номер телефона, потом вам сделают звонок, и вас соединят с каким-то еще номером телефона. То есть это был click-to-call, который работает по-другому. А у Skype, собственно, click-to-call — это когда ты нажимаешь на некий Skype-линк, и поднимается твой Skype как приложение, и через него идет звонок куда-то там. Оба способа имеют ряд ограничений. Способ Google делали все, кому не лень. Плюс Google был только в том, что он это давал бесплатно и там была интеграция с Google Voice, а вообще, людям не нравится вводить номер телефона свой куда-то, они не любят светить свою персональную информацию. И конечно, если кто-то уже засветил, то он, наверное, настроен серьезно, но очень много тех, кто не введет, потому что не хочет.

Что касается Skype, есть клиенты, у которых стоит и Skype, и мы рядом, то есть Zingaya-кнопка и кнопка Skype. Через нас звонят в четыре-пять раз больше, чем через Skype.

Н. Б.: Объяснить можешь почему?
А. А.: Это такой странный вопрос...
Н. Б.: Вроде значок, ярлычок Skype всем известен!
А. А.: Да, всем известен, но есть такой интересный момент: когда Skype делал файлинг на IPO в 2010 году — или когда там, я уже не помню, — они сами честно написали в том документе, что install base Skype равен то ли 8, то ли 9% от всех компьютеров. То есть это по сравнению с Flash в десять раз меньше. И даже многие из тех, кто поставил Skype, пользуются им from time to time: запустили, когда надо, попользовались, выключили — и я таких людей много знаю. Есть такие, как мы, которые постоянно на связи. У нас Skype постоянно открыт, мы звоним, но я боюсь, что это более айтишный подход.
Н. Б.: Гиковский.
А. А.: Да, гиковский. А обычным людям это не надо: они бабушке позвонили, закрыли — и все, забыли. Пока он там запустится, пока начнет звонить... Он, в общем-то, не особо быстро в этом плане работает. Вот несколько факторов ограничивающих. Если говорить о click-to-call, который делаем мы, там тоже был ряд сдерживающих факторов. Устройства не были готовы. Популяризация гарнитур, вообще IP-телефонии пошла со Skype в 2005-2006 годах, когда тот начал расти активно. Где-то тогда же начали лэптопы активно развиваться, обгонять десктопы постепенно. Проблема десктопа в том, что у него нет встроенного микрофона. Ну, если мы не берем iMac, какой-нибудь экран с микрофоном, а обычный десктоп, то нужно лезть гарнитуру втыкать какую-то, и это все неудобно, долго, и это делали люди, которым очень надо было. А сейчас у тебя лэптоп, в который все встроено, и тебе не нужно думать: ты нажал, реально позвонил, микрофон сам подцепился, все работает. Одна из причин, по которым это не росло или росло медленно в какой-то период, была технической.
Н. Б.: Понятно. В ноябре 2011 года весь мир облетела новость... Я сейчас ее процитирую: «По сведению европейской версии TechCrunch, группа предпринимателей, а именно член совета директоров Yandex, N. V. госпожа Эстер Дайсон и ряд неназванных отечественных частных лиц вложили в базирующийся в Лондоне русский VoIP-стартап Zingaya 1,15$ млн. СЕО и основатель компании Алексей Айларов предполагает, что инвесторов привлекли не в последнюю очередь планы интеграции Zingaya с крупнейшим российским поисковиком». О каком поисковике идет речь?
А. А.: Там была, видимо, сделана опечатка, потому что как раз в тот момент мы делали интеграцию с Google Analytics, и, видимо, европейский редактор TechCrunch не совсем понял и попытался совместить то, что у него возникло в голове: что там есть Эстер Дайсон, которая в совете директоров «Яндекса», и что раз ребята что-то интегрируют с поисковиком, значит, они интегрируют с «Яндексом». На самом деле ничего такого не было. Мы интегрировались с Google Analytics, и, собственно, идея-то как раз была в том, чтобы собирать эту статистическую информацию, которую не позволяет собирать обычный телефон, чтобы отслеживать эффективность маркетинговых каналов, рекламных — откуда люди больше приходят, которые потом звонят. В случае с нашей функцией это достаточно легко делать, потому что не нужно, например, для каждого маркетингового канала делать отдельный номер телефона. TechCrunch вот так написал. И какие-то слухи возникли, что мы с «Яндексом» что-то делаем. Реально ничего такого не было, просто Эстер в совете директоров, но она в нас вложила как в независимую компанию, без каких-то задних мыслей по поводу «Яндекса».
Н. Б.: То есть Zingaya не получила доступ к сокровищницам Али-Бабы — «Яндекса»?
А. А.: Нет, абсолютно никакого. Притом что «Яндекс» — компания, которая любит сама технические вещи какие-то реализовывать, я могу сказать, что мы с ней общались на эту тему, искали, если есть точки соприкосновения или нет, но никакого серьезного интереса не возникло на тот момент. Вот и вся история по поводу «Яндекса».
Н. Б.: Тем более что «Яндекс» развивает свою собственную систему «Яндекс.Звонки» и интегрирует это со своей «Яндекс.Метрикой», то есть тоже конверсия. Вы — с Google Analytics. Поговорим, наверное, о самом интересном для наших зрителей, а именно о деньгах, о том, на чем зарабатывается. Все-таки, если я правильно понимаю, вы зарабатываете на абонентской плате со стороны клиента?
А. А.: Да.
Н. Б.: Но ведь существует еще ряд возможностей: зарабатывать на статистике, на создании своих баз данных. Вот что вы делаете с теми аналитическими данными, которые у вас копятся и сохраняются?
А. А.: На текущем этапе мы эти данные больше используем для расширения функционала продукта, то есть, грубо говоря, эти аналитические данные мы предоставляем нашим клиентам, и они с ними могут работать.
Н. Б.: Предоставляете на какой основе? Вы дополнительно зарабатываете на этом?
А. А.: Сейчас нет, потому что мы еще не так много их собираем, и они интересны и ценны, но не настолько, чтобы мы прямо пришли к клиентам и начали деньги с них за это требовать. Мы скорее тем самым повышаем интерес к нашему продукту, это некое дополнение, которое увеличивает ценность продукта для этих компаний. Но мы изучаем возможности, какую еще информацию мы сможем собрать из соцсетей, возможно, профайл клиента, который звонит тебе. Это все достаточно интересно, и, может быть, для каких-то типов бизнеса оно будет востребовано в будущем, то есть, когда он звонит, можно определить, кто, собственно, звонит, по крайней мере с точки зрения какой-то социалки: возраст, пол, еще что-то.
Н. Б.: Ну, выявлять портрет пользователя!
А. А.: Да, да, некий портрет. И приоритезировать его обслуживание в зависимости от того, кто тебе более или менее интересен и т. д. Мы над этим сейчас работаем, готового ничего еще нет в технологии. Ну и в том числе общаемся с клиентами: нам важно понимать, зачем им это нужно и кому нужно вообще.
Н. Б.: Я предлагаю послушать комментарий сооснователя и технического директора проекта «АРТиСи Телеком» Романа Грачева. Роман, вам слово!
Роман Грачев: Как правило, мы собираем информацию такого вида: откуда был сделан звонок, то есть мы знаем конкретную страницу, откуда был сделан звонок; дальше мы знаем номер телефона, на который звонили; мы знаем длительность, начало и конец разговора. Соответственно, мы собираем всю эту статистику, и по запросу клиента мы можем ее выдать. И кроме того, у нас есть веб-интерфейс, через который пользователи могут посмотреть, сколько им звонили, откуда им звонили. Также в разработке находится интеграция нашей системы с одним из сервисов, который позволяет отсчитать трекинг пользователя, то есть в этом случае мы будем также иметь доступ к информации, которую собирают трекинговые системы.
Н. Б.: Алексей, вы активно продвигаете свой сервис в социальных сетях: Facebook, Budist.ru. Вот зачем вам вообще некоммерческие проекты?
А. А.: С Budist нам это было интересно в целях обучения рынка, потому что это одна из функций Budist — позвонить из Веба и разбудить сонь. Чем больше людей этим пользуется, тем лучше нам, тем быстрее рынок адаптируется, люди привыкают к этому, и такие проекты, education рынка, нам интересны. А остальные — у нас еще есть всякие идеи.
Н. Б.: Например?
А. А.: Ну, я сейчас не буду говорить точно, потому что пока не срослись такие интеграции, но есть мысли, в том числе у стартапов российских, воспользоваться Zingaya для того, чтобы сделать какую-нибудь штуку. Ну, что мы делаем? Мы звоним из Веба.

Просто каждый звонит из Веба для своих целей: «будисты» звонят, чтобы будить сонь, кто-то будет звонить еще для чего-то. Но суть в том, чтобы люди начали привыкать к тому, что это обычная вещь — взять и позвонить из браузера.

Н. Б.: Поговорим, может быть, о самом больном вопросе для меня как пользователя различных мобильных гаджетов, созданных компанией Apple. Мы все прекрасно знаем, что Apple с Flash не дружит. Ваша технология построена на Flash. Как вы решаете эту проблему?
А. А.: Здесь две части проблемы, и мы их решаем по-разному. Первая заключается в том, что мы действительно не присутствуем на мобильных устройствах, и на Android мы тоже не присутствуем, потому что там Flash есть, но он не полнофункционален, не позволяет делать то, что нам нужно.

На мобильных устройствах мы сейчас не присутствуем именно в браузере, тем не менее предлагаем компаниям мобильный SDK, который дает возможность наши функции встраивать в их приложения, по крайней мере.

Если, предположим, у компании есть свое мобильное приложение, какой-нибудь клиент-банк мобильный, то можно взять наш SDK и добавить эту кнопку в мобильное приложение, и пользователь сможет через интернет позвонить, через нас в банк. Это один вариант, который мы можем использовать.
Н. Б.: Пользуются клиенты этим SDK?
А. А.: Сейчас несколько клиентов занимаются интеграцией, интерес есть, да. До сих пор рынок не понял, где лучше: в native applications, которые ты качаешь из AppStore, или все же в мобильной версии сайта. Пока кому что больше нравится. Провайдеры digital-контента в США, такие как Wall Street Journal, New York Times, пытаются уйти в HTML5, потому что не хотят делиться своими доходами с Apple. А каким-то компаниям, которые делают free applications, все равно: они не делятся ничем, они могут себе позволить сделать native application какой-то. Бизнес-специфика. Непонятно, кому что больше нравится и кто выигрывает, и пока есть ощущение, что application как-то более популярны. И у них есть большой плюс — у них лучше retention организован, пользователи больше ими пользуются, то есть им удобнее тапнуть иконку — оно открывается, и они там сидят читают, делают что-то. Но есть и мобильные браузеры, особенно если мы берем iPad: там, в принципе, полноценный браузер, практически как на компьютере.
Н. Б.: Да.
А. А.: И нам, конечно, хотелось бы там присутствовать. Для этого у нас есть такая интересная технология, которую сейчас развивает группа компаний во главе с Google и которая называется WebRTC. Наша компания вошла в рабочую группу, которая занимается разработкой этой технологии, и мысль заключается в том, чтобы можно было дать возможность аудио- и видеокоммуникации в браузере без установки Flash или каких-то еще плагинов. Это будет прямо часть браузера. И из того, что мы знаем, и Google, и остальные компании заинтересованы в том, чтобы на мобильных браузерах это тоже все появилось. Вопрос, конечно, во времени.
Н. Б.: Но для этого я, пользователь iPad, должен буду пользоваться браузером Google Chrome, а не Safari?
А. А.: Нет, не обязательно. Это некий стандарт, который разрабатывается, это будет интернет-стандарт под эгидой W3C — компании, которая стандартизирует всякие вещи.
Н. Б.: Да, в интернете.
А. А.: И браузеры, которые хотят соответствовать всем современным стандартам, будут вынуждены реализовать поддержку этой функции. Ее некоторые называют расширением HTML5, но в целом это некая самостоятельная, отдельная функция, которую проталкивают очень серьезные компании: кроме Google, там и Mozilla участвует, и Opera, и Cisco, и Avaio, очень много телеком-компаний. Это именно то, где мы совмещаем IP-телефонию и браузер.
Н. Б.: Когда это все появится-то?
А. А.: Их прогноз — IV квартал 2012 года, когда спецификация будет более или менее готова. Наверное, в I квартале 2013 года мы увидим это все в релизных версиях браузеров. В том числе Google сразу это делает на Android. Основная идея Google — перейти постепенно на Chrome как базовый браузер платформы Android, и это там все будет. По Apple есть вопросы, но с учетом того, что Apple построен вокруг WebKit-движка, а ребята из WebKit тоже участвуют, скорее всего, это просто гармонично перетечет и в Safari.
Н. Б.: Ну что ж, Леша, очень интересная беседа у нас получается! Время, к сожалению, не резиновое, поэтому в заключение дай, пожалуйста, прогноз на развитие сервисов click-to-call. Ожидает ли нас такое будущее, когда на каждом сайте вместо номера стандартного телефона будет стоять виджет click-to-call и все в интернете будут звонить только с помощью данной технологии, а мобильные телефоны и прочие звонки перейдут в разряд «только для частных бесед», то есть позвонить другу, маме, родителям?
А. А.: Я думаю, такое может случиться, потому что это достаточно удобно, а все, что людям удобно, как правило, приживается достаточно быстро. Вопрос в том, насколько быстро смогут технологии успевать развиваться под это все. Но мы видим, LTE-сети, где ширина канала растет, проблема с сетями уходит на второй план, появляются технологии типа WebRTC, которые добавят нам это все в браузеры, и я думаю, что через несколько лет мы станем к этому относиться как к чему-то совершенно обычному.
Н. Б.: Не только удобно. Ты лукавишь, ты забыл, наверное, сказать слово «бесплатно»!
А. А.: Ну да!
Н. Б.: Ведь, совершая звонок с помощью click-to-call, ты не платишь по тарифу мобильных сотовых операторов и прочее. Здесь полная халява, как называется!
А. А.: Ну да, будем платить за интернет, а уже звонки...
Н. Б.: Все скушает интернет, стоимость интернета снижается. Что ж, большое тебе спасибо!
А. А.: Спасибо!
Н. Б.: С интересом будем наблюдать за развитием как данной технологии, так и твоего сервиса. Безусловно, и мы со своей стороны, с точки зрения редакции SeoPult.TV, видим развитие данного направления как одного из самых перспективных и быстро набирающихся обороты в Глобальной Сети. Большое тебе спасибо, удачи!
А. А.: Спасибо вам!
Н. Б.: Дорогие друзья, до новых встреч, пока! Оставайтесь с нами!

Развернуть текстовую версию
Комментарии