Регистрация

Подземелье блогеров

2
0
294 0
Аудио Текст
4 февраля 2014

От подземелий московского метро до атомных электростанций. Как эксклюзивный контент позволил Александру Попову стать профессиональным блогером.

Из передачи вы узнаете:
— как свободный график в студии Артемия Лебедева помог Александру стать профессиональным блогером
— как лень заставляет рекламодателей самим приходить к блогеру;
— сто постов по сто рублей или два поста по пять тысяч;
— как защитить эксклюзивный контент от плагиата;
— начиная с какой суммы дохода от блогинга можно отказаться от других работ;
— и многое другое.

Елена Бурдюгова: Добрый день, дорогие телезрители! В эфире программа «Блог в деталях», и с вами Елена Бурдюгова. За последние 20 лет интернет совершил буквально переворот в бизнесе и создал сотни новых профессий. Одна из них — профессиональный блогинг. Что же это такое, мы сегодня узнаем у Александра Попова. Здравствуй, Саша!
Александр Попов: Привет!

Александр Попов, автор блога russos.livejournal.com.
Родился в 1980 году в Москве.
В 2004 году окончил физический факультет Московского педагогического государственного университета.
С 2001 года по настоящее время работает в «Московском метрострое».
С 2006 по 2010 работал в студии Артемия Лебедева. Руководитель проекта Metro.ru.
В 2002 году завел блог russos.livejournal.com.
С 2010 года занимается блогом профессионально.
В 2008 году russos.livejournal.com был признан лучшим русскоязычным блогом на конкурсе The BOB’s 2008.

Е. Б.: Саша, расскажи, пожалуйста, какой у тебя блог, на какой платформе ты его ведешь и почему вообще решил стать блогером?
А. П.: Платформа, естественно, LiveJournal.com. Блог я веду с 2002 года. Я уже патриарх блогосферы, можно сказать. Это вышло совершенно случайно: один мой знакомый в 2002 году предложил завести. Тогда ЖЖ был еще по кодам, по приглашениям. А потом как-то все пошло, пошло, пошло и стало развиваться. А с 2010 года, когда я ушел на фриланс, по сути дела, это уже стало некоей моей профессиональной платформой, портфолио, и просто я те вещи пишу, которые мне интересны.
Е. Б.: То есть изначально ты не думал о том, что когда-нибудь это может стать твоей профессией?
А. П.: Нет, конечно. Изначально я писал там о зачетке, о любви, о каких-то вещах непонятных, что со мной происходило, когда учился, студентом еще был. Только потом это стало неким онлайн-СМИ, можно так сказать условно. Но тогда мыслей вообще никаких не было о том, что это нечто может привести к такому большому проекту. А то, что он в такой степени будет приносить доход, вообще никак не предполагалось.
Е. Б.: А развивать ты его начал только тогда, когда понял, что это может монетизироваться, или у тебя уже была аудитория?
А. П.: Аудитория, естественно, была.

У меня аудитория стала появляться, наверное, с 2006 года. Четыре года была вялая раскачка.

При этом, несмотря на некий эксклюзивный контент по Metro и по «Метрострою», самый всплеск интереса читателей был на два мои поста: про подземную базу подводных лодок в Балаклаве и про съемку в Москве с башни «Федерация» — «Москва с высоты птичьего полета». Это был феноменальный успех: куча упоминаний, репостов… Тогда не было такого механизма, но тем не менее. И тогда очень сильно мне прибавило читателей. Ну а потом все пошло как снежный ком. И уже, как лавину, не остановить.
Е. Б.: Вот ты упомянул про «Метрострой». На самом деле очень многие люди мечтают когда-нибудь оказаться в подземелье и посмотреть, как это все изнутри происходит, но никого не пускают. Как тебе удалось «законтачиться» с «Метростроем» и получить такие эксклюзивные материалы?
А. П.: Да я изначально ни у кого и не спрашивал. Я под землей очутился году в 1999-м или 2000-м. Занимались диггерством, лазали в свое удовольствие, на пятую точку искали приключения. А потом, когда стали искать какую-то информацию, я подружился с редакцией газеты «Метростроевец». Я к ним пришел в гости, пообщались, я им показал кое-какие фотографии, им понравилось, они сказали: «Хочешь у нас поснимать, для нас?» И с тех пор это стало одним из моих проектов, который я на протяжении 13 лет веду.
Е. Б.: Это же здорово, когда интересное тебе занятие становится твоим любимым делом.
А. П.: Конечно! Естественно, любимое хобби стало, по сути дела, любимой работой. И это очень здорово. Ну а потом добавились, естественно, все остальные направления: и путешествия, и авиация, и в меньшей степени социалка какая-то по блогу. Но основная тема — это подземная часть, да. Это мой конек.
Е. Б.: У тебя тематика достаточно мужская, мне кажется. Подземелье, авиация…
А. П.: Да ладно! Почему авиация — только мужская тематика?
Е. Б.: Девочкам тоже нравится?
А. П.: Да вообще! И девушки-пилоты есть и те кто с парашютом прыгает.
Е. Б.: А, ну это да, есть немножко такое.
А. П.: Ты должна попробовать.
Е. Б.: А я, кстати, летала на параплане. Ты не видел мою публикацию?
А. П.: Нет, параплан — это не то. Надо планер или самолет легкий. Это совершенно другие ощущения.
Е. Б.: В Эмиратах на самолетике успела полетать.
А. П.: Молодец!
Е. Б.: Расскажи, пожалуйста, как к тебе пришла мысль о том, что блог можно превратить в профессию?
А. П.: Скорее ситуация поставила перед такой задачей. Я четыре года работал в «Студии Артемия Лебедева», занимался проектом Metro.ru. И когда контракт закончился, то встал вопрос, что делать дальше. Это было в 2010 году. А офисная работа — как-то уже не вариант. Учитывая, что у Темы в студии был свободный график, работать с 9:00 до 18:00 вообще нереально уже. Нет, понятно, что захочешь жить — раскорячишься, конечно же, да! Но если есть возможность… А к тому моменту была какая-то аудитория, были по минимуму какие-то коммерческие проекты. И как-то, собственно, сама судьба подсказывала, что делать дальше. И оно пошло, пошло, пошло, как-то до сих пор идет, в принципе.
Е. Б.: А где ты искал первых рекламодателей?
А. П.: Сами нашлись.
Е. Б.: Они сами к тебе пришли?
А. П.: Я, к сожалению, довольно ленивый, я не менеджер, у меня не такого: искать, звонить: «А давайте рекламу» и т. д. В этом плане скорее какие-то рекламодатели или PR-агентства находят мой блог и предлагают какие-то варианты.
Е. Б.: А какие тематики обычно у тебя рекламируют?
А. П.: Это скорее даже не реклама. Именно чистой рекламы очень мало идет. Реклама под тегом «реклама» будет эффективна у Темы, например, где аудитория в день за 100 тыс. уходит. А у меня скорее именно тематические репортажи о каких-то производствах, может быть, событиях. Что-то в таком ключе идет. То, что попадает под целевую аудиторию моих читателей.
Е. Б.: Все-таки тематика накладывает свой отпечаток, и идут рекламодатели — именно производство, какие-то серьезные авиационные компании?
А. П.: Да, естественно. При этом не все проекты являются коммерческими. Скажем так, если есть какие-то вещи, которые мне очень нравятся, или по душе, или это очень интересная поездка, то это можно сделать и так, почему бы и нет?
Е. Б.: А как ты определяешь свою ценовую политику в этом вопросе?
А. П.: Желанием левой пятки и настроением на текущий момент. Нет, это было поначалу. Сейчас есть какие-то устоявшиеся рамки, в которых можно варьироваться, плюс-минус. А если тебе очень не хочется этим заниматься, то можно цену задрать в два раза. Правда, пару раз соглашались, и приходилось делать! Это редко бывает, но тем не менее.
Е. Б.: Да, двойной прайс как-то компенсирует.
А. П.: Тем не менее. При этом я всегда стараюсь делать то, что мне все-таки именно нравится. Если за это тем более получаешь деньги, это вдвойне приятно. Это должен быть какой-то интересный материал, или интересное событие, мероприятие, или какое-то очень красивое производство.
Е. Б.: Блогеры часто обвиняют меня в том, что я сильно задираю ценники, и на самом деле рекламодатели не готовы за пост предлагать больше 100-500 руб. Так ли это на самом деле?
А. П.: Слушай, блогеры разные бывают. Раньше френдами мерялись, теперь социальным капиталом. У кого-то социальный капитал такой, а у кого-то он вот эдакий, поэтому, естественно, ценник от этого зависит. Либо ты пашешь — 100 постов в месяц по 100 руб., да? Это сколько, 10 тыс. получается? Либо ты делаешь два поста…
Е. Б.: Ну и качество контента соответствующее.
А. П.: Естественно! Нельзя написать 100 качественных постов в месяц или, как любят некоторые копипастеры, сидящие в топе, между прочим, в день выдавать по 20 постов. Мне, например, обидно, что человек сидит в топе, при этом движок обсчитывания социального капитала ЖЖ это совершенно на данный момент не учитывает. И когда ты выдаешь реальный качественный контент, эксклюзивный, по сути дела, эти посты… Ну ладно, понятно, они могут быть неинтересны и т. д. Это другой вопрос. Но, в принципе, когда человек, который занимается только копипастом, сидит в топе на 20-м или 30-м месте, а люди, которые… Я не только про себя говорю, у меня много знакомых, которые делают именно качественный контент, сами по себе пишут, что-то ищут, и они где-то там сидят. Нет, галактика несправедлива, естественно. Надо работать над тем, чтобы это улучшать, чуть-чуть, потихонечку надо сделать жизнь лучше и «красивше».
Е. Б.: А сам ты работаешь над продвижением своих публикаций?
А. П.: На это надо время. Блог — это работа 24 часа в сутки. Даже утром просыпаешься с мыслью, а что бы сегодня запостить. Вот у меня остался недописанный материал, надо сесть, себя запинать, наконец-то его дописать, а то файлик валяется уже очень давно. Нет, у меня были случаи, когда я некоторые посты оставлял в «Промо», например, или еще что-то. Не могу сказать, что это приносило прямо особый какой-то, большой плюс. Наверное, это работает, когда у человека мало читателей, позволяет как-то накрутить. А когда уже есть свой пул читателей, социальный капитал, то это уже идет довольно… Либо ты просто не замечаешь это по статистике на фоне… У меня, кстати, был хороший пример в этом плане. У Доли есть воскресный пиар, а года два назад у меня был пост «Панорама московского метро», как раз ко дню рождения метрополитена, 15 мая. Я попросил его попиарить пост. По статистике вообще никакого всплеска не было: вот как шло ровненько, так и шло ровненько. А за месяц до того у меня был провокационный пост как раз по поводу денежных отношений с заказчиками и с клиентами — там просто пик до небес взлетел. А я читаю отзывы про пиар у Доли или у Темы, некоторые пишут: «У нас сайт лег», «У меня наплыв читателей, комментариев». А здесь получилось, видимо, что все, кто хотел читать, уже читает и, в принципе, никто нового ничего не узнал. Для меня было целым откровением, что даже пиар Доли не дал ожидаемого всплеска. Ну что ж, отрицательный результат тоже опыт и результат, который надо учитывать в дальнейшем.
Е. Б.: Я думаю, что тут от темы много зависит, потому что у меня с Доли были переходы. А вот вопрос, кстати: насколько вообще тема метростроя интересна людям и насколько им интересно приходить к тебе?
А. П.: Сейчас это вообще неким мейнстримом стало в Москве, потому что собянинские «15 км в год» везде-везде идут, Департамент строительства рапортует о новых линиях, программах. Сейчас, на момент записи передачи, скажем так, ожидаются пуски нескольких станций метро, в конце декабря. Естественно, это все надо освещать. Это тема, которая на слуху уже на протяжении довольно долгого времени. Другое дело, что объектов стало очень много и меня, честно говоря, на все не хватает. Сейчас в Москве несколько компаний занимается строительством метрополитена, а я снимаю для московского «Метростроя» плюс с ИНГЕОКОМом немножко работал. Но охватить все нереально стало. Понятно, сейчас есть другие люди, которые ходят снимают. Кто-то хуже, кто-то лучше. Но, по крайней мере, мой опыт, который позволил мне уже лесять лет этим заниматься, конечно, пока позволяет мне быть впереди планеты всей по этой теме.
Е. Б.: Как тебе удается защитить свой контент от плагиата?
А. П.: Ой… Да никак.

Есть у меня, например, некоторые заказчики, которые оплачивают съемку вместе с правами. Поэтому если этот контент воруют, то им это даже на руку, потому что это лишний канал распространения, неважно где. Есть те вещи, которые я снимаю для себя или права на которые принадлежат полностью мне. Есть штат юристов, которые занимаются этим вопросом. Понятно, что с Fishki.net или Zaycev.net спорить, конечно, бесполезно и судиться бессмысленно. А с электронным СМИ или, например, с бумажными газетами, которые еще остались, — вполне реально за воровство фотографий получить небольшую «премию».

Е. Б.: Интересно. А какие ошибки совершают рекламодатели, когда обращаются к блогерам за рекламой? С какими ты проблемами сталкивался?
А. П.: «Мы хотим все, вчера и бесплатно». А сегодня в комментариях, — я не знаю, кстати, ты видела или нет, — на Facebook был замечательный пост, Саша Беленький написал: когда ему предложили за что-то заплатить…
Е. Б.: Да, я видела.
А. П.: А сегодня там был еще замечательный комментарий. Какое-то рекламное агентство обратилось к блогеру: «А сколько вы нам готовы заплатить за освещение нашей рекламной кампании?» То есть это внезапный поворот судьбы! Нет, частые ошибки, я считаю, это: «А что ты тут сделал? Ты пришел, кнопочку нажал и ушел. А чего мы тебе должны платить такие большие суммы денег?» У меня все-таки фотоблог, это может быть применимо и к фотографам, кто снимает именно полностью на коммерческой основе. Это такая же работа, как и любая другая. Помимо съемки, фотографии надо обработать. Ты сидишь день, сутки. А если съемка сложная, то можно и несколько дней сидеть все это обрабатывать. Заниматься при этом другими вещами в этот момент ты не можешь. Многие рекламодатели либо очень низкие расценки делают, либо считают, что если они куда-то кого-то позвали, то все сразу должны упасть ниц, поцеловать им пятку и сказать: «Да, все, мы едем, мы с вами!» Нет, понятно, что если это будет поездка на Южный полюс, в Непал или пресс-тур на МКС, то там очередь выстроится, можно будет выбирать. Но если это какая-то унылая пресс-конференция о результатах сотрудничества с кем-то компании какой-то, то кому это надо? Это узкоспециализированная тема, ребята просто хотят рекламу. Я тоже хочу свои деньги за это получить, за освещение данной тематики. Но, как показывает практика, такие проекты довольно редко имеют ход, так как заказчики не готовы платить столько денег за то, что я приду, отсниму пресс-конференцию и, например, опубликую. Мне, в общем-то, это в плюс, потому что я теряю этот гонорар, но не снимаю какую-то ерунду, по сути дела, и не «радую» своих читателей.
Е. Б.: Да, это действительно очень важно. Еще интересно по поводу рекламодателей и их ошибок. Когда они зовут тебя на какие-то мероприятия, совершают ли они там, в организации, какие-то промахи, которые потом высвечиваются в твоем блоге или, наоборот, не высвечиваются, умалчиваются? Как происходит?
А. П.: Слава богу, многие поняли, что если идет некий пресс-тур или фототур, то очень маленькая компания, два-три человека, там собирается. Особенно если это длительные поездки. Я ездил на Дальний Восток с «РусГидро», снимали две их гидроэлектростанции, «Зея» и «Бурея». У нас была недельная поездка, там очень большие расстояния: день пути туда, день пути туда… Нас было всего три фотографа. Это очень камерный формат, это очень классная поездка была, очень удобная именно по организации и т. д. В этом плане, например, «РусГидро» просто молодцы! И Елена Вишнякова, их пресс-секретарь, — просто чудо. Она реально делает свою работу, ее команда в том числе, да и не только блог-туры, а вообще по пресс-работе. А некоторые приглашают толпу из 20-30 человек и стоят… Господи, как это называется?.. Ну, когда у нас на набережной «Формула-1» катается, везде стоят милиционеры и по пресс-карте никуда не пускают. Типа: «А чего вы пришли?» И этому милиционеру, полицейскому не объяснить, что я журналист, я хочу снимать и т. д. Меня туда неоднократно звали, но, судя по отзывам за прошедшие годы, повторяется ситуация, что ниоткуда никуда не попасть и ничего не снять. Я туда просто не иду, мне жалко свое время терять. Но самое фееричное, наверное, — это «Росатом» с поездкой на Балаковскую АЭС, куда позвали конкретно на фототур, а фотографирование интерьера станции по приезде нам запретили. Так нешил местный пиарщик, по совместительству начальник учебного центра, с формулировками: «У нас самые лучшие станции в России», «У нас запрещено снимать» и т. д. После того как нам все показали: турбинный зал, щит управления и, собственно, все, — на вопрос: «А что было такого секретного?» — он ответил: «Да ничего не было секретного, просто нельзя снимать». При этом на других станциях водят людей и там было нормально со съемкой. А тут… Мне было просто обидно потерять четыре дня в декабре между двумя поездками. А это еще лететь в Самару, полночи добираться на «Газели» в метель до Балаково, потом тот же самый путь обратно и ночью еще ночевать в аэропорту, так как рейс задержали из-за ледяного дождя. Я свое время потерял, просто чтобы скататься посмотреть на станцию. Я могу и в интернете фотографии нарыть и посмотреть. Да, это те самые ошибки, когда обещают, например, одно, а на выходе получается, что как-то особо ничего и не будет.
Е. Б.: Кстати, а агентства часто к тебе обращаются с предложением бесплатно попиарить что-то?
А. П.: Сейчас мало. До этого было много. И поначалу, конечно, иногда приходилось соглашаться, потому что это нужно же… Контент должен обновляться постоянно. И надо, чтобы его ротация была регулярной. Но сейчас есть варианты выбирать, что тебе нравится, что не нравится. Вот я ездил в Мексику, снимал там Superjet, как он летает в мексиканской авиакомпании, и у меня контент есть на несколько постов вперед. Поэтому я сейчас буду заниматься этим, например. Естественно, всякая другая ерунда, типа: «Давайте вы нас бесплатно попиарите», — в Московском регионе уже неинтересна.
Е. Б.: И напоследок поделись, пожалуйста, информацией, сколько вообще реально на блогинге зарабатывать в месяц, чтобы взять и отказаться от всех других работ?
А. П.: Ой, «реально». Реально это как фриланс любой: то пусто, то густо. Бывают месяца, когда нет ничего, притом что есть расходы какие-то, естественно, а бывает, что 100-150 тыс. руб. можно получать. Но это в очень широких пределах варьируется, гуляет. Опять же, это некие «чистые деньги», которые пришли некоей суммой. Но есть амортизация техники, продукты, квартплата, всякие другие траты, которые, естественно, эту сумму очень быстро съедают. А покупка техники… Сейчас мне нужно сделать смену объективов, а это серьезные деньги.
Е. Б.: Саша, что бы ты порекомендовал нашим юным блогерам, которые хотят сегодня выбрать себе профессию блогер?
А. П.: Учиться, работать и не расстраиваться из-за неудач. Я читаю иногда лекции по блогосфере и там говорю, что есть момент, когда количество переходит в качество. Вы постите, постите, делаете материал — отдачи полный ноль. Хочется все бросить, выкинуть компьютер в окно и забыть. И у меня тоже иногда такое бывает. Я иногда ловлю себя на мысли, что отдачи особо нет никакой. Даже сейчас. А потом раз, эта плотина прорывается, и все сразу идет в гору, все очень хорошо. Поэтому — не расстраиваться из-за неудач и учиться, постоянно смотреть, как другие люди делают, как снимают. Если что, подглядывать даже, это очень бывает полезно. И эксклюзивный контент, как всегда. И самое важное — надо любить свое дело, любить не только свою работу, а понимать в той теме, про которую вы пишете. Вот я, например, не буду писать про медицину или образование, потому что я, несмотря на свое педагогическое образование, давно уже не в теме и особо разбираться у меня просто времени нет. У меня есть свое направление, которое мне очень нравится, которое я копаю в ширину и в глубину, и я вполне этим доволен.
Е. Б.: Спасибо тебе большое, Саша, что пришел! Пока!
А. П.: Да, тебе спасибо! Пока!
Е. Б.: До свидания, дорогие телезрители! С вами была программа «Блог в деталях» и я, Елена Бурдюгова.

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео