Регистрация

Интернет-бизнес со стороны закона - Часть 1

0
0
4 329 0
Аудио Текст
14 июля 2010

По большому счету все законы уже давно написаны. Более того, эти законы вполне подходят для различных сфер интернет-бизнеса. Однако они не предусматривают деталей. Детали же отдаются на откуп обеим сторонам: каков договор – таков и спрос. О правовых и договорных аспектах взаимоотношений между заказчиком и исполнителем нам рассказал Павел Шинкаренко, генеральный директор юридической компании «Сенешаль Нейман».

  • Какой договор на оказание интернет-услуг должен вызвать подозрения заказчика?
  • Какие риски должны быть заложены в договоре?
  • Существует ли правовая культура взаимоотношений в Сети?
  • Как должен быть определен и прописан предмет договора?
  • Как организовать работу с компанией, которая продвигает сайт, застраховав себя от потери денег и времени?

Помимо ответов на все эти и многие другие вопросы, Павел дал много полезных советов заказчикам, которые хотят себя максимально обезопасить при работе в среде интернет.

Наиль Байков (Н.Б.): Здравствуйте, уважаемые зрители, SeoPult.TV! Нелегко быть заказчиком услуг по интернет-маркетингу. Хотите ли вы сделать себе сайт, провести рекламную кампанию в сети или же прозондировать почву на предмет обратной связи с вашими клиентами, в любом случае, вам придется перепоручить себя в руки профессионалов своей области, целиком положившись на их добрую волю. Специалист всегда найдет лазейку, и как показывает практика, даже безупречный, с формальной точки зрения, договор вовсе не гарантирует, что услуги будут выполнены в надлежащем объеме. И чтобы этого избежать, заказчику необходимо полноценная юридическая поддержка. О том, как это делается в реальной жизни, мы и поговорим с Павлом Шинкаренко, представляющим юридическое агентство «Сенешаль Нейман». Павел, здравствуйте!

Павел Шинкаренко (П.Ш.): День добрый!

Н.Б.: Здравствуйте, Павел, еще раз! Мне очень приятно, что вы нашли время вновь посетить нашу обновленную студию, принять участие в передаче и, безусловно, рассказать нашим зрителям массу интересного и полезного - того, что касается юридических взаимоотношений в сети. Мне иногда кажется, Павел, что все эти взаимоотношения, предоставляемые услуги в области интернет-маркетинга как продвижение сайтов и различная реклама, носят какой-то несерьезный характер. Вроде бы все связывают себя договорами, обязательствами, но вот есть некий налет необязательности. И, как правило, это происходит в низшем и среднем ценовом сегменте. Можете ли прокомментировать мое беспокойство, Павел?

П.Ш.: Да, безусловно. Дело в том, что, смотрите, если мы возьмем с вами высший или средний ценовой сегмент любой услуги, то в этих сегментах ненадлежащее качество услуг практически отсутствует, потому что здесь страдает репутация, и репутационный риск гораздо выше. Если мы возьмем низший ценовой сегмент и посмотрим на заказчика низшего ценового сегмента любой услуги, будь то интернет-маркетинг или чистка ковров, и возьмем исполнителя. Исполнитель что делает? Демпингует, другого выхода у него нет. Что делает заказчик? Он пытается сэкономить, и если такая экономия приводит к каким-то негативным последствиям, то он, по сути, заранее на нее рассчитывает, поэтому и возникает такая несерьезность, то есть неисполнительность. Одна сторона уже морально готова к тому, что дешевая услуга не принесет какого-то эффекта, а другая сторона – исполнитель – понимает, что за дешево работать качественно, может, и не надо. Поэтому здесь проблема не интернета, она не кроется в этой плоскости, она кроется, как раз, в обычной экономике.

В сети интернет, если мы возьмем нормальные компании, нормальных заказчиков и нормальных исполнителей, то, как правило, мы имеем четко прописанное соглашение, от которого шаг влево, шаг вправо карается, и неисполнение тоже наказывается.

Н.Б.: Но, а если говорить все-таки о неком цивилизованном рынке, 5 лет назад было одно, а что можно сказать о дне сегодняшнем, вообще он изменился, пошел в сторону цивилизации?

П.Ш.: Безусловно, пошел. И я бы даже сказал, что точка отсчета цивилизации этого рынка стал если не 2001, то 2002 год.

Н.Б.: А, вот так, да? Я подумал про кризис 2008 года...

П.Ш.: На самом деле, я имею в виду зачатки, то есть когда он был даже не рынком, а потом вдруг стал расти, а рост этот и цивилизация рынка – неотъемлемые друг от друга части, поэтому вот такая динамика прослеживается постоянно. И если мы видели в 2004-2005 гг. старты каких-то интернет-проектов, то о цивилизации в период старта никто не думал.

Сейчас у нас масса примеров, когда на стадии стартапа уже сами авторы идеи и те люди, которые реализуют этот проект, задумываются о юридической составляющей: делают проект максимально чистым, прозрачным, оформляют права на свои интеллектуальные активы, на нематериальные активы, поэтому цивилизация явно шагает.

Н.Б.: А в чем она сегодня, Павел, заключается, вот именно эта специфика регулирования взаимоотношений между заказчиком и исполнителем, если мы берем сеть интернет?
П.Ш.: Специфика в том, что законодательство в части правового регулирования отношений в сети не содержит каких-то специфических норм, и мы берем общее законодательство, которое, в принципе, подходит, но в детали не вдается. И вот эти все детали отданы на откуп самим сторонам, которые принимают участие в соглашении, и дальше уже, как договоришься, так и будет.

В этом специфика, что если вы в договор заложили риски, заложили методы их минимизации, заложили порядок исполнения договора, порядок учета результата, вот эти все камни в основу положили, то дальше вам проще будет плыть.

А если вы этого не сделали, то ни один нормативный акт не скажет вам, как достигнутый результат, допустим, в нахождении на какой-то позиции в поисковой выдаче какой-то поисковой системы, зарегистрировать как факт. Вот если вы сами не договорились, к каким доказательствам прибегать?

Н.Б.: А почему бы состоявшимся крупным компаниям не урегулировать вот эти моменты взаимоотношений и не иметь некий документ?

П.Ш.: Вы говорите о саморегулирующихся организациях?

Н.Б.: Может быть, да.

П.Ш.: Да, скорее всего, это выход на определенном этапе развития, а вот наступил этот этап развития или нет, я еще не знаю. На самом деле, мы, наверное, близки к этому, потому что крупные игроки уже заинтересованы в стабилизации правил игры.

Н.Б.: Совершенно верно. Они уже консолидируются в некие ассоциации, в частности разработчики.

П.Ш.: Когда консолидация завершится и устоится, вот тогда появятся некие общие регламенты, общие правила, какие-то методические рекомендации, какие-то документы, которые будут носить для членов этого объединения обязательный характер, а для посторонних – рекомендательный характер. Но тогда уже государство, видя пример этого регулирования, может ему последовать или предложить свой вариант.

Дело в том, что государство не только в отношении сети интернет, а вообще, принимает такое развитие законодательства: отношения сначала возникают, потом их болтает из стороны в сторону, потом общество приходит к какому-то одному пониманию, к какому-то одному регулированию этого вопроса, потом формируется так называемый обычай делового оборота, а потом он становится нормативным актом. Но никак не наоборот: сначала нормативный акт, а потом правоотношения. Государство не может насадить развитие, оно может закрепить.

Н.Б.: А что вообще сегодня можно говорить о правовой культуре взаимоотношений в сети? Она вообще существует, некая правовая культура?

П.Ш.: Вы знаете, я бы проследил это на примере нарушения авторских прав в сети, потому что это, наверное, самый яркий пример. Вот если мы возьмем 2005-2006 гг., то после выставления претензий о том, что вы используете нелегальный контент, был примерно в 60% ответ: «Слушайте, в интернете все воруют, и я украл. Я че, нарушил? Это же интернет!» Сейчас таких ответов менее процента. То есть, во всяком случае, осознание того, что так делать нельзя, пришло, и пришло массово. Даже люди, которые понимают, что они делают плохо, но делают, - это уже шаг вперед, то есть они уже понимают, что так делать не нужно.

Н.Б.: А какие сейчас-то, в основном, ответы? (смеется) "Я виноват, я все верну?"

П.Ш.: (смеется) "Мы прекратили правонарушения. Извините, я больше не буду."

Н.Б.: Хорошо, а мне хотелось бы спросить, вы как практикующий юрист, эксперт компании «Сенешаль Нейман», какие в основном вы рассматриваете дела? С чем они связаны в области интернета?

П.Ш.: Смотрите, если мы говорим о судебных спорах, то это одна часть нашей работы. Мы – та компания, которая стремится к тому, чтобы у ее клиентов споров не было. Вот наша задача. У нас задача от противного. Мы не зарабатываем свой основной доход на судебных делах, но мы их действительно ведем и для поддержания себя в тонусе, и для того, чтобы быть в курсе. В основном, это сейчас продолжение споров «домен - товарный знак», кто из них главнее, это споры о контенте и защите конкуренции в сети. Это то, что касается судебных споров. Споры о контенте – это тот же спор между всемирными русскими студиями и Video.ru–холдингом в отношении использования сериала «Братья детективы» на портале Video.ru. Это и ряд споров по доменным именам, один из них довольно интересный, связанный с доменом 3-го уровня, то есть с притязаниями владельца товарного знака на обозначение, которое частью входит в домен 3-го уровня, а частью – в домен 2-го. То есть такого спора просто не было еще, очень интересный спор.

Н.Б.: Вот по поводу ситуации с доменами, буквально на днях прошла новость, что некая компания «Электрик» отсудила домен у одноименной компании, потому что первая компания зарегистрировала торговый знак, хотя домен второй компании был зарегистрирован раньше, чем торговый знак у первой компании. В итоге передали домен первой компании, и вот как это понимать? Это прецедент? Это вообще правильно?

П.Ш.: Вы знаете, есть разные взгляды на это обстоятельство. Я не считаю это правильным.

Моя жизненная позиция и моя трактовка норм законодательства говорят о том, что правообладатель товарного знака, право на который возникло позже, чем право администрирования доменного имени, может требовать запретить использование по данным классам МКТУ.

Вот что такое товарный знак? Это обозначение, допустим, SeoPult.

Н.Б.: Да, но не будем, не будем (смеется). Логопульт

П.Ш.: Хорошо (смеется), лого, да, которое используется для какой-то деятельности, допустим, для рекламной деятельности в сети интернет. Есть сайт, например, лого.ру, на котором размещен сайт компании по продаже прядильных машин. Как вы думаете, между ними может быть конкуренция? Может ли одно нарушать права другого? И нужно ли это запрещать? Но если право на данный домен возникло после получения прав на товарный знак, то, безусловно, есть приоритет у товарного знака. А если - раньше, и они не пересекаются, и защита этого товарного знака выходит за пределы, потому что нет той области смешений. Ведь использовать домен можно, как угодно, для чего угодно, а товарный знак зарегистрирован только по узкой части. На чем основано требование о передаче? Вы поймите, я не сторонник обратных захватов. Это пагубная практика.

Н.Б.: Пагубная, совершенно верно, поэтому мы и назвали некую компанию логопультом (смеется). Павел Шинкаренко, дорогие друзья, у нас в эфире, прерываемся на рекламу, вернемся к вам через несколько минут.

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео