Регистрация

Онлайн-телевидение: Zoomby-триллер

2
0
1 886 0
Аудио Текст
25 сентября 2012

Как принято считать, аудитория ускользает от телеканалов в Сеть отчасти из-за недовольства тем, что показывают голубые экраны. Однако и контент вещательных медиа востребован «цифровым населением» России. Как зарабатывать в Сети на интересе публики к телевизионным программам и каким образом она их потребляет, мы обсудили с Ольгой Линник, директором по маркетингу и продукту Zoomby.ru.

Из программы вы узнаете:
— что такое поставка телепередач в Сеть по модели catch-up;
— на каких условиях телеканалы предоставляют сервису онлайн-телевидения фильмы и шоу, (единовременная оплата и разделение прибыли);
— кто составляет ядро аудитории Zoomby.ru, насколько оно отличается от телевизионной и к какой соцсети сервис ближе по соцдем-характеристикам;
— какие мобильные гаджеты и платформы являются сегодня драйверами медиапотребления;
— что сильнее бьет по бизнесу онлайн-кинотеатров: «ВКонтакте», торренты, нелегальные видеоресурсы;
— к каким форматам рекламы (пре-, мид-, постролл) зрители лояльнее и какие из них более востребованы рекламодателями;
— вышел ли в Рунете хотя бы один онлайн-кинотеатр на чистую прибыль;
— будет ли онлайн-видеореклама оставаться имиджевой и какие возможности обеспечивают ей технологии таргетинга;
— на каких условиях онлайн-кинотеатр сотрудничает со сторонники площадками, какие берёт в свой пул и сколько готов им уступать из своих рекламных доходов;
— какие новые возможности монетизации могут обрести видеопорталы в недалеком будущем;
— и многое другое.

Михаил Боде: Добрый день, дорогие друзья! В эфире SeoPult.TV, программа «Бизнес online», и с вами я, Михаил Боде. Когда-то интернет считался альтернативой телевидению. Но, к счастью или к сожалению, сбежать от голубых экранов на цифровые просторы не удалось. Телевизионщики, понимая, куда ускользает их аудитория, пошли вслед за ней. Сегодня в Рунете, не говоря уж об интернете в целом, существует большое количество онлайн-кинотеатров, видеохостингов, которые пытаются привлекать зрителей всевозможным контентом, в том числе телевизионным. И сегодня у нас в гостях представитель одного из таких проектов, Zoomby.ru, его директор по маркетингу и продукту Ольга Линник.

Ольга Линник, директор по маркетингу Zoomby.ru.
Родилась 3 сентября 1975 года в г. Белозерске Вологодской области.
Обучалась в Московском институте электронной техники по специальности «Программное обеспечение вычислительных средств».
С сентября 2011 года работает в компании «ВебТВ».

М. Б.: Ольга, добрый день!
Ольга Линник: Здравствуйте!
М. Б.: Ольга, ваш ресурс, в отличие от многих существующих в Рунете, занимает особую нишу. Большая часть контента на нем поставляется по модели catch-up — через несколько часов после того, как ток-шоу, передача выходит в эфир на телевидении. Пожалуйста, немножко поподробнее о том, как это происходит и как удается добиться таких договоренностей с представителями телеканалов.
О. Л.: Это такой же способ доставки видео до пользователя, как и все остальные. Архив, библиотека, catch-up — все это контент, за который мы платим телеканалам, правообладателям и показываем пользователю. Особенности catch-up в том, что он выкладывается на сайт буквально через два часа — а может быть, даже раньше — после того, как прошел по телеканалам.

Практика показывает, что если пользователь посмотрел что-то по телевизору, то ему это интересно примерно двое суток, дальше интерес угасает, потому что возникают какие-то новые интересы, показывается что-то другое.

А первые двое суток он готов пересмотреть серию, досмотреть ее до конца, посмотреть предыдущие серии и т. д., и именно это основная фишка catch-up. Как только прошло по телевизору, заинтересовало людей, сразу же это можно посмотреть легальным образом в интернете.
М. Б.: А почему вы предпочли именно эту модель? Большинство онлайн-кинотеатров в Рунете все-таки ориентируются на фильмы, на полутора-, двухчасовые и более длинные. Как вообще вас, руководство, акционеров канала посетила идея, не будучи телеканалом, агрегировать телеконтент?
О. Л.: Надо понимать, что пользуются интернетом и телевизор смотрят одни и те же люди. Да, есть какое-то разделение: молодые больше пользуются интернетом, старшее поколение или еще более молодое смотрит телевизор, но это одни и те же люди, они живут в одних и тех же квартирах, у них есть и телевизор и интернет. И нельзя сказать, что молодое поколение совсем не смотрит телевизор. Им по- прежнему этот формат интересен, и им нужно его где-то посмотреть, желательно на площадке, где это легально, удобно и качественно. Собственно, поэтому мы выбрали в качестве фишки нашего проекта именно catch-up.
М. Б.: Разумеется, эти передачи вы получаете не бесплатно. Вот по каким моделям — разделения прибыли ли, единовременная ли плата за контент — вы работаете с телеканалами?
О. Л.: Есть и то и другое.
М. Б.: От чего зависит выбор модели?
О. Л.: В основном от договоренности с правообладателем. Кто-то готов предоставлять свой контент на разделение доходов: они уверены в том, что их будут смотреть и т. д. Кто-то не готов ждать, пока контент будет монетизирован, пока люди посмотрят рекламу, они хотят здесь и сейчас, говорят: «Вот прежде заплатите нам такую сумму». Есть вариант с минимальной гарантией, когда действует первая модель, а именно разделение доходов, но доходы должны быть не менее чем n. Вводится некая минимальная гарантия, сверх которой происходит разделение доходов.
М. Б.: А чего в процентном отношении больше как с точки зрения количества передач, по той или иной модели оплачиваемых, так и с точки зрения доходов у вас?
О. Л.: Изначально все-таки в основном это была предоплата.

Сейчас вектор смещается в пользу разделения доходов: правообладатели поняли, что контент монетизируется, что с него можно получать доходы, и не так боятся давать свой контент, что называется, на реализацию.

М. Б.: А если это не совсем страшный секрет, какой примерно процент — хотя бы диапазон — отходит правообладателю?
О. Л.: Традиционно правообладатель получает до 50% от того, что приходит к нам как к площадке.
М. Б.: В одной из ваших презентаций говорилось, я сейчас зачитаю: «Не интернет меняет вкус аудитории, а ТВ переходит в интернет, завоевывая для себя дополнительную аудиторию, которая ранее не успевала посмотреть любимые передачи по ТВ». Ну, это фактически то, о чем вы сказали, я хочу это еще раз закрепить для наших зрителей: значит ли это, что аудитория конкретного шоу, сериала или, если брать шире, канала — та же самая, что и в вашем онлайн-кинозале, по соцдему в том числе?
О. Л.: Они очень схожи, однако на нашей площадке есть люди, которые не могут по каким-то причинам смотреть телевизор. У них нет телевизора…
М. Б.: Выкинули!
О. Л.: Такое тоже бывает, особенно среди молодежи. Они таким образом работают, что посмотреть сериал в восемь вечера им неудобно. Мы помогаем не только тем, у кого есть возможность смотреть, но и тем, у кого нет другого способа доступа к такому контенту. Посмотри, пожалуйста, когда тебе удобно, где тебе удобно: на мобильном телефоне, на компьютере, на большом телевизоре — все для людей!
М. Б.: Насколько мне известно, во многих онлайн-кинотеатрах аудитория, ядро ее — это практически те же самые люди, которые сидят в соцсетях, это 19-35 лет в значительной части. Но притом бытует мнение, что ток-шоу и сериалы — уж не знаю, насколько это мнение верно, но оно существует — смотрят, как правило, домохозяйки, у которых есть время, и «синие воротнички» из провинции в возрасте 35+?
О. Л.: Ну, в нашем случае не 35+ все-таки, а 25+, и если брать соцсети, то, безусловно, ближе всех к нам соцсеть «Одноклассники», несправедливо обойденная вами только что.
М. Б.: Все-таки большая доля старшего возраста?
О. Л.: Большая доля старшего возраста. Ну, как считать старший возраст? Вот 35 — это старший возраст?
М. Б.: Ну, это платежеспособная еще аудитория. Вот доля от 40 у вас достаточно велика?
О. Л.: В нашем случае это от 25 до 45, большой достаточно пласт.
М. Б.: Костяк?
О. Л.: Да, но это как раз наша аудитория. Дальше идут посетители социальной сети «ВКонтакте», молодежь, потому что у нас есть там и мультфильмы, развлекательные передачи, и в намного меньшей степени представлена аудитория примерно18+, до 24 лет, их у нас мало достаточно.
М. Б.: Ну, это, как правило, люди, которые предпочитают смотреть голливудские фильмы?
О. Л.: И голливудские фильмы, и коротенькие ролики на YouTube и т. д. Эта аудитория к нам приходит позже. Традиционно, когда молодой человек начинает жить самостоятельно, ему не до телевизора. Но как только появляется жена, дети, теща, тесть и т. д.
М. Б.: Мне это прекрасно знакомо!
О. Л.: Сразу же появляется некое смотрение телевизора, даже случайное. Проходя мимо телевизора и увидев какой-то кусок сериала, или фильма, или передачи, можно им заинтересоваться и начать смотреть. Плюс большой популярностью среди мужчин пользуется документальное кино, научно-популярные фильмы и т. д., а это не совсем для 18-летних, это для людей немножко постарше.
М. Б.: Мы вскользь затронули длительность видео. Хотелось бы более детально развить эту тему, заострить на ней внимание. Какие паттерны поведения пользователей можно выделить на вашем проекте? Какая, например, средняя длительность просмотра, часто ли досматривают видео до конца, какие досматривают чаще, какова, условно говоря, глубина просмотра — количество передач, за один визит просматриваемых?
О. Л.: Все просто и вычисляется математически: чем короче ролик, тем больше вероятность, что его досмотрят. Это вполне логично. Точно так же наособицу стоят сериалы. Если человек включился в сериал, то он досмотрит его до конца вне зависимости от того, сколько серия идет, 25 или 45 минут. Очень много зависит от устройства.
М. Б.: О, я как раз хотел спросить у вас.
О. Л.: Очень редко человек смотрит на планшете, когда у него есть возможность посмотреть на большом экране или на стационарном компьютере. Соответственно, смартфон — это когда что-то недосмотрел, что-то посмотреть, если есть свободные пять минут и т. д.
М. Б.: Или тот же самый спортивный контент, когда надо быстро-быстро узнать результат матча, посмотреть гол.
О. Л.: Да, это «короткий» доступ, доступ в течение короткого времени. Конечно, если человек садится перед телевизором в комфортной обстановке, то он смотрит традиционно длинный контент: полнометражные фильмы, длительные сериалы и т. д. Или включает телевизор и сажает перед ним своего ребенка или бабушку и говорит: «Нажимай на эту кнопку, когда захочешь посмотреть следующую серию». Поэтому сложно сказать. Смотрят все, но длительность зависит, как правило, от условий, в которых человек смотрит, и от интересов самого пользователя.
М. Б.: А средняя длительность?
О. Л.: Ну, где-то 25 минут. Это средняя температура по больнице. Если взять короткие мультики и смешать их с длинными фильмами, то получится где-то 25 минут.
М. Б.: Ну это немало, учитывая, что если брать в среднем по больнице, то счет идет на единицы минут. Я помню цифру 11 минут — по-моему, средняя по интернету длительность просмотра.
О. Л.: Не забывайте, что в интернете в основном все-таки смотрят короткие ролики по-прежнему.
М. Б.: UGC, пользовательский контент.
О. Л.: А UGC больше пяти минут, как правило, смотреть невозможно. Ну, очень редко бывают качественные вещи, которые стоит смотреть дольше. Это как раз влияет на среднюю температуру по больнице. А у нас минимальная серия — это пять минут какого-то мультфильма, поэтому у нас, конечно, эта цифра больше.
М. Б.: Продолжая тему потребления видео на различных девайсах, на малых девайсах, если точнее, на гаджетах, все-таки я хочу узнать их динамику, то, насколько те или иные платформы, устройства растут в совокупном потреблении. Тот же самый iPad и планшетники в целом, наверное, быстрее, чем прочие?
О. Л.: Безусловно, поскольку у пользователей появляется больше устройств, даже статистически большее количество пользователей ими пользуется, в том числе на нашем ресурсе. Это вполне логично.

А в целом, если брать статистику, сейчас где-то 30% смотрения делят между собой поровну мобильные устройства и телевидение, вернее, большие телевизоры, именно Smart TV, а остальное, 70% — это просмотр на компьютерах и на площадках-партнерах.

М. Б.: Это у вас, да? Ну, к площадкам-партнерам мы обратимся чуть позже, обязательно о них поговорим, потому что у нас много среди аудитории владельцев сайтов, которым это будет, бесспорно, любопытно. Хорошо, сейчас мы продолжим говорить непосредственно о Zoomby.ru, о том, как он привлекает зрителя, чем его цепляет. Скажите, какие меры, какие маркетинговые методы вы используете, чтобы закрепить за собой зрителя, потому что мы знаем, что лояльность его в современном интернете заслужить довольно сложно: вокруг много онлайн-кинотеатров. Вот почему ему не пойти на сайт «Первого канала», на сайт ТНТ, просто чуть попозже? Или ему критически важны вот эти три-четыре часа, через которые он получает catch-up — программу, которая перекочевала с телевидения к вам?
О. Л.: Я с большим уважением отношусь к тем площадкам, которые вы сейчас озвучили: и к ТНТ, и к проектам ВГТРК. Могу сказать только по поводу своего проекта — Zoomby.ru. Пользователь — это не существо с двумя-тремя головами, а такой же человек, как я, как вы, как мама, как друзья и т. д. Если делать проект, которым удобно пользоваться, и не говорит младшая дочь: «Мама, где здесь найти кнопку, чтобы посмотреть следующую серию?», а знает, где это; если видео не зависает; если нет жалоб от пользователей; если нет жалоб от друзей, которые смотрят ресурс, — это значит, что ресурсом пользоваться удобно. И если уделять как можно больше внимания тому, чтобы видео было доступно сразу же, без задержек, качественно отдавалось, чтобы легко было его найти, чтобы было приятно пользоваться ресурсом — это же на кончиках пальцах, — то пользователи придут, это как раз и будет лояльность пользователей.
М. Б.: А откуда к вам приходит большая часть пользователей, каким образом вы их к себе, в свой «голубой интернет-экран», залучаете и какая доля приходится на какой канал, если это возможно? Наверняка у вас большая доля поискового трафика.
О. Л.: Безусловно.
М. Б.: А какая примерно?
О. Л.: Сейчас не важно, по большому счету, как называется площадка, на которой он посмотрит видео с удовольствием. Пользователь избалован.
М. Б.: Вопрос лояльности, да.
О. Л.: Да, он хочет смотреть здесь и сейчас, поэтому он, безусловно, набирает в поисковой строке название передачи или фильма и смотрит верхние пять, а может быть, три позиции. Если в поисковой выдаче либо в контекстной рекламе выдается Zoomby.ru и пользователь знает, что такое Zoomby.ru, то высока вероятность того, что он туда нажмет. С поиска к нам приходит большое количество народу. Точно так же велик процент тех, кто начал смотреть, не досмотрел, а поскольку сериал может идти долго, то он вернется, не заходя на поисковики. Он знает, что зашел на Zoomby.ru и там третья серия есть, а потом появится четвертая, пятая, десятая и т. д. Ну и, безусловно, какая-то реклама у нас тоже присутствует, куда без нее!
М. Б.: А какие еще источники трафика есть? Вот вы обозначили один аспект работы с аудиторией, то есть контекстную рекламу и, наверное, SEO-оптимизацию.
О. Л.: Да, конечно, это как раз то, что обеспечивает поисковую выдачу правильную.
М. Б.: И какие еще у вас есть источники? Насколько плотно вы работаете, например, с соцсетями?
О. Л.: Социальные сети не дают того количества переходов, которого бы нам хотелось. Скорее они дают некое представление пользователям о том, что такое Zoomby.ru, и как раз обеспечивают формирование лояльности, в конечном счете приводящей к прямым заходам, которые, к сожалению, с социальной сети очень сложно оценить, потому что там зачастую прямой ссылкой не пользуются люди.
М. Б.: Я задам сейчас больной вопрос как для правообладателей, так и для тех, кто с ними работает, для онлайн-кинотеатров: как вы чувствуйте соседство с торрентами, с нелегальными кинотеатрами, в которых контент не куплен, а грубо сворован, и, наверное, с вашим прямым, главным конкурентом, который себя таковым не считает, — «ВКонтакте», конечно же, с его огромной «базой» видео. Насколько вам мешает это соседство, какова доля, по вашему мнению, нелегального, не совсем лицензионного видео в Сети? Она уменьшается в Рунете?
О. Л.: Сложно сказать. Для того чтобы ответить на ваш вопрос, надо иметь эти цифры, надо считать. По большому счету, подсчитать количество копий в каком-нибудь «ВКонтакте» — задача неблагодарная.

Что касается соседства с нелегальными сервисами, если появится нелегальный сервис, у которого будет качественный контент и которого пользователи не будут бояться, на котором не будет соседства с порнобаннерами, на котором будет быстрая выдача, качественная картинка и т. д., — это будет серьезный конкурент. Слава богу, таких нет.

М. Б.: У вас таких нет?
О. Л.: Мы заботимся о качестве и о скорости. Традиционно там другими методами. Их фишка — это объемы, это скорость, с которой фильмы появляются в Сети, зачастую даже до премьеры. Некоторые фильмы, сериалы идут, допустим, на Украине и появляются в Сети (интернет — глобальная вещь) задолго до того, как премьера проходит в России. Поэтому у нас фишка другая: у нас удобно, качественно и, главное, компьютер ничем не заразится. Поэтому сложно считать их. Не замечать их нельзя, это глупо, бороться с ними тоже достаточно сложно, поэтому как-то сосуществуем.
М. Б.: При совпадении соцдем-портрета аудитории того же «ВКонтакте» и вашего проекта это вам не мешает?
О. Л.: Не то чтобы он не мешает. Это объективная реальность сегодняшнего дня. Наверное, если бы из «ВКонтакте» исчезли все копии этого контента, то нас стали бы смотреть больше. Но это вопрос предположений. «Если бы».
М. Б.: Вернемся к вопросу монетизации. Давайте поговорим подробнее о рекламодателях, о рекламных форматах, о том, какие опции вы предлагаете рекламодателям. Начнем с форматов. Мы знаем, что есть прероллы — то, что показывается до ролика. Мидроллы — в середине, построллы — в конце. Вот как распределяется внимание аудитории и лояльность ее к этим форматам и во сколько они обходятся рекламодателям? Преролл, мидролл и постролл — насколько велика разница?
О. Л.: Самый дорогой формат — это преролл. Он появился раньше всего, пользователи успели к нему привыкнуть, даже многие научились его не замечать.
М. Б.: Очень многие.
О. Л.: Не то чтобы не замечать и не смотреть видео, но, во всяком случае, не реагировать негативно на него, потому что он данность, как титры перед фильмом.
М. Б.: А сколько стоит примерно?
О. Л.: Ну, можно посмотреть цифры на сайте IMHO VI, там прайс-лист выложен, наш в том числе. Построллы тоже мало раздражают пользователя еще и потому, что традиционно пользователи редко досматривают до постролла. Мидролл, да, пользователя раздражает, но надо понимать, что у нас бесплатное видео, то есть пользователь должен так или иначе за него заплатить. Тут он платит своим вниманием, просмотром мидролла.
М. Б.: Мы говорили о том, что у вас во многом аудитория совпадает с телевизионной, и получается, что реклама, которая показывается на Zoomby.ru, как телевизионная, является имиджевой и она рассчитана на охват, а не на формирование моментального спроса?
О. Л.: Нет, конечно же, видеореклама по сути своей — имиджевая.
М. Б.: И будет ею оставаться?
О. Л.: Будет ею оставаться, но при грамотном применении таргетинга есть возможность, допустим, показать ролик о распродаже, о какой-то акции и т. д. в конкретном регионе, в конкретном городе.
М. Б.: Вот-вот, об этом хотелось бы подробнее, потому что как раз таки таргетинг по устройствам, операционным системам позволяет добиться гораздо большего, чем при смотрении телевизора. Как вы это используете?

О. Л.: Таргетинг — прекрасная вещь на огромных объемах. Когда объемы будут сравнимы с аудиторией «Первого канала», можно будет настраивать сколь угодно большой таргетинг.

Но надо понимать, что делать настройку, чтобы с определенным таргетингом открутить большой объем, нужно иметь аудиторию, которой мало кто может похвастаться.
М. Б.: У вас какие-то таргетинги сейчас используются?
О. Л.: Безусловно, конечно.
М. Б.: Какие?
О. Л.: Очень удобно в нашем случае делать таргетинг по контенту, потому что про контент мы знаем: вот этот сериал у нас смотрят в основном женщины 25-35 лет, а передачу «Охота и рыбалка» едва ли будут смотреть женщины. В этом случае очень удобно выбирать именно пол, возраст относительно контента и ставить туда соответствующую рекламу.
М. Б.: А, например, таргетинг по мобильным платформам, которые просматриваются, востребованы сейчас рекламодателям?
О. Л.: Сейчас практически нет.
М. Б.: То есть на iPad никто специально не дает рекламу?
О. Л.: Безусловно, ставили бы рекламу на iPad, но пока недостаточно спроса у нас на это.
М. Б.: И, завершая тему цифр, хочу спросить о вашей аудитории: какие у вас сейчас объемы? Мы говорили о том, что поведенческий таргетинг в рекламе будет хорошо работать на больших объемах. Но, насколько я знаю, вы можете похвастаться вполне приличной посещаемостью. Какова у вас дневная аудитория, месячная?
О. Л.: Месячная аудитория проекта — порядка 4 млн пользователей сейчас.
М. Б.: Уникальных?
О. Л.: Уникальных. Было лето, поэтому был определенный спад, традиционно осенью больше. Дневные посещения — это порядка 400 тыс. уникальных пользователей, потому что они приходят-уходят. Уникальные в рамках дня — это одно, а в рамках месяца могут несколько раз прийти.
М. Б.: Такая аудитория должна хорошо окупаться. Я знаю, что вы не говорите в абсолютных цифрах в денежном выражении, хотя нам очень хотелось бы это узнать, но примерно год назад один из руководителей проекта Zoomby.ru озвучивал, по крайней мере в качестве планов, выход на операционную окупаемость к рубежу 2012-2013 годов. Насколько близки эти планы к осуществлению? Вы преодолели эту точку?
О. Л.: Пока близки к осуществлению. В случае как у нас, в случае агрегатора, если площадка платит за контент, если площадка платит за маркетинг, достаточно сложно говорить о быстром росте прибыли. Поскольку наш проект не инвестиционный, он реальный проект, который считает деньги.
М. Б.: Вместе с тем ваши конкуренты практически поголовно говорят о том, что они вот-вот окупятся, собираются, и все мы знаем, что другой известный онлайн-кинотеатр — Ivi.ru получил в очередном инвестиционном раунде 40$ млн, очень неплохую сумму. Как вы считаете, есть ли окупаемые или близкие к окупаемости проекты на вашем рынке в Рунете?
О. Л.: Вы знаете, говорить можно все, мы, в принципе, тоже можем говорить. Что касается инвестиционных проектов, то, наверное, там есть какой-то глобальный план. Мы посмотрим все через несколько лет, как он сработает. Я с большим уважением отношусь к коллегам, у них прекрасный ресурс, сама иногда с удовольствием посещаю его. Посмотрим, что и как сложится.

М. Б.: Вы не думаете, что в Рунете сейчас есть полностью окупающиеся ресурсы подобного рода?
О. Л.: Я думаю, они бы очень громко кричали об этом.

М. Б.: Завершим тему рекламодателей: каково у вас распределение рекламы по типам рекламодателей? Опять-таки, проводя параллель с телевидением, насколько это похоже на телевидение и на другие онлайн-кинотеатры? Кто у вас преобладает? Это FMCG?
О. Л.: Да.
М. Б.: Автомобили?
О. Л.: Да.
М. Б.: То есть практически все, что мы видим в отчетах АКАРа?
О. Л.: Очень-очень похоже. Это фармацевтические компании, но они, правда, уже отошли, в начале года хорошо было. Это товары народного потребления, товары повседневного спроса, сотовые операторы, в какой-то доле страховые компании — практически все то же самое, что крутится по телевизору.
М. Б.: Недавние поправки к закону «О рекламе», ограничивающие рекламу алкоголя, повлияли на бюджет?
О. Л.: Алкоголь никогда не был нашей основной статьей доходов, поэтому нельзя сказать, что они как-то категорически повлияли. Правообладатели зачастую очень критично относятся к тому, какая реклама показывается в их контенте, и алкоголь — это как раз та тема, которую мало кто разрешает к показу в своих видео.
М. Б.: Как и обещал нашим зрителям в начале программы, я обещал спросить Ольгу о партнерской программе, которую мы затронули. Пожалуйста, немножко поподробнее о том, как у вас это происходит, какие отношения с с партнерами, кто может разместить ваше видео, как происходит монетизация?
О. Л.: Все площадки условно делятся на те, у которых есть аудитория, и те, у которых нет аудитории, вернее, она мала. Любая площадка может зайти на наш сайт, выбрать интересное видео и разместить его у себя.
М. Б.: Любая абсолютно?
О. Л.: Практически да. Конечно, если это будет соседство с какой-то жесткой нелегальщиной и мы об этом узнаем, то, конечно, у себя на сервере поправим доступ и на той площадке не будет наше видео отображаться, но это крайний случай. А так, в принципе, любая площадка может зайти, выбрать интересующие ее видео, вставить код плеера к себе на сайт, и пользователи ресурса будут смотреть видео и рекламу, которая показывается в нашем плеере, это вполне логичная история. Если площадка обладает собственной аудиторией, то с ней возможны более интересные варианты, когда мы формируем для площадки по ее заказу специальную подборку видео и отдаем ее в виде XML, то есть площадка забирает наш XML и автоматически ставит плеер у себя на ресурсе. Если объемы достаточно велики, то мы подключаем площадку к нашей системе статистики и начинаем платить ей определенную долю нашей выручки от показа рекламы. Площадка может зарабатывать. Не только развлекать своих пользователей дополнительным интересным контентом, не только увеличивать глубину просмотра, показывать дополнительные баннеры рядом с нашим плеером и т. д., но и зарабатывать.
М. Б.: Какая доля может отходить владельцу площадки, разместившему ваш плеер?
О. Л.: Ну, это сильно зависит от объемов. У нас плавающая шкала, о которой нужно договариваться индивидуально с площадкой.
М. Б.: От и до хотя бы. Самый простой случай, когда веб-мастер не особо заботится, но кто-то просматривает плеер…
О. Л.: Если объемы меньше определенного уровня, то мы вообще не платим. Мы не связываемся с системой статистики и т. д. для тех площадок, на которых пять просмотров в день, десять просмотров в день.
М. Б.: Где порог пролегает?
О. Л.: Ну, нам становится интересно работать с площадкой, когда она способна обеспечить от 2 тыс., это минимум, тут площадке будет не очень интересно, потому что 2 тыс. показов…
М. Б.: Да, вставлять плеер.
О. Л.: Да. Надо понимать цель площадки: если заработать деньги, то они должны обеспечить большой объем, если развлечь свою аудиторию, привлечь какие-то дополнительные просмотры, глубину и т. д., то они получают легальное видео, не нарушая никаких законов, еще и деньги зарабатывают.
М. Б.: А на какой максимальный процент может рассчитывать в таком случае веб-мастер, владелец сайта?
О. Л.: Порядка 20% от того, что приходит к нам.
М. Б.: Рекламных доходов. Ну, разумеется, это реклама,
О. Л.: Да-да, это не сказать чтобы максимальная, но реальная цифра. Если площадка является нашим партнером, то дальше возможны различные совместные акции, партнерские и т. д., включая брендирование какой-нибудь коллекции.
О. Л.: Что-нибудь можете вспомнить, какой-нибудь кейс?
О. Л.: Не так давно у нас был проект: мы с кабельным каналом брендировали коллекцию страшного кино (ужасы, триллеры и т. д.) и, собственно, привлекали к телеканалу внимание нашей аудитории.
М. Б.: Ольга, большое спасибо, что рассказали о Zoomby.ru и конкретно о его способах монетизации, о том, какое у него видение, взгляды на видеоконтент и потребление его. Давайте напоследок немножко пофантазируем, попытаемся построить прогноз. Какие еще способы монетизации видеоконтента не вполне освоены российскими онлайн-кинотеатрами, видеохостингами и, может, уже появились на Западе, а может, еще только появляются? За счет чего еще смогут зарабатывать игроки рынка, подобные вам, и вы в том числе?
О. Л.: Мне кажется, что все сильнее тенденция к интерактиву. Ну, глупо показывать просто видеоролик на компьютере. Когда это Flash-плеер, в нем может быть не просто «посмотри ролик, нажми на кнопку и перейди на сайт», но и какой-то интерактив. Это может в большей степени заинтересовать пользователя и дать большую отдачу рекламодателю. Технологии все доступны, есть возможность разместить что-то вроде «выбери свой размер, закажи его в один клик», «выбери премьеру, на которую ты хочешь пойти, фильм, закажи билет» и т. д. Сделать что-то в большее количество шагов, чем просто «посмотри рекламу и перейди на сайт».
М. Б.: То есть больше вовлечение, но все-таки именно в рекламу?
О. Л.: В рекламу.

Все-таки, мне кажется, что все меньше и меньше должен быть путь от момента, когда пользователь увидел рекламу, до совершения действия. Если есть возможность заказать что-то, даже не переходя на сайт рекламодателя, то меньше потери в аудитории, в той самой воронке.

Должны какие-то вещи быть, которые позволяют не только посмотреть, но и что-то сделать. Вот это, мне кажется, самое главное, что придет.
М. Б.: Ольга, но притом вы считаете, что будущее, в Рунете по крайней мере, именно за бесплатным просмотром, монетизируемым с помощью рекламы? Вы меньше верите в механизмы подписки, абонентской платы, микротранзакций за единичный просмотр фильма?
О. Л.: Почему? Все это интересно, безусловно, и, конечно, всегда будет аудитория тех, кто не хочет смотреть рекламу, он готов лучше заплатить какую-то денежку, но смотреть без рекламы в удобном месте и т. д. Но это скорее для лояльных пользователей, для пользователей, которые к ресурсу очень хорошо относятся и не готовы переходить куда-то, где будет показ без рекламы. Безусловно, останется и подписка, но, мне кажется, должны развиваться способы получения денег, каких-то опосредованных, с пользователя. Не прямо «заплати», а, допустим, увидел он рекламу, перешел, купил что-то и каким-то образом дальше смотрит без рекламы. Вещи, которые основаны именно на поведении пользователя. Есть и тенденция к тому, что какой-то спонсор выкупает всю рекламу в определенном видео и видео показывается без рекламы в таком случае. Мне кажется, должны развиваться самые разные форматы, и к этому идет.
М. Б.: Ну что ж, Ольга, большое спасибо за то, что пришли к нам и подобно рассказали как о Zoomby.ru, так и в целом о рынке онлайн-кино, о том, как оно монетизируется. Я надеюсь, нашим зрителям будет что взять, на вооружение из вашего рассказа. А вам — удачи, процветания, и, как вы доказали, из искры возгорится трафик. Дальнейшего возрастания вашей абонентской базы! Спасибо!
О. Л.: Спасибо!
М. Б.: Дорогие друзья, у нас была в гостях Ольга Линник, директор по маркетингу и продукту онлайн-кинотеатра Zoomby.ru. Задавайте свои вопросы в соцсетях, в наших аккаунтах на Facebook, «ВКонтакте», Twitter, задавайте вопросы нашим экспертам, мы обязательно их передадим, давайте обратную связь. Спрашивайте и интересуйтесь, кого бы вы хотели увидеть у нас в эфире, и мы постараемся удовлетворить ваше любопытство. Это был Михаил Боде, канал SeoPult.TV, до новых встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео