Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Олег Ульянский: длинный рубль из коротких штанишек

1
0
410 0
Аудио Текст
7 марта 2014

Детская онлайн-аудитория по понятным причинам требует особого подхода как с точки зрения создаваемых для нее контента и сервисов, так и с точки зрения их монетизации. О том, как делать проект для маленьких интернет-пользователей, Александр Плющев в первую очередь и расспрашивал Олега Ульянского, генерального директора и сооснователя портала Tvidi.ru.

Из передачи вы узнаете:
— в расчете на какие компетенции Олега Ульянского из офлайнового бизнеса пригласили в РБК;
— как герою программы удалось вывести Loveplanet.ru на второе место среди дейтинг-сервисов Рунета;
— как возник Tvidi.ru и из каких частей состоит сейчас;
— почему у портала преобладает региональная аудитория;
— по какой причине РБК не стал делать свой детский онлайн-проект с нуля, а лицензировал платформу израильского партнера;
— как Tvidi.ru набирал аудиторию на старте и какие у него источники трафика сейчас;
— как на портале организованы модерация и премодерация контента;
— за счет чего проект монетизируется сегодня и как пробует диверсифицировать доходы;
— сколько приблизительно зарабатывают детские сайты в российском интернете;
— как Tvidi представлен в мобильном интернете;
— будет ли чем-то полезна Рунету доменная зона .дети;
— и многое другое.

Александр Плющев: Добрый день, друзья! В эфире телеканал SeoPult.TV, программа «Удельный вес», меня зовут Александр Плющев. Сегодня в гостях у меня человек, который в прямом смысле слова растит Рунет. Олег Ульянский, основатель и генеральный директор компании Tvidi, управляющий одноименный порталом. Добрый день, Олег!
Олег Ульянский: Привет, Саша!
А. П.: Как ты оказался в интернете в качестве управленца прежде всего? До того, я так понимаю, ты занимался офлайном, всякими страховыми компаниями, что-то такое?
О. У.: Да, я был вице-президентом страховой компании. Правда, по маркетингу.
А. П.: Может, в люди бы вышел, если бы не ушел в интернет-то?
О. У.: Да, а так глупостями… Я на самом деле занимался маркетингом страхования. И работа в интернете началась у меня еще в качестве заказчика. Я был вице-президентом по маркетингу страховой компании «Наста» и какие-то кампании делал любопытные. Тогда пришли ко мне на тендер Лев Глейзер и другие — все те люди, которые гуру Рунета, часть из них ходила ко мне, были у меня подрядчиками. А я был заказчиком. Но это было давно. А потом меня Миша Гуревич, тогда зам генерального РБК, позвал в «МедиаМир» возглавить маркетинг там, поскольку РБК тогда вошел в так называемый неделовой сегмент и нужны были массовые сервисы, которым нужен был масс-маркет. И Герман Каплун посчитал тогда, что мой опыт масс-маркетинга пригодится. Я надеюсь, не ошибся.
А. П.: Что входило тогда в твою компетенцию, какие ты проекты вел?
О. У.: В «МедиаМире» я, в общем-то, занимался всеми проектами, которым нужно было обеспечить рост. Но самый яркий, наверное, интересный из того, что было, — это, конечно, Loveplanet, который приобрели. Там было 20 тыс. месячной аудитории. И через месяц, условно говоря, моей работы, — ну, не только моей, но и коллектива, — стало 200 тыс.
А. П.: И вышел он на второе место тогда среди подобных ресурсов.
О. У.: Да, и остался там, кстати. Что меня очень радует, он и остался там, и он по-прежнему «дойная корова».
А. П.: А как это удалось? За счет чего, ты считаешь, это удалось?
О. У.: Я думаю, за счет правильного маркетинга, потому что, сервис там, если уж называть вещи своими именами... Все говорили: «Клон Mamba». Конечно, это был клон Mamba. То есть понятно, что это очень похожий на Mamba сервис, который мало чем отличался и был создан как клон Mamba, и клонов Mamba было много.
А. П.: Но ваш-то стал вторым, а остальные нет.
О. У.: А потому что маркетинг, потому что была главная идея легалайзинга. Главная идея была в том, что знакомство в интернете — это не что-то стыдное, а наоборот, так знакомятся современные люди. Это была идея-месседж, это была, условно говоря, коммуникационная стратегия продвижения бренда в масс-медиа, не обязательно в интернете. Первое. И вторая ставка, которая была очень сомнительная, все очень сомневались, что это возможно, — продвигать интернет-сайт через телевидение. И это себя оправдало.

Именно телевидение и дало [Loveplanet.ru] взрывной рост в десять раз за месяц.

Потому что это была эпоха до соцсетей, тогда многие люди пользовались интернетом только по работе: почта, поиск.
А. П.: Некоторые интернет-ресурсы и сейчас продвигают через телевидение.
О. У.: И правильно делают, если это оправданно. Если, условно говоря, мы хотим привлечь в интернет или на этот конкретный ресурс людей, которые не пользуются этим ресурсом, но смотрят телевизор, почему нет?
А. П.: А какую долю тогда вам удалось охватить? Mamba говорила, что у нее 85%.
О. У.: Во-первых, есть куча народа, у которых перекрещиваются эти истории, которые держат больше одного аккаунта. Так же как у тебя, я уверен, есть аккаунт и во «ВКонтакте», и в «Одноклассниках», и в Facebook, и в ЖЖ и т. д.
А. П.: Как ты угадал?
О. У.: Вот так, мы же знакомы какое-то время. Так что и тогда это было, и до сих пор это остается, когда люди держат аккаунты в нескольких дейтинг-сервисах. Я не помню, какую долю. Это было довольно давно уже, семь лет назад. Но то, что мы вышли на второе место очень быстро, правда. Конечно, были планы занять первое место, но через какое-то время стало понятно, что это невозможно. Все-таки такие ресурсы Mamba, как Love.mail.ru и Love.rambler.ru, — you can’t beat it.
А. П.: Завершая с Loveplanet. Ты сказал про телевидение, а были какие-то другие способы продвижения?
О. У.: Понятно, что интернет был важным способом. Просто телевидение было очень заметным. Это то, что обеспечивало быстрый рост. Кроме того, у нас же была реклама на автобусных остановках, были ростовые фигуры на остановках с плакатами «На остановках не знакомлюсь, знакомлюсь на Loveplanet». Было «В метро не знакомлюсь» — реклама в метро. То есть была общая история: все время та же креативная концепция, та же мысль о том, что современные люди сегодня знакомятся не на улице, не в метро, не на остановках, а в интернете на Loveplanet.
А. П.: Давай тогда к твоему нынешнему проекту Tvidi.ru обратимся. Как ты придумал его? И вообще, как это было в то время, каким был Рунет для маленьких? Почему вдруг Tvidi родился?
О. У.: Когда я пришел на работу в РБК, собственно, часть моего интервью приема на работу... Герман тогда меня спросил: «А вот что ты развивал? Какие именно неделовые сервисы?» Я сказал, что детская ниша свободна, поскольку интернет прирастает в том числе детьми, а эта область никак не оформлена, и надо бы что-то такое придумать. И началась история с того, что мы сами начали думать, как бы сделать такой ресурс. А потом я увидел у своей дочери на компьютере израильский сайт, на который ей подружка прислала линк из Израиля. Я посмотрел сайт и говорю: «О, как интересно!» И мы нашли разработчиков того сайта. И так возник Tvidi, по сути дела, благодаря моей дочери.
А. П.: Опиши, пожалуйста, для наших зрителей, из чего сейчас состоит портал Tvidi. Я думаю, многие из них довольно давно там не были. И что это такое?
О. У.: Мы сегодня подумали, что нам пять лет, и подумали, что, наверное, у кого-то из наших детей уже есть дети.
А. П.: Не исключено.
О. У.: Портал Tvidi — это портал с элементами социальной сети. Там есть все то, что есть на портале: новости, игры, конкурсы, комиксмейкер, где дети могут конструировать комиксы. Есть виртуальный мир, где дети придумывают себе аватарку и покупают себе за виртуальные деньги виртуальный домик и наполняют его всякими виртуальными вещами, играют между собой в многопользовательские игры. Есть социальная сеть, более Facebook-style, с постами, со статусами, с картинками.
А. П.: Мы видимся с тобой не первый раз. Ты мне не первый раз рассказываешь про Tvidi, но ни мой ребенок, ни дети моих знакомых… Я не встречал вообще ни одного ребенка, который бы пользовался Tvidi. Я в каком-то не том кругу общаюсь, что-то со мной не так?
О. У.: Я думаю, что у тебя и почта на Gmail, а не на Mail.ru.
А. П.: Это правда.
О. У.: Мы все это знаем. Как говорится, нравится музыка — слушай ее дома. Есть вещи, которые ты любишь, есть вещи, которые тебе нравятся. Есть же статистика, знаешь. Интернет чем хорош? Есть счетчики. И счетчик нельзя обмануть. Если к нам приходит 1,5-2,0 млн человек в месяц, значит, они реально приходят. Если они в среднем на сайте девять минут находятся, то у них есть что-то, что их держит девять минут. Это факт. А поскольку контент у нас детский и взрослым там скучно, неинтересно, то да.

У нас доля Москвы — 30%, доля Питера — 10%.

Понятно, что у нас регионы. И мы видим по активности в конкурсах. Мы же проводим все время конкурсы. Мы видим, что основная активность — из Каменногорска, из Новокузнецка и т. д.
А. П.: Правильно ли я понимаю, что ты только что сказал, что Tvidi — это такой детский Mail.ru?
О. У.: Похоже, да. Или детский Yahoo!.
А. П.: Хорошо, а как получилось ваше партнерство с аналогичным израильским порталом Tweegee?
О. У.: Они наши создатели.
А. П.: Вы лицензируете их платформу?
О. У.: Да, совершенно верно. Мы российско-израильская компания. Я кофаундер в том плане, что я инициировал эту историю, но есть акционеры. Это РБК наполовину и наполовину израильтяне. И, соответственно, все технологическое развитие происходит оттуда.
А. П.: А без них не получалось? РБК сам не мог сделать такой проект?
О. У.: Ну, тут столько ноу-хау, что многие годы… Я думаю, аналог, такой похожий проект — это только «Смешарики», созданные самостоятельно в России. Больше таких аналогов в России нет, потому что действительно есть целая куча всяких вещей, которые надо знать и понимать про детей, которые ведущее бизнес-СМИ России вряд ли знает. Это очень много людей сразу надо найти, создать, собрать в одном месте, чтобы это все создать. А там у людей опыт.
А. П.: Ты уже неоднократно произносил слово «маркетинг», ты сам большой специалист в маркетинге. Наверное, какой-то особый, некоторым образом деликатный маркетинг у вас, поскольку аудитория особая? Насколько я помню, ты мне как-то рассказывал, что вы первую аудиторию вообще набирали по школам.
О. У.: Совершенно верно. Когда мы запустили портал, пять лет назад, в сентябре 2008 года, мы как раз поставили у тысячи школ в Москве промоутеров. Было по 40 школ в день, каждый день – 40 школ в Москве. Стояли промоутеры, которые раздавали физически флаеры детям и сувениры, с тем чтобы они приходили на сайт. И каждый день на сайте разыгрывалась Sony PSP. Нам нужно было создать первичный приток детей, чтобы уже социальные связи возникли и т. д.
А. П.: Отлично. Отсюда два вопроса. Во-первых, как вы модерируете аудиторию, потому что много взрослых там может быть и т. д., всякие неприятные, связанные с этим последствия? А во-вторых, какие источники трафика?
О. У.: Смотри, у нас есть премодерация всего контента, есть модерация ников, есть всякие барьеры, чтобы не регистрировались взрослые. У нас запрещено регистрироваться взрослым.
А. П.: А они так и выполняют! Они как видят, что нельзя после 18, так все сразу и не идут.
О. У.: Если я все подробно тебе начну рассказывать, то все начнут обходить то, что я буду рассказывать. Ну, какой-то отсев у нас на очень простых правилах происходит. Просто потому, что люди поступают таким образом.
А. П.: Вы как-то через интернет видите, что это не ребенок «на том конце провода»?
О. У.: На первичном этапе часть людей отсеивается благодаря тому, что мы видим, что это не ребенок. На каких-то этапах такие люди отсеиваются из-за аномального поведения. Взрослый человек ведет себя иначе, чем ребенок, и это видно. Определенные его пути и другое. Зловредный взрослый человек ведет себя совсем иначе, чем ребенок. Поэтому, если говорить о защите детей, за этим мы следим постоянно. У нас 12 часов в день находятся модераторы в чате, смотрят чат. У нас премодерируется весь контент, премодерируются ники и т. д. У нас куча всяких вещей…
А. П.: Будьте как дети, ибо их есть Tvidi.ru.
О. У.: Да-да-да, именно, именно. На самом деле взрослым-то нечего там делать, если они не зловредные.
А. П.: Разумеется, конечно.
О. У.: Главная проблема, все говорят, — педофилы и т. д. Главное-то ведь не это. Главное –—это тролли. Тролли — это подростки 15-16 лет, которые прибегают потроллить, написать мат где-нибудь, картинки неприличные повесить.
А. П.: Во «ВКонтакте» та же история.
О. У.: Да-да-да, только «ВКонтакте» это их не так волнует, а нас это очень волнует. И мы баним троллей. А есть еще история под названием «тролли откуда-то идут». Например, кто-то постит в каком-нибудь тролльском форуме: «Пошли досить или пошли троллить Tvidi.ru». И оттуда пошел трафик. Мы это же видим. Мы сразу тот линк просто отрубаем. И 80-90% троллей сразу отрубаем. Это работа такая, ручная каждый день.
А. П.: Хорошо, а доброкачественный трафик откуда берете? Ведь всякие тизеры, тизерные сети – все это не для вас же?
О. У.: Когда мы начинали, было время, когда мы покупали трафик, но оно давно прошло. Есть довольно много мелких детских игровых порталов, где агрегированы всякие freeware-игры. И если очень кропотливо ручками собирать все это, — это работа маркетинговая, — собирать тут, тут, тут, тут.
А. П.: Там, наверное, еще и какая-то SEO-работа есть.
О. У.: Это да. А сейчас у нас только SEO и «органика». Есть детские типичные запросы, по которым мы ищемся и т. д.
А. П.: Какими методами найти целевую аудиторию в этом смысле?
О. У.: Есть целевые запросы там: «игры для мальчиков», «игры для девочек», «игры макияж», «игры одевалки», игры такие, такие. Ну, всякие-всякие игры.
А. П.: «Бесплатно без SMS».
О. У.: «Бесплатно без SMS», конечно!
А. П.: Какая сейчас у вас дневная аудитория и месячная?
О. У.: У нас порядка 100-110 тыс. Дело в том, что у нас же обратная история: у нас в выходные дни пики, а в понедельник у нас «просадка».
А. П.: А сколько всего детей зарегистрировано?
О. У.: У нас 2,5 млн. А, вот написано: 2 451 943 детей.
А. П.: Круто! На эту минуту.
О. У.: Да, на эту минуту.
А. П.: А по сравнению с предыдущими годами как-то меняются темпы роста трафика или прироста?
О. У.: Конечно да, меняются. Потому что понятно, что, когда мы начали, мы пришли на рынок, не было никого. Во-первых, появились «Смешарики», развились, Disney есть в какой-то мере наш конкурент.
А. П.: Конкуренция просто.
О. У.: Да. Потом мы все понимаем, что по мере развития «ВКонтакте» стал приличней. И мы все понимаем, что большая часть тех детей, которые есть у нас, во «ВКонтакте» тоже. Если изначально была, может быть, некая иллюзия или претензия, что мы будем the only, то есть для детей будет только Tvidi и больше дети никуда не будут ходить. Ну, это иллюзия, так не бывает.
А. П.: Сейчас задам вопрос в стиле деловой передачи одной радиостанции: так как же заработать на детях, Олег?
О. У.: Вот так вот: один баннер, второй баннер, третий, четвертый, пятый, шестой.
А. П.: А какова структура главных источников дохода?
О. У.: Реклама. Спецпроекты.
А. П.: Баннеры и спецпроекты?
О. У.: Баннеры тоже ведут все на спецпроекты.

Основные рекламные бюджеты, которые у нас есть, 90%, — это спецпроекты.

А. П.: А что там, магазины или что? Нет? Детские товары?
О. У.: Детские бренды. Игрушки. Lego, HASBRO, Mattel, Gulliver.
А. П.: То есть через детей вы разводите взрослых на то, чтобы купить им что-нибудь.
О. У.: Ну да, детям. Если хочется так, да, через детей. Нет, мы детям рассказываем, какие бывают хорошие игрушки и вообще бренды. А дальше они уже сами.
А. П.: Скажи, у вас есть еще такая штука, как «Кошелек Tvidi». С помощью него можно переводить рубли в какую-то виртуальную валюту?
О. У.: Не совсем. У нас есть внутренняя валюта, которую дети могут как зарабатывать честным трудом, то есть играть и дружить. Какой труд может быть еще у детей? Играть и дружить. А можно и купить за деньги. А уже эту игровую валюту они могут потратить на то, чтобы обустроить свой домик, купить новые мулечки для аватара, фишечки всякие такие, новую прическу и т. д. И да, дети могут платить деньги через родительскую кредитную карту, через SMS, через QIWI, «Яндекс.Деньги» и т. д. Мы только это запустили. У нас это идет в режиме, я бы сказал, пробном, тестовом. Мы тестим, как это происходит. По-прежнему, наши главные деньги — это деньги рекламные.
А. П.: Год назад ты говорил, что пора и сервис, и контент как-то монетизировать. Удается или нет?
О. У.: Ну вот, это и есть монетизация сервисов и контента. Кроме того, мы же выпустили журнал Tvidi.
А. П.: Бумажный?
О. У.: Бумажный журнал.
А. П.: Все закрывают, а вы выпустили?
О. У.: Да, выпустили.
А. П.: Молодцы!
О. У.: Уже три номера вышло, три номера журнала Tvidi. Это лицензионный проект с издательским домом «Эгмонт». Кроме того, мы сейчас подписываем договор на плюшевые игрушки Tvidi и пластиковые игрушки Tvidi. То есть идем тем путем, которым идут все детские медиа, тот же Disney, «Смешарики» и остальные.
А. П.: За счет мерчандайза в том числе?
О. У.: То, что называется лицензированием. Лицензирование персонажей, лицензирование образов и т. д., бренда.
А. П.: Ты готов сейчас оценить в цифрах рынок детского контента, как Веб, так и мобильного?
О. У.: Нет, конечно.
А. П.: В деньгах?
О. У.: Что значит рынок контента? Ты говоришь «рекламный рынок» или ты говоришь «сколько денег можно получить за права»? В чем, в роялти ты меряешь? Это очень разные рынки. Есть рынок роялти, есть рынок того и другого.
А. П.: Хорошо, давай я по-другому тебя спрошу: либо сколько можно заработать, либо каков оборот детских ресурсов? Это уж ты выбирай сам.
О. У.: Я знаю, какой оборот наш. Я знаю, какой приблизительно оборот «Смешариков». Я не знаю, но могу предполагать, какой оборот у Disney.

Я полагаю, что сегодня все детские сайты [в Рунете] вместе зарабатывают, наверное, 6-7$ млн.

А. П.: Еще интересная штука — мобильное потребление, детское, естественно. Они же продвинутые все, они говорить позже учатся, чем пользоваться гаджетами сейчас.
О. У.: Да.
А. П.: Как бы ты оценил мобильное потребление? У вас есть мобильная версия?
О. У.: У нас нет мобильной версии.
А. П.: Или приложение?
О. У.: Мы запустили одно тестовое приложение для iPad, так получилось, именно только для iPad, и раздали за первые два месяца 86 тыс. штук, правда, бесплатно.
А. П.: Оно бесплатное, да.
О. У.: Но все равно это очень много.
А. П.: Конечно.
О. У.: То есть мы в тот момент обогнали Angry Birds в момент запуска. Правда, пик прошел. Для нас это был trial — посмотреть, как это работает. Важно понимать, что перевести детский сайт из Веба в mobile невозможно по одной простой причине: потому что игра осуществляется иначе. Потому что тут ты играешь мышкой, а тут у тебя нет мышки, а есть только палец. Значит, уже игровые механики все другие. Другие игры должны быть. Поэтому Angry Birds или Cut the Rope — это не портирование игры, это придуманная игра. То есть надо создавать вторую историю. Может, с теми же персонажами, с теми же брендами, похожие истории, те же характеры, но другое. Это как создать еще один Tvidi. Над этим работают. Опять-таки, платформа не наша, работают израильтяне. Но параллельно мы видим, да, что растет детское потребление в mobile очень сильно, и оно растет не в сторону интернет-сайта. Чтобы мы понимали, все дети идут играть просто в игры. Они скачивают какие-то приложения и в них играют. Это могут быть социальные приложения, это могут быть приложения просто игровые. Просто наборы игр, одна игра. Но это игры. То есть вся та концепция Веба, которая хорошо живет в обычном Вебе: сайт, портал, расширить и все, — в mobile пока дробится на маленькие или средненькие отдельные приложения. И эта история, что мы сейчас возьмем… Вот смотри, есть чемпионы мира по детскому интернету. Это Moshi Monsters, Club Penguin. Moshi Monsters только в этом году наконец запускает какое-то приложение. У Club Penguin до сих пор нет приложения, а это десятки миллионов детей в месяц, то есть это вообще другой уровень. Почему? Именно поэтому: как это все перевести, как эту аудиторию трансформировать? И тоже они, как правило, выпускают какое-нибудь приложение, которое преподносит один какой-то конкретный сервис, который есть у них в их большущей среде.
А. П.: Скажи, пожалуйста, эти новые правила досудебной блокировки сайтов как-то, по-твоему, облагородят детский Рунет или нет?
О. У.: Во-первых, детского Рунета нет. Детский Рунет — это три, четыре, пять сайтов, если уж говорить так. Все остальное — это смешно. Правила досудебной блокировки сайтов не имеют никакого отношения к детскому Рунету. Я думаю, они вообще не имеют никакого отношения к охране и безопасности кого бы то ни было, кроме государства.
А. П.: А исходя из твоего богатого опыта «построения» детского Рунета, я бы так сказал, и такого чистого, какие бы еще идеи ты бы мог подсказать законотворцам?
О. У.: Руки укоротить.
А. П.: Почему? Ведь они же за чистоту, нет?
О. У.: Нет, ну почему же они за чистоту?
А. П.: Ну, без детской порнографии, то-се.
О. У.: Ну, детская порнография не имеет отношения к детям, вообще никакого. Потребителями детской порнографии дети не являются. Поэтому это вообще надо вынести за скобки. Пропаганда наркотиков и прочих вещей неприятных, которые есть? До какого-то определенного возраста, лет до десяти-двенадцати, все исследования говорят, что дети вообще не интересуются порнографией никакой. Они выключают, им стыдно на это смотреть. Только в какой-то момент, когда уровень гормонов в крови поднимается, это становится интересным. А пока это просто детям неинтересно. И я думаю, что есть гораздо больше проблем для законодателей, которые гораздо сложнее решить. Наверное, чтобы детских больниц было больше или еще что-нибудь. Наверное, чтобы детей не сбивали на пешеходных переходах. Наверное, это важнее, потому что от того, что ребенок увидит чью-то голую попу в интернете, страха нет, а вот если его собьют на дороге, – есть. Этим заниматься гораздо сложнее, чем ограничить голую попу в интернете. А если бы они занимались тем, чтобы безопасность детей на дорогах, на улицах, в школах… Насилие в семье… Но это же, зараза, одним законом нельзя решить. Поэтому проще написать, что 12+.
А. П.: Скажи, а доменная зона .дети, недавно введенная, принесет ли в обозримом будущем какую-нибудь пользу детскому Рунету или нет?
О. У.: Я вхожу даже в попечительский совет этой доменной зоны.
А. П.: О!
О. У.: Да.
А. П.: Тогда принесет!
О. У.: Спасибо. Я вам скажу так: если будет за этим бизнес, то да; если это будет пропагандистская история, это будет пропагандистская история. Если за этим придут реально бизнесы, которые зарабатывают, — я скажу грубую вещь, ту самую, — которые зарабатывают на детях в интернете. Потому что медиа — это бизнес, медиабизнес в интернете на детях — это медиа-бизнес в интернете на детях. Это то, что есть. Moshi Monsters, Club Penguin, Tvidi, «Смешарики» — все делают это не только чтобы сеять разумное, доброе, вечное, но и чтобы зарабатывать деньги. Иначе это не работает, просто не работает. Писатель Остер пишет красивую детскую книжку, для того чтобы заработать на этом деньги. Он делает это талантливо, поэтому он зарабатывает на этом много денег, я надеюсь очень. Но это суть детского контента, так же как любого взрослого контента. Поэтому если не придут в зону .дети бизнесы, то зона .дети будет пропагандистским шагом, который умрет. Если придут бизнесы, то все будет хорошо.
А. П.: Какие же циничные люди занимаются детским интернетом!
О. У.: Ужасно.
А. П.: Олег Ульянский, большое спасибо! Надеюсь, как-нибудь мы запишем программу с создателем проекта Веб 5.0, который вырос на Tvidi. С вами был Александр Плющев, вы смотрели программу «Удельный вес». До следующих встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео