Регистрация

Облачные сервисы хотят в магазин

1
0
200 0
Аудио Текст
17 июля 2012

Облачные сервисы стремятся быть доступными как можно более широкому кругу потребителей. Один за другим они «упаковываются» в консьюмерскую оболочку. Их идеал — супермаркет. Возможен ли такой вариант, когда директор малого предприятия в два клика устанавливает себе приложение облачного бухгалтерского сервиса, точно так же, как за полчаса до этого установил себе на мобильник Angry Birds? Об этом телеканалу SeoPult.TV рассказал Константин Анисимов, директор по маркетингу и альянсам компании Parallels в России, странах Ближнего Востока и Африки.

Из передачи вы узнаете:
— как сейчас распространяются и продаются «облачные» приложения;
— какие облачные приложения доминируют на рынке и кто их основной потребитель;
— нужно ли разработчику писать десять тысяч приложений, если он хочет,
чтобы его сервис был доступен у десяти тысяч провайдеров;
— что такое стандарт APS;
— поможет ли стандартизация не переписывать приложение под каждого
отдельного провайдера;
— как стандартизация сокращает издержки на маркетинг и продвижение
«облачных» приложений;
— какую комиссию берут «облачные» сервис-провайдеры;
— как изменяются продажи приложений после унификации по стандарту APS;
— ожидает ли нас появление «облачных супермаркетов» и их превращение в
«облачные гипермаркеты» приложений.

Михаил Боде: Добрый день! В эфире канал SeoPult.TV и я, Михаил Боде. Высокотехнологичные сервисы стремятся быть доступными как можно более широкому кругу потребителей. В конечном счете, их идеал, наверное, супермаркет. Еще один претендент на эту консьюмеризацию — сегмент «облачных» приложений. Возможна ли ситуация, когда владелец, директор малого предприятия в два клика ставит себе на гаджет «облачную», замечу, систему управления бухгалтерией с той же легкостью, с какой он ставит себе на iPhone Angry Birds? Об этом и не только об этом я хочу поговорить сегодня с экспертом по «облакам», а именно с Константином Анисимовым, директором по маркетингу и альянсам компании Parallels — я сейчас зачитаю — в России, странах Ближнего Востока и Африки.

Константин Анисимов, директор по маркетингу и альянсам компании Parallels в России, странах Ближнего Востока и Африки.
Родился 25 декабря 1974 года в городе Реж Свердловской области.
В 1997 году окончил Уральский государственный технический университет по специальности «конструктор электронно-вычислительных систем и средств».
В 2002 году прошел президентскую программу подготовки управленческих кадров по специальности «стратегический менеджмент».
В 1996-2009 годах работал в компании «Микротест», где прошел путь от инженера до заместителя генерального директора.
С 2009 по настоящее время занимает свою нынешнюю должность.

М. Б.: Константин, привет!
Константин Анисимов: Приветствую!
М. Б.: Успех App Store показал, насколько востребована такая модель распространения мобильных приложений: разработчик, грубо говоря, делает это приложение, дальше в случае с App Store отдает его на рассмотрение, в случае с Google Play кто-то скажет, что проще, кто-то скажет — сложнее, и дальше у него практически нет никаких хлопот. Весь продакшен, продвижение обеспечивает, собственно, эта витрина, маркет, в котором приложение расположено. Ему самому не надо ни сейлз-менеджеров иметь в штате, ни маркетологов — он разрабатывает, и прямой доступ к приложению обеспечивается через площадку. И эта модель многим не дает покоя. Как ты считаешь, возможно ли нечто подобное или хотя бы близко к тому стоящее в области «облачных» приложений?
К. А.: Модель действительно гениальная для консьюмерского сегмента. Вот в b2b-сегменте, если мы говорим, что «облака» направлены прежде всего на него, все несколько сложнее. Гораздо больше не столько даже технологических вопросов, а организационных, связанных с оплатами, с лицензиями, с жизненным циклом программного обеспечения. Все это сильно-сильно усложняет вопрос, но в целом подход правильный, и, конечно, очень многие сейчас стремятся его реализовать.
М. Б.: С App Store все ясно, о нем знают от мала до велика. А как распространяются сейчас «облачные» приложения, которые набирают вес?
К. А.: Здесь две модели, все очень просто на самом деле — примерно так же, как распространяется ПО сегодня. С одной стороны, есть прямая модель, когда существует некий «облачный» store самого производителя «облачного» сервиса: туда нужно идти и купить сервис. С другой стороны, есть модель реселлерская — это когда сервис продается через каких-то посредников, которые добавляют к нему свои, может быть, маркетинговые или технологические усилия. Нужно отметить одну интересную вещь: сейчас очень много стартапов у нас и в мире развивается, и очень часто стартапы наталкиваются на то, что они очень увлечены собственной технологической составляющей. То есть, например, очень хорошо соображают в CRM, сделали идеальный CRM-движок, но это не значит, что они смогут его хорошо продавать. Компании обычно оказываются поставленными лицом перед интересным фактом: они потратили, например, 2$ млн на разработку своего движка, который очень крут, но, оказывается, чтобы продвинуть его, хорошо начать его продавать, нужно не 2$ млн даже, а 10$ млн. И тут возникает как раз возможность для реселлерской модели, когда ты очень много усилий в маркетинг и продажи не вкладываешь, а вкладываешь усилия в партнерскую сеть, которая, в принципе, более дешевый канал распространения, но за который нужно платить определенной скидкой.
М. Б.: Профессиональная ориентированность разработчиков, их зачастую неумение работать с маркетингом пока объяснимо, потому что сегмент «облачных» приложений относится в основном к профессиональному рынку. Расскажи, пожалуйста, немножко о том, какие приложения сегодня в вашей сфере доминируют и кто их основной потребитель?
К. А.: Вообще, мы очень четко отслеживаем эти рынки, мы получаем все свеженькие отчеты и сами, более того, проводим много исследований.

Если говорить о малом и среднем бизнесе как основном драйвере, основном потребителе «облачных» услуг, то чуть больше половины рынка — это до сих пор инфраструктура, аренда инфраструктуры.

Здесь все понятно. Люди арендуют чаще всего какой-то web space, виртуальную машину или даже целый сервер для того, чтобы туда что-то поставить: свой сайт, портал или какие-то приложения. Но, естественно, все очень быстро двигается к SaaS, все очень быстро двигается к аренде приложений, уже готовых. Здесь, если говорить именно про эту оставшуюся часть, где-то около половины — это messaging collaboration; здесь почта правит бал, бизнес-почта. Это основной сервис, который действительно нужен буквально каждому человеку в компании, исключая, может быть, уборщицу, а в продвинутых компаниях и уборщице.
М. Б.: Клининг-менеджеру.
К. А.: Да, то есть почта плюс элементы совместной работы, корпоративные порталы, элементы совместной работы над файлами и т. д. — это где-то около половины всех SaaS-сервисов сейчас. Дальше идут CRM-системы, как вещи, помогающие продавать, и это очевидно, тоже востребованная штука, где-то в 30% я бы ее оценил. И дальше — вещи, которые облегчают внутреннюю жизнь компании: бухгалтерия, ERP-системы и т. д., то есть связанное больше с бэк-офисом компании. Примерно такой расклад сейчас.
М. Б.: Константин, все верно! Но, в конечном счете, «облачное» приложение призвано максимально упростить жизнь его пользователям.
К. А.: Конечно!
М. Б.: Мы все это видим, и, в конечном счете, многие из тех приложений, которыми мы пользуемся ежедневно, те же Google Docs, на самом деле сидят в «облаках», просто это не видно за фасадом их интерфейса.
К. А.: Совершенно верно!
М. Б.: Но вместе с тем сама инфраструктура, то, что стоит за «облачными» приложениями, отнюдь не идеальна, потому что известно, что в данном случае приложение жестко привязано к провайдеру, к конкретному сервис-провайдеру, хостинг-провайдеру, а их в мире тысячи — порядка 10 тыс., плюс-минус.
К. А.: Да, порядка 10 тыс. сервис-провайдеров, по нашей оценке, и это сам по себе очень большой рынок и канал распространения всего и вся, начиная с инфраструктуры и заканчивая в том числе бизнес-приложениями.
М. Б.: Отлично, что есть такое количество провайдеров, потому что большое количество игроков — это развитый рынок и развитая конкуренция, но для разработчика приложений здесь есть оборотная сторона медали. Потому что, когда он делает приложение, он должен — поправь меня, если я не прав, — ориентироваться на конкретного провайдера, на его требования.
К. А.: Совершенно верно.
М. Б.: И, может быть, это гипербола, преувеличение, но если он хочет присутствовать вообще везде, то ему надо 10 тыс. приложений, что ли, делать? Возможно ли как-то упростить жизнь веб-разработчику, разработчику «облачных» приложений немножко, изменив эту инфраструктуру? Может быть что-нибудь похожее на App Store в «облачных» приложениях?
К. А.: Да, Михаил, совершенно верно, это основная проблема: как вообще войти в этот канал, как начать продавать через реселлеров? Исторически двигалось как? Люди начинали писать некие плагины, средства совместимости с внутренними системами сервис-провайдеров. В основном это биллинг, то есть нужно понять, как было использовано приложение, и на возмездной основе взять за него деньги. Соответственно, мы в нашей компании «залончили» порядка четырех лет назад открытый стандарт, он называется Application Packaging Standard, по-русски мы его просто называем APS, который как раз призван стать, по сути, App Store для бизнес-приложений. Но, естественно, различия есть, и серьезные. Прежде всего, это не централизованная точка.

Мы позволяем каждому сервис-провайдеру стать маленьким-маленьким App Store. 10 тыс. App Store вместо одного большого.

М. Б.: В случае с App Store, который мы знаем, все очень просто: он один, туда нужно запулить приложение, и дальше оно там крутится-вертится; есть App Store optimization, понятное дело, его можно как-то поднимать и т. д. Продолжая параллель с App Store... Что же получается? Вы создаете некий единый стандарт для «облачных» приложений, и с его помощью не нужно будет переписывать это самое приложение под 10 тыс. провайдеров? Один раз — и все?
К. А.: Точно. Тут очень важно, что приложения написаны, как правило, на разных платформах. Часть из них на «облачных» платформах, часть из них на inhouse-системах стоит. И в нашем стандарте очень важно то, что само приложение переписывать не надо. То есть оно работает так, как работает, чаще всего сейчас это, конечно, веб-интерфейс какой-то. Но что нужно сделать для совместимости, так это написать некий скрипт, который делает основные вещи с приложением: вводит аккаунт в приложение, позволяет его запустить, закрыть, заапгрейдить и т. д. Основной набор вещей, которого достаточно сервис-провайдеру, чтобы управлять приложением у пользователя и пользователю также заниматься, по сути, самообслуживанием, то есть самому заказывать это приложение, использовать, при необходимости удалять и т. д.
М. Б.: Вот смотри, стандарт у вас есть, но есть ли полная прозрачность всей этой схемы инфраструктуры?
К. А.: Да, стандарт абсолютно открытый, де-юре он как бы независимый от Parallels, хотя Parallels его продолжает развивать, и выделенная команда, которая сейчас сидит в Питере, его развивает. Собственно говоря, нет никаких проволочек, чтобы подключиться к этому стандарту, ни у производителей программного обеспечения, ни у сервис-провайдеров, ни даже у производителей, например, платформ. Вообще, очень самый клевый показатель — то, что наши конкуренты начинают этот стандарт поддерживать. Это говорит о том, что мы двигаемся в правильном направлении, и очень приятно, что мы задаем стандарты.
М. Б.: Ну, коль скоро мы на протяжении всей программы проводим параллель между App Store и тем, что пытаетесь сделать вы, несмотря на все различия, попробуем сейчас еще более детально посмотреть на то, как стандартизируется «облачное» приложение, и окончательно понять, как с этим обстоят дела у зачинателя жанра — App Store. У нас сейчас на связи руководитель мобильного направления Mail.ru Games, известный эксперт по всему, что только связано с Apple, Александр Пацай. Александр, мы вас слушаем!
Александр Пацай: Когда App Store запустили в 2008 году, Apple не представляла себе, в общем-то, той волны разработчиков, которая хлынет со своими приложениями в App Store, и зачастую утверждение приложения занимало достаточно существенный период: какое-то приложение могли согласовывать до двух месяцев. Да и правила игры были недостаточно прозрачны, и возникали ситуации, при которых разработчик мог потратить какое-то время, создавая приложение, а затем оказывалось, что это приложение нарушало внутренние правила Apple, и компания просто не пропускала его в магазин. Однако Apple учится, они прислушивались к жалобам разработчиков, и с тех пор все стало гораздо прозрачнее, быстрее и понятнее для разработчика. То есть сейчас большинство приложений в App Store согласовываются в течение семи-восьми дней. Если это обновление для существующего приложения, то срок может составить пять-шесть дней. При этом есть достаточно хорошо прописанный свод правил iPhone App Store Guidelines, в которых Apple раскрывает если не все, то, наверное, большую часть, 90-95%, всевозможных требований, которые предъявляет к приложениям в App Store. И, соответственно, спорных ситуаций, при которых разработчик потратил бы свои усилия на разработку, но не смог бы подать приложение в App Store, стало гораздо меньше.
М. Б.: Спасибо, Александр.
К. А.: Ну, самое главное прозвучало: Apple учится. Могу сказать, что все только начинается здесь. Моментов таких, организационных и технических, достаточно много, и мы видим, что «облачный» рынок у нас-то только формируется. Мы на самом деле очень сильно отстаем, и я могу даже в цифрах все это показать. Но и даже за рубежом рынок растет до сих пор двух-трехзначными цифрами, и это говорит о том, что рынок все-таки еще молодой и очень быстро развивается.
М. Б.: На Западе или в России растет двух-трехзначными цифрами?
К. А.: И на Западе, и в России! Вот смотрите, буквально вчера увидел последние данные IDC по России, они оценили в 2011 году «облачный» рынок России в 90$ млн, а оценка 2010 года была 34$ млн. То есть считайте, что на 200% с лишним в России вырос.

По нашим внутренним исследованиям, которые, в принципе, подтверждаются такими мейджорами, как то же IDC, Gartner, порядка 34$ млрд общий «облачный» рынок в 2011 году составил, и в 2014 году, то есть через три года, он должен достигнуть порядка 68$ млрд, то есть средний годовой рост — 26%. В принципе, это очень много.

М. Б.: В последних двух репликах ты дважды коснулся самого главного, самого сладкого, того, ради чего это все, собственно, затевается, — денег. Вопрос о монетизации. Давай сейчас об этом немножко подробнее поговорим и снова проведем параллель с App Store и другими маркетами.
К. А.: Да, да.
М. Б.: Apple берет 30% за размещение в App Store. А сколько в среднем берут «облачные» сервис-провайдеры? Какая у них сейчас система?
К. А.: Нет такой единой шкалы, что мы берем именно 30%, или больше, или меньше. В каждом конкретном случае производитель программного обеспечения и сервис-провайдер договариваются индивидуально, но цифра примерно похожая. Около 30-40% идет в канал, и это на самом деле примерно те же цифры, что сегодня мы видим в обычном лицензионном программном обеспечении, то есть на канал, на распространение уходит примерно треть.
М. Б.: Все-таки — поправь меня, может быть, я ошибаюсь, — для разработчиков в таком смысле полной свободы не получается, потому что у App Store ясно: 30% заплатил и свободен, а тут не то что плавающая запятая, но вилка не очень понятная. Вот та самая прозрачность, получается, пока отсутствует все-таки?
К. А.: Тут нужно понять отличие. На самом деле глобальных приложений очень мало. Приложений, которые все используют в бизнесе в мире, вообще единицы. Они связаны в основном с какими-то совсем общими вещами: это безопасность, бэкапы, и, наверное, Email Hosted Exchange майкрософтовский как лидера здесь можно привести. А все остальное очень-очень сильно локализовано. Как привыкли разработчики работать на локальных рынках, так и продолжают, в том числе через «облака» на локальных рынках.

От рынка к рынку ситуация с канальными отчислениями сильно разнится. В Северной Америке это какие-то достаточно небольшие проценты, например, Digital River работает на 7%, распространяя программное обеспечение через интернет. У нас, естественно, страна больших возможностей, поэтому у нас люди привыкли, что отчисления гораздо серьезнее.

Здесь мы повторяем географические привычки, и это, с другой стороны, даже хорошо. Сервис-провайдеры на более рискованных рисках имеют возможность зарабатывать больше.
М. Б.: Ну, совершенно очевидно, что по мере того, как APS и другие стандарты будут набирать обороты, все больше приложений будет с их учетом делаться, потребуется введение новых стандартов, более четких, может быть, более точных. Parallels, если мне не изменяет память, в 2007 году запустила APS?
К. А.: Да.
М. Б.: Но активно развивала его последние два-три года.
К. А.: Совершенно верно.
М. Б.: И сейчас по нему унифицировано более 300 приложений. Это все новые приложения или часть из них имела какую-то историю, но была переписана заново?
К. А.: Естественно, основные, топовые приложения с точки зрения реселлинга – это все-таки наиболее известные. Порядка 300 приложений находится в APS-каталоге, в этом году добавится еще около 150. Планы такие. Сейчас проходят «упаковку» (наш сленг) и сертификацию порядка 150 приложений, это уже очень мощная масса. Но все-таки нужно понимать, что это топовые приложения с точки зрения популярности в том числе. Например, я сегодня буквально готовился, смотрел, у кого много закачек: SugarCRM, BackupAgent, потом из наших ребят — я, в принципе, удивился — «Битрикс». Вот «Битрикс» — 20 тыс. закачек. То есть что такое 20 тыс. закачек «Корпоративного портала»? Это значит, что «Корпоративный портал используется один на компанию, а пользователей на портале человек пять хотя бы, то есть получается, что 100 тыс. человек стали пользователями «1С-Битрикс: корпоративный портал» через этот канал, через APS.
М. Б.: А есть ли какие-то данные о том, как изменились продажи приложений, унифицированных по стандарту APS? До и после стандартизации?
К. А.: Да. Понятно, что компании не раскрывают детально данные, но некоторые success stories мы, конечно, знаем. Я упомянул, что BackupAgent львиную долю из своих 10$ млн продает через этот канал, через APS, через хостинговых партнеров. То есть, если на этом сконцентрироваться, можно достичь очень серьезного успеха и большую часть своих денег делать через этот канал.
М. Б.: Ну а почему пока все-таки за два-три года только 300 приложений? Понятно, что это могут быть востребованные приложения, хорошие и мощные, которые имеют много установок, но тем не менее. Сравним с объемом...
К. А.: Если сравнивать с Apple, с App Store, то, конечно, нет. Там тысячи.
М. Б.: А почему так осторожничают веб-разработчики? Казалось бы, по твоим словам, APS-стандартизацию пройти как нечего делать! Что их останавливает?
К. А.: На самом деле ничто не останавливает. Нужно понимать просто, что бизнес-приложений все-таки на порядки меньше, чем консьюмерских. Если смотреть на консьюмерские приложения, то там львиная доля, гораздо больше 50%, — это вообще бесплатные игровые приложения. В бизнесе этот сегмент полностью отсутствует, entertainment здесь нет, есть зато business productivity и прочее, но таких систем в мире не так много. Офисные пакеты в мире можно вообще по пальцам одной руки посчитать: Google Docs, Office 365 майкрософтовский и еще несколько совсем маленьких вещей.

Если смотреть на CRM-системы, то топовых приложений «облачных», наверное, на каждом локальном рынке не больше пяти штук. Но абсолютных лидеров на рынке всего десятка два. Поэтому 300 [сертифицированных по APS приложений] в b2b-сегменте — это хорошо, это очень круто, мы считаем!

М. Б.: Ну, не будем лукавить, у APS как стандарта хорошие перспективы главным образом потому, что у Parallels партнерские отношения практически с половиной тех самых…
К. А.: Даже больше! У нас сейчас, по последним данным, — я на звонке у нас как раз со Штатами спрашивал, уточнял эту цифру, — порядка 7 тыс. партнеров среди сервис-провайдеров.
М. Б.: Из какого количества?
К. А.: Из 10 тыс. примерно.
М. Б.: А все ли эти 7 тыс. партнеров поддерживают APS?
К. А.: Технически да, то есть эта поддержка APS автоматически встроена в нашу контрольную панель, называется она Plesk и поддерживается нашей хедлайнерской большой системой для больших ребят таких, Parallels Automation. Поэтому технически абсолютно каждый партнер перепродает, может перепродавать и чаще всего это делает. Но как минимум он просто использует бесплатные приложения для того, чтобы делать маркетинг, это тоже очень хорошо им помогает. То есть когда вы, например, взяли хостинг, вы видите, что у вас, оказывается, в панели доступны самые важные штуки для вас: всякий антиспам, антивирус плюс самые популярные CMS, почта —все, что нужно для того, чтобы вести маленький бизнес из нескольких человек. Это, естественно, люди используют. И сервис-провайдеры делают на этом маркетинг: у меня в тарифе вот это, это, это бесплатно, а вот это с какой-то скидкой, а вот это можете купить. То есть это хороший инструмент маркетинга для них. Продавая свой ресурс, они промоутят его за счет того, что используют нашу технологию.
М. Б.: Как стандарт APS является открытым, управляется независимой организацией, и разработчики могут участвовать сами в его поддержке и развитии. Но тем не менее он используется на платформах, которые разрабатывает компания Parallels. Как сочетается открытость стандарта с тем, что он только на платформах Parallels работает?
К. А.: Все очень просто. Собственно говоря, тут две вещи, они поддерживают друг друга. Мы «залончили» открытый стандарт и до сих пор его поддерживаем. Любой, будь то разработчик, провайдер или разработчик платформы, может к нему присоединиться. С другой стороны, естественно, стандарт позволяет и нам продавать наши системы. То есть мы не ведем, как Apple, через себя денежный поток . Гораздо проще: провайдер и производитель софта общаются напрямую, денежные потоки идут напрямую. Но это помогает точно так же, как и Apple помогает продавать свое «железо», это и нам помогает продавать наши платформы.
М. Б.: Ну, мы понимаем, что, хотя вы стремитесь нести добро и упрощать жизнь разработчику, вы все равно хотите завоевать мир.
К. А.: Да, «компания добра», точно!
М. Б.: Стандартизацию приложений придумала Apple. Да, так, может быть, всем проще — и потребителям и разработчикам, — но тем не менее не все, не каждый провайдер, не каждый разработчик готов поддерживать единый стандарт. Многие боятся монополизации. А если посмотреть на вас, то высока вероятность того, что вы монополизируете, по крайней мере, какие-то сегменты «облачного» рынка. А существуют ли альтернативные стандарты для «облачных» приложений?
К. А.: Ну, насколько я знаю, да, есть такие вещи, но значительно менее популярные, чем APS, среди сервис-провайдеров. Нужно отметить, что парадигма партнерства меняется. Сегодня, чтобы быть успешным, все равно нужно присоединиться к какой-то экосистеме. Вот раньше сервис-провайдеры, особенно большие телеком-компании, работали в парадигме контроля доступа, то есть я привязал своим телефонным номером или проводом компанию, и все, она никуда не денется. Сегодня все понимают, что основные интересные вещи, которые являются точками роста, можно купить, что называется, over the top то есть поверх того, к чему ты привязался, через интернет.
М. Б.: Но все-таки вы свой стандарт подстегиваете рублем, а точнее, не рублем, а долларом. В середине февраля инвестиционный фонд Runa Capital, имеющий косвенное отношение к Parallels, вместе с Parallels объявил о партнерской программе по стимулированию продаж «облачных» приложений как российских, так и зарубежных разработчиков. Причем как финансовую, так и маркетинговую поддержку, о чем заявлялось, получат разработчики, которые унифицировали свои приложения под требования стандарта APS. Все-таки это тоже шаг по превращению решения Parallels в отраслевой стандарт?
К. А.: Совершенно верно. Это, собственно говоря, наш маркетинг. Мы считаем, что так действовать правильно, так и действуем. И действительно, если есть структура, близкая нам по духу и по людям, которые там работают, естественно, мы стараемся с ними сотрудничать. С другой стороны, понимаете, если независимые разработчики к нам приходят, то сам бог велел тем, кто так или иначе инвестируется от лица владельцев, например Parallels, тоже приходить в эту экосистему. И здесь у нас очень классная success story. Компания Jelastic, в которую Runa Capital инвестировала, очень круто пошла именно через APS. Это такая Java-платформа для разработчиков, которую может установить у себя какой-нибудь крупный провайдер и чем-то а-ля Google App Engine, то есть предоставить локально какие-то мощности разработчикам, Java-программистам, с тем чтобы они свои приложения разрабатывали именно в этой среде. И вот как раз недавно один из наших партнеров здесь, компания Rusonyx, с Jelastic заключила соглашение и сейчас представляет интересы Jelastic в России. Это конкретный пример, каким образом компания-стартап выходит на конкретный рынок. Так же по всему миру.
М. Б.: Мы видим, как сервис-провайдеры превращаются в магазины, напоминающие те самые маркеты. А как ты считаешь, распространение вашего стандарта APS или другого — это только первый шаг? Будут ли все эти 10 тыс. провайдеров, превратившихся в магазины, дальше делегировать эти полномочия по продаже нескольким еще более крупным структурам такого рода?
К. А.: Есть в нашей терминологии «сверхоблака», то есть очень большие ребята с практически безграничными возможностями. Это Google, Amazon, Microsoft — ребята с большим-большим ресурсом, но с достаточно ограниченным все-таки набором сервисов. Потом следующие, кто за ними должны, по идее, пойти... Напрашивается именно такая структура, и она, кстати, подтвержденная. Получил я подтверждение: у нас на партнерском саммите в Орландо в этом году выступали ребята из McKinsey, они нарисовали прямо ту же картинку. Есть большие игроки, «сверхоблака», а за ними идут так называемые агрегаторы — те, кто собирает интересные сервисы для данного рынка со всего мира, добавляют какие-то локальные ресурсы и перепродают это дальше более мелким реселлерам, сервис-провайдерам. И в этом плане наши системы тоже активно развиваются, когда реализуется система white labeling, когда есть какой-то большой-большой noname-ресурс, который ты можешь под своим брендом дальше перепродавать. И, в принципе, маленькие ребята-хостеры, маленькие сервис-провайдеры в результате станут реселлерами, потому что если у тебя нет какого-то серьезного ресурса, центра большого, то очень сложно быть конкурентоспособным. А вот перепродать ресурс, используя локальный маркетинг, бандлируя интересные сервисы для данной ниши, например, или для данного региона, — это очень эффективно, всегда это работало. Поэтому да, определенная иерархичность будет выстраиваться, и здесь мои слова тоже подтверждают существующие кейсы. Вот у нас в Европе есть такой [игрок], вот он прямо сформировался по бизнес-модели агрегатора, LuxCloud называется компания. Она продает всем европейским провайдерам сервисы для того, чтобы они их перепродавали дальше своим конечным клиентам. То есть они на базе нашей платформы формируют большой-большой магазин, в который сервис-провайдер может прийти, уже не договариваясь по отдельности с каждым отдельным производителем программного обеспечения, а набирая бандлами или просто интересные сервисы выбирая себе в магазин, начинает перепродавать. То есть очень быстро эта схема работает. Пара дней на тестирование —и все, вперед, поехали.
М. Б.: А все-таки, как ты думаешь, будет один большой-пребольшой «облачный» store?
К. А.: Нет, для бизнеса — точно нет.
М. Б.: А несколько могут быть?
К. А.: Большие, безусловно, будут, но они будут распределены скорее по геолокациям. Смотрите, даже Microsoft, казалось бы, глобальная компания, так почему бы не построить вообще один дата-центр в Америке или в Южной Америке, где это дешево может встать, и оттуда все продавать? Нет, они все равно дата-центры двигают ближе к клиенту, то есть дата-центр Office 365, который на Россию работает, находится в Ирландии. И здесь, с другой стороны, приложения, которые пользуются спросом на конкретном рынке, все-таки по большей части локальные. То есть приложения, которые продаются в Азии, — это совсем другое, нежели приложения, которые продаются в Европе, и нежели те приложения, которые популярны в США.

Здесь крупные ребята-агрегаторы, безусловно, появятся, но они будут по таким геолокациям распространены.

Это, в принципе, мы считаем, хорошо, потому что конкуренция — добро в этом мире!
М. Б.: Ну что же, тренд понятен! Остается только посмотреть, насколько модель, разработанная для потребительского, консьюмерского рынка, будет работать в сегменте b2b.
К. А.: Ну, уже работает, да.
М. Б.: Константин, большое спасибо!
К. А.: Спасибо, Михаил!
М. Б.: Всяческих тебе успехов! Будем смотреть, как вы пробуете завоевать рынок, но надеемся, не забудете о том, что начинали вы с того, что сеяли добро!
К. А.: Спасибо большое!
М. Б.: Мы будем внимательно следить за развитием ситуации в «облачных» приложениях, в их стандартизации и развитии индустриальных стандартов и еще не одну передачу этой теме посвятим. Свои вопросы нам вы можете задавать в социальных сетях, на наших страничках на Facebook, «ВКонтакте», в нашем аккаунте в Twitter. С вами был Михаил Боде. Это SeoPult.TV, не переключайтесь!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео