Регистрация

Оттенки черного - Часть 1

0
0
11 112 0
Аудио Текст
15 июля 2010

Что бы там ни говорили, а цивилизованные деловые отношения входят в свои права. Мошенничество перестало быть актуальным. Черное SEO – это сотые доли процента от всего рынка. Оно больше не создает теней на репутации оптимизаторов, чей негласный девиз: «Смелее! Выше! Белее!». Осталось только немного подтянуть до нужного уровня клиентов. Пропаганду ЗОЖ для владельцев сайтов провел Олег Сковородников, генеральный директор VIPRO.

После того, как мы разобрались с терминологией (черное, серое и белое SEO) Олег нам рассказал о своей позиции по следующим вопросам:

  • Возможна ли «Флорида» в Яндексе?
  • Чего нельзя добиться с помощью белой оптимизации?
  • Есть ли смысл говорить о серой оптимизации, если нет черной?
  • Как бороться с клиентами, которые привыкли к быстрым результатам?

Совет для менеджеров: по отношению к клиенту надо быть жестким. Не надо стремиться угодить ему любыми способами. Заказчик должен знать реальную ситуацию, реальные сроки и расценки.
Советы для клиентов: Если вы работаете с фрилансером, убедитесь, что он разбирается во внутренней оптимизации, CMS, умеет делать аудит, имеет подрядчика, который хорошо напишет тексты. Плюс работа с внешними ссылками. Если все это есть в одном человеке – пробуйте. Но в целом такая задача неподъемна для одного.
Если работаете с компанией, прежде всего, съездите к ним офис. Там многое станет ясно. И еще. Не стройте иллюзий относительно высокочастотников.

Всем успехов в поисковых системах!

Наиль Байков (Н.Б.): Здравствуйте, уважаемые зрители SeoPult.TV! Поисковая оптимизация бывает разной. Бывает, что называется, белая, требующая долгой и планомерной работы. Бывает черная, обещающая все и сразу. И, наконец, серая, объединяющая надежность белой и эффективность черной. Звучит несложно, но как определить цвет предлагаемых оптимизатором услуг на практике? Интересно, что именно оптимизаторы, не все, конечно, а их лучшая половина не меньше заказчика заинтересованы в том, чтобы их потенциальный клиенты разбирались в подобных вопросах. Иначе как конкурировать с недобросовестными подрядчиками, сулящими золотые горы, а на самом деле лишь подрывающими доверие к отрасли? Провести сеанс черной магии с полным ее разоблачением мы попросили Олега Сковородникова, генерального директора компании «Vipro». Добрый день, Олег!

Олег Сковородников (О.С.): Здравствуйте, Наиль!

Н.Б.: Олег, прежде чем мы сейчас начнем говорить о сеансе белой и черной магии и обо всем, что касается оптимизации, я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы нашли время, чтобы прийти к нам на эфир, и согласились все-таки раскрыть нам секреты этой магии. Вот если вспомнить былое, Олег, помните ли вы, существовала такая фирма, компания «Взлет ракеты», да? И в одно время существовала такая реклама на заборах - «Взлет ракеты», когда некая компания предлагала быстрый старт, быстрый подъем позиций сайтов заказчиков в поисковой выдаче, а на самом деле она не сулила ничего. Ведь многие предприниматели из реального сектора принимали это за чистую монету! Вот на ваш взгляд, как сильно подобная профанация навредила отрасли в то время?

О.С.: Ну, у меня есть своя история взаимоотношений с компанией «Взлет ракеты», для меня она любопытна, может быть, для всех тоже. Все началось с того, что было написано «Взлет ракеты» на заборе нашего офиса, и я каждый день это видел, приходя на работу. Потом стали приходить клиенты после этой компании со стандартными жалобами на то, что отдали деньги и ничего не получили. Потом мне принесли один из любопытнейших в моей жизни документов, которые я видел, это был типовой договор этой компании с потенциальными клиентами. Чудное совершенно творчество на одной страничке, примерно из 5-6 пунктов, в общем – давайте деньги, и будет вам счастье. И потом был любопытный финал, когда мне пришло письмо из компании «Взлет ракеты» с предложением эту компанию купить. Я это предложение не принял, поскольку кроме самого интересного названия в ней больше ничего не было. В целом, наверное, я этой компании благодарен, потому что худо-бедно, но она пиарила нашу отрасль, и сегодня Россия – одна из немногих стран, в которой люди вообще знают, что существует поисковая оптимизация, существует SEO. Вот недавно у нас было скандальное дело милиционера Дымовского, обращение к Президенту. И я был сильно удивлен, когда услышал в прямом эфире, как корреспонденты Первого канала говорили на всю страну: «А вы знаете, Дымовский не мог сам все это записать и выложить в сеть, потому что на сайте, на котором все это было выложено, были правильно прописаны метатеги», и они даже сказали, как эти метатеги назывались. И это делал обычный журналист, который неизвестно, насколько является пользователем, и это давалось в эфир всей стране, как будто вся страна должна знать название метатегов Яндекса. Поэтому все это в какой-то степени может быть следствием. Во-вторых, «Взлет ракеты» - это некая такая надежда для всех, это немножко другой взгляд на жизнь. Существуют страны, в которых Google принадлежат 97-98% рынка поисковой оптимизации. Одной из таких стран является Германия, и если вы поговорите с немецкими оптимизаторами, то они все сейчас, в основном, пересели либо в консалтинг, либо в контекстную рекламу, и на вопрос о ссылках они отвечают, что у нас полицейский режим контроля ссылок. Там грустно. И если вы думаете, что такой абсолютный порядок развивает отрасль в целом – строительство сайтов и информационную индустрию, то я увидел, что это не так – он давит. И есть очень немного стран, в которых Google не принадлежит больше 50%. Если вы не в курсе, по-моему, их шесть: Россия, Чехия, Китай, Япония, Южная Корея… Пять, значит, их. Во всех остальных странах Google доминирует. И, например, на рынке России, на рынке Чехии очень интересная поисковая оптимизация. Интересная поисковая оптимизация в Англии за счет того, что английский язык сам по себе большой, несмотря на то, что Google там доминирует, но он все равно не может все закрыть, потому что слишком много. В итоге, к чему я веду мысль? К тому, что мне больше нравится ситуация, когда нет диктата.

Я не люблю Microsoft, потому что он не оставляет до сих пор выбора, какой программой пользоваться, ну слишком мы зависим от него. Я не хочу, чтобы Google принадлежало 99% поиска в России, будет грустно. Наоборот, та ситуация, в которой мы находимся, хороша для всех, и прежде всего для потребителей, у потребителей есть выбор, это прекрасно.

Н.Б.: Да, Олег, на самом деле очень интересно начали вы наше общение.

О.С.: Я вот хочу буквально одно слово добавить. Мысль в том, что если мы находимся в интересной ситуации, когда есть выбор, когда есть несколько поисковых систем, то пользователь не связан по рукам и ногам, он может мечтать о том, чтобы его сайт был первым. Если мы приходим к тому, что у нас есть монополизм, и только одна поисковая система, и она все решает, а все остальные ходят строем, то все мечты заканчиваются контекстной рекламой. И, собственно говоря, на этом этапе слишком неинтересной становится разработка сайтов, потому что все то, что необходимо сегодня для того, чтобы сайту понравился поисковой системе, перестает быть нужным. И это сразу начинает давить на отрасль, и сайты становятся другими.

Н.Б.: Поговорить о будущем, думаю, стоит уже во второй части нашей встречи. Олег, а мне хотелось бы понять, вы привели историю со «Взлетом ракеты», с этой фирмой, а в сегодняшних реалиях как отличить нормальную SEO-студию от таких вот профанаций, от таких вот «Взлетов ракет»? Ведь они до сих пор на рынке существуют, и имеют определенный объем?

О.С.: Спор профессионалов – это спор о терминах. Давайте будем точны. Видимо, всегда будут существовать турфирмы, которые будут брать у населения деньги, обещая путевку, и пропадать. Всегда будут существовать финансовые компании, которые будут привлекать у людей деньги под какие-то большие или маленькие проценты, и в них по каким-то криминальным причинам будет пропадать руководство, которое поехало от первой турфирмы куда-то. Видимо, всегда будут люди, которые будут обманывать. Мы не сможем с этим ничего сделать.

Н.Б.: Вы не можете? Вы, нормальные белые студии, никак не можете воздействовать на рынок? А как можно это вылечить?

О.С.: Этому явлению 1000 лет, что мы можем изобрести? Вы думаете, в Древнем Риме не было пустых обещаний? Были, и мы не сделаем мир лучше таким вот образом, мы можем в своем вопросе сделать мир лучше, а вот глобально что-то менять - это не имеет отношения к информационным технологиям, это просто мошенничество.

Н.Б.: Побольше выступать, побольше рассказывать об этом, побольше приводить фактов, доводов, каких-то раскрывающих элементов типа: «Ребята, вот если вы сталкиваетесь вот с этим, с этим и с этим, понимайте сразу – это обман». И это говорите вы, известные люди.

О.С.: Я не совсем согласен здесь, потому что ресурс, который можно истратить на паблисити, на какие-то выступления, ограничен. И сейчас есть более интересные для аудитории вопросы, чем мошенники. Почему я не считаю, что мошенники сейчас актуальны, и вообще играют какую-то роль? Потому что это явление, я думаю, занимает сотые доли процента.

В любом случае, поисковая оптимизация – это длительный процесс и длительные отношения между заказчиком и клиентом. И длительно голову кому-то дурить никому не удается, не давая результат. Поэтому не бывает здесь чудес.

Ну да, кто-то кого-то обманул на 1000, или на 10 000, или на 20 000 рублей, но 100 000 ты уже не обманешь, потому что нет дураков, которые просто так 100 000 отдадут под договор «Взлета ракетой». И раньше не отдавали. Их рынок – это услуги, стоимостью, я думаю, до 10 000 рублей, и это не интересная тема для меня и для аудитории. Более интересная тема, если мы говорим про черных оптимизаторов, это те условно черные оптимизаторы, которые не являются мошенниками; и они реально выполняют работы, которые приводят к какому-то результату, причем часто к позитивному для поиска. Вот здесь, на мой взгляд, абсолютно точно могу сказать, что черная оптимизация как явление закончилась год-два назад. И то, что произошло в большом Google в 2006 году, я имею в виду «Флориду», произошло резко, никто не ждал, никто не думал. Но программист с русскими корнями придумал алгоритм, с индийскими корнями программист придумал «Флориду», и все сильно изменилось в одну ночь. Это был шок для всего мира, но там так произошло. У нас другой сценарий, у нас это происходит медленно. Просто должно быть ясно, что происходит. Вы понимаете, что в случае с «Флоридой» произошло?

Н.Б.: Если в моем понимании, то это что-то связанное с ссылочным ранжированием, то есть перестали работать ссылки.

О.С.: Безусловно. Вот давайте начнем с «Флориды». Почему она сработала в большом Google, и почему ее не было в русском Google и в наших поисковиках? На мой взгляд, это косвенно в какой-то степени связано с программным обеспечением, которое в России традиционно в большой степени было нелегальным, и люди у нас не любили пользоваться всевозможными барами. А за рубежом, наоборот, все поставлялось за деньги, и там были предустановленны бары в браузерах. С помощью этих баров Google очень быстро научился понимать, куда люди ходят, и в его руках появилась информация о том, по каким ссылкам, стоящим на данном сайте, ходят живые люди, а по каким – нет. И дальше в один момент те ссылки, по которым люди не ходили, были выключены, они были обнулены. Все ссылочные биржи в мире, которые делали, соответственно, что: плодили какой-то более-менее полезный контент, насыщали его ссылками и эти ссылки ставили, а они перестали учитываться. Вот нечто похожее происходит в данный момент сейчас в большем или в меньшем объеме, участвуют в этом, на мой взгляд, Яндекс.Бар и Яндекс.Метрика, но как и в случае с социальными сетями наши Вконтаке обогнали по функционалам Facebook, у меня ощущение, что Яндекс обгоняет по функционалу поиск Google, потому что он не только анализирует те ссылки, по которым люди ходят или не ходят, он потом еще анализирует поведение людей, которые пришли на сайт, на самом сайте. Потому что можно условно написать роботов, которые будут кликать по расставленным мертвым ссылкам, ходить на сайт, и будет впечатление, что это живые люди, но эти роботы не будут проходить по сайту какой-то стандартный путь, и это сразу видно.

Н.Б.: Олег, у меня сложилось впечатление, что я ошибся, что не пригласил вас на выступление на прошлой неделе, когда у нас тематическая неделя была посвящена рынку торговли ссылками, и выступали люди, которые с этим связаны. Так вот, по утверждениям тех представителей, которые выступали по теме торговли ссылок, они говорили, что время такого резкого, кардинального выключения рубильника, чтобы ссылки перестали работать у нас, уже прошло, что Яндексу, наверное, не удастся сегодня это сделать.

О.С.: Я не совсем согласен, они немного лукавят, это такая страшилка на тему «выключат – не выключат рубильник», а зачем это делать?

Н.Б.: Чтобы обеспечить профит своему Яндекс.Директу.

О.С.: Не думаю, что это проблема. Яндекс.Директ и так прекрасно развивается.

Н.Б.: Мог бы лучше!

О.С.: Не согласен.

Никто не против платных ссылок, на самом деле. Есть реклама, как можно запретить рекламу? Никак, все имеют право ее делать, поэтому вопрос не в том, платная это ссылка или бесплатная. Вопрос в том, ходят по этой ссылке живые люди или нет? А дальше – инструментарий: я могу поставить эту ссылку руками, могу ее поставить за деньги через SeoPult, без SeoPult, с помощью Сапы или с помощью какой-то другой биржи.

Вопрос в том, что я получу. Если эта ссылка будет доступна только роботам поисковиков, и по ней не будут живые люди ходить, она будет учтена.

Н.Б.: Вот единственный критерий?

О.С.: На мой взгляд, да. Поэтому, я думаю, что да, ссылочные биржи останутся, да, их роль будет немножко падать, но нельзя будет так вот просто ими пользоваться. В свое время Евдокимова или кто-то из его коллег ругали на каком-то собрании оптимизаторов, что он рекламировал: «Уволь оптимизатора – пользуйся SeoPult».

Н.Б.: Да, это был слоган.

О.С.: Не получится, друзья мои, потому что сегодня нужно очень аккуратно покупать ссылки, и человеческую голову нельзя заменить в данном вопросе роботом, к сожалению или к счастью. Для меня, наверное, к счастью.

Н.Б.: Людей, которые хотят продвигать свои сайты множество множеств, то есть клиентов, а людей, готовых продвигать, то есть оптимизаторов, мало.

О.С.: Ну и что? Так было всегда.

Н.Б.: Нужно иметь на рынке систему автоматизированного продвижения сайтов.

О.С.: Да, я не против, я пользуюсь SeoPult, но я не считаю, что это панацея от всего. Очень мало одного SeoPult, чтобы добиться финального успеха.

Н.Б.: Опять же, какого именно, в какой области, по каким характеристикам и что нужно?

О.С.: Нужна первая десятка в Яндексе, хотя бы по среднечастотным запросам за два месяца. Вот заветная мечта.

Н.Б.: Олег, эта тема для отдельного нашего разговора, а наша первая часть, к сожалению, закончилась, я вас слушаю, очень интересно, но у меня полностью перекроился мой сценарный лист. Вернемся к этому во второй части, прервемся на перерыв, дорогие друзья, оставайтесь с нами, и если есть вопросы, безусловно, будет очень интересно послушать ответы на них.

О.С.: А можно одно слово добавить?

Н.Б.: Да, Олег.

О.С.: Ну, может быть, я как-то так про Google сказал неточно, дело в том, что в Google есть уже свой мощнейший инструмент аналитический Google Analytics, который тоже участвует в анализе. Поэтому я бы сказал, что сейчас поисковые возможности Google и Яндекса примерно сравнимые, но с учетом того, что Яндекс работает на меньшей территории, и лучше понимает все-таки русский язык, ему все-таки сподручнее все эти вопросы здесь решать. Но ничего плохого про Google я сказать не хотел, а также ничего плохого я не хотел сказать ни про SeoPult, ни про Евдокимова, на всякий случай (смеется).

Н.Б.: Да, вы что! (смеется) Ну хорошо, вернемся в эфир через несколько минут. Дорогие друзья, ждем ваши вопросы.

Развернуть текстовую версию
Комментарии