Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Новый «Рамблер»: пространство для маневра

2
0
583 0
Аудио Текст
14 января 2013

Дмитрий Степанов из объединенной компании «Афиши» и «Рамблера» принес обнадеживающие вести: «Рамблер» наконец нашел для себя новое позиционирование и нишу, обновил ключевые продукты и наблюдает беспрецедентный рост пользовательской активности. Как ему это удалось и что будет дальше, вы узнаете из программы серии «Бизнес online».

Из передачи вы узнаете:
— можно ли называть объединенную компанию «Афиши» и «Рамблера» как-то покороче;
— почему не быть хипстерами сегодня уже никому нельзя;
— если «Яндекс» — это поиск, «ВКонтакте» — социальная сеть, то что такое «Рамблер»;
— какую главную проблему пользователей теперь решает «Рамблер»;
— какие данные о пользователе «Рамблер» использует для составления персональной информационной картины;
— как «Рамблер» улучшил почту, поиск и другие сервисы и какие результаты это дало;
— хорошо ли у «Рамблера» с доходами;
— как «Рамблер» собирается сокращать отставание в мобильных сервисах;
— закончилась ли реструктуризация «Рамблера» после объединения с «Афишей»;
— почему из «Рамблера» ушли четыре топа сразу;
— с кем и за что конкурирует «Рамблер»;
— и многое другое.

Наиль Байков: Здравствуйте, уважаемые зрители! Это программа «Бизнес online», в студии Наиль Байков. В декабре один из старейших сайтов Рунета «Рамблер» представил своим пользователям новую главную страницу. Но глобальные изменения в жизни компании произошли намного раньше, когда в 2010 году компания объединилась с «Афишей». Что нового произошло в развитии компании, что нового ждет объединенную компанию «Афиши» и «Рамблера»? Мы поговорим с директором по продуктам объединенной компании «Афиши» и«Рамблера» Дмитрием Степановым.

Дмитрий Степанов, директор по продуктам объединенной компании «Афиши» и «Рамблера».

Родился в 1980 году в Ленинграде. Выпускник физико-механического факультета Санкт-Петербургского государственного политехнического университета.

С 1998 по 1999 год — ведущий интернет-обозрения «Бинокль».

С 1999 по 2000 год — веб-редактор в ИД «Питер».

С 2000 по 2001 год — менеджер по маркетингу, директор департамента сообществ Мail.ru.

С 2001 по 2002 — главный инженер проектов в РЖД.

С 2002 по 2003 — сооснователь и директор Хостинг-центра РБК.

С 2003 по 2010 — исполнительный директор «Афиша Диджитал».

С 2010 года — директор по продуктам объединенной компании «Афиши» и «Рамблера».

Н. Б.: Дмитрий, приветствую!

Дмитрий Степанов: Здравствуйте!

Н. Б.: Такое пышное у вас название: объединенная компания «Афиши» и «Рамблера». Может быть, есть какое-то неофициальное название, покороче?

Д. С.: Неофициального названия нет. Честно говоря, мы сами не в восторге от такого длинного, как вы справедливо замечаете, и пышного названия. Возможно, в какой-то момент представим новое. Мы вообще думаем про объединенную компанию скорее как про группу компаний, поскольку объединенная компания – это больше, чем «Афиша», это больше, чем «Рамблер», это и Lenta.ru, гигантская и фантастически успешная. Это Kanobu Network, который мы собрали за последние год-полтора, который состоит, собственно, из самого Kanobu, из AG, который мы к нему присоединили прошедшей зимой, если я не ошибаюсь… В группу компаний входит также старейший и тоже весьма успешный проект Price.ru. Мы докупили у нашего бывшего партнера, компании «Финам», 50% «Бегуна», который теперь принадлежит полностью нам. То есть, это довольно серьезное крупное объединение, которое больше, чем «Афиша», больше, чем «Рамблер».

Н. Б.: Вот так даже, да? Просто у меня такой вопрос был: а чего больше на сегодняшний день в объединенной компании – «Афиши» или «Рамблера»?

Д. С.: Да, это большая семья, и у каждого из членов этой семьи есть свой характер, своя история. Где-то эта история пересекается с другими членами семьи, где-то – нет. Но - вот такая группа людей, объединенная одними ценностями, одними интересами и в последний год-полтора - общей культурой.

Н. Б.: Нашей редакции показалось, что больше стало «Афиши»: вы переехали в новый хипстерский офис, «у вас почта под Apple»… Вот если проводить некую параллель - на сегодняшний день социальная сеть – это «ВКонтакте», поисковая система, Дмитрий – это «Яндекс», почта – это Mail.ru, что же на сегодняшний день «Афиша» и «Рамблер»?

Д. С.: Я отвечу на этот вопрос, но сначала не могу не зацепиться за термин «хипстерский. Мне кажется, он за последние год-два-три потерял ясное значение. На самом деле, есть некоторый современный визуальный язык. Этот современный визуальный язык современен для всего мира, для передовых продуктов всего мира. Мы можем говорить и про медиа, мы можем говорить и про какое-то аппаратное обеспечение, мы можем говорить про автомобили, мы можем говорить про одежду. Есть просто современный визуальный язык, есть современные актуальные требования к качеству продукта, и есть люди, которые такого рода требования предъявляют, при этом таких людей все больше.

Возьмем, допустим, одежду: да, вся эта хипстерская история начиналась как субкультурная, но сейчас все массовые одежные бренды этой культуре следуют. То же самое я могу сказать про те продукты, которыми мы занимаемся, и про то, как они выглядят. Да, сейчас, наверное, они выглядят чуть моднее, чем в среднем продукты на рынке, но поверьте, пройдет совсем немного времени, и такой уровень визуального языка станет абсолютно естественным, и его невозможно будет избежать: если ты выглядишь как-то иначе, то ты просто несовременен, ты отстал от времени. Это, собственно, к сожалению, произошло в какой-то момент с «Рамблером»: он был актуален, затем он не менялся, не менялся, не менялся…

Н. Б.: Было такое.

Д. С.: И накопил долг перед эволюцией. Сейчас мы вот этот долг закрываем.

Н. Б.: Ну какую характеристику вы дадите объединенной компании? Я же вот привел примеры: есть социальная сеть, есть поисковая система, есть почтовый сервис. Получается, вы как персональное медиа?

Д. С.: Да, мы персональное медиа, абсолютно точно. Я рад, что это считывается. Да.

Н. Б.: 19 декабря вы запустили новую главную страницу, персональную, страницу для пользователя. Что в ней нового?

Д. С.: Смотрите, долго, практически с момента своего существования «Рамблер» строился вокруг поиска, собственно как и «Яндекс». «Рамблер» поисковый рынок проиграл. Можно долго разбирать, почему это случилось, я бы сейчас не углублялся в историю, просто констатировал это как факт. На момент нашего в «Рамблере» появления в начале осени 2010 года, шансов занять какие-то серьезные позиции на этом рынке у «Рамблера» уже не было.

Мы искали следующую большую идею, а искать ее стоило в крупных, серьезных, массовых, не закрытых проблемах пользовательских. И мы такую проблему нашли, причем она комплексная.

Современный информационный мир невероятно велик, невероятно насыщен, есть люди, которые пытаются не пропустить что-то важное, что-то «выцепить» для себя релевантное – что-то, что может поднять их уровень жизни в профессиональном или личном смысле. Есть люди, которые даже не пытаются и ограничивают себя, не знаю, «Первым каналом» и «Одноклассниками». Но, тем не менее, и те, и другие пропускают гигантское количество важной и интересной для себя информации в силу того, что она разрозненна, дистрибутирована по информационному полю. Мы эту медийную информацию агрегируем, персонализируем под каждого пользователя и из новостей, мнений и рекомендаций, из медийного контента собираем каждому конкретному человеку его персональную картину дня.

Н. Б.: Что ж, все понятно. Дмитрий, а можешь ли ты подробнее рассказать о технологиях вот этой персонализации? Вы ориентируетесь на информацию о человеке: пол, возраст, откуда пришел, - или же все-таки на его поведение?

Д. С.: Мы учитываем огромное количество сигналов. Разумеется, и пол, и возраст, но мы также учитываем его интересы, как краткосрочные, так и долгосрочные.

Н. Б.: А откуда вы берете эти интересы?

Д. С.: Ресурсы, которыми мы обладаем, совокупно и каждый по отдельности обладают значительной аудиторией: это Lenta.ru, это «Афиша», это сам «Рамблер», не надо забывать, что у нас есть «Бегун», который стоит на большом количестве сайтов, у нас есть «TOP100». Мы видим огромное количество данных по тому, как люди пользуются в России интернетом, соответственно, у нас есть возможность анализировать эти данные. И даже если человек ни разу не был на «Рамблере», на Lenta.ru, на «Афише – мы с высокой долей вероятности можем понять его пол, мы с высокой долей вероятности, почти 90%, можем понять его возраст, и мы с высокой долей вероятности можем понять его интересы. Делаем это, возможно, предваряя ваш вопрос...

Н. Б.: Все-таки основополагающая информация у вас – это информация о человеке, да?

Д. С.: Да, основополагающая информация – информация о человеке, и мы используем для идентификации его пола, для идентификации его возраста, для идентификации того, что ему может быть интересно, машинное обучение. В этом смысле мы не оригинальны, конечно, машинное обучение сейчас много кто пытается использовать.

Н. Б.: Ну и о рекомендательной системе, если в двух словах.

Д. С.: Ну, это близкие на самом деле вещи. Если совсем на пальцах объяснять, приведу пример новостей. К нам пришел пользователь, который выбрал какие-то новости, нажал на них и прочел, мы видим, что это за пользователь, мы смотрим, какие еще пользователи сделали то же самое, выбрали именно эти новости и не просто закрыли, а прочли.

Дальше мы делаем шаг назад и смотрим, а что этот пользователь делал за прошедший день или месяц: на какие сайты он ходил, что он там смотрел, на что нажимал. Машина идентифицирует характерное поведение таких людей, и когда на «Рамблер» приходят похожие люди, - машина предлагает те новости, которые им, вероятнее всего, понравятся.

Н. Б.: Дмитрий, у вас до обновления главной страницы изменению подверглись основные сервисы.

Д. С.: Да.

Н. Б.: Это почта, новости, поиск, карты. Как пользователи отреагировали на это?

Д. С.: Последние два с лишним года мы занимались, прежде всего, качеством этих продуктов. В частности, если говорить про поиск, это был первый узел, который мы развязали.

У нас алгоритм основан не только на яндексовских технологиях, он частично основан и на тех технологиях, конкурентоспособных технологиях, которые в «Рамблере» были к тому моменту. Интенсивность использования поиска выросла на 30%, это если говорить про качество продукта, то есть аудитория, которая уже пользовалась поиском, начала пользоваться им активнее и успешнее. Есть много других типично поисковых метрик: высота клика, скорость ответа… Я могу много приводить метрик, но, наверное, самая иллюстративная – это интенсивность использования, она выросла на 30%.

Доля использования поиска на главной странице выросла, я боюсь соврать, но тоже на десятки процентов, то есть люди оценили продукт, стали пользоваться им активнее и чаще.

Тоже показатель качества – CPM на поиске – на каждой конкретной открытой странице мы стали зарабатывать почти в два раза больше. Это уже показатель качества монетизации.

Другой пример – это пример с почтой, которую мы запустили, и идея была в том, что люди будут пользоваться почтой как клиентом, она все время будет у них открыта. И время использования «Рамблер-Почты» выросло более чем в два раза: с 8 минут до 19 минут. Люди открывают почту, и вот она у них открыта, они ей пользуются.

Интенсивность использования карт выросла на 15%, и вообще карты довольно прилично год от года растут. И сейчас, с запуском новой главной…Практически все маркетинговые активности откладывали до этого запуска, потому что невозможно промоутировать почту отдельно, или карты отдельно, или новости отдельно. Когда ты заходил на главную страницу «Рамблера», она выглядела как привет из 90-х.

Сейчас мы будем заниматься не только качеством продукции, но к этому качеству добавим еще и маркетинговые активности и, собственно, на эту тему уже экспериментируем. Мы же, на самом деле, новую главную давно начали показывать части аудитории и приводить туда и новую аудиторию. Цифры, которые мы видим по ноябрю, я бы так сказал, пугающе позитивны. Главная страница «Рамблера» год на год выросла по TNS больше чем на 20%, это существенно выше рынка.

Н. Б.: Дмитрий, а правильно мы понимаем, что основа бизнеса «Рамблера» - это продажа медийной рекламы?

Д. С.: Да, все верно.

Н. Б.: А по доходам поделитесь информацией?

Д. С.: Цифры раскрывать у меня, к сожалению, нет прав, такова договоренность у нас и внутри компании, и с акционерами. Ну да, в основном это медийные деньги, но доля контекстной рекламы тоже весьма-весьма-весьма заметна, и последние примерно полтора года мы начали уделять серьезное внимание e-commerce бизнесу, в частности, прошлым летом запустили проект «Рамблер-Касса». Это проект по продаже электронных билетов, а начали мы с билетов в кино. До конца этого года, может быть, в начале следующего, запустим театры тоже. Очень интересная… даже не хочется называть это нишей… очень интересный рынок: цифры, которые мы там видим, вдохновляют.

Н. Б.: Ну что ж, да, по цифрам о доходах информацией вы не поделились...

Д. С.: Нет, увы, у меня тоже большой соблазн поделиться, но..

Н. Б.: Но все-таки по улыбке, Дмитрий, я вижу, что все хорошо, наверное,?

Д. С.: Грех жаловаться, да.

Н. Б.: Мы сейчас живем в то время, когда все больше и больше пользователей интернета заходят с мобильных устройств. Как у вас обстоят дела с адаптацией под мобильные гаджеты: смартфоны, планшеты?

Д. С.: Смотрите, наверное, стоит отдельно говорить про каждый из продуктов. Если говорить про «Афишу», то поскольку «Афиша» себя очень уверенно чувствует в среде, скажем так, десктопного интернета, то у нее есть возможность уделять значительные силы и время на интернет мобильный.

Если говорить про «Рамблер», то с одной стороны, да, разумеется, мобильный «Рамблер» растет, и растет очень быстро вместе с мобильным рынком. С другой стороны, мобильный «Рамблер» мы пока не полностью перезапустили. Мы перезапустили поиск, мы перезапустили почту. Мы до конца года, я думаю, успеем перезапустить новости, и где-то в начале следующего года мы запустим новую главную страницу мобильного «Рамблера».

Мобилизация «Рамблера» идет с некой задержкой, с неким лагом по отношению к версии десктопной, но мы стремимся к тому, что, я думаю, весной придем к ситуации, при которой мы одновременно выпускаем десктопные версии и мобильные.

Н. Б.: Насколько нам известно, у «Рамблера» была собственная социальная сеть, вы разрабатывали свой мессенджер Virtus, но принято было решение отказаться от разработки социальных сервисов, да?Д. С.: Ну смотрите, это то, что называется: я – царь, конечно, царь, но еще и шью. К сожалению, у «Рамблера» не получалось рассчитывать свои силы: «Рамблер» пытался играть на всех рынках, при этом, справедливости ради, ресурсов, для того чтобы играть на всех рынках, «Рамблеру» никогда не хватало. И, собственно, одна из тех причин, по которой, если пытаться разобраться, если вспомнить, что вообще с «Рамблером» происходило последние 15 лет...

Н. Б.: Лучше не вспоминать!

Д. С.: Нет, давайте, это полезное упражнение. Если вспомнить, что с «Рамблером» происходило, например, в тот момент, когда «Яндекс» фокусировался на поиске и активно инвестировал в поиск, и когда у «Яндекса» ничего кроме поиска не было, в начале 2000-х, «Рамблер» пытался даже собственный телеканал делать. И вместо того чтобы инвестировать в поиск, в технологии, в «железо», в компетенции, в людей, «Рамблер» создавал собственную социальную сеть, собственный видеохостинг, собственный… я могу долго перечислять. В итоге ключевой продукт инвестиций был лишен, фокуса, внимания, какой-то страсти был лишен, но, в конечном счете, этот рынок не то, что целиком потерян, но шансы на лидерство на этом рынке «Рамблер» потерял. Поэтому фокус – отличная история.

Н. Б.: Хорошо, в завершении нашей встречи, Дмитрий, несколько вопросов, один из них: доведено ли сегодня до конца объединение компании, все ли организационные вопросы решены?

Д. С.: Скажем так, любая организация, которая развивается - живая, и, если говорить на формальном языке, то наша организационная структура постоянно претерпевает изменения. Мы видим, где есть какие-то несовершенства, мы видим как какие-то вещи устраивать более эффективным образом.

Когда две компании объединялись, мы построили классическую матричную структуру с общим отделом разработки, продвижения и т. д. На тот момент - очень не хочется говорить, что это было ошибкой, - скорее, на тот момент было оправданно, потому что такая матричная структура позволила нам довольно подробно разобраться во всех проектах и во всех процессах, которые идут в объединенной компании. Но в какой-то момент матричная структура начала нам мешать, топ-менеджеры стали «узким горлышком». Огромное количество вопросов без нашего участия не могло решиться, с одной стороны, с другой стороны, амбициозные люди на конкретных местах не могли себя реализовать, потому что они все время вынуждены были все конфликты между вот этими частями матрицы решать с нашим участием.

И, наверное, где-то около полугода, чуть больше, назад мы начали перестраивать компанию таким образом, чтобы она состояла из небольших мобильных самостоятельных групп, структур, проектов, где есть лидер, идеолог, который понимает, как устроен бизнес, сильный «продуктовый» человек, у которого есть все возможности реализовать собственные амбиции, а значит и амбиции организации тоже. Несмотря на то, что эти изменения произведены были не так давно, эффект от них совершенно колоссальный.

Н. Б.: И заканчивая нашу с тобой встречу, вот такой вопрос, только постарайся ответить честно.

Д. С.: Окей.

Н. Б.: Кого вы считаете своими главными конкурентами? С кем вы боретесь за пользователя?

Д. С.: Я бы сказал, что у нас есть три поля, на которых мы конкурируем. Давайте с простого начнем. Есть поле, которое называется «рынок медийной рекламы», на этом поле мы конкурируем с крупнейшими площадками: с «Яндексом», с Mail.ru, отчасти - с «Одноклассниками», мы конкурируем со многими крупными площадками. При этом понятно, что у каждого из ресурсов – свои конкуренты: у «Афиши» - свои, у «Рамблера» - свои.

Это одно поле. Есть поле под названием «дистрибуция». Значительная часть аудитории, которая пользуется Mail.ru, или «Яндексом», или Google, приходит из дистрибуционных каналов, например, браузеров. И это очень конкурентное поле, на котором тяжело играть, поскольку мы обладаем в этом месте куда более скромными бюджетами, чем перечисленные игроки, что на самом деле, может, и неплохо, это заставляет нас искать оригинальные решения, которые зачастую эффективнее, чем у больших наших собратьев. И третье поле – это как раз поле продуктовое, это поле, где мы конкурируем за пользователя…

Н. Б.: Ну, продукт какой?

Д. С.: Если говорить про корсервис, если говорить про персональные медиа, если говорить про картину дня, отчасти мы конкурируем с социальными сетями, отчасти мы конкурируем с другими медийными площадками, но одновременно мы являемся и их партнерами. То есть, как любая платформа - она, с одной стороны, помогает своим партнерам, помогает участникам своей платформы, а с другой стороны с ними конкурирует. Например, компания Intersport, которая является дистрибьютором спортивного оборудования, с одной стороны продает кроссовки Nike, но с другой стороны, она как магазин конкурирует с фирменными магазинами компании Nike. Ну, вот так же и мы.

Н. Б.: Аналогия понятна.

Д. С.: Здесь такие отношения, в хорошем смысле, сложные, но они взаимовыгодные.

Н. Б.: Ну что ж, Дмитрий, мне остается только поблагодарить тебя за предоставленную информацию, как говорят в таких случаях, и с удовольствием от всего коллектива SeoPult.TV мы желаем только развития и процветания вашей объединенной компании.

Д. С.: Спасибо.

Н. Б.: Нахождения новых ниш закрепления в них лидирующих позиций, но и вообще всего наилучшего вам и тебе лично, Дмитрий.

Д. С.: Спасибо, спасибо!

Н. Б.: До новых встреч, дорогие друзья, оставайтесь на канале SeoPult.TV и в новом 2013 году, мы будем с вами, до новых встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии