Регистрация

Можно ли построить бизнес только на одних удаленных сотрудниках?

56
0
3 964 5
Аудио Текст
21 января 2016

Что такое «работа на удаленке»? Можно ли построить бизнес только на удаленных сотрудниках? А если я ищу работу — могу ли устроится на удаленную? Если вам интересны ответы на эти вопросы, смотрите передачу с Алексеем Окарой, основателем компании PinALL.

В компании Алексея на данный момент работает несколько десятков сотрудников, и все они «удаленщики». Где он их находит, как взаимодействует с командой продажников и менеджерами проектов? Какова заработная плата удаленных сотрудников? Насколько хорошо они знакомы с современными технологиями? Это лишь часть вопросов, ответы на которые мы получили от Алексея.
Ищете себе новую или вторую работу, а может быть, думаете о том, чтобы самому нанять несколько удаленщиков? В данном видео мы подробно рассмотрим все эти варианты.

Если видео вам понравилось, ставьте LIKE и подписывайтесь на наш канал.

Можно ли построить бизнес только на одних удаленных сотрудниках?

(0:06) Николай Коноплянников: Здравствуйте, уважаемые телезрители. Сегодня здесь на канале SeoPult TV мы продолжаем передачу Бизнес Online, и у меня в гостях сегодня Алексей Окара - основатель компании PinALL.
Н.К.: Алексей, приветствую тебя!
Алексей Окара: Добрый день!
(0:20) Н.К.: Ну что же, без каких-нибудь проволочек сразу начну задавать вопросы. Почему, потому что мы с тобой собрались здесь для чего - для того, чтобы обсудить саму удаленную работу. Я, например, не являюсь сторонником. Я бы сказал, то есть в каких-то моментах я ее принимаю, удаленную работу, а в каких-то наоборот отвергаю. Почему - потому что, я считаю, что в некоторых моментах она не подходит для взаимодействия внутри коллектива. Вот у меня как раз-таки первый вопрос. Я знаю, что твоя конкретно компания состоит полностью из одних только удаленщиков. Так ли это? И если это так, то какие задачи решаются у тебя в компании, что ты вообще делаешь? Чем занимается компания, для начала?
(1:02) А.О.: Вообще, PinALL это online-выбор CRM. Соответственно, мы занимаемся внедрением, выбором, интеграциями, разработками - все, что касается тематики управление взаимоотношениями заказчика с помощью интерфейсов вот этого класса продуктов, то есть систему управления взаимоотношениями. Такими продуктами, в общем-то, являются, ну много брендов есть, и наверное нет смысла их названия говорить, и таких много. Компания наша занимается тем, что собственно мы собрали удаленных штатных сотрудников. Наверное, я буду употреблять это слово чаще, поскольку все наши сотрудники это те люди, которые состоят у нас в штате, то есть они устроены согласно статье гражданского и трудового кодекса как конституционные штатные сотрудники.
(1:45) Н.К.: Я понял. Это все понятно, но где вот вы их ищете самих сотрудников, вот этих удаленных внештатных сотрудников? Где вы их берете?
А.О.: Вообще, наверное, большая часть из этих людей к нам пришли через интернет на наш сайт. Пришли, оставили запрос, и мы их пригласили в наш корпоративный портал для обсуждений их компетенций.
(2:05) Н.К.: А, ну смотри - я совсем недавно видел видео у тебя на канале в Facebook, на твоей страничке, где ты на фоне Москва-сити приглашаешь людей на работу. Правильно я понимаю?
А.О.: Да, это одна из форм активности.
Н.К.: То есть, дальше взаимодействуешь каким образом? К тебе приходит какая-то некая заявка, эту заявку ты отправляешь уже непосредственно какому-то менеджеру или сам обрабатываешь их. И что, ты сразу так взял 300-400 человек с улицы, запустил их в ваш корпоративный чат, и там их опрашиваешь?
А.О.: Система у нас следующая, то есть вот ты применил цифру 300, а это просто результат одного из наших видео, которое мы разместили. Они к нам пришли, и сейчас мы придумали новый фильтр для того, чтобы они соответствующим образом понимали, чем придется заниматься. Наша задача проверить этих сотрудников, первое, на адекватность, вменяемость, компетентность и желание научиться. Как мы это делаем – мы, например, под тем видео, о котором ты упоминал, мы в свою очередь написали им о том, что они должны зайти на наш сайт, зарегистрироваться и соответственно написать тему на нашем форуме, - «что для них удаленная работа». И соответственно только небольшая часть из них смогла прорваться через этот фильтр, это раз. Во-вторых, то есть большая часть сразу отвалится, потому что сотрудники с зарплатой до 30000 руб., примерно, они хотят получать предложения, условно говоря, с одного звонка. Так не бывает. У нас есть несколько кругов, через которые мы прогоняем людей.
Н.К.: Своеобразная воронка.
А.О.: Да.
(3:35) Н.К.: Я вернусь немножко в вам, к вопросу, откуда берутся люди, то есть это где, это я не знаю - города, деревни, откуда вы их берете?
А.О.: Конечно же, это небольшие города и поселки нашей страны. Причем это не только граждане Российской Федерации, у нас устроено двое граждан с Украины. Соответственно, они, не важно, как он к нам пришел, главное, чтобы он соответствовал нашим требованиям. Требования: мы стараемся, чтобы этот город был не больше 120 тыс. человек, депрессивный регион, моно-город, где нет железной дороги.
Н.К.: Чтобы не мечтал уехать.
А.О.: Да, совершенно верно.
(4.14) Н.К.: Хорошо, тогда сразу задам такой вопрос. Получается, что должен быть какой-то процент этих людей. Много этих людей, которые компьютерно грамотные, которые имеют хотя бы офисные принадлежности, ноутбук. Я имею ввиду, домашний компьютер, ноутбук, который потянет офисные программы, то с чем вы работаете. Этот человек должен быть с хорошим выделенным каналом, как минимум 5 Мбит, чтобы коммуникация какая-то не нарушалась. Ну и чтобы, раз уж ты говоришь, что из Украины есть работники, не было перебоев с электричеством, чем-то еще. Какие-то такие сотрудники должны быть. Ну вот, сейчас я задам такой вопрос – можешь ли ты нарисовать некий портрет своего потенциального работника, то есть, кто это - бабушка, дедушка?
А.О.: Я скажу просто. Это должен быть оператор с желанием быть менеджером, а не менеджер, который вынужден работать у нас оператором.
Н.К.: Ну а допустим школьник может работать или нет? То есть я понимаю, оформляется все нормально, по договору. Отсекаются совсем школьники, ну а кто тогда, бабушка может работать?
А.О.: Да, у нас работает, Галина, 54 года из Саратовской области.
Н.К.: Ну вот, то есть все-таки по портрету мы можем охарактеризовать такое, не просто, грубо говоря, то есть это все-таки не все слои населения, не все возрастные группы. Вот Галина, 54 года, по-моему, исключение по одной простой причине, значит ей повезло со знанием компьютера. Вот моей маме на данный момент 68 лет, и когда я перевез ее к себе сюда в Москву, я как бы очень хотел, чтобы она у меня научилась работать на компьютере. Я ей купил книжки, показал видео-курсы, включил, научил пользоваться браузером, чтобы она могла заходить, например ка канал YouTube, на YouTube уже искать необходимые ей видео. Например, хотя бы те же самые рецепты. Она этим не овладела. Вот какие тогда должны быть твои именно сотрудники?
А.О.: Для меня, я наверное скажу банальность, важно, чтобы он хотел работать. Чтобы работа ему нужна была для того, чтобы, в общем, существовать. То есть, соответственно, зачастую мы ищем сотрудников, которые находятся в такой жизненной ситуации. Например, сейчас мы подбираем себе 5 инвалидов-колясочников. Соответственно, наша задача выглядит в том, чтобы найти людей, сотрудников, которым работа нужна для того, чтобы кушать. Соответственно, мы таких и подбираем.
Н.К.: Ну я понял, чтобы заработать.
(7.17) Н.К.: Не знаю, к какому бы вопросу подойти на данный момент, как ты считаешь сам, Алеша, народ уже подготовлен к удаленной работе? Ну то есть, вы много и часто общаетесь с удаленщиками, и, как ты говорил в самом начале беседы, из депрессивных городов и так далее люди готовы найти любую работу, удаленную и не удаленную. Вообще с удаленкой сейчас как? Есть дефицит или нет? И растет ли спрос?
А.О.: Спрос растет повсеместно. Но есть свои нюансы. У такого осмысленного работодателя есть желание тратить на фонд оплаты труда как можно меньше, чтобы дельта была как можно больше. И соответственно, у всех возникает много вопросов: контроля, телефонии, интернета, электричества. Все, что ты задаешь, это все вопросы. Ну и соответственно, есть желание не платить за аренду. И вообще, не кичиться шикарным офисом. У нас, например, два офиса на Варшавке, 12600 мы платим каждый месяц за две компании. Это 2х2 комната и, соответственно, там атмосфера бухгалтерского учета у нас. Папочки документы, сканы, там у нас. Соответственно, возвращаясь к вопросу, который ты обозначил. Спрос, конечно, есть, и мы ежемесячно переводим в России до 50 человек в удаленный режим. Как штатных сотрудников, так мы подбираем внештатных сотрудников нашим партнерам, клиентам.
(8:40) Н.К.: Понятно. Тогда вопрос в следующем. Мы вот с тобой проговорили, что ты всех оформляешь официально, по трудовому договору. И если ты за экономию, почему ты их всех не переведешь в ИП? Тогда бы ты вообще лишился каких-то совсем других трат, еще бы стало бы меньше.
А.О.: Технический специалист у меня есть, который оформлен как ИП.
Н.К.: Ну он один, а других не имеет смысла, чтоли? Как это назвать?
А.О.: Значит, суть перевода сотрудника в ИП зачастую значит, что к нам приходит технический специалист, у которого уже есть ИП. Мы с ними взаимодействуем по этой схеме. Для нас это самый выгодный вариант, потому что в этом случае мы никак не помогаем им с обслуживанием этого ИП, они сами его ведут. А что касается своих сотрудников, менеджеров по продаже или операторов или групп, такая идея у нас стоит в плане. Просто к ней нужно понимать, что если сотрудник, который у тебя был в штате, ты его увольняешь, и он потом становится ИП, с которым ты работаешь, то у налоговой могут быть вопросы. А нам такие вопросы не нужны.
(9:46) Н.К.: Понятно. Это я согласен, что не нужно никаких лишних вопросов.
(9.51) Н.К.: Давай немножечко уйдем от оформления всех этих договоров. Меня сейчас интересует вариант – хорошо, ты взял сотрудников, ты с ними провел собеседование, ты определился, что эти сотрудники удаленные тебя как бы устраивают. Но ведь они мало грамотны в твоей, так скажем, стезе. Они не знают твоей специфики работы. Как ты их обучаешь? Как дистанционно, не проведя какой-нибудь семинар, именно очно, в каком-нибудь кабинете за круглым столом - как ты их этому всему учишь?
А.О.: Это самый главный вопрос, и я благодарен за то, что ты его задал. У нас есть целая система обучения для сотрудников. Ну, во-первых, никто не отменял систему «лети как я лечу», связано это с тем, что мы всех своих клиентов, всех наших партнеров, подрядчиков, приглашаем в наш корпоративный портал, вот. Соответственно здесь можно говорить предметно, потому что это Битрикс24 с функцией со стороны пользователя. Соответственно, мы их приглашаем в корпоративный портал и дальше в рамках задачи конкретной, причем, у нас заходят в задачи 86% клиентов наших. То есть высокий процент клиентов заходят в портал. Рано или поздно, как бы, категорически отказываются только лишь 14%. И они видят, как мы работаем с клиентами, то есть с начала они выполняют примитивные вещи – как выставление счетов в портале, заказ поставщику, подготовку договора, согласование договора, то есть все шаги, которые он направляет на сторону клиента, он согласовывает со своим менеджером проекта. Таким образом, он достаточно быстро осваивает примитивные опции. Дальше он начинает взаимодействовать с заказчиком, то есть подготовил договор – выслал по почте клиенту. Причем, у нас все письма клиентам, которые мы отправляем, они все в виде шаблонов, ему ошибиться достаточно сложно. Он получает сразу же крутые шаблоны, из которых клиент видит, что это адекватный человек.
(10.44) Н.К.: Работаете вы, грубо говоря, по намеченной какой-то схеме, у вас есть какие-то определенные скрипты взаимодействия, допустим, твоего работника с потенциальным заказчиком, и шаг влево шаг вправо - расстрел. Творчество где, где творческая ниточка? Бывают же продажники, которые, ну им необходимо все-таки как-то может быть вильнуть в сторону. Например, «- Купи телефон! – Зачем? Он дорого стоит!» И нужно как-то подобрать вопрос, а у тебя четкий сценарий действия. Как в этих случаях быть?
А.О.: Во-первых, в случае, если клиент по объективным параметрам сложный, например, в нашем понимании сложные, - у которого есть объем интеграции, который ему требуется, объем разработка, то здесь включается менеджер проектов конкретной сделки. Он начинает вести сделку. И, соответственно, у нас есть понятие, какие сделки ведут операторы самостоятельно, какие ведут менеджеры проектов, в большей степени, чем от операторов, потому что это, конечно, человек, который приглядывает за этим человеком, за его работой, он контролирует его работу, потому что получает больший процент со сделки с оператором.
Что касается творчества, вот этого вопроса. Творчество заключается в том, чтобы оперировать этими большими объемами данных. Ведь у нас на каждого оператора приходится в среднем до 100 сделок. И уметь управлять задачами, по приоритетам, с фильтрацией по задачам, кому позвонить в первую, днем, очередь, кому во вторую. Кому вечером позвонить. Кому нужно отправить письмо в пятницу вечером. Вот это я скажу вам, искусство.
(13:11) Н.К.: Ох! Искусство искусство! Ты сейчас правильно затронул, хорошую такую подводку дал мне для следующего вопроса, который я хотел бы задать. То есть получается, что человек ведет 100 проектов, ну я говорю образно. Вполне возможно, что даже 500. Для меня даже 100 уже много, как мне кажется. И вот представь ситуацию, допустим, мы с тобой в кулуарах, до передачи говорили про Крым и так далее. Вот в Крыму у тебя, например, находится сотрудник…
А.О.: Разработчик у нас есть
Н.К.: Разработчик. Вот ситуация, допустим, со светом. Света нет – нет интернета, нет еще чего-то, нет еще чего-то. А у него горит 100 сделок. Как быть в этой ситуации?
А.О.: Во-первых, они не одномоментно всплывают, а у нас есть свои сроки продления по лицензии. Это раз. Соответственно, в день он может делать 30-40 звонков по различной степени зрелости конкретной сделки. По конкретному заказчику. Соответственно, если возникает ситуация с накладкой, ну например, электричества нет, я хочу заметить, что эта проблема не только в Крыму.
Н.К.: Во всех уголках и регионах.
А.О.: Снег упал и электричество отрубили. Это как бы нормально совершенно. Соответственно, человек звонит по телефону, или смс-кой, или мы просто видим, что он не ведет работу, что там какие-то проблемы. Мы же видим, что он у нас на портале висит активным или нет. Или, если есть какие-то проблемы, мы просто подхватываем эти сделки и самые горящие проводим сами. И здесь поэтому плечо оператора – менеджер проекта – руководитель группы, как раз полностью друг другу подстраховка происходит на 2-3-х линиях. И плюс мы, верхний эшелон, контролируем эти вещи. И самые горящие сделки, стадия выставленный счет, коммерческое предложение, мы эти вопросы, конечно, сопровождаем.
(15:01) Н.К.: Ну как бы это теперь можно и отнести к вопросу времени. Например, мы живем в Москве, кто-то работает во Владивостоке, разница во времени безумная. И если какая-то сделка горит, я правильно понимаю, то подхватывает менеджер проектов, который в данный момент может ее обработать? И если менеджер проекта ее не может обработать, то обрабатываешь ты, да? Или еще кто-то?
А.О.: Нет, руководитель группы.
(15:24) Н.К.: Руководитель группы. То есть понятно, взаимодействие - это она такая цепочка нам в принципе ясна. Что по поводу эффективности этого всего, ты знаешь, мне кажется, что только когда человек вот в офисе находится, когда он взаимодействует со своими коллегами, он наиболее эффективен. То есть я, например, не знаю как организовать человека, который работает на удаленке. Да, понятно, что ты его мотивируешь деньгами, что, допустим, у него в городе 10-15 тысяч зарплата, и для него это уже деньги, хорошие вполне себе деньги. На которые, он может накопить на отпуск. Я, например, удивляюсь очень сильно, как люди получают 10-15 тысяч и умудряются накопить на 2-х недельную поездку в те же Сочи, например. Да, хорошо там не Турция, не Египет, ни куда-нибудь, а в Сочи. Как происходит эта эффективность? Где ее взять-то? Ну то есть насколько ты оцениваешь эффективность своих сотрудников? Они эффективны?
А.О.: Я считаю, что они эффективны, потому что мы развиваемся примерно в 5 раз лучше, чем наши конкуренты. То есть, соответственно, мы легче масштабируемся, мы быстрее набираем массу платящих клиентов, клиентскую базу. И более того, наши затраты еще более уменьшаются, то есть мы уменьшаем затраты, при этом увеличиваем дельту от бизнеса. Поэтому мы очень эффективны!
(16:53) Н.К.: Понятно, хорошо. А если вы человек, грубо говоря, мало-мальски амбициозный, то перед ним рано или поздно встает вопрос карьерного роста. Вот что например в «Пиноле» с вопросом карьерного роста? Вот до чего может дорасти ваш сотрудник?
А.О.: Спасибо за вопрос. Мы, соответственно, делаем следующим образом. Все у нас начинают работать операторами, даже маркетологи. У нас нет ни одного сотрудника, который пришел бы на позицию, минуя эту важную и ответственную работу.
Н.К.: То есть иерархия такая.
А.О.: Да, это конечно так. И если кто-то не готов работать в таком режиме, то это не наш человек. Мы берем людей по большому счету с базовыми знаниями и дальше их доводим до ума, это раз. Что касается его карьерного роста, то в срок примерно от 6 месяцев до года он уходит на менеджера проекта. У него начинается в подчинении сначала один, потом два, потом три оператора. И я хочу сказать, что когда у тебя начинается один подчиненный, два или три, ты начинаешь очень серьезно переосмысливать, как ты работаешь. Потому что бизнес начинается уже делаться не тобой, а людьми, которые ведут сделки, а ты включаешься по мере необходимости в эти конкретные сделки, это два.
Самый лучший пример, у нас есть руководители групп, которые прошли эти стадии и, соответственно, стали руководителями групп, у которых уже есть менеджеры проектов, а под которыми висят уже операторы.
Н.К.: То есть руководитель проектов это уже последняя такая веха?
А.О.: Да, конечно, крайняя перед руководством.
(16:25) Н.К.: Крайняя. Ты знаешь, но ты же не отдашь руководство кому-то левому, правильно? Поэтому, когда он дорастает до этой, так скажем, ступеньки, он уже знает полностью от и до твою работу, чем занимается твоя компания, как это все происходит, как эти сделки и третье, пятое, десятое. И если он амбициозный, то он, например, от тебя уйдет и сам что-то сделает. Нет?
А.О.: Ну я в общем и это считаю одной из возможностей для человека. Почему нет! Просто пока никто не уходил.
Н.К.: Понятно. Такое тоже возможно, и ты к этому положительно относишься?
А.О.: Ну это же вопрос сопоставления его личного бренда, вы же понимаете.
(19:09) Н.К.: Ну да. Я к чему сейчас это веду, вы подписываете может какие-то конфиденциальности договоры или еще что-то? Это соблюдается?
А.О.: Да, у нас есть. Здесь я могу сказать следующее, несмотря на подписанные документы о конфиденциальности, то все равно человек начинает оперировать данными, которые у него накапливаются. Это понятно, то есть договора, счета, в том числе, на его локальном компьютере. И это, в общем, не проблема, я считаю так. Почему объясню, потому что задачей построения бизнеса PinALL, в том, что у нас вопрос построения лидов и входящих клиентов полностью на мне решается. Задачи наших всех остальных специалистов в том чтобы они не, как бы это сказать, - в общем, отработать входящий запрос. Согласитесь, отрабатывать входящих запросы, это не тоже самое, что искать новых клиентов. Более того, клиенты, которые у нас работают по несколько продлений, несколько лет, они так или иначе работают с компанией PinALL или со второй моей компанией - компанией «Энергокомп», либо с НДС «Энергокомп», если услуги им нужны дополнительно. Понимаете, открыть сразу несколько компаний, иметь высокое место в рейтинге, как наша. Первое, второе или третье, мы обычно находимся в этом списке. Среди 10 тыс партнеров Битрикса, к примеру, в том что у них есть система рейтингов. Это достаточно непростая задача и продублировать ее достаточно сложно.
(20:30) Н.К.: Ну да, согласен. А как с текучкой? Текучка есть в самом PinALLе?
А.О.: Нет, пока еще ни один сотрудник у нас не ушел.
(20:36) Н.К.: То есть всех все утраивает?
А.О.: Нет, многих, что-то не устраивает.
(20:40) Н.К.: А, ну то есть вы тогда идете на какие-то уступки и доводите их рабочий процесс до совершенства, до идеала, да? Ну раз нет текучки, раз сотрудники не уходят, значит, их все устраивает?
А.О.: Здесь важно сказать следующее: у нас же есть штатные сотрудники, а еще есть внештатные удаленные сотрудники. Соответственно, к внештатным удаленным сотрудникам мы относим нашу уважаемую веб-студию разработки, которой мы так или иначе скидываем заказы.
(21:05) Н.К.: Ну аутсорс.
А.О.: На аутсорс, да. У нас общий объем запросов такой, то есть в среднем мы ежедневно получаем до 50-ти запросов в день, это очень много. Зачастую клиентам нужно сначала поработать с CRM, то есть с управлением взаимоотношений заказов, когда будут падать запросы, потом еще по сайтам поработать, и в общем он хочет видеть компанию, которая могла бы ему закрыть весь комплекс вопросов. Мы, в общем-то, стараемся концентрироваться больше на CRM и на обучении персонала работать с CRM. На интеграцию. Но не на сайтах. Соответственно, когда приходят запросы к нам на сайт, мы отдаем на аутсорс разработки и под своим брендом сопровождаем свои заказы. Вот внешние сотрудники бывают, что отваливаются, но они к нам так сильно не привязаны, и мы, в общем, не видим проблемы - отвалился один, найдем какого-нибудь другого.
(21:49) Н.К.: Ну аутсорсинг да, просто взял какого-то другого, да и все, и он тебе отработал.
А.О.: У нас подписано больше 50-ти контрактов с компаниями разработчиками в России, и достаточно часто мы даем какое-то тестовое задание, ну там простое, до 10-ти часов, чтобы просто посмотреть, насколько он адекватен.
(22:06) Н.К.: Все ясно, ну знаешь, вот у меня на самом деле, пожалуй, последний вопрос. Такой вопрос-рассуждение. Тебе не кажется, что своими вот такими попытками ты, другие какие-то товарищи, личности, которые открывают компании, которые набирают удаленных работников, они тем самым как-то, не знаю, разрушают что ли рынок труда. То есть смотри - человек из деревни отучился в школе, да. Поступил, я не знаю, в училище, институт, еще куда-нибудь в каком-нибудь своем маленьком городе. Приехал туда. У него пошла учеба, он видит что он хорошо учится и у него выбор: либо оставаться в этом городе, либо перебираться еще в больший город. Но и у большинства все-таки какая-то такая мечта - перебраться ближе к центру. Центром являются столицы, я не знаю, все, что угодно – Москва, Санкт-Петербург, Казань, какой-нибудь крупный населенный город. Именно крупнонаселенный, где у него будут возможности еще более раскрыться. Вот. А вы всех пытаетесь, то есть он живет у себя там допустим, в Урюпинске, и ему не нужно никуда ехать, потому что вот она, работа у него прямо. Вот он пузико себе почесал. Достал ноутбук, открыл крышку. Все. Он на работе. Вот не боитесь вы, что если, вот, грубо говоря, всех размножить, то в итоге поломается своеобразная вот такая вот, ну я не знаю, ну чуть ли не весь рынок.
(23:38) А.О.: А вас не смущает, что он глубоко коррупционен, этот текущий рынок?
Н.К.: Ну а как это связано с удаленщиками, с их работой?
А.О.: Да напрямую, потому что.
Н.К.: То есть не может быть коррупционеров среди удаленных работников?
А.О.: Да не, сама идея, которая навязана, что ты купил билет в один конец, она как бы просто миф, навязанный людям, в плане того, чего они должны хотеть. Человек должен хотеть то, чего он сам лично хочет, а не то, что ему из телевизора сказали, что ты вот - Москва слезам не верит – поехал, почему так должно быть? Я, например, сам из деревни, и когда я вижу возможность предоставления людям из деревни, там, где он может получать гораздо больше, чем он получал бы в другом месте, вместо того, что он арендует, аренду, понимаете, тридцаточку откинь на аренду, вот. Ведь это же дельта получается сотрудника в Москве, это же просто фикция. Человек работает в Москве, он платит за аренду, если он приехал, и не факт, что у него на руках будет больше денег, чем, если он бы работал бы у меня, в этом удаленном городе, где у него есть жилье.
Н.К.: Где у него уже есть жилье, где есть мама с папой кормят.
А.О.: Да, я про это и говорю.
Н.К.: И кормят и прочее, прочее. Или сам там. И ему вполне хватает.
А.О.: Да, да.
Н.К.: На самом деле согласен. И я уже в кулуарах также затрагивал тему, что и у нас в холдинге есть продукты, в которых, например, трудятся только удаленные сотрудники. Ну вот мне. Я о чем сейчас хочу сказать. Я все таки считаю, что удаленная работа подойдет не всем компаниям.
А.О.: Да.
Н.К.: Если, допустим, вы продаете CRM-ки других партнеров, да, то есть вы продаете партнерский какой-то продукт, и этот продукт тоже находится, так скажем, в интернете. Вот. Соответственно, взаимодействия через интернет происходят, то есть такая работа вряд ли подойдет швее.
А.О.: Да нет, моя тетя с Киева смеется, что давайте я буду зубы лечить через интернет, удаленно.
Н.К.: Ну вот да, тоже возможно это?
А.О.: Да нет, конечно.
Н.К.: Конечно, невозможно. Ну а с другой стороны, я, наверное, соглашусь, что в каких-то моментах. Я вот как хочу сказать, что в каких-то моментах соглашусь с тем, что удаленная работа, это сейчас действительно годная тема, почему, потому что я, например, могу найти себе сотрудника из другого города, ну я не буду их называть депрессивными, да, но там он компетентен выполнять те поставленные задачи, которые меня как работодателя устроят, и мне они необходимо их решить, но они будут выполнять их за меньшие деньги, чем, например, находясь здесь, в Москве.
А.О.: Ну вот в этом и смысл.
Н.К.: В этом и смысл, с этим я соглашусь. А то, что не всем это подходит, также это какая-то такая, ну не знаю, дилемма. Даже не все, что связано с интернетом можно реализовать, грубо говоря. Удаленно.
А.О.: Я могу просто добавить…
(26:34) Н.К.: Вот у нас студия, по сути, про интернет, мы снимаем видео, но мы не можем снимать его удаленно.
А.О.: Понятно.
Н.К.: Вот, хотя у нас тоже интернет. Я не знаю, на этом, наверное, мы поговорили об удаленной работе. Спасибо, Алексей, что сегодня пришли к нам.
А.О.: Спасибо за приглашение.
Н.К.: Спасибо, что мы попытались во всяком раскрыть глаза людям, которые, наверно, может быть, посмотрят нас где-то в своих глубинках и поймут, что работа есть удаленная, работу можно найти удаленную, и что не обязательно, как говориться, - Москва слезам не верит, не обязательно брать чемодан и приезжать и пытаться чего-то..
А.О.: Абсолютно не обязательно. И я просто хотел бы по цифрам прогнать, потому что уже сейчас на HH.ru уже размещено 18 тыс. вакансий на удаленную работу, в соотношении 220 тыс. в офисных штатных. И это соотношение, я уверен, оно будет дальше расти и по цифрам, и по соотношению. Другой вопрос лишь в организации труда. Мы, в общем-то, как бренд не продаем только лишь CRM, мы продаем удаленную штатную работу. Просто она требует, эта удаленная штатная работа, процедур, инструментов, интерфейсов, то есть нужно иметь CRM, нужно иметь запросы с сайта, чтобы они не падали, то есть интеграцию, нужно иметь телефонию хорошую, там много условий, но все это предоставляет возможность, чтобы убрать офис или его уменьшить донельзя и, соответственно, уменьшить ФОТ, и за счет этого, в общем-то, открывается много перспектив для новых компаний, которые могут, в общем-то, по большому счету, серьезно взбодрить крупные, понимаете, у которых серьезные сделки.
Н.К.: Серьезно взбодрить, и серьезно, на самом деле, на этом сэкономив, на одном пустить деньги в другое и заработать еще больше.
А.О.: Да, в этом весь смысл.
Н.К.: Ну в этом и смысл. И это понятно. Но в общем, мне стало на самом деле все понятно, поэтому еще раз спасибо, что пришел.
А.О.: Спасибо вам.
Н.К.: Все, всего доброго.
Н.К.: С вами был я – Николай Коноплянников, а также Алексей Окара, и мы попытались поговорить об удаленном труде. Если у вас есть какие-то интересные замечания или комментарии, оставляйте их внизу под видео, ставьте палец вверх, подписывайтесь на канал, обращайте свое внимание на удаленную работу. Всего хорошего!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео