Регистрация

«Мобильные бестселлеры»: серое золото мобильных технологий

1
0
226 0
Аудио Текст
3 декабря 2012

Насколько востребованы сегодня специалисты по мобильным технологиям в России, где их готовят, в каких компаниях они нужны и чего от них ждут на потенциальных местах работы? Чтобы выяснить это, ведущий программы «Мобильные бестселлеры» Леонид Бугаев пригласил в студию Артема Кумпеля, руководителя компании ITmozg.

Из программы вы узнаете:
— насколько увеличилась потребность в специалистах по мобильным технологиям с 2008 по 2012 года;
— готовят ли в российских вузов кадры для mobile;
— какие компании «всасывают» сегодня больше всего мобильных разработчиков;
— какие трудности ставит перед проджект-менеджерами развитие мобильных технологий;
— верно ли, что в мобильной разработке закрепились прежде всего студии веб-дизайна;
— кого чаще ищут в сфере мобильных технологий и разработка под какие платформы наиболее популярна;
— занял ли HTML5 серьезное место в мобильном интернете;
— кто из «кнопок Рунета» наиболее активно привлекает «мобильные кадры»;
— и многое другое.

Леонид Бугаев: Всем привет! С вами Леонид Бугаев, автор передачи «Мобильные бестселлеры» и автор книги «Мобильный маркетинг». Сегодня в гостях у нас Артем Кумпель, руководитель компании, которая называется ITMozg, «человек, который торгует серым золотом». На самом деле именно так написано на визитке у Артема, если я правильно помню. Привет, Артем!
Артем Кумпель: Приветствую, Леонид! Спасибо, что пригласил на передачу. Мне, как человеку, который постоянно видит и слышит запросы роста мобильного рынка, интересно пообщаться на такую животрепещущую тему.
Л. Б.: Простой человеческий вопрос: куда движется мобильный рынок? Понятно, что он очень маленький, он еще в коротких штанишках, но тот темп роста, который задан, вызывает огромное удивление и уважение. Что ты можешь рассказать про специалистов, которые создают этот рынок у нас на глазах?
А. К.: Что касается темпа роста, мы постоянно анализируем, что у нас происходит внутри: с одной стороны, наши работодатели-компании ищут себе специалистов, с другой стороны — специалисты [ищут работу].

С 2008 по 2012 год количество вакансий и запросов на специалистов [в мобильных технологиях] выросло в 15 раз.

И эта цифра говорит о том, что рынок быстро растет, хотя понятно, что он достаточно молодой, и количество запросов очень-очень быстро увеличивается, и оно будет расти и расти. Набирающий обороты снежный ком. Однако из-за того, что рынок молодой, остается проблема: специалистов просто-напросто не хватает. По подготовке вузам у нас есть проблема: просто-напросто людей готовят не везде, и если готовят…
Л. Б.: Неужели у нас есть даже вузы, которые готовят мобильных специалистов?
А. К.: Вузов как таковых нет. Проблема в том, что, когда люди приходят, они не понимают, что от них будут требовать после того, как они вышли из вуза. Это стандартная проблема. Пока есть какие-то проекты, которые развивают людей именно в практической части, чтобы они пришли и поняли, что от них будет требоваться, и сразу вливались в работу. Это с точки зрения работы. А с точки зрения образования у нас очень много пробелов. У нас образование как древний танк: он едет очень медленно и не поспевает за тем, что происходит. Только ходить и развиваться. Слава богу, у нас очень много конференций, мероприятий, куда можно прийти пообщаться, поделиться опытом. Это меня тоже очень радует, потому что показывает, что рынок растет и многое делается для того, чтобы как можно больше людей заинтересовалось и влилось в этот рынок независимо от того, какое у них образование.
Л. Б.: А можешь вспомнить звезд на твоих глазах стали заметными именно на мобильном горизонте? Людей, которые в какой-то момент, возможно, проходили через вашу компанию? Или, возможно, ты знаешь кого-то на рынке с интересными историями: ну, например, все уехали во Вьетнам?..
А. К.: Вспомнить звезд применительно к мобильному рынку проблематично, потому что он достаточно молодой. Но очень много молодых команд, которые делают что-то крутое. Ну, ZeptoLab, можно сказать, звезда, которая на весь мобильный рынок известна, не только в России.
Л. Б.: Действительно, ZeptoLab считается «зеленым динозавром» на рынке мобильной разработки, потому что мало кто может похвастаться такими достижениями, в общем-то, как ребята с их зеленым монстриком. А есть ли успехи у компаний, которые нанимают сейчас талантливых молодых либо немолодых? Как выглядит мобильный программист, можешь рассказать? И кто сейчас является самым главным заказчиком таких голов?
А. К.: Самым главным заказчиком? Трудно выделить. К примеру, какие-то крупные компании-монстры типа Samsung Research, LG Research. Набирают и небольшие студии. Сейчас огромное количество запросов, но от студий — почему? Потому что они в основном пишут для зарубежного рынка. Там достаточно большие заработки, там очень интересно, там не рубли, а доллары и т. д. Они зарабатывают очень хорошие деньги, и можно пойти в маленькую студию и зарабатывать отличные деньги. Можно пойти и в Samsung и там тоже зарабатывать неплохо. Все зависит от людей, от того, что им интереснее. Но сейчас просто рынок складывается так, что он растет во всех направлениях. Есть и небольшие компании, и middle, и какие-то совсем маленькие студии. К примеру, на последнем хакатоне, который мы делали с Microsoft в рамках запуска Windows 8, у нас победила достаточно молодая команда из Нижнего Новгорода. Парням 20 с чем-то лет, они реально пишут крутые приложения, они делают то, что будет формировать этот рынок. Они все молодые, с горящими глазами, и не сказать чтобы у них был огромный опыт. Просто они хотят, и они очень быстро адаптируются к рынку. Здесь же самое главное, что рынок молодой, и он очень сильно меняется в одну, в другую сторону; что-то появляется, что-то исчезает. Если люди адаптируются — это относится как к программистам, так и к представителям других профессий, — значит они смогут на рынке выжить. А с точки зрения компаний мы сейчас видим, что растет Windows 8, видим, что Android [растет] и т. д. Мы понимаем и корпорации понимают, что это направление будет очень крутым с точки зрения роста. И они как можно сильнее здесь фокусируются. Идет наращивание потенциала, круговорот, и это очень хорошо будет влиять на дальнейшее развитие.
Л. Б.: Возникает иногда чувство, что все это держится на энтузиазме пока еще действительно молодого, быстрорастущего бамбука, который стремится вверх, а рядом стоят скептики из старой гвардии — крупные компании, корпорации, которые говорят: «Ну-ну, мы посмотрим, как это все вырастет. Вот когда это вырастет до определенных объемов, до миллионов и миллиардов долларов, тогда мы начнем в это инвестировать». Нет ли опасности, что такой скептический подход разрушит полностью бизнес традиционный, который существует в офлайне? Образно говоря, интернет разрушает в настоящий момент звукозаписывающую индустрию, видеоиндустрию. Что может уничтожить мобильные технологи? Люди, которых нанимают сейчас, что будут убивать?
А. К.: Ну, вот посмотреть на любого человека, который едет в метро: он отвечает на почту, он общается в Skype. У меня всегда с собой телефон, планшет и т. д. Купить себе ноутбук [с диагональю экрана] больше чем 11-13 дюймов? Мне кажется, это какая-то огромная неудобная махина. Просто- напросто людям это удобно, и это будет развиваться. Человек всегда подсоединен. Мы же всегда [мыслим в духе, что вокруг] какая-то матрица, чип, а здесь этого чипа как такового нет, но он лежит у тебя в кармане. И это как раз вовлечение стопроцентное, когда ты можешь ему отослать push-уведомление и т. д., и т. п. Человек всегда вовлечен в этот процесс, и скорость моих ответов на почту с телефона, и скорость ответа с любого другого устройства она намного выше. Это, по моему мнению, бизнес будет достаточно сильно затрагивать именно с точки зрения мобильной разработки, потому что будет все больше и больше возможностей работать с телефона. С другой стороны, всякие игрушки и т. д. Ну, достаточно посмотреть топ: что сейчас происходит, сколько топ-студий российских, разработчиков российских попадает в App Store, сколько попадает в топы Android. Огромное количество. И если посмотреть на то, что сейчас происходит с точки зрения разработки игр в России, то меня это радует. Есть определенные успехи, и они будут расти.
Л. Б.: Ситуация always-on, которую ты описываешь, точно так же меняет даже распорядок дня у компаний, у бизнесов: если вы работаете, ребята, на зарубежные рынки, то извольте 24 часа в сутки. Например, кто-то должен отвечать на письма или работать сначала на рынок Америки, потом на рынок Европы, а позже еще, возможно, за Урал письма писать людям. Знаешь ли ты примеры бизнесов, которые стали истинно международными и используют преимущества мобильных технологий в своей жизни, в том числе через наем людей?
А. К.: Просто не совсем понимаю, что конкретно ты услышать хочешь в качестве примера. Я могу сказать, что у нас огромное количество компаний с распределенными командами: часть команды сидит в Таиланде, часть команды — в Эквадоре, и они отлично работают. И always-on подразумевает то, что часть программистов работают одну часть времени, потом у нас сменился часовой пояс — в дело вступают другие, и за счет мобильности все всегда доступны.
Л. Б.: Хорошо мобильным программистам, а каково мобильным проджект-менеджерам?
А. К.: Ну, проджект-менеджмент — это достаточно большая проблема везде. С другой стороны, у тебя есть возможность всегда ответить на какой-то звонок и т. д. Ты можешь с [девайса] Apple позвонить и сделать какой-то мини-митинг, пообщаться и т. д. Здесь основное преимущество в том, что — даже с точки зрения программиста, если у тебя где-то что-то случилось, упало что-то на сайте и т. д., — ты всегда можешь нужного человека найти, днем и ночью, в любой момент. Это, с одной стороны, телефон, а с другой — человек даже с планшетом может в любой момент что-то посмотреть и сделать. Это тоже достаточно сильно затрагивает все, что происходит. Я вспоминаю, ка пять-шесть лет назад работал в компании, и было достаточно тяжело: я помню свой первый, наверное, телефон, который у меня был, с возможностью чтения почты. Даже не помню, какой это был год. Я еще в командировках был, это было достаточно проблематично: приезжаешь, начинаешь бегать и искать, куда бы дойти, чтобы у тебя 3G ожил и т. д., которого, впрочем, тогда не было. А сейчас ты садишься в самолет, летишь в ту же самую Америку и в самолете успеваешь ответить на большее количество писем, чем если бы ты сидел [за десктопом], потому что тебе особо делать нечего, и ты сидишь, отвечаешь, лазаешь в интернете.
Л. Б.: Возвращаясь к вопросу про людей. Ты говорил, что проджект-менеджеры могут гораздо больше своих вопросов решать, и я действительно согласен с тобой: ситуация таблички «Ушла на базу, вернусь через 20 минут» — это, наверное, удивительно в мобильной индустрии. Но можешь ли ты рассказать, какие по профилю люди нужны именно в проджект-менеджерах, а не в разработчиках, потому что, наверное, для бизнеса нужно разговаривать на своем языке? Я хочу поставить задачу, которая должна быть четко решена в срок.
А. К.: Рынок очень молодой, и мы его постоянно мониторим смотрим, что у нас происходит с точки зрения сайта; у нас там чуть больше 4 тыс. наших клиентов, которые в компанию приходят, и огромный поток запросов с точки зрения людей, которым они нужны. Если мы вернемся к проджект-менеджерам или к менеджменту, который относится к мобильным, здесь очень тяжелая ситуация. Почему? С одной стороны, рынок очень молодой, и людей, которые должны уже «менеджерить», не так много, и они не успевают вырасти, а тем, кто вырастает, все равно нужен какой-то период адаптации, чтобы в это влиться. Одно дело — ты сидишь пишешь код, а другое дело — ты сидишь, у тебя есть десять человек, которые должны писать код, мониторить то, что происходит в App Store, постоянно общаться с заказчиками и т. д. Это огромная машина, которая должна работать, и ты должен это все делать. Второй момент: ты должен понимать, что происходит на рынке. Огромное, по моему мнению, преимущество любого мобильного менеджера в том, что он должен понимать, что происходит. Приходит заказчик, владелец бизнеса, и говорит: «Давай напишем это». И ты должен посмотреть и подумать: да, интересно, но здесь можно сделать немножко по-другому, или, может быть, мы разобьем на части… Ты должен понимать, что рынку нужно сегодня вот это, завтра вот то. С одной стороны, нужен опыт, бэкграунд, чтобы видеть, что было, а с другой — нужно понимать, что в дальнейшем это потребуется. Кто мне может сказать, что происходит с точки зрения игрушек: почему Angry Birds в топе, почему это не в топе? Здесь есть же инструменты: вложил сколько-то денег в маркетинг и каким-то образом начинаешь выводить; есть определенные алгоритмы, есть понимание того, как это работает. Но если бы у кого-то была возможность повторить успех Angry Birds и понять, вот это основное, понять что будет востребовано... Мы постоянно видим запрос : «Нам нужен человек, который понимает, с одной стороны, бизнес, а с другой стороны, умеет запрос бизнеса донести адекватно до всех членов команд, особенно до программистов». Потому что одно дело, когда ты понимаешь, что тебе нужно сделать какую-то игру или бизнес-приложение, и тебе нужно эту бизнес-задачу донести до программистов, чтобы они сделали так, как должно быть, а не так, как они понимают. К сожалению, это стандартная проблема всех программистов: они считают, что ты нам сказал, и это хорошо, а они-то умнее, они-то программисты, они-то сделают, как правильно. И потом начинаются проблемы. Промежуточный фильтр входящей информации и правильное донесение этой информации, чтобы она правильно была понята программистами и окончательно было сделано то, что нужно, — вот главная нагрузка на человека, который несет за это ответственность.

Чем больше у нас будет мобильных менеджеров, проджект-менеджеров, которые смогут адекватно, хорошо «менеджерить» — в студии ли, в компании ли, — тем лучше.

Л. Б.: Говоря про студии, я вспоминаю доклад Алексея Беляева, аналитический центр «Видео Интернешнл». Он говорил о том, что 70% рынка разработки в настоящий момент в России — это исторически те компании, те студии, которые наличествуют на рынке веб-дизайна. Можешь ли ты как-то это прокомментировать? Насколько HTML, веб-дизайн, программирование близки к рынку мобильных технологий?
А. К.: Достаточно близки. В любом случае это достаточно сильно пересекается. Не уверен, что сейчас 70%, но процент точно достаточно большой. Все больше и больше, особенно в последние полгода, появляется студий, заточенных именно на мобильные решения. Из больших — Игорь Мацанюк, к примеру, у которого огромное количество проектов, и из них достаточно большая часть мобильных – вот можно посмотреть, что вообще происходит. Мне кажется, что процентов пятьдесят, наверное, связано. Да и у нас же не бывает такого, чтобы все делали сайты… У нас в России не было нормального онлайна. Потом все захотели выйти в онлайн, когда наш уважаемый бывший президент сказал, что да, надо, и все побежали, все решили, что надо выходить в онлайн, потому что наш президент ходит с iPhone. А теперь все поняли, что, кроме сайта, есть еще мобильный и можно еще и здесь зарабатывать, и часть студий начала перепрофилироваться.
Л. Б.: Вот пришел, например, к вам заказчик, маленькая студия. Как правило, это запрос: «Хочу людей. Проджект-менеджера, [специалиста по] Xcode, создателя приложений…»? Переформулирую вопрос: кого чаще ищут?
А. К.: Мы недавно делали аналитику. Ищут чаще всего программистов. Руками программистов делается все.

С точки зрения технологий это обязательно iOS, причем из iOS очень хорошо растет именно iPhone-часть. Часть планшетная не так быстро растет, как та, которая связана телефоном.

Дальше идет Android: количество запросов на Android-разработчиков тоже достаточно большое, мне кажется, практически такое же, как на [разработчиков под] iPhone. Дальше у нас идет все, что связано с Windows Phone, притом Windows Phone тоже очень быстро вырос с начала прошлого года в связи с очень агрессивной политикой Microsoft по наращиванию присутствия в мобильной части. Дальше у нас идут те динозавры, которые еще живы: это BlackBerry, это Symbian, и какая-то часть запросов даже приходила по Bada, то есть она еще живая.
Л. Б.: А Михаил Денисов рассказывал в своем докладе на RIW о том, что гибридные вещи, которые базируются на HTML5, это, с одной стороны, ожидание рынка (все говорят: «Вот когда же, когда же?»), а с другой стороны, это разочарование рынка: мол, это не работает по-прежнему.
А. К.: У нас запросов на HTML5 достаточно много, но я очень много общаюсь с business-owners, и я понимаю, что этого в продакшен идет очень мало. Здесь, с одной стороны, очень тяжело, с другой — очень хорошо на это повлияли последний анонс и полная смена Facebook, уход от HTML5. В принципе, люди понимают: если в Долине сотни лучших программистов делали, делали и не смогли нормально сделать приложение с точки зрения производительности, то зачем нам в это вкладываться, когда еще стандарты не до конца официально выпущены

HTML5 — очень хорошая вещь, она в любом случае или дальше начнет сама по себе работать, или перельется в какую-то другую технологию, другой стандарт, но сейчас это больше, по моему мнению, игрушка.

Я знаю интересные сайты, интересные приложения на HTML5: те же самые ZeptoLab, если я не ошибаюсь, писали под HTML5 на последнем каком-то майкрософтовском... Но пока — поиграть, посмотреть. Специалисты нужны, и хорошие, но пока непонятно, что будет, и, пока мы не поймем, что будет именно с точки зрения самой технологии, не будет появляться так много специалистов: люди тоже понимают, что происходит на рынке.
Л. Б.: Глядя на прекрасный мобильный мир глазами крупных интернет-игроков, включая Mail.ru, «Яндекс» и другие компании, можешь сказать, кто нанимает, из состоявшихся имен в этой части рынка?
А. К.: Нанимают все. Просто мы очень много работаем, очень много у нас спецпроектов именно с Mail.ru, и они нанимают достаточно много именно мобильных [разработчиков], и у них достаточно быстро все растет, и они меняют свои продукты и с точки зрения дизайна, и с точки зрения технологии. Именно о нас если говорить, то достаточно много Mail.ru. «Яндекса», насколько я знаю, у нас не так много: у нас есть отдельная часть «Яндекс.Деньги», которая достаточно много нанимает. «Рамблер» и т. д. нанимают не в таком большом количестве. У нас, если посмотреть применительно к мобильным, из состоявшихся игроков самый большой, наверное, запрос идет от Mail.ru. Другой момент: у нас огромное количество студий, которые тоже дают очень-очень большой поток запросов. В связи с большим количеством клиентов, с большим количеством запросов мы превращаемся в «мясорубку», которая перерабатывает эти запросы на программистов, на маркетологов. Еще, кстати, мы не затронули такую часть, как интернет-маркетологи, которые очень нужны на мобильном рынке.
Л. Б.: Но ведь вопрос в том, что пока успешных кейсов... Ты да я да мы с тобой. Четыре или пять всемирно известных кейсов, а уж про Россию я молчу.
А. К.: Просто нужен человек, который должен понимать, что с точки зрения App Store работают такие-то вещи, с точки зрения Google Play — такие-то, с точки зрения Windows Store — такие-то. Чтобы мы могли хотя бы вытащить приложение, чтобы его скачала первая тысяча людей и т. д., мы должны понимать. Таких людей физически не хватает! Я реально очень много общаюсь с некоторыми студиями. Написали, смотрю, хорошее приложение, оно интересное — хорошая игра. Я говорю: «А что, как?» Они говорят: «Вот мы пошли к партнерам, заплатили им денег» или «Пошли в студию, чтобы они вытащили». И я понимаю, что затык именно с точки зрения маркетинга. Рынок молодой, и люди просто не понимают, как делать. У нас получается так: давайте попробуем одно, второе, третье, четвертое… Не работает! И начинают думать, что и как. И готовы — очень много запросов — платить хорошие деньги тем людям, которые придут и скажут: «Хорошо, мы выпускам под App Store, делаем одно, второе, третье, четвертое, чтобы хотя бы приложение попадало на какое-то время в топ». А если мы даже не можем вывести приложение на несколько дней в топ или не можем понять, насколько оно скачивается, как нам вообще его выводить? Мы тратим огромное количество времени на то, чтобы сделать что-то крутое, а потом мы должны потратить не меньшее количество времени на то, чтобы это крутое понравилось людям и они начали сами покупать. Чем больше людей об этом узнает, тем больше заработок, вот и все. Программисты молодцы, они крутые, они создают рынок, они создают что-то интересное, но, чтобы этим программистам хватало денег на жизнь в Таиланде, Эквадоре или где-либо еще, им нужно, чтобы это все хорошо продавалось. Вот людей, которые умеют правильно делать, упаковать и т. д., очень мало, и, пока рынок достаточно быстро растет, их не будет хватать.
Л. Б.: А ты предвидишь, возможно, такой сценарий развития, когда придет какой-то бренд-менеджер с крупным портфелем брендов за плечом, с опытом разработки рекламных кампаний в телевизоре, в BTL, в digital и скажет: «Ребята, хочу делать теперь мобильные истории!» Или это пока еще не наша жизнь?
А. К.: Мне кажется, пока еще это будет очень проблематично. Большая разница. С другой стороны…
Л. Б.: В деньгах, ты имеешь в виду, в первую очередь?
А. К.: В первую очередь, с одной стороны, в деньгах. С другой стороны, если запустить хорошее приложение, какой-то хороший кейс успешный, то все равно к нему потянутся, но да, должен быть кейс. Если он придет и скажет: «Я такой крутой, у меня был огромный опыт в одном, в другом, в третьем, а теперь я пойду в мобильные», то его спросят: «Ну покажи нам. Ты Angry Birds вытащил отлично или что?» А если он приходит и говорит: «Да, я такой и готов попробовать, давайте попробуем»... Мне кажется, таких на рынке сейчас много — тех, кто что-то пробует, а оно не получается.
Л. Б.: Я хочу подарить тебе эту книгу! Надеюсь, что в ней как раз есть очень интересные кейсы, не только зарубежные, мировые, но уже и локальные, российские. Надеюсь, что мобильный маркетинг пополнится новыми яркими звездами, которые появятся благодаря вашей компании.
А. К.: Спасибо, я обязательно почитаю ее еще раз и буду рекомендовать нашим клиентам!
Л. Б.: Спасибо и тебе за твое время! С нами в гостях был Артем Кумпель, руководитель компании ITMozg. Оставайтесь с нами, увидимся в новых передачах!

Развернуть текстовую версию
Комментарии