Регистрация

«Мобильные бестселлеры»: разработчиков — в разработку

1
0
291 0
Аудио Текст
11 октября 2012

На российском рынке мобильных приложений зажглись свои звезды, сложились свои легенды, объявились свои лидеры. Однако состав игроков донельзя пестрый. Как понять, к кому за каким «аппом» обращаться? На какие категории делятся разработчики с точки зрения опыта, умений, сфер деятельности? Известный эксперт по мобильному маркетингу Леонид Бугаев расспросил Александра Васильева, руководителя проекта Apps4All, об исследовании «человеческого материала» в отрасли, которую иные эксперты с придыханием упорно называют mobile, без перевода.

Из программы вы узнаете:
— чем занимается Apps4All: портал, рейтинг, мероприятия;
— сколько в России разработчиков под i-гаджеты и сколько в App Store оригинальных отечественных приложений;
— на какие типы делятся разработчики мобильных приложений по степени профессионализма и бизнес-мотивации;
— почему мобильные разработчики-любители предпочитают Android;
— на каком приложении можно зарабатывать 3$ тыс. в месяц, не делая обновлений три года;
— каким моделям монетизации отдают предпочтение апп-профи (транзакции внутри приложения, оплата за загрузку, реклама);
— в какой нише мобильной разработки имеет смысл пробовать силы подающему надежды студенту;
— какие категории разработчиков делают продукт для Windows;
— каким образом разработчики делятся на продуктовых и аутсорсинговых;
— и многое другое.

Леонид Бугаев: Всем привет! С вами Леонид Бугаев, ведущий передачи, которая называется «Мобильные бестселлеры», автор книги «Мобильный маркетинг», и сегодня в гостях у нас Александр Васильев, основатель Apps4All — проекта, который объединяет разработчиков. И как раз про разработчиков я сегодня хочу поговорить с Сашей. Привет!
Александр Васильев: Привет, Леонид!
Л. Б.: Я знаю, что вы являетесь тем самым ресурсом, который объединяет людей: не только технологии, но и ценные руки, головы, которые работают на благо индустрии. И что ты можешь рассказать про тех людей, которые работают вокруг нас, вместе с нами в мобильной тусовке?
А. В.: Совершенно верно. Многие знают нас больше как новостной портал и как организаторов мероприятий для разработчиков. Но на самом деле с первого дня, как только мы запустили сайт, у нас открыт раздел «Разработчики», где любая компания, работающая в России или странах СНГ, может добавить свое портфолио, а также дополнительную информацию о себе разместить, например видеовизитку записать или указать специализацию: что именно они разрабатывают и т. д. Таким образом, мы еще в январе 2012 года запустили сайт и начали собирать открытое сообщество российских разработчиков мобильных приложений. Чуть более чем за девять месяцев мы собрали 345 компаний и не планируем на этом останавливаться.
Л. Б.: Немало.
А. В.: Сразу скажу, что 345, кажется, не так уж много. На самом деле мы делали интересную аналитику, и в начале лета мы задались вопросом: а сколько же в России разработчиков? И решили изучить Apple Store. Мы посмотрели, сколько в Apple Store приложений на русском языке, и оказалось около 16 тыс. Потом мы взяли и выделили из них только те, которые сделаны разработчиками из России. Например, русский веб-сайт или почта на русском хостинге и т. д.
Л. Б.: Yandex.ru, Mail.ru?
А. В.: Да, что-то такое. Те, кого можно идентифицировать как русских разработчиков. И мы узнали, что это всего 4 тыс. приложений и около 1 тыс. аккаунтов.
Л. Б.: Всего в App Store?
А. В.: Всего в App Store. Что такое остальные 12 тыс. русскоязычных приложений? Это локализация западных игр, популярных зарубежных стартапов и программ, которые сделаны для русского рынка, но на Западе. Вообще, западные товарищи делают для нас больше, чем мы успеваем создавать здесь, у себя в стране. Я к тому, что 345 — это действительно немало, потому что если мы возьмем просто количество аккаунтов русских разработчиков, которые делают приложения на русском языке, то их окажется около тысячи. Надеюсь, это число будет увеличиваться. Плюс есть Android и Windows Phone. Тем не менее это дает представление о масштабах рынка на данный момент.
Л. Б.: Профессия мобильного разработчика, наверное, самая востребованная сейчас. Недавно я получил на руки рекламную брошюру сайта Superjob.ru, в которой была как раз сегментация зарплат. Действительно, одна из самых высоких зарплат — у мобильных разработчиков. Но все, в принципе, имеют в голове какой-то образ человека с единым характером, набором черт, человека с MacBook, а не с РС, потому что если это разработчик под iOS-платформы, то это человек на Mac. Ты, будучи человеком, который знает более подробно портрет наших разработчиков, можешь рассказать об этих людях: как они выглядят, кто это?
А. В.: С удовольствием! Я не хочу быть голословным и излагать свое частное мнение; каждый человек воспринимает мир по-своему. Я бы сейчас хотел рассказать об исследовании, которое мы начали еще весной, а итоги подвели летом. Его мы провели впервые совместно с английской компанией VisionMobile. Это аналитическая фирма, которая занимается исключительно аналитикой рынка мобильных приложений. Базируется она в Лондоне, около шести лет на рынке изучения мобильных телекоммуникаций находится. Среди ее клиентов — большие европейские операторы, такие как Telefonica, Vodafone, и производители операционных систем. Мы начали с того, что предложили VisionMobile локализовать их отчет 2011 года по экономике мобильных приложений, который так и называется — Developer Economics. Мы перевели его на русский язык, после чего убедились, что интерес к нему достаточно большой: отчет в первые две недели скачали около 500 раз с нашего сайта. Мы провели переговоры с VisionMobile, и родилась идея привлечь и российских разработчиков к ежегодному мировому опросу. Нынешней весной мы на своем сайте разместили анкету VisionMobile, которая позволила разработчикам из России принять участие в исследовании. Всего в нем приняло участие более 1,5 тыс. компаний-разработчиков со всего мира, из них 300 компаний — наши с вами соотечественники. Конечно, точнее говорить не «российские», а «русскоговорящие».
Л. Б.: Как раз хотел спросить, каким образом вы сегментируете близкое зарубежье. Конечно же, мы говорим про русский язык как объединяющий фактор, но если человек сидит в Минске, то, очевидно, он тоже попадает в ваше исследование?
А. В.: Вспомним, как сегментирует наше ближнее зарубежье производители операционных систем и те, кто поддерживает магазины. А недавно только, пару месяцев назад, если мне не изменяет память, запустился Ukrainian App Store, белорусского пока нет. Есть еще куда расти. У нас скорее языковая сегментация, и я считаю, что любые сегментации по географическому положению не так важны, потому что сам рынок сделан для того, чтобы быть глобальным, понимаете? Наверное, это Стив Джобс нам дал возможность играть в такой новой экономике, и она задумывалась прежде всего как глобальная экономика. Поэтому делить разработчиков на украинских, белорусских…
Л. Б.: Монгольский разработчик в Улан-Баторе сидит и ковыряется с iPhone.
А. В.: ...монгольских, казахстанских и т. д. Поэтому я скажу, что приняло участие 300 компаний из России и стран СНГ. Так вот, отчет получился очень хороший. Вы все можете его скачать на русском языке с сайта Apps4All.ru абсолютно бесплатно, а если хотите прочитать его в оригинале, то с VisionMobile.com. Он охватывает все изменения, которые произошли в экономике мобильных приложений за последний год, и о нем можно очень долго говорить, но я бы хотел сегодня поговорить именно о том, какие вывода наши коллеги из VisionMobile сделали на основе опроса разработчиков : как те сами себя видят в мобильном мире, какие цели преследуют, какие пути монетизации используют в зависимости от своего целеполагания и т. д.
Л. Б.: Давай поговорим про портрет.
А. В.: Да, какие бывают «формы» и виды разработчиков.
Л. Б.: Я знаю, что ты принес «хард-копии» — бумажную распечатку. Очень интересно заглянуть и посмотреть на те выводы исследования. Очень часто владельцы среднего, малого бизнеса говорят мне: «Я уже наигрался в iPhone, в Android, я понял, что это очень интересная штука. Но как мне на ней заработать?» Вот вопрос, который очень часто ко мне возвращается бумерангом, и я действительно стараюсь придумать, каким образом традиционному бизнесу попасть на экран мобильного устройства и завладеть вниманием потребителя. Это, наверное, самая главная задача, которую так или иначе мы забываем как разработчики в тот момент, когда придумываем какую-то гениальную штуку. Что есть в твоем исследовании, что поможет малому либо среднему бизнесу чуть-чуть приоткрыть завесу? Мы сейчас оказываемся в очень закрытом мире, который непонятно по каким правилам играет. Когда-то по таким же правилам создавались веб-студии, например. Все ходили и говорили: «О, HTML — это так страшно!»
А. В.: В рамках исследования мы совместно со специалистами VisionMobile выделили восемь типов разработчиков, и предлагаю про каждого из них поговорить.
Л. Б.: Да, интересно.
А. В.: Может быть, узнаем кого-нибудь в этих типах. Такая модель сегментации разработчиков может быть использована для понимания конкурентной среды, и компаниям, выпускающим платформы и различные инструменты, она также очень важна, чтобы сфокусироваться и понять, кто клиенты их сервиса. Это с одной стороны. А с другой — ты задал вопрос: «А где же деньги, как заработать малому и среднему бизнесу?» Нужно сначала выдержать четкий фокус и понять, на каком поле ты играешь. Потому что даже разработчики у нас в сообществе все разные, равно как и разработчики, которые приходят на мероприятия. Ты знаешь, ты постоянно выступаешь на мероприятиях: все разные, и у всех разные проекты, разная мотивация, разный возраст и т. д.
Л. Б.: Ну, кто-то работает в стартапе, кто-то — в обслуживающем бизнесе, кто-то — в рекламном агентстве.
А. В.: Тем не менее их всех называют одинаково — «разработчик мобильного приложения». Я считаю, это не совсем корректно. Давайте рассмотрим результаты нашего исследования. Первый вид — это любители, те, кто вдруг заинтересовался и решил попробовать свои силы.
Л. Б.: Как когда-то со Spectrum люди сидели и ковыряли Basic, точно так же сейчас люди приходят и пытаются что-то создать. Просто энтузиасты своего дела.
А. В.: Они так в анкете и отвечали, что их основная мотивация — это удовольствие и признание, а вовсе не заработок. В приложениях нельзя выделить какую-то категорию, на которой они специализируются: они пробуют себя во всем.
Л. Б.: Игрушки, бизнес-приложения…
А. В.: Конечно.
Л. Б.: Любые вещи, которые можно попробовать, пощупать, создать своими руками, — это объект приложения их энтузиазма.
А. В.: Любые категории. Платформы: 37% опрошенных выбрали Android. iOS мало используется. Возможно, из-за того, что есть определенная сложность разработки…
Л. Б.: Я слышал другой вариант ответа: слишком дорого оборудование!
А. В.: Наверное, просто более распространено…
Л. Б.: РС стоит практически у каждого человека, а Macintosh — это 80 тыс. руб.!

А. В.: И конечно же, разработка под Android похожа на Java практически, она больше распространена, чем Objective-С.

Критерий принятия решений — то, почему они выбирают ту или иную категорию или операционную систему. Для них основным критерием является размер установочной базы, поэтому Android также лидирует. Они хотят получить, как мы помним, признание. Это могут быть студенты, инженеры на совместительстве. Для них разработка мобильных приложений не является основным источником дохода.
Л. Б.: О’кей.
А. В.: Мы как-то проводили собеседование на должность программиста, и к нам пришел один мужчина, достаточно взрослый, и рассказал о том, что он имеет опыт разработки мобильного приложения. Действительно, он разработал словарь, три года назад еще издал его в App Store и ни разу не обновлял. И он сказал, что тот словарь ему до сих пор приносит 3$ тыс. в месяц. Это просто русско-английский словарь.
Л. Б.: Зачем он пришел устраиваться к вам на работу?
А. В.: Он работал в какой-то большой компании, но мы искали программиста просто, и так получилось…
Л. Б.: Удивительная история успеха.
А. В.: Это как раз пример инженера на совместительстве, который что-то когда-то сделал. Для него мобильные приложения — это фан, но не основной источник дохода.
Вторая категория — «исследователи». «Исследователи» — это в основном независимые разработчики со своими приложениями или работники небольших команд разработчиков. Они умеренно опытны. В среднем, по данным нашего исследования, и у них за плечами опыт почти двух лет мобильной разработки.
Л. Б.: Кто у нас есть еще?

А. В.: «Охотники» — это гуру бизнеса мобильных приложений. Их мотивация — заработать максимально возможное количество денег своими продуктами. Специализация — игры, приложения для бизнеса. За ними следуют утилиты и образовательные приложения. Платформы: 60% — iOS, за ей идет BlackBerry, и мало кто выбирает Android.

Критерий принятия решения — большая установочная база: 74% ответило, что для них размер установочной базы играет роль, и потенциальная прибыль у 83% респондентов. Примеры — это крупные игровые студии и поставщики софта с большим опытом.
Л. Б.: Кого бы ты мог назвать?
А. В.: Из российских — Game Insight, пожалуй.
Л. Б.: То есть компании, которые ориентируются на прибыль в первую очередь?
А. В.: Game Insight, Alawar, да. Ну, Alawar — это прямо студия-студия, а Game Insight позиционирует себя как инвестиционная компания. Портрет среднего «охотника»: живущий в Северной Америке мужчина, который пришел в мобильную сферу до 2009 года. Они используют множество моделей монетизации. В основном это покупки внутри приложений (61%), оплата за загрузку (56%), премиум (50%) и реклама (51%).
Л. Б.: Ты говорил про остальные сегменты. Меня интересуют все-таки…
А. В.: «Золотокопатели».
Л. Б.: Да.
А. В.: Давай на них сфокусируемся. Мотивация «золотокопателей» — использовать приложение как средство для запуска привлекающего внимание стартапа. Это действительно так. Сейчас многие инвесторы сильно заинтересованы в инвестициях в мобильные приложения, поэтому, на наш взгляд, около 30% всех стартапов, а то и больше так или иначе связано с мобильным приложением.
Л. Б.: Каждый третий практически...
А. В.: Приложения эти могут относиться к любой вертикали: транспорт, развлечения, розница — что угодно. Но, конечно, это должно устойчиво ложиться в какую-то бизнес-модель, раз это стартап. «Золотокопатели» — они же стартаперы для нас. Платформы — iOS и Android, подавляющее большинство ответили именно их, потому что, конечно, стоимость разработки не нулевая, стоимость перехода с платформы на платформу.
Л. Б.: А где здесь армия разработчиков под среду Windows? Она же все-таки по-прежнему огромная сила. Вот если разложить все виды мобильных разработчиков, то как бы ты описал традиционного разработчика, который программирует под Windows?
А. В.: Это аутсорсеры, потому что чем больше платформ они охватят, тем больше чек будет у заказчика. Это «исследователи» и любители, потому что здесь сейчас меньше конкуренция, чем на других, и, сделав достойное приложение, можно получить поддержку от администраторов стора.

Всем сразу скажу: разработчики, обращайтесь в Microsoft и в Nokia, они действительно ставят ваши приложения на первые места в сторе, просто если вы хотя бы им письмо напишете и заинтересуете их, и это дает серьезный скачок.

«Охотники» — в меньшей степени, потому что профессиональным студиям в game development все-таки тоже нужна пользовательская база, база устройств. Пока у Windows она проигрывает, поэтому на Windows идут прежде всего любители, «исследователи» и аутсорсеры. Стартапы тоже не идут туда, потому что сначала нужно сделать для iOS, посмотреть, как будет на iOS, или для Android, а уж потом портировать на все другие платформы.
Л. Б.: А как долго он идет по пути к профессионалу? Если путь рассмотреть последовательно?
А. В.: Ты знаешь, путь — это не карьерный рост, это не последовательный путь, потому что многие ограничиваются любительской разработкой. «Охотники» — это те, кто делает бизнес.
Л. Б.: Я правильно понимаю, что ваше исследование — это не попытка показать структуру доходов, а попытка показать многополярность всему миру?
А. В.: Именно. Фрагментацию рынка разработчиков, потому что, допустим, те же энтузиасты в первую очередь интересны с точки зрения их вовлечения, привлечения к платформе, обучения и т. д. «Охотники» очень закрытые, с ними сложно взаимодействовать.
Л. Б.: Как правило, это закрытость данных в первую очередь.
А. В.: Да. И еще два слова. «Наемники» — это аутсорсеры, те, кто делает на заказ мобильные приложения, и перво-наперво, конечно, это агентства мобильного маркетинга, магазины мобильного аутсорсинга.
Л. Б.: Это сервисные компании, которые готовы за деньги сделать любой продукт фактически?
А. В.: Да, у них одно отличие от всех: они больше других тяготеют к тому, чтобы сделать все на HTML5, потому что для них это снижение костов и себестоимости. Поэтому если «охотники» стремятся сделать все в нативных средах нативными инструментами, то зачастую от «наемников» требуют: «Сделайте нам приложение на всех трех-четырех платформах, и использовать надо HTML5».
Л. Б.: А кого не хватает сейчас? Я четко знаю, что, например, iOS-разработчиков и в этом году, и в прошлом отчаянно не хватало.
А. В.: Ну, это ты их сегментируешь по профессиональным навыкам.
Л. Б.: Если говорить про сегментацию вашего исследования, то кого не хватает отчаяннее всего?
А. В.: В нашем исследовании есть интересный раздел. Компания VisionMobile разработала свою методику, они измеряют developer interest rate: насколько разработчики интересуются той или иной технологией, средой разработки и т. д. Если 2011 год был годом экспериментов, когда много разных новых технологий появлялось в мобильной индустрии и было, мне казалось, много платформ и т. д., то в 2012-м дым рассеялся, и осталось три платформы. К BlackBerry на 40% упал интерес, и, что самое интересное, по данным нашего исследования, 15% разработчиков, которые разрабатывали только под research-in-motion, вообще ушли с рынка мобильной разработки.
Л. Б.: Ты говоришь скорее про масс-маркет. Понятно, что люди, которые занимаются корпоративными установками, предположим, для «Газпрома», сделают, что им скажут. Если есть парк устройств, который исторически наследуется каким-то образом чьи-то решением: «Все, у нас BlackBerry, стандарт защиты мне нравится», то будут и люди, зарабатывающие на этом, что естественно.
А. В.: Вы, наверное, слышали самую последнюю грустную новость для BlackBerry: раньше у всех официальных сотрудников Yahoo! были официальные телефоны BlackBerry, а сейчас всем закупили iPhone 5.
Л. Б.: Печалька!
А. В.: Да, с приходом Мариссы Майер. Кого не хватает? Да не знаю! На самом деле, Леонид, нет такого ощущения, во всяком случае в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Киеве, и в Минске, и в Одессе — везде, где мы ездим с тобой, — будто не хватает разработчиков.
Л. Б.: Но мне вот задавали в Новосибирске вопрос: «Для какой платформы лучше программировать?» Понятно, что это чуть-чуть другой вопрос, на который ваше исследование не отвечает, я бы ответил так: «Идите в „золотокопатели”, наверное, потому что...»
А. В.: Смотря чего вы хотите от своего мобильного приложения. Если вы хотите просто что-то сделать, условно говоря, то делайте это на iOS.
Л. Б.: Мы задаемся вопросом, какая из категорий разработчиков быстрее прочих увеличивается в размерах, что перспективнее, с точки зрения студента, который, например, сейчас сидит и думает о том, как ему заняться мобильными технологиями, но он еще на первом этапе для себя пробует, щупает, не зная, куда ему податься: то ли в цифровой паблишинг, то ли в сервисную модель — кто заплатит, тому и запрограммирую, — то ли куда-то еще. Где ему искать деньги?
А. В.: Традиционный ответ: проще начать, конечно, с аутсорсинга, потому что не надо инвестировать собственные средства, а делать свои продукты всегда рискованнее и дороже. Но и здесь есть downside- и upside-бизнесы.
Л. Б.: Длинный хвост, который может выстрелить, как в случае с Instagram. Это показатель, как работает продукт. А обслуживание другого бизнеса — сервисная модель.
А. В.: Да, гарантированно 20% ты заработаешь на создании мобильного приложения для кого-то, но что дальше? Зачастую даже никто не узнает о том, что ты действительно его сделал.
Л. Б.: С другой стороны, мы же знаем компании уровня Unreal Mojo, которая делает отличный продукт для Альфа-банка и становится признанным экспертом в области разработки финансовых мобильных приложений, и к ним приходит не один банк с такого же рода запросом. Это тоже хорошая стратегия — чувствовать себя уверенно в определенной нише мобильных приложений.
А. В.: Ну, вы знаете, Unreal Mojo — это «Артемий Лебедев мобильных приложений». Они первые все правильно поняли, правильно преподнесли и раньше всех это сделали. Как мы у себя в компании говорим, по фэн-шую все сделали.
Л. Б.: Гипотетически, примерив шкуру молодого разработчика на себя, я бы сказал следующее: мне действительно очень интересна роль, как ты назвал их, «профессионалов-охотников» — людей, которые, в общем, делают разработку по заказу, потому что это традиционный бизнес.
А. В.: Нет, «охотники», я поправлю, — это продуктовые, это Game Insight.
Л. Б.: А люди, которые по запросу создают?
А. В.: Это аутсорсеры, или «наемники».
Л. Б.: Хозяин закажет, то и сделаем?
А. В.: Фактически их бизнес — удовлетворить заказчика.
Л. Б.: Та сегментация, которую ты показал, точно так же прокладывает значительный водораздел между двумя ключевыми моментами. Либо создание своего собственного продукта, либо обслуживание запросов человека с кошельком, который приходит и говорит: «Android 3, забудьте про 4. Хочу только на это устройство, хочу к такому-то сроку, готов оплатить работу вот таким-то объемом денег».
Л. Б.: Наши восемь категорий разработчиков ровно пополам делятся на тех, кто делает свой продукт, и на тех, кто...
Л. Б.: По количеству участников?
А. В.: Допустим, «наемники»-аутсорсеры, расширители продуктов, те, кто делает мобильные приложения банкам. Вот есть банк, у него свой продукт, и Unreal Mojo в данном случае расширяет продукты банка на мобильную аудиторию. Издатели цифровых медиа и корпоративные IT работают под заказчика, а любители, «исследователи», «охотники» и «золотокопатели», то есть стартаперы, работают на свой продукт. Да, конечно, это первое, что нужно вообще понимать про рынок мобильной разработки: налицо деление пополам — на продуктовых и аутсорсинговых.
Л. Б.: Я пытаюсь понять, каким образом ваше исследование может помочь сейчас в ежедневной нашей жизни, и понимаю, что это бесценный талмуд для HR, для тех людей, которые рассматривают гигантское количество энтузиастов и постоянно задаются вопросом: где же тот самый идеальный человек, который умеет все, у которого с 2007 года первый iPhone и который, начиная со второй прошивки, сел и начал писать для App Store? Понятно, что таких людей днем с огнем не сыщешь, но именно ваше исследование помогает осуществить сегментацию хотя бы внутри всего того потока людей, которые приходят и устраиваются на работу в любую организацию — к вам ли, к нам ли, — понять, кто этот человек по психотипу.
А. В.: Да, конечно, я думаю, что и для HR найдется что почитать, и маркетологу, и, безусловно, хозяину компании, основателю еще интереснее. Я всем советую обязательно это прочитать. Просто это действительно нам помогло в свое время. Когда мы еще просто зашли на сайт VisionMobile и изучили это исследование, мы задались целью работать с этой компанией, потому что нам очень понравилось.
Л. Б.: Я очень признателен тебе за твое время и за попытку сегментации. Все-таки это действительно тяжелая работа. Я знаю это сам, как человек, который в исследованиях не один год провел. Хочу тебе подарить свою книгу «Мобильный маркетинг», которая, надеюсь, поможет тебе сегментировать информацию об инструментах.
А. В.: Спасибо, Леонид! А подписать от автора?
Л. Б.: В обязательном порядке после нашей записи я это сделаю. Спасибо большое Александру за его время! И еще раз повторюсь, что Apps4All.ru — это то место, где вы можете скачать бесплатно PDF с исследованием на русском языке. Спасибо большое Александру еще раз, оставайтесь с нами, и увидимся в следующих передачах!

Развернуть текстовую версию
Комментарии