Регистрация

«Мобильные бестселлеры»: чек-лист мобильного успеха

7
0
602 0
Аудио Текст
15 ноября 2012

Кто и сколько зарабатывает сегодня на мобильных приложениях? Как сделать единичный успех тенденцией? Как поставить мобильную разработку на прочные коммерческие рельсы? На вопросы Леонида Бугаева, опираясь на собственный опыт, отвечает Дмитрий Тарасов, владелец компании Tarasov Mobile.

Из программы вы узнаете:
— какие суммы зарабатывают топовые мобильные приложения;
— приложения каких категорий дают наибольшую финансовую отдачу;
— почему разработчику mobile apps лучше начинать свой путь в Android;
— за счет чего у Evernote «жизнь удалась»;
— как договориться с вендорами о предустановке приложения на смартфоны;
— как создать успешную компанию по разработке мобильных приложений;
— почему, предлагая компании-разработчику идею мобильного приложения, бессмысленно просить ее подписать NDA;
— хорошо ли, что большинство создателей мобильных приложений раньше делало сайты;
— какие тенденции в UX мобильных приложений сформировались на рынке;
— нужны ли компании — разработчику мобильных приложений дизайнеры в офисе;
— как выбрать толкового разработчика;
— и многое другое.

Леонид Бугаев: Всем привет! С вами Леонид Бугаев, автор книги «Мобильный маркетинг» и ведущий передачи «Мобильные бестселлеры». Сегодня в гостях у нас Дмитрий Тарасов, создатель мобильных приложений и владелец компании Tarasov Mobile. Привет, Дима!
Дмитрий Тарасов: Привет!
Л. Б.: Ты практически единственный, кто уверенно рассказывает на всех конференциях про цифры, про заработок, привлекающий в нашу мобильную индустрию многих людей, которые только щупают почву, задумываются, нужно ли им идти в эту сторону и сколько денег можно заработать. Что ты можешь рассказать по поводу живых доходов в нашей индустрии?
Д. Т.: Почему я уверенно всегда об этом рассказываю? Потому что мало кто в нашей индустрии зарабатывает более или менее вменяемые деньги.
Л. Б.: А что такое «вменяемые деньги» для тебя?
Д. Т.: Это деньги, которые, прежде всего, позволяют окупить бизнес, разработку, продвижение и заработать что-то сверху.

У каждого, конечно, свои понятия, но сейчас на рынке реально успешные приложения — общепризнанно успешные! — зарабатывают порядка 100$ тыс. в месяц максимум.

Л. Б.: 3$ тыс. в день, включая даже субботу и воскресенье, образно говоря?
Д. Т.: Образно говоря, да. Это единичные случаи. Верхние 10% зарабатывают порядка 5-20$ тыс. Я считаю, что для любого продуктового бизнеса это деньги довольно скромные. В принципе, это говорит о том, что сама сфера мобильных приложений пока еще в зачаточном состоянии.
Л. Б.: Тут все немножко засуетились: «Давай поподробнее!» Это же все равно не российский рынок, если я правильно понимаю, это продукты, заточенные на международный успех?
Д. Т.: Да.
Л. Б.: И если перечислять категории этих приложений, что это за топ-10?
Д. Т.: Игры, entertainment, productivity — вот три категории, которые позволяют своим создателям что-то зарабатывать. Не всем, но многим.
Л. Б.: Все-таки игры — хит номер один?
Д. Т.: Да. Я на самом деле не очень люблю разговаривать про игры, потому что это совершенно другой бизнес, он больше похож на шоу-бизнес, чем на классический рынок мобильных приложений.
Л. Б.: Тогда давай поговорим про твои «уверенные зоны» — про productivity. Можешь ли ты рассказать про свои истории успеха или истории, которые ты видишь вокруг? Меня интересуют цифры в первую очередь.
Д. Т.: Историй успеха мало. Настоящих историй успеха, которые так же на слуху, как Angry Birds или Cut the Rope, в сфере productivity или любых других неигровых приложений практически нет. Есть примеры компаний, по которым можно судить, что они зарабатывают конкретно на productivity, прекрасно себя чувствуют, причем это американские компании, у них штат состоит из высокооплачиваемых американских специалистов; они выпускают приложения, нормально зарабатывают, держатся в топах. Естественно, я не знаю, сколько именно денег они зарабатывают. Если опуститься в сферу утилит, то белорусская компания «Аполлон», например, зарабатывает на своей «Погоде» 5$ тыс. в день. Зарабатывала несколько месяцев назад — я не знаю, как у них сейчас дела, — но тем не менее. Приложение «Погода», казалось бы, обычное, каких несколько сотен в «Яндекс.Маркете», в App Store, и там сложно чем-то выделиться. Они выделились дизайном.

Дизайн — то, что сейчас продает мобильные приложения. Именно те компании, которые уделяют внимание дизайну и юзабилити, в первую очередь имеют шансы стать успешными.

Здесь, в отличие от рынка интернет-сервисов, например, дизайн действительно продает.
Л. Б.: Даже не точность информации условного «Росметео» или какого-то другого источника, который предоставляет данные, а красивое солнце, которое выползает из-за угла и ярко показывает качество Retina-дисплея, да?
Д. Т.: Да. Не говоря уж о том, что точность информации и «Росметео» — это разные совершенно вещи. «Погода» и «точность информации» — термины, которые сложно употреблять вместе. В действительности главное, чтобы там красиво появлялось солнце, чтобы все было красиво.
Л. Б.: А с productivity-приложениями ведь совершенно другая история: помогает ли мне это приложение ежедневно? Если ответ: «Да, помогает», то, наверное, получается эффект вирусного маркетинга, когда вы рекомендуете это приложение людям вокруг вас. Там дизайн тоже работает?
Д. Т.: Пример Day One — приложения, которое позволяет вести личный дневник. Фактически это очень простой сервис для ведения личных заметок. Конкурентов у него несколько сотен в одном только App Store. Но почему-то именно оно самое популярное productivity-приложение на данный момент в глобальном App Store. Оно имеет версии для iPhone, iPad и Mac. Для каждого из устройств это самое популярное productivity-приложение. Почему? Дизайн и маркетинговое послание. Функционал очень простой, дизайн очень грамотный и очень красиво сделанный, маркетинговое послание очень четкое. Вот, собственно, причина успеха.
Л. Б.: Есть компании, которые уже успешны в «большом интернете», например 37signals со своим продуктом Basecamp. Это фактически «мобильный сервис», как я это называю, то есть компания, которая предоставляет доступ к своей площадке с различных устройств. Только что ты упомянул пример приложения, которое точно так же на различных устройствах работает. С какого устройства ты бы начинал сейчас путь по созданию «вселенной» мобильных приложений, которые имеют потенциал выстрелить?
Д. Т.: Я бы начинал с Android. Но я рискую здесь ошибиться, и на самом деле вопрос я бы вообще так не ставил — «С какого устройства начинать?».

Нужно начинать с продукта, и делать его желательно для всех устройств. Нужно делать конкретный продукт, который решает конкретную задачу для конкретных людей, исходя из чего надо понять, подо что его делать сначала. Но рано или поздно потребуется все равно его сделать подо все устройства.

Мы, например, все наши сервисы новые делаем изначально подо все мобильные платформы, включая десктопные. Сейчас наш флагманский продукт House Control — это productivity-решение, оно на данный момент есть для Android, для Symbian, для Windows Phone, мы делаем версии для iPhone, для iPad, для Windows 8, и еще у нас есть веб-приложение, которое работает, понятное дело, везде. Еще у нас далеко идущие планы по освоению рынка BlackBerry 10 даже, платформы Nokia S40 и всего прочего. Мы исходим из конкретной задачи. Мы удовлетворяем конкретную потребность конкретных людей, а потом думаем: где же это делать?
Л. Б.: Фактически вы создаете приложение, находя те нужды миллионов людей, которые что в Америке, что в России, что в Китае одинаковы: это чувство контроля и управления своим временем и уменьшение степени влияния хаоса, что вынесено в название вашего приложения?
Д. Т.: Да, именно так. Поэтому нам безразлично, под какую платформу делать. Мы понимаем, что нужно делать подо все. Мы все равно делаем не для конкретного App Store, а для конкретных людей, у которых совершенно неизвестно какое устройство. И мы позиционируем свой продукт не как программу для iPhone, или программу для Android, или программу для какой-то другой платформы, а как конкретный продукт, решающий конкретную задачу без привязки к платформе. Это нам дает возможность, например, рекламировать продукт как угодно, хоть растяжку в центре Москвы повесить, и это не будет так глупо, как если бы эта программа была только для iPhone, например. Это все равно будет глупо, но пример утрированный. Мы имеем возможность продвигать наши продукты не только в конкретных сторах, но и на любых площадках, где есть наша целевая аудитория.
Л. Б.: Я пытаюсь перечислить в своей голове узнаваемые, знаковые бренды, которые идут по такой же модели. Это Evernote и другие торговые марки-бренды, которые, по большому счету, пришли из мобильного мира, поселились в сознание пользователей на всех платформах.
Д. Т.: Ну, не совсем так. Очень мало таких сервисов, которые пришли из мобильного мира и где-то поселились. Скорее наоборот: в мобильный мир приходят из десктопа или из веб-сервисов; тот же Evernote пришел из РС. Он набрал популярность за счет того, что менеджерам Evernote какими-то правдами и неправдами удалось получить договоренность с Sony о предустановке Evernote в их ноутбуке. После этого жизнь у них удалась. Теперь они прекрасно себя чувствуют и в mobile, и где захотят. И даже блокноты с Moleskine выпускают совместные. Они имеют возможность расширяться в смежные сферы с mobile, с Вебом, с ПК и т. д.
Л. Б.: Используешь ли ты эту модель, каким-то образом договариваясь с вендорами о предустановке своих приложений в определенной модели смартфонов? Это ведь сложный путь!
Д. Т.: Это очень сложный путь. Мы пытаемся. Пока еще нам не удалось быть предустановленными ни у одного из вендоров, но, в конце концов, у нас и проект только в зачаточном состоянии, у нас еще очень долгий путь. Думаю, мы где-то через год покроем все платформы, которые хотим, а хотим мы покрыть все платформы. И, в общем-то, о pre-install и о всем таком прочем мы думаем уже сейчас, и по своему опыту Symbian-разработки, который у меня накопился за последние несколько лет (я сам начинал как разработчик с Symbian), я могу сказать, что pre-install — это то, что действительно работает, это то, что может принести и пользователей и доход.
Л. Б.: Ну а это приводит к тому, что нужно ходить, и встречаться, и знакомиться с такими компаниями, как Sony, Samsung…
Д. Т.: Естественно.
Л. Б.: По всему списку производителей. Ходишь ли ты, например, знакомиться с создателями сторов? Образно говоря, я знаю, что у тебя есть отношения, которые очень помогли в какой-то момент с платформой Nokia, и в дальнейшем какие платформы ты выбираешь, чтобы помочь раскрутке приложения?
Д. Т.: Да, я очень люблю подход, предполагающий знакомства с конкретными людьми, потому что он позволяет добиться результата быстрее. Действительно, с Nokia хорошо получилось, удалось наладить отношения, когда они промоутировали наше приложение, мы помогали им сами, чем могли. Это взаимовыгодное сотрудничество. Да, это работает, и сейчас я по тому же пути иду с целью создать отношения с другими вендорами, со сторами, с независимыми сторами и т. д. — со всеми. Это бизнес, в конце концов.
Л. Б.: Очень интересный комментарий: я во время одной из конференций слышал, как говорили о том, что у Tarasov Mobile все хорошо, потому что они договорились с Nokia, но как же так, это неконкурентное и нечестное преимущество. Для меня это выглядело совершенно удивительным вариантом постановки задачи. Ребята, пойдите познакомьтесь точно так же, что вам мешает? Это лишь вопрос бизнес-договоренностей. Каким образом ты выходишь на компании, на вендоров? Можешь рассказать о человеческой составляющей мобильного мира в твоей жизни?
Д. Т.: Ну, если очень откровенно и вкратце, то в мобильном мире часто проходят конференции, после конференции часто бывают афтепати, где представители разных компаний пьют много алкоголя.
Л. Б.: Алкоголь и девушки?
Д. Т.: Алкоголь, девушки — и все, жизнь удалась. Это шутка, но в каждой шутке есть доля правды. Нужно просто общаться, ходить по мероприятиям, пытаться договариваться о встречах, что-то предлагать, потому что, в конце концов, никто не будет помогать, если у вас ничего нет.
Л. Б.: Если ты не озвучиваешь, что тебе нужно от этого мира и от этой конкретной компании...
Д. Т.: Ну, озвучить то, что тебе нужно, мало. Нужно еще всегда озвучивать, что ты можешь дать взамен.

Никогда не нужно ходить к разным вендорам, сторам и т. д. с просьбой: «А поставьте нас на премиум-размещение, пожалуйста!» Нужно говорить: «Поставьте нас на премиум-размещение, пожалуйста, а мы наш другой продукт сделаем бесплатно эксклюзивно для вашего стора или эксклюзивно для новой модели телефона, которую вы сейчас продвигаете».

Вот это разговор, это может работать, а просто так ходить, и стучаться, и что-то там просить бессмысленно — нет. Разработка мобильных приложений — такой же бизнес, как разработка и продажа любого другого продукта или сервиса: те же самые подходы к маркетингу, к ведению дел, переговоров.
Л. Б.: Давай поговорим как раз про модель Rockstar и модель системного подхода — конвейера. Очень часто я вижу мобильное приложение, которое выстреливает единожды. Собирается команда, все радостно увольняются со своих мест работы в других узнаваемых хороших компаниях.
Д. Т.: Покупают желтые Ferrari…
Л. Б.: Да, а потом возникает вопрос: что делать дальше? Потому что история успеха сложна во второй и в третьей фазе. Сталкиваешься ли ты с этим и каким образом вы вытягиваете успех вторым, третьим билетом в дальнейшем?
Д. Т.: К сожалению, я не могу похвастаться такими историями успеха, после которых я мог бы пойти и купить себе желтый Ferrari, но конкретно у меня все было поступательно. Я начинал сам как разработчик. Один из первых занялся разработкой под Symbian, когда смартфоны только-только появлялись; было это еще в 2003 году, в 2004-м, и ни iPhone, ни Android не было. Это был первый успех, потому что я озадачился этим вопросом и очень сильно поднял свою стоимость на рынке труда в очень нежном возрасте. Следующей итерацией был переход от работы по найму к работе на себя. Я начал писать программы и продавать их самостоятельно. Тоже начало получаться, это была вторая, маленькая, но история успеха для меня. Следующий шаг — переход от разработки самостоятельно к изданию чужих приложений: я стал издателем чужих приложений, и по-прежнему на платформе Nokia. Тоже дела пошли хорошо, и постепенно я пришел к тому, что сейчас руковожу компанией, которая занимается разработкой мобильных приложений и сервисов. К чему я это все? Каждый раз, когда у вас случается история успеха, нужно переходить на новый качественный уровень и расширять бизнес, потому что любой бизнес, который, добиваясь какого-то успеха, расширяется, добивается успехов регулярно. Тот бизнес, который паразитирует на своих успехах и пытается выжать из них все, что можно, рано или поздно стагнирует. Пример той же самой Nokia в этом плане очень показателен.
Л. Б.: Но приходят ребята-кодеры, которые говорят: «Я отлично пишу код, мне не нужно этим заниматься, оставьте это своим менеджерам, которые будут продавать, а я сделаю гениальное приложение, которое порвет рынок и будет супер!» Что ты можешь на такую историю ответить?
Д. Т.: Я могу сказать: ну, покажите мне идею вашего приложения. В 50% случаев я слышу: «Давайте сначала NDA подпишем». Это сразу говорит о том, что сотрудничество не сложится, потому что NDA ничего не стоит и те люди, которые не понимают, что NDA ничего не стоит, как правило, ничего стоящего не смогут воплотить потом в жизнь. С тем процентом вменяемых разработчиков, которые действительно приходят с какими-то идеями и готовы работать и что-то делать... Лично у меня был опыт работы с такими ребятами. Мы обычно брали их идею, шлифовали, убирали 90% всего функционала, потому что программисты очень любят делать навороченный функционал, вплоть до того, что приложение позволяет телефон в космос запустить; понятное дело, что людям это не надо. Мы обычно шлифуем функционал, шлифуем идею, причем зачастую целиком ее изменяя, и делаем продукт, который потом идет или не идет. В общем, продолжаем работать.
Л. Б.: А нет ли опасности в feature cutting потерять главный смысл? Или вы настолько уверены в том, что выбираете правильную проблему, главную кнопку в приложении?
Д. Т.: Ну, во-первых, мы достаточно уверены, а во-вторых, в мобильных приложениях и mobile в целом существует правило одного-двух кликов, которое говорит, что любая функциональность, любой контент должен находиться от пользователя на расстоянии одного или двух кликов. Если, чтобы получить какой-то результат — или контент, или функционал, — кликов нужно больше, это не находит понимания у большей части населения. У гиков находит как раз понимание то приложение, в котором много настроек, много функционала, которое умеет все. У нормальных людей, у которых есть деньги и которые готовы их платить, это понимания не находит. Они хотят, чтобы была одна кнопочка «Пыщ», при нажатии на которую им было бы хорошо. К этому всех приучил iPhone, и сейчас эта тенденция настолько распространяется в mobile, что выходит за его пределы и переходит в тот же самый Веб. И если, например, веб-мастерам пять лет назад можно было себе позволить делать сайты, которые требовали пять-десять переходов, чтобы добраться до раздела с нужной информацией, то сейчас нормальные веб-мастера делают простые, понятные дизайны, сайты с ясной структурой.
Л. Б.: Был очень интересный доклад Алексей Беляева из аналитического центра «Видео Интернешнл». Он рассказал о том, что порядка 70% мобильных разработчиков имеют опыт создания веб-сайтов и, как правило, это веб-студии, которые пришли и сказали: «Теперь мы будет заниматься и разработкой мобильных приложений». Ты тоже с этим сталкиваешься?
Д. Т.: Ну, я лично считаю, что все, кто сейчас работает на рынке мобильных приложений, когда-то делали сайты, так или иначе. Я делал сайты в детстве еще, в институте, по-моему. Мы видим такую тенденцию, но положительной ее назвать сложно, отрицательной тоже. Это просто факт.

Многие веб-студии сейчас смотрят на мобильные приложения как на дополнительный способ расширения своего основного бизнеса, но это совершенно не значит, что у них это получается хорошо.

Л. Б.: А у кого получается хорошо?
Д. Т.: Ни у кого. На этом рынке мало у кого что-то получается делать хорошо, именно поэтому он сейчас в зачаточном состоянии. Мало кто делает хорошие мобильные приложения, мало кто делает хорошие мобильные сайты, мало кто делает хорошие мобильные дизайны и UX. По пальцам можно пересчитать. Что касается веб-студий, то вот простой пример: мы заказываем в студиях дизайн наших мобильных приложений. Мы не видели еще ни одного дизайнера — вообще ни одного, — который сделал бы нам нормальный, хороший дизайн мобильного приложения, и красивый и функциональный. Поэтому мы в итоге пришли к тому, что сотрудничаем с веб-студией и их руками рисуем то, что хотим сами. То, что они предлагают, недееспособно. И не только они, мы со многими перепробовали: и с индивидуальными дизайнерами, и со студиями. Однако пришли к выводу, что лучше нас никто не спроектирует интерфейс.
Л. Б.: Наверное, соглашусь с тобой в том, что зрелость рынка — главный показатель. По-прежнему нет признанного авторитета, звезды в области UX и дизайна для мобильных сайтов и мобильных приложений. И нет тенденций моды, которая была бы совершенно самостоятельной.
Д. Т.: Нет, ну, тенденции моды присутствуют: в дизайне, в подходе к UX. Тенденции есть, они на виду у всех — у тех же самых дизайнеров, которые пытаются что-то делать. Мы, например, сейчас делаем приложение для iPad — тот же самый House Control. В подобного рода приложениях, которые есть на рынке, принято, что управляющие элементы находятся у верхнего края экрана, что совершенно неудобно для нормального человека. Для нормального человека удобно нажимать кнопки по краям, сбоку. Мы придумали концепт контролов, их расположили, показали дизайнеру, они сильно огорчились, что мы не хотим сделать как все и делаем непонятно как. Это говорит о чем? О том, что есть тенденция делать кнопочки поверху. Но то, что она есть, не говорит о том, что это удобно людям и о том, что нужно ее применять. Тенденции все равно нужно модифицировать под свой продукт. С дизайном точно так же: стандартные шаблоны не сработают. Судя по нашему опыту, действительно нужно иметь в команде дизайнера, который будет отрисовывать твои идеи.
Л. Б.: Все равно близость физическая важна здесь? Или нет? Если я правильно понимаю, у тебя компания, которая в первую очередь наслаждается преимуществами удаленной работы?
Д. Т.: Да, наслаждается.
Л. Б.: Географически вы вряд ли сидите в одном бизнес-центре и вряд ли вы ходите на работу с 10:00 до 18:00?
Д. Т.: Не ходим.
Л. Б.: Каким образом тогда территориальная близость дизайнера помогает? Или вы все-таки выстроили процесс двиганья пикселей от твоих идей к реализации в Photoshop иначе?
Д. Т.: Мы решили технологический процесс так: у нас дизайнеры работают вдалеке от нас, но у нас есть в команде человек, который занимается высокоуровневым дизайном, так называемый бренд-менеджер. В действительности человек занимается определением облика мобильных приложений — всех, которые мы делаем, новых. Человек у нас недавно, но уже видны конкретные результаты. Вот непосредственно его нахождение рядом очень сильно помогает, потому что в любом случае одна голова — хорошо, а две — лучше, а три — еще лучше, если это все креативщики. С дизайнером нам совершенно не нужно быть на расстоянии вытянутой руки. Лучше быть на расстоянии вытянутой руки с человеком, который, собственно определяет облик.
Л. Б.: Ну, переводя должности, которые ты озвучил, я могу сказать, что в рекламной индустрии это креативный директор, арт-директор и дизайнер. Дизайнер — это техническая реализация мечт, а мечтами занимается креативный директор, который озвучивает роль, и эта роль— скорее конструктор Pininfarina или Porsche Design, который задает облик целой серии продуктов фактически.
Д. Т.: Да, фактически есть потребность в человеке, который, во-первых, понимает в дизайне в целом, а во-вторых, понимает в мобильных приложениях с точки зрения их проектирования, UX, UI и т. д.
Л. Б.: Если открутить назад лет пять — это зрелый возраст iPhone, «наша эра», — то видно, что ничему подобному не учили и только те люди, которые имели возможность купить себе относительно недешевый смартфон хотя бы в течение тех самых пяти лет, обладают опытом взаимодействия с этими устройствами. Как ты нанимаешь? Проверяешь ли ты, есть ли у человека в кармане смартфон, или, возможно, это необязательное условие?
Д. Т.: Необязательное. Важно чувство прекрасного, наличие вкуса и желание учиться. Все, больше ничего не нужно.
Л. Б.: Сертификаты, подтверждение «Британки», «Строгановка» — нет?
Д. Т.: Какие сертификаты?

Для меня большим плюсом будет, если человек придет и скажет: «Я отчислился из института на втором курсе, чтобы работать».

Всякие сертификаты, «Британки» — это все вторично, оно не поможет никогда.
Л. Б.: О зарплатах. Есть ли у тебя понимание того, что молодых студентов может ждать, если они придут в нашу индустрию и займутся мобильным миром? На что им рассчитывать, если сравнивать хотя бы с традиционным интернетом?
Д. Т.: Стоит идти. Я думаю, что выпускника вуза, у которого есть опыт разработки в три-четыре года, — понятно, что нужно начинать разрабатывать с института, а лучше вообще из института отчислиться и сразу заниматься программированием, — ожидает зарплата в районе 100 тыс. Человек, которому 21-22 года, может быть, в состоянии претендовать на эту зарплату, если у него есть опыт разработки.
Л. Б.: Вот это очень важный параметр — опыт разработки. Потому что очень часто я слышу стоны о том, что в резюме у человека опыт разработки — не подкопаешься, но мы любим вспоминать приложение Hello, World!, которое, образно говоря, ты создал за два вечера, разместил в сторе — и все, теперь у тебя есть мобильное приложение, есть опыт разработки. Где тот качественный показатель, который для тебя важен? Что это за опыт разработки: высоконагруженное приложение, супердизайн? Как определить хорошего человека в мобильной разработке?
Д. Т.: Рецептов нет. У меня все индивидуально. Я общаюсь конкретно с человеком. Поскольку я сам разработчик, мне проще. Я могу отличить разработчика, у которого реально есть опыт, от человека, у которого опыт непонятно какой. Тяжело на самом деле сказать, как можно отличить нормального разработчика от посредственного: не работают ни тесты, ни задачки на логику.
Л. Б.: Ну, если будет, например, конвейерное производство каких-то приложений на заказ, то можно придумать и тесты, мне кажется.
Д. Т.: Я думаю, что нужно дать человеку задание — реализовать что-то осмысленное за три дня, какой-то простой функционал.
Л. Б.: Сжатые сроки, осознаваемый результат: сделал — не сделал. И то самое сложное чувство прекрасного.
Д. Т.: Да, не тратить время на разные тесты, олимпиадные задачки по математике. Это могут себе позволить монстры вроде ABBYY, которые очень любят, чтобы у них все сотрудники либо были выпускниками МФТИ, либо умели решать олимпиадные задачки по математике. В реальных боевых условиях нужно дать простую задачу, но не совсем уж элементарную, чтобы понять, подойдет ли человек.
Л. Б.: Ну хорошо, все выпускники МФТИ с красным дипломом строем ушли в ABBYY, а все остальные остались на полянке, из них ты выбираешь. Каких студентов или каких выпускников ты любишь и кто по профилю тот человек, с которым тебе удобно, приятно работать?
Д. Т.: Мне удобно и приятно работать с человеком, который, например, уже работает на поприще мобильной разработки и делает какой-то продукт, который я понимаю, обладая возможностью оценить примерно его сложность и усилия, потраченные на него. К счастью, до сих пор у меня не было проблем с поиском разработчиков, потому что я знаю, наверное, практически всех разработчиков — таких, которых стоит знать, — я давно вращаюсь в этой сфере. Кроме того, я не ограничиваюсь Москвой, в которой разработчиков нет вообще: здесь одни SEO-менеджеры.
Л. Б.: Основные силы где находятся?
Д. Т.: Украина.
Л. Б.: Украина. Минск?
Д. Т.: В Минске много талантливых инженеров, потому что у них хорошая школа, много действительно неплохих разработчиков, но Украина приятнее в плане поиска единомышленников, потому что мало, чтобы разработчик просто умел программировать, нужно, чтобы он еще горел идеей, горел самим проектом и вкалывал. В Минске таких людей очень-очень мало. У нас из Минска один только разработчик, один такой на весь Минск.
Л. Б.: Ну что же, в качестве завершения нашего с тобой общения какого рода совет ты можешь дать людям, которые нас смотрят, просто, исходя из своего опыта, пожелать какие-то вещи, которые люди смогут использовать в своей практике?
Д. Т.: Да все банально: много работайте! Работайте день и ночь — все будет.
Л. Б.: Хорошо, я хочу подарить тебе эту книгу «Мобильный маркетинг». Надеюсь, она тебе пригодится.
Д. Т.: Спасибо!
Л. Б.: Конечно же, мы с тобой увидимся еще и еще в новых выпусках передачи. Вам же я хочу посоветовать оставаться с нами, и увидимся в новых выпусках!

Развернуть текстовую версию
Комментарии