Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Мобильные стартапы и олимпийские огни

0
0
121 0
Аудио Текст
17 декабря 2012

Михаил Денисов, новый ведущий SeoPult.TV, организатор конференции Mobile Developer Day, продолжает серию блиц-интервью с известными персонажами из индустрии мобильного девелопмента. На сей раз его гость — Евгений Козлов, директор по маркетингу стартапа Wheely Moscow, с рассказом о себе в индустрии, о впечатляющих мобильных трендах и не менее впечатляющих фейлах.

Из передачи вы узнаете:
— чем занимается сервис по заказу машин Wheely;
— почему стартап делается интернациональной командой и зачем ему дизайнер из Nokia;
— почему большое количество заказов в Wheely приходит из Лондона;
— как Евгений Козлов присоединился к стартапу uBank;
— как компания Fly стала №2 в России;
— почему Евгений Козлов променял корпорацию на стартапы;
— могут ли правильная цена и правильный продукт быть самым выигрышным маркетингом в мобильном интернете;
— почему люди не активируют свой Android, купив смартфон;
— почему Евгений Козлов не готов развивать самостоятельные проекты;
— как поменялся рынок с появлением мобильных приложений;
— как Dnevnik.ru повлиял на менталитет школьных учителей;
— как Twitter помогает найти контакт с чиновниками;
— как Евгений Козлов благодаря Twitter нес олимпийский огонь на Олимпиаде в Лондоне;
— почему, с точки зрения Евгения, WAP-технологии, WP7 и сервис AlterGeo — самые значительные фейлы в истории мобильного девелопмента;
— и многое другое.

Михаил Денисов: Всем привет! В студии я, Михаил Денисов, организатор конференций Mobile Developer Day и Mobilefest. Сегодня вы видите наш новый формат: записи коротких бесед с нашими спикерами. В рамках этих разговоров мы можем задавать вопросы, которые не успеваем задать во время конференций, ну и всякие другие темы обсуждаем. Сейчас у нас в гостях Евгений Козлов.
Евгений Козлов: Привет! Давай в первую очередь про то, чем ты сейчас занимаешься. Есть слух, что ты сменил работу.
Е. К.: Это правда. Я достаточно продолжительное время работал в компании Wheely, сейчас проект этот существует. Это компания, которая сделала уникальную технологию, позволяющую тебе заказывать машину с водителем: приезжает красивая машина, красивый водитель. В Москве очень плохой сервис по предоставлению услуг личного водителя. Есть совсем недорогое такси: приезжает машина непонятная, ты не можешь контролировать, какая машина к тебе приедет; в качественном сегменте есть компании, но у них большая проблема: они не могут контролировать клиентов и своих водителей. Потому что там люди просто звонком вызывают машину, они не видят, где находится машина, не могут понять, через сколько она приедет и приедет ли вообще. Часто за пять минут до выхода тебе говорят: «А вы подождите еще минут двадцать, потому что машина к вам должна приехать».
М. Д.: Ну да, я когда готовился к нашей с тобой беседе, почитал про Wheely, посмотрел, что это за проект. Особенно обратил внимание на то, что проект позиционируется как английский, хотя, по сути, делает его русская команда.
Е. К.: На самом деле команда у нас международная: у нас дизайнер из Германии, user-интерфейс нам делает человек из Сан-Франциско, а для WP приложение нам делал один из специалистов компании Nokia, который работает в Лондоне. Вся переписка на английском, и в компании между собой общаются на английском, и отчасти поэтому был выбран как раз английский рынок для старта проекта в одном из городов, где проект развивается достаточно успешно.
М. Д.: Это стартап, проинвестированный некими?..
Е. К.: Это не привлеченные инвестиции, полностью частные, на которые проект развивается, и достаточно успешно.
М. Д.: То есть динамика есть?
Е. К.: Динамика есть, и уже обращаются фонды.
М. Д.: Пользователи есть у сервиса.
Е. К.: Сейчас есть пользователи, да. И если мы говорим про Лондон, то компания начала работать в конце мая, это был первый старт, и было немножко страшно: много всяких компаний. Но сейчас, по прошествии полугода, я могу сказать точно, что это достаточно успешно.

Больше 2 тыс. заказов делается ежемесячно в Wheely в Лондоне, к примеру. Достаточно приличные цифры для стартапа, который там полгода всего проработал.

Динамика очень хорошая, и количество заказов постоянно увеличивается. Уже запущена реклама в метро…
М. Д.: Следующая задача — это привлечение более серьезного фонда, да?
Е. К.: Сейчас просто происходит обкатка технологий. Если мы говорим про саму технологию, она достаточно новая. Компания не настолько профессионально еще разработала технологию, чтобы ее использовать везде, но поскольку это «облачный» сервис, то ничто не мешает развернуть его в Праге, в других городах Европы, например в Париже. Необходимы лишь смартфон, который будет у водителя, и приложение, одно и то же в любой стране: ты заказываешь через него машину, и приезжает машина с водителем.
М. Д.: А чем ты сам сейчас будешь заниматься?
Е. К.: Я присоединился к новомустартапу, это uBank — компания, которая придумала достаточно простую вещь: они сделали мобильное приложение, которое позволяет оплачивать тебе услуги, абсолютно любые; больше 1,5 тыс. услуг у них есть в портфолио. Сейчас можно платить и за квартиру, штрафы — ну, стандартные вещи, которые люди оплачивают, самые популярные. И у них упор сделан на социальности сервиса, то есть ты можешь вместе с другом подарить что-то.

Допустим, вы решили втроем подарить кому-то iPad, и ты не ходишь, не делаешь звонок другу, не говоришь: «Давайте скинемся!» Ты просто выставляешь счет, и им автоматически приходит в системе запрос, и они могут счет оплатить с помощью своей карты, и потом ты как владелец этих денег можешь уже приобрести iPad в интернет-магазине, например.

М. Д.: Ты там будешь заниматься маркетингом?
Е. К.: Да, я там буду заниматься маркетингом и пиаром, ну и в целом, развитием проекта, то есть интеграцией с другими сервисами.
М. Д.: Ты долгое время, по-моему лет пять, работал с крупным брендом?
Е. К.: Я работал в компании Fly, да. Когда я присоединился к ней, это был 2007 год, но было немного необычно. Когда №1 была Nokia, не видно было просвета. [Fly была] о-о-очень маленькая компания, и она стала делать смешные телефоны, которые были тогда еще по качеству, к сожалению, не очень хорошими, потому что компания маленькая, сложно найти сразу качественный продукт, который будет недорого продаваться. И компания в этом году станет №2 по продаже смартфонов в России. То есть они продают смартфонов столько, что дистрибьюторы у них выпрашивают, чтобы они взяли еще больше. Я недавно встречался с бывшими коллегами, у них реально все хорошо, и я очень рад за Fly, потому что...
М. Д.: А кто №1 в России?
Е. К.: №, конечно, Samsung, если мы сейчас говорим про мобильный рынок. Nokia ушла очень сильно вниз. Я не говорю, что она совсем пропала с радаров, но у них очень сильно потеряны позиции. Но я надеюсь, что они еще наверстают эти позиции, потому что выходит все-таки WP, и это серьезная ОС.
М. Д.: Хорошо. Но все-таки во время нашего разговора мне больше интересен ты как персоналия, чем те компании, в которых ты работал. Ну, понятно, что человек формирует то, чем он занимается.
Е. К.: Конечно, несомненно.
М. Д.: Скажи, корпоративный опыт как на тебя повлиял? Почему в конце концов ты сменил корпорацию на стартапы?
Е. К.: Я проработал во Fly пять лет, и, конечно же, когда ты работаешь в крупной достаточно компании...

Fly — это не суперкрупная, это средняя компания, там больше ста сотрудников работает, но там принцип как во всех крупных компаниях: обязательны письма, которыми ты прикрываешься, которые ты можешь поднять, нет какой-то гибкости.

Вот, например, в Wheely эта гибкость ощущается, ты действительно принимаешь решения, это проще, и какие-то вопросы партнерства решаются буквально на раз-два. Во Fly все сложнее, потому что компания крупная, нужно достучаться до нужного руководства, принять решение, все не так гибко происходит. Но сейчас, анализируя деятельность Fly, я могу сказать, что, возможно, это не так уж и плохо, потому что Fly тратит денег на маркетинг не так много, но притом их продажи постоянно растут. У них логика тоже понятная, потому что если есть спрос на продукт, то они стараются делать хороший продукт. Продукт и цена — это главное во Fly. Они, к сожалению, не стали развивать как-то бренд, усиливать его, но сконцентрировались на продукте.
М. Д.: Но правильно ли я понимаю, что в телефонах Fly нет ОС?
Е. К.: Ну, сейчас уже это Android, конечно же, потому что был очень сильный взрыв. Fly запустила первый Android, это был мой проект, Fly IQ250, IQ Swift он называется, и он был запущен год назад. Буквально за год компания достигла таких успехов. Очень впечатляет, и это еще раз показывает, что компания, даже начинающая, может добиться достаточно сильного успеха в той индустрии, где она работает. Правильная цена и продукт — вот что необходимо рынку. И мои многие знакомые просто не верят, что Fly серьезные позиции занимает. Говорят: «Ну, ты чего? У меня iPhone, у друзей iPhone. Как, какой Fly? Ты о чем говоришь?!»
М. Д.: А Fly может предложить что-то такое разработчикам, чего не может стандартный функционал Google Play?
Е. К.: Нет, ну, Fly — просто компания, которая занимается так называемым ODM / OEM-рынком, то есть она либо берет устройство, уже разработанное в Китае какими-то компаниями, либо она помогает им довести до ума эти устройства и запускает продукт. То есть Fly в чем может быть заинтересован? Только лишь какой-то локальный сервис, какой-то локальный продукт, который был бы интересен покупателям Fly.
М. Д.: Что он может с этим сделать?
Е. К.: Ну, к примеру, сейчас inTaxi. Это приложение, предусмотренное в смартфонах Fly, так же как uBank. Да, uBank — это приложение, которое предустановлено во всех смартфонах Fly и во всех смартфонах Samsung, которые продаются в России. Это очень большой рынок.
М. Д.: В штуках сколько?
Е. К.: Ну, в штуках я не могу сказать. Я думаю, что много.
М. Д.: Ну, конечно, много, если №2 в продажах…
Е. К.: Если мы говорим про Fly, то там, может быть, до 500 тыс.
М. Д.: Но, с другой стороны, правильно ли я понимаю, что, несмотря на то что общее количество продаж большое, та категория пользователей, которая покупает Fly, не очень часто пользуется мобильными приложениями?
Е. К.: Это не совсем так. По данным тех исследований, которые я видел внутри Fly, те люди, которые покупают Fly, интересуются новыми сервисами, но они не до конца понимают, как работает ОС, и это, в принципе, не их задача. Поэтому у Fly основной фокус на простоте — сделать так, чтобы человек, покупая смартфон, не задумывался, какая там ОС, что за возможности у нее. Они стараются сделать так, чтобы человек достал из коробки, включил и сразу все было понятно.
М. Д.: Да, это интересный use case. Как раз покупатели Fly — ну, гипотетически — пользуются только теми приложениями, которые там стоят во время покупки.
Е. К.: Да, в основном предустановленными. Я встречался сам здесь с локальным Google, и у них есть такая проблема: почему они рекламируют, собственно, свою ОС Android в России?

К моему удивлению, не так много людей, купив смартфоны Android, его активируют. Они не заводят аккаунт в Gmail.

И это большая проблема для локального офиса Google, и они достаточно много денег тратят на рекламу и популяризацию своих сервисов: карты различные, почта, календари, синхронизация всего этого дела, бэкапы. И они стараются делать так, чтобы как можно больше людей активировало свое устройство, потому что сейчас количество активирующих — порядка, по-моему, 70%. То есть 30% людей, купив смартфон, даже не входят в Gmail. Они пропускают этот шаг и пользуются им как обычным телефоном.
М. Д.: Причем я уверен, что они знают, что это Android!
Е. К.: Наверняка.
М. Д.: И более того, может быть, даже гордятся этим!
Е. К.: Да, но они не доходят до той стадии, когда становятся покупателями каких-то приложений, чтобы хотя бы скачать какое-то приложение из маркета. И я думаю, что здесь очень большой challenge должен быть.
М. Д.: Касаемо предустановки приложений: какие еще вендоры — назовем их вендорами — могут так законтрактоваться с разработчиками?
Е. К.: Они всегда ищут какие-то возможности сконтактироваться с девелоперами, которые придумали классный сервис. Если говорить про компанию Samsung, то на IFA в Берлине, где я был, они выделили отдельный уголок, в котором как раз были представлены разработчики: Touchnote, по-моему, у них одно из приложений есть, еще Instagram, они теперь предустанавливают его во все смартфоны, и ряд других приложений, которые они действительно предустанавливают к себе. Они выбрали для глобальной предустановки кого-то, кого-то — для какой-то локальной, к примеру только в Европе. Я встречался с ними, там очень интересные ребята, я говорю: «А как вот у вас получилось так, что вы стали работать с крупной компанией?» Они: «Ну, вот просто им понравилось наше приложение, мы встретились, поговорили так же, на выставке какой-то, и договорились о предустановке». И это не какие-то глобальные компании. Конечно же, Instagram — это крупная компания, и большинство людей ее сервисом пользуется, но, например, Touchnote — это небольшое приложение, которое позволяет тебе сделать фотографию, подписать эту фотографию, выбрать реальный адрес друга и отправить эту фотографию обычной почтой. То есть в Лондоне сидит компания, которая печатает открытку красивую, как ты заказал в своем приложении, и отправляет ее почтой другому человеку. Это простой способ для людей, которые привыкли путешествовать, и хотят, чтобы красивая фотка пришла маме с папой или другу. Мне кажется, что у разработчика всегда есть шанс с кем-то из крупных компаний скооперироваться и получить возможность сделать предустановку в устройство.
М. Д.: Тебе самому не хотелось сделать самостоятельный проект?
Е. К.: У меня есть идеи для ряда проектов, но пока я не вижу способов для их реализации. Пока мне интересно развивать какие-то проекты, чьи-то идеи. Если мне идея нравится, я готов ее защищать, я готов продвигать ее дальше, знакомить людей, и мне это нравится. Я просто думал немного и понял, что мне это все-таки нравится, и текущий проект, uBank, мне интересен тем, что, как мы обсуждали, банков, которые имеют свои мобильные приложения в России, ничтожно мало и, к удивлению моему, в мире их тоже не больше, то есть буквально единицы международных банков могут себе позволить иметь мобильное приложение.
М. Д.: Ну, это по аналогии с пользователями Fly, да?
Е. К.: Да.
М. Д.: У тебя есть телефон, но ты не пользуешься приложениями. Ты хранишь деньги в банке или пользуешься кредиткой, но ты не понимаешь, что можно управлять.
Е. К.: Во-первых, нужно понимать, что банки — это такие структуры, которые, в принципе, сфокусированы на том, чтобы делать деньги: брать деньги, вкладывать их правильно, приносить проценты либо отдавать в кредит. Они сфокусированы больше на деньгах, поэтому для них мобильные приложения, сайты — вторичная задача. В том числе по сравнению с маркетингом — продвигать и делать так, чтобы банк был красивым и удобным.
М. Д.: Ну, до тех пор, пока наличие приложений не будет конкурентным преимуществом.
Е. К.: Действительно. Потому что сейчас появляются компании, которые принимают деньги, и вполне успешно. Есть компания, которая придумала давать определенные бонусы и деньги тем, кто приходит. Они высвечивают тебе на экране: ты проходишь мимо магазина и видишь какой-то оффер специальный. Они тебе показывают оффер, он находится на такой-то полке. Ты приходишь к этой полке, и приложение говорит тебе, что тебе на счет 10$ засчитано и ты можешь эти 10$ использовать на покупку этой вещи в этом магазине сию минуту. Таким образом, приложение привлекает реальных людей к реальным товарам, давая им реальные скидки, но при этом оплата производится через само приложение, и никто не знает, какой это банк. По сути, большая сумма денег проходит вне банков, и это уже какой-то околобанковский бизнес.
М. Д.: Вот, кстати, непростой вопрос: какие очевидные изменения в рынке, связанные с потреблением мобильных технологий, приложений, еще чего-то, ты наблюдаешь последнее время?
Е. К.: Прежде всего, простота использования мобильных приложений постоянно повышается. Многие раньше не использовали приложения, потому что было сложно, были не очень красивые приложения, а теперь появляются реально клевые приложения, удобные сценарии. Да, я вижу, как многие мои знакомые начинают пользоваться Foursquare, потому что ресторан дает какие-то небольшие бонусы, скидки. Плюс ко всему такой challenge людям очень нравится, и мне кажется, что за подобными приложениями, за такими вознаграждениями небольшими будущее, потому что люди любят скидки, люди любят где-то как-то обмануть систему, где-то немножечко схитрить, получить какую-то выгоду. И приложения, сделанные на стыке этих предложений, я думаю, будут популярны.
М. Д.: То есть количество пользователей таких приложений становится настолько заметным, что оказывается интересным ритейлу, например, или еще кому-то?
Е. К.: Конечно. Вот, например, проект из самых последних — YouDo. Наверняка ты слышал о нем, да? Он позволяет тебе что-то делать со своего смартфона: хочу убраться в квартире — нажимаешь на кнопку, тебе присваивается человек, который исполнит твое желание, ты выбираешь тех людей, которые согласны это сделать, выбираешь того, который тебе нравится или у которого выше рейтинг, и все, пожалуйста, ты кликаешь, он приезжает к тебе, в квартире убирается, все клево, и ты оплачиваешь ему также через приложение, деньги переводишь. Это один из тех примеров, которые помогают менять рынок в целом. Другой пример — это, конечно же, Dnevnik.ru, федеральный проект, который меняет целиком систему образования. Преподаватели, как правило, люди, которые не следят за трендами, за новинками, а вот благодаря таким сервисам, как Dnevnik.ru, технологии приходят в их жизнь сами. Они становятся пользователями системы, достаточно глобальной, и потом уже они ставят оценки ученикам, и ученики со школы привыкают к интернету, привыкают к мобильному приложению. Плюс ко всему есть у Dnevnik.ru приложение, по-моему, для планшетов, и родители могут увидеть, как и что ребенок вообще в школе делает.
М. Д.: Я согласен, Dnevnik.ru — это уникальный проект, а в частности, он уникален тем, что умудрился интегрироваться в достаточно неповоротливую систему образования.
Е. К.: Вот! Я удивился тоже, потому что все-таки с муниципальными учреждениями достаточно сложно договориться, они чужды инновациям, и они не хотят ничего нового использовать: «Ну вот, мы привыкли детей вот так учить, а вы тут со своими штуками приходите!» Но это все очень простое, и я согласен в этом плане с Тиной Канделаки, которая действительно очень много делает для образования, она популяризирует для учителей использование интернета, использование каких-то ресурсов и т. д. Дети приходят в школу, к третьему-четвертому классу они уже хорошо орудуют смартфоном, они могут переписываться в соцсетях, они снимают своих учителей, выкладывают, смеются над ними в социальных сетях, а учителя не доходят до этого, им некогда этим заниматься, у них оценки, надо проверить домашнее задание, дать домашнее задание. Поэтому тут есть небольшая проблема, с учителями в том числе, и я рад, что такие проекты как-то решают эту часть.
М. Д.: Как-то двигаются.
Е. К.: Да.
М. Д.: Я знаю, что у Dnevnik.ru действительно серьезная посещаемость, это я прочувствовал на одном из своих проектов.
Е. К.: И, к счастью-то, что получается? Что эти дети, которые выучились с проектом Dnevnik.ru, выросли, они ж там все друзья, и кто знает, может быть, Dnevnik.ru превратится в какую-то более социальную систему, чем сеть для школьников? Что будет происходить, например, после 11-го класса?
М. Д.: Ну, Facebook тоже начинался с университетской сети.
Е. К.: С университетской, конечно, а сейчас пошло дальше.
М. Д.: Женя, ты достаточно известный персонаж благодаря Twitter. Скажи, как Twitter помогает тебе в работе?
Е. К.: Twitter помогает мне найти очень быстро нужных людей. Люди слышали что-то, и, когда люди узнают про Twitter, они, несомненно, как-то касаются моей темы, они меня как-то узнают. Либо они где-то со мной встречались, на какой-то конференции. И мне проще наладить контакт с людьми, с чиновниками, например. Потому что в свое время мы создали медиаагентство, которое помогало и чиновникам, и это очень помогает мне просто сближаться с людьми и находить нужных гораздо быстрее, чем просто вызванивая их и стучась к ним в дверию. Легкая медийность тоже помогает: например, в этом году я запустил фотопроект с Coca-Cola, это фотовыстака, она сейчас проходит в ГУМе, будет там три недели. Я был фотографом и фотографировал знаменитостей, и это одна из «честей», которых я, считай, добился благодаря Twitter.
М. Д.: Скажи, а в Facebook у тебя тоже много друзей или подписчиков?
Е. К.: Много, там тоже под 3 тыс. друзей, но я не могу сказать, что это какая-то огромная аудитория, тем не менее там тоже есть люди, которые меня читают, в основном это все люди, которые меня знают, и они просто «лайкают» мои фотографии и какие-то комментарии пишут. Я не уверен, что это какая-то медийная история с Facebook, потому что в моем случае выстрелил очень хорошо Twitter, и он помог очень сильно социализацию провести и познакомиться с большим количеством людей.
М. Д.: Вот ты был одним из тех, кто нес огонь на открытии Лондонской олимпиады. Это благодаря Twitter?
Е. К.: Это в том числе и благодаря Twitter, потому что из России, по-моему, было выбрано восемь человек — тех, которые должны были поехать в Лондон, — и я попал в их число. И в Шотландии я действительно бежал с факелом свой участок, 300 метров всего лишь (вся трасса делится на 300-метровые участки). Да, достаточно прикольная вещь, запоминающийся на всю жизнь опыт.
М. Д.: Прикольно. Это один из ярких моментов: «О, это же ekozlov!»
Е. К.: Да, и почему выбирают людей для несения, например, олимпийского факела? Потому что это история очень inspirational, история, которая вдохновляет людей делать так же, как этот человек, делать что-то лучше, чем он. Например, я вот чем был удивлен. Говоришь кому-то, что я нес факел, и люди спрашивают: «Ну, ты же не спортсмен, эй, чувак?!» Я говорю: «Слушайте, но там вообще спортсменов не так много!» Я, например, бежал в группе, и там были люди, которые вдохновляли, потому что в каждом маленьком городке выбирают своих людей. Был, например, молодой человек, у него мама потеряла работу, что-то случилось у нее, какую-то травму получила, она не смогла перемещаться, и он, в общем, как-то помогал ей и помогал братьям и сестрам, у него пять братьев и сестер, и его выбрали для несения факела, потому что его история вдохновляет делать так же, как он. И история с факелом очень хорошая, потому что она помогает, как и другие вдохновляющие истории, выделить тех, кто мог бы стать примером для какой-то группы людей, какой-то аудитории. То есть они узнают, почему нес он. Потому что у него вот такой бэкграунд. И люди думают: да, хорошая история.
М. Д.: Тренд как-то мы сформировали с тобой совместно, а можешь вспомнить какой-нибудь значительный фейл, который ты наблюдал в последнее время на рынке? То есть все ждали, ждали, а оно раз — и не сработало!
Е. К.: Ну, мне кажется, WAP-технологии. Казалось бы, WAP пришел, сейчас все сайты — на WAP и т. д.
М. Д.: Ну да, это 2006 или 2007 год?
Е. К.: Да в 2002-2003 году наступал WAP, и SMS-чат можно вспомнить с МТС, очень большая рекламная кампания.
М. Д.: А если ближе?
Е. К.: Отчасти это WP7, к сожалению, который так неожиданно, родившись, умер. Та же WP8 вышла, а устройств на «семерке», которые Nokia кинулась выпускать и HTC в том числе... Оказалось, что проект заброшен. ОС Nokia Meego например, тоже: появилась пара телефонов, и все. Но чтобы сделать ОС, нужно приложить безумное количество сил большого количества людей, потому что так просто сказать: «Ну, теперь нам это не надо!» Хороший пример технологий, которые не стали популярными, к сожалению. Ну, если говорить о совсем уж социальных технологиях, в России популярная тема — брать какие-то западные стартапы и копировать их, и одним из таких, мне кажется, примеров может быть сервис AlterGeo.

Сейчас я не знаю, что происходит с AlterGeo, но мне кажется, что «пациент скорее мертв», потому что я не вижу особых движений.

М. Д.: Ну, они, наверное, затаились и что-то новое создают , чтобы «э-ге-гей» сделать!
Е. К.: Возможно, почему нет! Ребята хорошие на самом деле, я с ребятами из AlterGeo познакомился, у них хорошие идеи были, и, когда я был во Fly, я планировал даже их предустановку. По-моему, мы даже начали делать предустановку, я что-то припоминаю смутно. Потому что у них клевая идея, у них на тот момент было больше точек PoE, чем у Foursquare, и мне казалось, что проект очень перспективный. Сейчас, тем не менее, я смотрю, что проект есть, но мне кажется, сами основатели немножко потеряли веру в него либо затаились для создания чего-то нового.
М. Д.: Мы их постараемся вытащить и спросим их лично.
Е. К.: Было бы отлично!
М. Д.: Потому что абсолютно точно деньги у них есть, а значит, что-то они делают!
Е. К.: Да, надо понять что!
М. Д.: Недавно говорилось про инвестиции очередные, которые в AlterGeo пришли. Что ж, спасибо за то, что пришел! Сегодня с вами был Михаил Денисов, в гостях у меня был Евгений Козлов. Сегодня все. Увидимся, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии