Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

«Мобильные бестселлеры»: Mobile Developer Day, общий сбор

1
0
180 0
Аудио Текст
8 ноября 2012

В гостях у Леонида Бугаева — Михаил Денисов, организатор Mobile Developer Day, основатель компании Alloka. В центре их внимания — польза от отраслевых конференций для разработчиков мобильных приложений, практика проведения таких мероприятий в России и на Западе, а главное, то, как и чему должен учиться разработчик, чтобы быть в авангарде «мобильного движения».

Из программы вы узнаете:
— для кого предназначено мероприятие Mobile Developer Day;
— почему толковый нетворкинг — это обязательно формат загородного выезда;
— что удается сделать за 40 часов на Hackaphone;
— чего хотят получить от конференции девелоперы и маркетологи;
— можно ли быть гениальным разработчиком, занимаясь только кодом;
— где и чему учиться мобильному разработчику;
— читать ли продвинутому кодеру «Хабрахабр»;
— когда уместно брать со стартаперов деньги за участие в мероприятиях;
— что представляет собой проект Alloka и чем он полезен для разработчиков и заказчиков приложений;
— и многое другое.

Леонид Бугаев: Всем привет! С вами Леонид Бугаев, автор книги «Мобильный маркетинг» и ведущий передачи «Мобильные бестселлеры». Сегодня в гостях у меня Михаил Денисов — человек, который является идеологом и организатором Mobile Developer Day и других интересных событий, которые происходят в мобильном мире, о чем Миша нам расскажет. Также Михаил является основателем компании Alloka. Привет, Михаил!
Михаил Денисов: Привет!
Л. Б.: Хотел поговорить с тобой в первую очередь про Mobile Developer Day. Это как раз та площадка, которая, мне кажется, собирает самые яркие и самые интересные умы мобильной индустрии, мобильной тусовки. Несколько лет общаясь фактически с самыми интересными людьми, которые двигают нашу индустрию, какие выводы со своей колокольни ты можешь сделать для начинающих разработчиков и для людей, которые думают, каким образом использовать мобильные тренды в своем бизнесе?
М. Д.: Mobile Developer Day — это мероприятие, которое собирает разработчиков мобильных приложений. Точнее, мы хотели, чтобы он собирал разработчиков мобильных приложений, но с каждым новым мероприятием мы понимаем, что нельзя различить, разработчик ты, или менеджер, или вообще маркетолог, который занимается мобильными приложениями. Как бы вы ни хотели делать сугубо техническую конференцию, она становится более широкой, и мы освещаем не только разработку, но и продвижение, маркетинг, потому что на это есть спрос, люди хотят этим делиться. И часто, кстати, разработчик, который знает много о том, как правильно публиковать приложение, может много рассказать маркетологу, который хорошо говорит, но мало знает про мобильную разработку. Основная задача мероприятия — на заданные темы собрать тех людей, которые могут чем-то друг с другом поделиться, причем в разных форматах. Mobile Developer Day, или MDDay, как мы его сокращенно называем, — это формат городского события, которое идет один день. Главное, чтобы до него было легко добраться и чтобы там было много разных интересных людей. У нас еще есть формат Mobile Fest — это когда мероприятие проходит обязательно за городом.
Л. Б.: Обязательное условие — всех вывезти куда-нибудь?
М. Д.: Да, обязательное условие.

Когда мы думали над его форматом, делали первые пробные [мероприятия], Маша Адамян сказала важную вещь: «Миша, если ты хочешь нетворкинг, то это только загородный формат».

И мы для себя поставили галочку: если нетворкинг, то загородный формат. Поэтому наш второй формат — Mobile Fest всегда проходит за городом. Вот недавно был под Питером.
Л. Б.: Это как раз бальзам на душу. Даже несмотря на техногенность, гаджеты, мобильные разработки, Хcode, Apple и прочие магические слова, все сводится к общению друг с другом, да? Это очень важная составляющая успешности мероприятия, если я правильно понимаю.
М. Д.: Ну, «общение» — не очень правильное слово. Общение не содержит в себе сути, а вот обмен опытом или:
— Слушай, а как ты вот это делаешь?
— А я вот так.
— Ах, а мы так пробовали, и у нас что-то не пошло.
Вот такой формат разговоров — традиционный для наших мероприятий. Или вообще человек, который пришел и посмотрел, как спикер делает какой-то код, хватает ноутбук, бежит в угол и там что-то начинает править.
Л. Б.: Вы же делаете еще и Hackaphone — вообще уникальный, мне кажется, сейчас формат, когда люди получают в течение ограниченного времени продукт. Расскажешь про него?
М. Д.: Мы просто взяли очень классный формат, который нам нравится, — Hackathon, например используемый Facebook, Google и другими крупными компаниями для проверки идей на жизнеспособность. Есть разработчик, у него какая-то идея, либо отдельно человек с идеей и отдельно разработчик, они объединяются и пытаются за ограниченное время сделать прототип продукта. Не надо делать маркетинговые исследования на предмет того, пойдет или не пойдет продукт, не надо собирать фокус-группы или консилиумы. У тебя есть идея, ты ее быстро сделал в любом минимальном варианте прототипа и смотришь, пошло или нет. Вот Hackathon изначально такой, а мы обозвали все это дело Hackaphone, с прицелом на Phone. За 40 часов у нас команды либо носители идей — мы их запираем в бункере — делают то, что у них получается.
Л. Б.: А вы их кормите?
М. Д.: Да! Ну, разработчик непритязателен: он ест пиццу, пьет Red Bull, вечером — много пива. И через 40 часов он рождает что-нибудь, и действительно получается очень классно. Формат Hackaphone интересен чем? Тем, что там совершенно другая энергетика. Это не конференция. Там люди создают на глазах что-то. А создавать гораздо меньшее число людей готово, чем посещать конференции, поэтому там, как правило, участников значительно меньше.
Л. Б.: Ограниченное количество?
М. Д.: Их ограниченное количество, но они становятся там настолько близки друг другу... Это то, за что мы любим «хакафоны» наши: вот эта энергетика и тебя подталкивает что-то такое новое делать.
Л. Б.: А вы отслеживаете спустя какое-то время, выложили ли ребята элементарно свои работы в стор, получилось ли у них что-то? Каков практический «выхлоп» из мероприятия, что люди говорят спустя три месяца, четыре месяца, полгода?
М. Д.: У нас очень много историй, точнее, не очень много, поскольку мы не постоянно делаем Hackaphone, мы опробуем формат. Но есть истории, когда люди работали в разных компаниях, а соединившись на Hackaphone, продолжают работать с этой командой, продолжают работать над проектом. И безусловно, у них есть релизы, они начинают публиковать те вещи, которые доделали. Я не знаю, будет ли доходить дальше, хотя я уверен, что будет, что они будут уходить с насиженных своих мест и делать свои маленькие бизнесы, а может, и большие.
Л. Б.: Мне кажется, нет необходимости уходить с насиженных мест. Это же одно из преимуществ мобильной работы. Хотя это вечная дилемма: уходить или не уходить, посвящать этому 100% своего времени или часть. Сам ты можешь одновременно заниматься различными проектами — кажущаяся легкость: в параллели это и Alloka, и MDDay, и другие проекты. Какие инструменты ты используешь в мобильной организации своей ежедневной работы?
М. Д.: Я, безусловно, пользуюсь и project management tools, и приложениями, которые позволяют следить за проектами, но это далеко не самое главное. Это само собой разумеется. А не так: «Я установил себе мобильное приложение для Red Mine, и поэтому я сейчас стал гениальным менеджером». Нет. Секрет очень простой: ты никогда не сможешь делать два дела параллельно, если у тебя нет второго человека, который второе дело будет делать лучше, чем ты. Примерно такой принцип должен работать, когда ты хочешь быть «параллельным предпринимателем», когда у тебя есть параллельно несколько проектов. Если ты хочешь сам вести два бизнеса, у тебя ничего не получится.
Л. Б.: А перфекционист внутри тебя не мешает тебе, например, сказать: «Ну, я сейчас это сделаю сам, своими руками. Я же знаю, как это делать. Вот сейчас последний раз покажу, как это сделать, и все станет хорошо»?
М. Д.: Сегодня, когда я ехал к тебе на «Сапсане», я листал ленту Facebook. У меня там друг один, который публикует свои картинки. Он хорошо рисует, выложил очередной комикс. Жалко, не могу показать, а может, и покажу потом тебе. Разговор двух людей: один маленький, а другой большой и весь израненный. Израненный говорит: «Брось меня, брось! Иди один!» Другой: «Как же я тебя брошу, ведь ты мое эго». Это сложно. Но как только ты первый раз себе скажешь, что пусть ты не сделаешь вот то, что должен был сделать здесь, но не будешь пускать никого другого, то это просто никогда не будет сделано. Плюс я бы не сказал, что я действительно лучше всех знаю, что в своих проектах сделать. Да, я знаю, как я хотел бы это сделать, но для меня важнее не чтобы это было сделано, точь-в-точь как я хочу, а чтобы это было сделано. И я знаю, что те люди, с которыми я работаю, помогут сделать все это хорошо.
Л. Б.: Какие у вас планы на дальнейшие мероприятия: то ли сделать их больше, то ли сделать их камернее? Что они дадут мобильному разработчику, что они дадут бренд-менеджеру? Какие виды на 2013, на 2014, на 2015 год?
М. Д.: Тенденция такая. Если три года назад, когда мы сделали первый фестиваль мобильных приложений, мобильной разработки, можно было назвать мероприятие «Что-нибудь мобильное», и к тебе из 12 регионов приехали бы разные люди и сказали: «Слушай, как классно, нигде нет ничего про мобильные!» Сейчас появляются вполне достойные другие мероприятия, на которых тоже интересные спикеры, которые стоит посещать. Поэтому начинает выигрывать контент. Чем более интересный контент ты дашь участникам, тем приятнее им будет посещать твои мероприятия, тем положительнее будут отзывы, тем больше людей придет к тебе в следующий раз. На что нужно сейчас обратить внимание, над чем мы работаем? Это больше опыта от тех проектов, которые выстрелили. Как правило, к сожалению, пока…
Л. Б.: Истории успеха?
М. Д.: Истории успеха — не российские спикеры. Это качество подачи информации. Если раньше мы находили человека, который умеет что-то классно делать, и просто звали его, практически не просматривая, о чем он будет говорить, и он говорил что-то, и люди слушали и говорили…
Л. Б.: «Прикольно!»
М. Д.: ...«Прикольно!», то сейчас ожидания завышены. Ну, не завышены: они стали более заметны для нас. Люди хотят шоу, люди хотят не только информации, но и удовольствия, с которым они получают эту информацию. Мы начинаем работать со спикерами предварительно: мы отсматриваем презентации, мы делаем ставку не на доклады, а на живые дискуссии, которые гораздо интереснее слушать и смотреть. Первое требование — это качество подачи информации, качество контента, харизма спикеров.
Л. Б.: С другой стороны, бывает же технический срез, когда человек говорит: «Ну, вот это все здорово, но мне нужно конкретно знать, как в Xcode, например, вот эту функцию сделать. Вот расскажите про это, пожалуйста».
М. Д.: У нас для этого есть даже свой формат — Developer Garage. Vы называем это «разбирать на винтики что-нибудь», и требования к выступающим там — разбирать код, показывать успешный пример работы с кодом на тех или иных платформах, в тех или иных ситуациях. Если это мероприятие отдельное, самостоятельное, люди сидят и слушают, даже разбирают этот код, внимают. Если ты в параллель пускаешь маркетинговую тему, все эти разработчики встают и идут слушать маркетинговую тему.

Нельзя быть гениальным разработчиком, если ты интересуешься только кодом.

Л. Б.: Вот здесь поподробнее, пожалуйста. Все-таки есть такое ощущение на рынке, что достаточно кодить, чтобы стать суперуспешным. Это достаточно часто обсуждаемое мнение.
М. Д.: Очень хорошо кодить достаточно, чтобы иметь хорошую зарплату. Это ли успешно, каждый для себя определяет. Недостаточно просто хорошо кодить, чтобы быть предпринимателем в области разработки.
Л. Б.: Создать продукт?
М. Д.: Да, да.
Л. Б.: А где этому учат? Можешь ли ты подсказать сайты, живые тусовки? Где ты этому сам набираешься, что ты можешь назвать в качестве источников? Ну, я знаю, что ты очень часто бываешь в Штатах, летаешь туда на выступления, на мероприятия.
М. Д.: Ну, я, наверное, плохой студент: я никогда не был сторонником академичности в образовании. Мне очень нравится фраза: «Лучшее, что может нам дать любой университет, — это научить учиться». Ни один преподаватель, который именно преподаватель, не сможет дать практических навыков, которые тебе пригодятся в работе. Только делая что-то, пробуя и наступая на собственные грабли, исправляя собственные ошибки, ты сможешь чему-то научиться и что-то сделать. В первую очередь это относится к разработке, к программированию. Ни один преподаватель ни на одних курсах мира не будет держать руку на пульсе того, что произошло вчера: вышел новый SDK, и ты его поковырял.
Л. Б.: iPhone 3 — новинка, магия!
М. Д.: Поэтому учиться нужно самому. Ну и, безусловно, ты не можешь из ничего учиться. Это все комьюнити тех сред, тех платформ, которые тебе нравятся, на которых ты разрабатываешь.
Л. Б.: Поподробнее. Вот «Хабрахабр» читаешь, например, или нет? Какие источники для тебя важны?
М. Д.: Я плохой пример: я читаю только ленту Facebook. Ну, по сути, я не читаю ленту Facebook, Facebook — это фильтр ссылок, которые...
Л. Б.: Ты читаешь людей, которые тебе интересны?
М. Д.: Я читаю те материалы, которые интересны людям, которые мне интересны. Безусловно, это, конечно, ссылки на «Хабрахабр», это TechCrunch. В основном, конечно, англоязычные западные новости по тем продуктам, той среде, которая мне интересна. «Хабрахабр» — очень классный источник. Так как мы любим «Хабрахабр», мы сделали свой маленький «Хабрахабр», он называется Mddabr. Это просто на коленке написанный сайт, который берет только «Мобильные» из «Хабрахабра» и выкладывает в Веб. Надеюсь, «Хабрахабр» на нас не обижается за то, что мы немножко обыграли их название. Это некоммерческий проект. Просто мы хотим принести пользу тем, кто хочет фильтровать по мобильной теме, читать «Хабрахабр».
Л. Б.: А где это можно увидеть?
М. Д.: Mddabr.ru. Это такой фан, карманный проект. Медийность как составляющая win-бизнеса — это, кстати, второй тренд, о котором я хотел сказать. Очень важно иметь свою онлайн-аудиторию: не только офлайн-, участвующую в конференциях, но и онлайн-аудиторию. Вот то, что ты делаешь, очень нам помогает, потому что… Не нам даже, а вообще индустрии. А «Хабрахабр», обрати внимание, наоборот: «Хабрахабр» начал делать ивенты, когда у него уже была медийная аудитория. «Ведомости» делают конференции, потому что у них есть аудитория. TechCrunch тоже начал с новостной ленты...
Л. Б.: А потом перешел на живые выступления, на живые конференции.
М. Д.: Не оставляя медийную составляющую. На последнем TechCrunch, на который я летал в Сан-Франциско, мы показывали свою Alloka. Это же тысячи участников, которые приходят, платят по несколько тысяч долларов за билет. Билет стоил 3$ тыс. для простого слушателя конференции. Это сотни стартапов, которые показывают себя. Для стартапов участие стоило 2$ тыс.

Вообще, TechCrunch гениален тем, что он научился брать деньги со стартапов.

Л. Б.: Это сложно!
М. Д.: Это единственная разница в организационном плане, которую я вижу с российскими мероприятиями. В России по-прежнему со стартапами нянчатся, как с убогими детишками: не дунь на него, а то он рассыплется!
Л. Б.: Да-да, чихнет и рассыплется.
М. Д.: А там другой подход: если ты не можешь заплатить за себя как участник конференции, какой ты, на фиг, стартап!
Л. Б.: Ты, честно, сейчас ножом по сердцу для любого стартапера: 2$ тыс. из своего кармана! Да, черт возьми, это же все инвесторские деньги, на которые я рассчитываю в следующие полгода!
М. Д.: Да, здесь большая разница рынков. Если это действительно команда, работающая на американском рынке, никто свои 2$ тыс. из кармана не кладет. Это деньги, что им дал какой-нибудь захудалый бизнес-ангел, которого они встретили.
Не в тему, но, может быть, это мобильным стартаперам будет интересно, потому что есть такое: как просят деньги стартаперы в России? Даже говорить про это — меня дрожь берет! Они приходят и говорят: «Дайте нам под нашу идею с небольшим прототипом 100$ тыс., а за это берите, что хотите: хоть 50, хоть 90% компании». Я утрирую! На что ему добрый инвестор говорит: «Да, давай мне много процентов в твоей компании». Компании, которая ничего не стоит, которая, скорее всего, загнется, когда они начнут разворачиваться на эти 100$ тыс. На Западе давно по-другому сформировалась практика венчурных инвестиций: стартап на стадии идеи получает деньги как конвертируемый заем. Допустим, ты инвестор. Ты говоришь: «У тебя есть классная идея, а у меня есть 50$ тыс.». Я говорю: «Давай». Ты даже меня не спросишь, сколько тебе всего надо денег. Откуда я знаю, сколько мне нужно денег! Может быть, я буду полгода дорабатывать, а может быть, год. У нас тебя заставят еще и бизнес-план показать, который на коленке будет написан. Так вот, дашь ты мне 50$ тыс., твой друг даст мне еще 50$ тыс., друг друга, точнее, комьюнити инвесторов, и ты насобираешь миллион долларов по таким распискам.
Л. Б.: По мелким разносам таким, да.
М. Д.: Ты взамен не дашь ни процента своей доли. А почему ты не дашь ни процента? Да потому, что ты не знаешь, сколько твоя доля стоит. Когда ты знаешь, сколько твоя доля стоит? Когда у тебя действительно прошла оценка компании? Компанию оценить можно, когда она работает.
Л. Б.: Бизнес, который что-то производит.
М. Д.: Как понять, что момент наступил? Когда кто-то твой бизнес оценивает. Происходит это либо в момент продажи бизнеса стратегическому инвестору, либо в момент получения большого раунда инвестиций от фонда — round A. И в тот момент ты как инвестор, который дал мне 50$ тыс., получаешь свой законный процентик по той оценке, по которой тебя оценил инвестор round A.
Л. Б.: Запуская проект Alloka, вы точно так же рассчитываете на привлечение сторонних инвестиций или это полностью работающая, зарабатывающая деньги компания, которая не требует вливаний?

М. Д.: Когда мы начинали Alloka, мы ходили и горделиво говорили, что придумали стартап, которому деньги не нужны. Это все неправда.

Любая хорошая идея уже скопирована десять раз, и выиграет тот, кто лаконичнее, красивее и быстрее всех это сделает и выведет на рынок. Для того чтобы сделать это быстро, хорошо, красиво и клиенты не отваливались из-за плохого сервиса, тебе нужны средства. Поэтому Alloka идет по такой модели, что у нас сейчас есть прототип (бета) и есть первый traction. Traction — это клиенты, какие-то кейсы. Мы его подкопим, и тогда мы действительно будем выходить на какой-то более крупный раунд инвестирования.
Л. Б.: А мобильная составляющая есть в планах?
М. Д.: Да, безусловно, куда же мы без мобильной! Вообще, изначально Alloka — это интернет-маркетинг, это инструмент, который позволяет соединить рабочий телефон и инструмент, автоматизирующий маркетинг. По сути, телефон, который у тебя в офисе стоит, превращается в маркетолога, который дает ответы на вопросы.
Л. Б.: Кто все эти люди, которые звонят мне каждый день?
М. Д.: Да. Люди в основном в интернете. Те люди, с которыми мы работаем, находят информацию в интернете. Вот у тебя сколько девайсов лежит? Сколько времени ты на лэптопе что-то делаешь, а сколько с мобильного? Разница между серфингом в обычном Вебе и мобильными браузерами стирается. В этой связи Alloka, безусловно, мобильная. Но, по другим оценкам, точнее, по параллельным оценкам, уж если говорить про приложения, сравнивать серфинг мобильный и приложения, уже больше 50% времени пользователь смартфонов использует приложения. Поэтому упускать из виду приложения мы тоже не можем: у нас разрабатывается мобильный SDK, который, безусловно, имеет отношение к теме сегодняшнего разговора про мобильные технологии, про мобильные приложения.
Л. Б.: Вы планируете дать разработчикам возможность вставлять свои сервисы в разрабатываемые ими приложения?
М. Д.: Конечно, мы даем для разработчиков среду: используя некие наши технологии, они смогут делать классные инструменты внутри своих приложений. Например, если ты делаешь бизнес-приложение для автомобильного салона, ты можешь для заказчика приложения выводить статистику по всем источникам звонков, которые люди делают из мобильного приложения.
Л. Б.: То есть фактически над функцией click-to-call, которую вы можете вставить в приложение, появляется надстройка, способная дать ответ более четко?
М. Д.: Стандартный click-to-call дает очень мало информации для маркетолога. Мы же добавляем ценности к этому, мы добавляем гораздо больше информации: откуда человек пришел, о чем он говорил, кто он вообще такой.
Л. Б.: В завершение нашего с тобой общения можешь ли ты дать два или три совета людям, которые сейчас смотрят на мобильный рынок и не знают, с какой стороны подступиться к нему: куда пойти, что читать, что делать, на что смотреть? С чего бы ты начал, будь ты сейчас чуть-чуть помоложе в плане своего опыта в мобайле?
М. Д.: У меня перед глазами опыт большого количества людей, которые за то время, когда мы делали конференции, извне индустрии стали большими разработчиками мобильных приложений. Они начинали с того, что приходили к нам на мероприятия. Но на самом деле, если человек интересуется чем-то, если он принял для себя решение: «Я буду заниматься мобильными технологиями», — все источники информации хороши. На конференции нельзя приходить неподготовленным.

Конференция — это как социологическое исследование, которое начинается с гипотезы: что ты хочешь получить от этой конференции?

Если ты приходишь просто так послушать, что умные люди говорят, скорее всего, пользы ты не извлечешь. Если у тебя есть вопросы, на которые ты хочешь найти ответы, или задачи, которые ты хочешь сделать, то любая конференция для тебя будет полезна. Ты найдешь ответы на вопрос, как правильно сделать модель монетизации. Ты найдешь ответ на вопрос для себя, никто за тебя не ответит, делать ли приложение платным, премиум или бесплатным, freemium. Ты найдешь ответ на вопрос, подо что писать в первую очередь: под iPhone или под Android, или вообще прийти в Samsung и написать на том, на чем они скажут написать. И у каждого свое решение, и у каждого оно правильное, потому что есть плюсы, есть и минусы— выбирай! А что выбрать — вот тебе информация из первых рук.
Л. Б.: Я надеюсь, эти советы от Михаила Денисова будут вам очень полезны. Хочу тебе опять же подарить книгу, которая, возможно, чуть-чуть прольет свет на мир мобильного маркетинга.
М. Д.: Да, я долго ждал выхода твоей книги.
Л. Б.: Спасибо.
М. Д.: Очень приятно, да, спасибо!
Л. Б.: Нашим зрителям хочу пожелать оставаться вместе с нами, и увидимся в новых выпусках передачи.

Развернуть текстовую версию
Комментарии