Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

MeYou, нетворкинг-оператор

6
0
662 0
Аудио Текст
6 октября 2014

Есть такая присказка — оказаться в нужном месте в нужное время. Как создать на ее основе нетворкинг-сервис? Об этом SeoPult.TV рассказал основатель проекта MeYou Степан Данилов.

Из передачи вы узнаете:
— что такое «нетворкинг», что такое meetup и какие задачи они решают;
— кто сейчас является целевой аудиторией митапов MeYou;
— кто может присоединиться к MeYou и каков отбор для формирования правильного сообщества;
— как MeYou борется с проникновением на митапы вездесущих менеджеров, норовящих всучить всем вокруг инвествклады и страховки;
— как MeYou знакомит в кафе инвесторов и стартаперов;
— как показать свою полезность и найти профессионального партнера по технологии MeYou;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Добрый день, друзья! В эфире программа «Бизнес Online», в студии я, Сергей Иванов. Есть два основных совета, которые раздают гуру бизнеса, когда их спрашивают о залоге их успеха. Первое — это упорно, упорно трудиться 25 часов в сутки. А второй совет прямо противоположный — умение оказаться в нужное время в нужном месте. Как из второго совета, из этого золотого правила создать нетворкинг-сервис? Об этом сейчас нам расскажет наш гость, создатель сервиса MeYou Степан Данилов. Степан, привет!
Степан Данилов: Добрый день!?

Степан Данилов, основатель MeYou.
Родился в 1981 году в Чебоксарах.
В 2004 году окончил Государственный университет управления по специальности «Маркетинг».
В 2006-2008 годах — руководитель сети фитнес-клубов Terrasport.
В 2009-2013 годах работал на различных должностях в машиностроительном концерне «Тракторные заводы».
В 2011 году основал стартап Do.Docs.
В 2014 году основал стартап MeYou.?


С. И.: Степан, давай для начала посвятим наших зрителей в основополагающие понятия. Одно будет называться «нетворкинг», а другое — meetup. Что это такое? Особенно что такое meetup, не все из нас знают. Откуда пошло поветрие, какие задачи решает?
С. Д.: Это такая американская история, связанная с менталитетом. Американцы, как мы знаем, более открыты друг другу. И для них ничего не стоит просто подойти и познакомиться друг с другом, просто представиться, сказать: «Я Джон, привет! Я занимаюсь молоком…»
С. И.: «…а ты занимаешься бутылками».
С. Д.: Да. «А чем ты занимаешься?» Для них это очень просто. И нетворкинг — это приобретение полезных связей. Не важно, где вы находитесь, — рядом с едой, в ресторане, на конференции, — вокруг вас потенциально очень полезные для вас люди. Это клиенты, заказчики, партнеры, советчики, какие-то ваши будущие инвесторы. Ну, кто угодно. То есть это совершенно разные люди, которые вам потенциально могут принести какую-то пользу: материальную, нематериальную — не суть. С ними надо уметь знакомиться. Это и есть нетворкинг, когда ты умеешь знакомиться с теми, кто тебе может быть полезен, или ты им станешь полезным.
С. И.: Хорошо, а meetup?
С. Д.: Meetup — это встреча, вернее, переводится как «встреча где-то». Какая-то встреча каких-то людей под общим интересом. Наверное, от обычной встречи отличается тем, что есть какая-то специфика. Обычно в Америке она проводится рядом с «кормом», с едой, в кафе, в ресторане, где-то, где можно неформально пообщаться. Это meetup.
С. И.: Итак, перенесем эти два понятия в нашу реальность. Твой MeYou — это нетворкинг-оператор на мероприятиях и встречах стартаперов, если самое общее определение брать. Но мы знаем, что в московской IT-тусовке достаточно популярен ресурс Meetup.com, несмотря на то что он англоязычный. Но ты, тем не менее, отличаешься от него. И можно ли узнать, что такое вообще MeYou? Сейчас мы даже не будем говорить о его двух ипостасях, а просто в общем — чем отличается от Meetup.com
С. Д.: Meetup.com — это просто агрегатор митапов, то есть агрегатор встреч, где, куда сходить и т. д.
С. И.: А MeYou — это сервис?
С. Д.: А MeYou — это сервис, который позволяет знакомиться. Мы просто помогаем пройти эту интровертную историю. У нас в России 99% интровертов, все стесняются со всеми знакомиться, взять и подойти — это очень сложно. Мы написали технологию, которая знакомит людей ненапряжно, с помощью того, как люди привыкли знакомиться в России, — через чаты. Онлайн для нас ничего не стоит написать кому-то: «Привет!» — в соцсетях и заговорить. В жизни же мы не можем просто так, большинство не может, подойти. Я, кстати, в том числе. Очень сложно подойти к незнакомому человеку и сразу с ним начать общаться удачно, скажем так, перейти этот этап. MeYou — сервис, который позволяет легко знакомиться на каких-то мероприятиях.
С. И.: Как раз подойдем к этим двум ипостасям. Итак, MeYou существует как две истории, на мой взгляд, достаточно далеко расходящиеся друг от друга, несмотря на то что из одного древа растут. Первое — это знакомство в неких бизнес-локациях, на конференциях, на каких-то бизнес-семинарах и других ивентах, конкретно используемое как раз самими устроителями. И второе — это ваши знаменитые тусовки по воскресеньям, насколько я помню, да, в кафе, которые социальные?
С. Д.: Все верно.
С. И.: Почему вы решили взять сразу два этих направления, поскольку и по аудитории, и по целям и задачам, и по бизнес-модели, и по монетизации, на мой же первый взгляд, это достаточно разные истории и потянуть их одновременно сложно. Или одно является экспериментальной площадкой для второго?
С. Д.: Да на самом деле все значительно проще. Мне нужно было где-то знакомиться с будущими партнерами, где-то искать каких-то исполнителей, каких-то кофаундеров — тех, с кем можно бизнес начинать. Мы просто завели традицию по воскресеньям собираться и, условно, не пить, не пьянствовать, не есть, а просто в спокойной неформальной обстановке знакомиться друг с другом. С предпринимателями молодыми, со стартаперами и т. д. Потом мы увидели, что все сидят по контуру и ни с кем не знакомятся. Мы подумали: «Ой, что это такое, интересно? Вы же пришли знакомиться друг с другом. Чего вы не знакомитесь?» И выяснилась гипотеза, что все стесняются. Мы написали механику, начали их знакомить. В результате у нас из потребности вырос сервис, который знакомил нас в кафе друг с другом. Цель этой механики — все знакомы друг с другом.
С. И.: Как это выглядит? Если брать воскресные тусовки, как это выглядит на практике? Итак, я, зайдя на сайт MeYou, вижу, что ожидается воскресная тусовка.
С. Д.: Да нет.
С. И.: Еще проще?
С. Д.: Еще проще. То есть вы приходите куда-то в место, в данном случае в наше кафе, где традиционно проходят встречи.
С. И.: Предположим, я прямо сейчас не знаю, где это место. Как я туда приду? Случайно оказался.
С. Д.: А данном случае мы промоутируем это кафе, совершенно случайно выбранное, потому что там кругом телевизоры, экраны и т. д. Как только вы туда попадаете, вы видите, что на всех экранах идет ротация гостей. Мы их «молекулами» называем. Это такая здоровая аватарка, и написано, чем человек полезен и что ищет. И телевизионная ротация происходит на всех экранах, то есть везде, где есть телевизор, проектор или что-то такое, и там ротируются все, кто пришел. И вы спокойно можете попасть в эту ротацию и тоже приобщиться, то есть в список гостей попасть наконец, чтобы с вами можно было пообщаться, познакомиться и вы могли тоже кого-то найти интересного, кто вам полезен.
С. И.: А что я для этого должен сделать? Куда я «сливаю» свои данные?
С. Д.: Как только вы увидели, что вы находитесь в месте, где идет ротация, вы заходите на сайт MeYou.ru, там точка входа, сразу попадаете в список гостей. Вы такой же, как и все, и вы тот, кто вас окружает.
С. И.: Получается, что в случае с бизнес-конференциями, семинарами и т. д. ситуация несколько иная, поскольку в данном случае здесь уже заранее некая целевая аудитория собралась изначально, была собрана. Предположим, это конференция по веб-аналитике или по мобильным приложениям или, скажем, тот же РИФ-2014, на котором вы почему-то так и не запустили свою систему.
С. Д.: На весеннем.
С. И.: А, на весеннем.
С. Д.: На весеннем мы не готовы были к таким мощностям, а осенью мы будем пробовать на RIW вставать.
С. И.: На RIW уже?
С. Д.: Да, на RIW уже.
С. И.: На РИФе не стали, на RIW будете?
С. Д.: Да. Именно на осеннем мы будем стараться познакомить эти 5 тыс. или 6 тыс. человек. Непонятно как, но будем. На конференциях у нас больший функционал, мы не просто знакомим людей. Там у нас есть все материалы конференции, то есть никто не подходит потом к спикеру, не говорит: «Вот моя визитка, скиньте мне вашу презентацию». Эту проблему решили. Также у нас есть возможность спокойно пообщаться со спикером просто, чтобы не подходили к нему первые ряды после конференции, а каждый может задать вопрос. И плюс у нас интерактивы, то есть мы разрешаем голосовать залу, то есть спокойно участвовать «вправо — влево», «красная — синяя», «дальше идем — не идем». Любые возможности голосования для интерактивного общения аудитории с тем, кто на сцене.
С. И.: То есть это инструментарий, который вы предоставляете организаторам, РАЭКу или «Ашманову и партнерам» и т. д.?
С. Д.: Да, все верно.
С. И.: Они уже могут устраивать. А каким образом вы ранжируете, вернее, как сказать правильно, описываете участника? Есть ли какая-то форма, по которой можно заявить о себе? Ибо я могу представить…. начиная с неких недостоверных данных, которые я могу себе предоставить, и заканчивая очень неконкретными вещами, которые ну никак мне не помогут познакомиться. Самый лучший, предположим, специалист по CMS
С. Д.: Сеошник.
С. И.: Да, сеошник. Самый лучший сеошник, да! Что такое? Чем ты владеешь? Может быть, это и правда, что я сказал, но меня не привлечет эта информация.
С. Д.: Да-да-да. В самом начале, когда мы начинали, у нас были неадекватные… У нас всего есть два поля на самом деле. Мы никакие анкеты не заставляем заполнять. Два поля — это «Чем ты полезен?» и «Что ты ищешь?». Очень просто. В самом начале люди шутили: ищут они жену, ищут они поесть, что угодно. Когда они попадают в ротацию, они понимают, что эта шутка, когда она в пятый раз проротировалась, не очень смешная, надо бы по делу написать. Потому что один раз посмеялись, второй — нет. И через какое-то время мы поняли, что все начали писать адекватно именно то, что они хотят найти, и именно то, чем они полезны. Мы никак не модерируем, не регулируем, человек сам. Если он хочет пошутить, он пошутит. Через какое-то время он вернется к тому, чем он действительно полезен и ради чего он вообще пришел сюда. Пошутить? Ну, пошутил, ушел. Если в этом его цель посещения конференции, то, наверное, ничего страшного, что он уйдет.
С. И.: А кто сейчас основная целевая аудитория, до осеннего RIW? Там будет уже в большей степени понятно. А в данный момент?
С. Д.: Если говорить про традиционные встречи по воскресеньям, там стартаперы и молодые предприниматели. Там мы через себя пропустили даже летом, несмотря на то что мы конкурировали с шашлыками и дачами, порядка 600 уникальных предпринимателей, именно «уников». А с точки зрения целевой аудитории по сервису это любые конференции. Кроссиндустриально нам все равно, из какой индустрии: медицина, или SEO, или RIW, или что угодно. Мы знакомим людей на конференциях, потому что они друг другу полезны.
С. И.: Знакомство — это некая промежуточная точка или конечный результат? Каким-то образом отслеживается продолжение контакта вне локации, в данном случае вашего кафе?
С. Д.: Да, это называется у нас технология PostContact.

Когда закончилась конференция или ты ушел с конференции, мы разрешаем общаться людям, которые и познакомились на конференции, и не успели познакомиться. Мы не закрываем список гостей для тех, кто «в эти гости» пришел. Поэтому PostContact у нас работает. Это одна из самых основных запрашиваемых потребностей у целевой аудитории.

Потому что не все успевают познакомиться со всеми, в смысле с полезными, с кем бы они хотели. А тут спокойненько можно уйти, из офиса на следующий день со всеми продолжить: «Мы не успели с вами познакомиться на конференции, но мне интересно. Вашу пользу я вижу для себя, или я вам полезен буду».
С. И.: А как-то отслеживали эти «валентные связи», если брать аналогию с молекулами: кто, с кем и как, в каких комбинациях соединяется и какие, скажем так, потенции и, наоборот, желания наиболее востребованы?
С. Д.: Мало того, мы это визуализируем в виде «вируса». То есть у нас есть «вирус», который мы называем Virus. Это такая механика, «вирусная» механика, все верно, которая знакомит всех со всеми. Это как раз то, чем мы боремся против интровертности. На конференции та же самая интровертность, так же стесняются, боятся: «Неудобно, не знаю, с какой темой подойти и т. д.». Эти приемчики все не знают, этому никто не учит. Мы запустили Virus, он сам от имени гостей знакомит друг с другом.
С. И.: Собирает свою жатву.
С. Д.: Ну да. И мало того, если там успешное знакомство, он размножаться начинает. И в результате мы экспериментируем у нас в «воскресеньях», конечная цель «вируса» — всех перезнакомить со всеми. И это получается. Если это 20 человек, это, очень грубо, 400 знакомств.
С. И.: Хорошо, какие цепочки? Предположим, «бизнесмен и разработчик», «дизайнер и кто»? Кто и как? Если те же «воскресенья» рассмотреть.
С. Д.: Если честно, нам все равно. То есть мы не следим за…
С. И.: Вам-то все равно, а «вирус»-то делает свое черное дело.
С. Д.: «Вирусу» тоже все равно. Его главная задача — «пингануть», «пинг» сделать. Если этот «пинг» подтверждается интересом друг друга, «пинг» вернется. Если неинтересно, он дальше пойдет: не зацепило, не полезно. Как бы я хотел с вами познакомиться, но нечем, ничего у нас общего с вами нет. А если полезно, то «пинг» произойдет, и вы начнете банально чатиться. Самое первое — «привет — привет», уточнить что-то. Это мы называем знакомством. У нас есть KPI, которое называется «знакомство». Если из 20 человек перезнакомились 200, значит, половину всего потенциала знакомств мы сделали.
С. И.: Сама система присоединения к MeYou как работает? Это сарафанное радио, это система инвайтов, что это? Тут же следует вопрос, как избавиться от назойливых менеджеров, продающих страховки и всевозможные инвествклады?
С. Д.: Для конференции у нас простая проверка входа. Если вы видите циферку на экране, который на конференции находится, введите. Это есть тест на проверку, что вы на месте находитесь, что вы не из интернета. По воскресеньям мы пускаем пока всех, инвайтов нет, но, скорее всего, скоро будут, потому что начинается некий ажиотаж…
С. И.: …использования в своих целях, да.
С. Д.: Начинают приходить всякие продавцы страховок, кредитов и т. д. Это, конечно, совсем не наша целевая аудитория. Она начинает нами пользоваться. Мы их начинаем отсекать. Скорее всего, будем «инвайтить» или закрываться в плане того, что какой-то профиль нужен.
С. И.: Сейчас, получается, вы находитесь в каком-то противоположном действии: с одной стороны, сарафанное радио для вас вещь важная и нужная, с другой стороны, система защиты этого фильтра от этих «пушеров» и всего и вся…
С. Д.: Да. Мы очень четко понимаем, что нам нужна качественная аудитория. Причем не потому, что она мне нужна, условно говоря, как фаундеру или кому-то еще. Потому что я среди них общаюсь, я с ними же общаюсь, и мне не хочется среди левых людей находиться. Поэтому мы очень четко позиционируемся, что мы про предпринимателей. Мы не про продажи, мы не про индустрию, мы не нефтегаз, условно. Мы именно про предпринимателей. Тот 1% социально активного населения, который что-то пытается делать, менять или создавать, — это наша аудитория, и мы будем ее ограничивать в этом контуре. Никого больше мы пускать туда не собираемся, потому что мы хотим с социально активным населением работать.
С. И.: Воскресные митапы ты называл в различных интервью или в других медиа своей социальной миссией.
С. Д.: Да, социальное предпринимательство.
С. И.: Что даже не собирался на этом зарабатывать.
С. Д.: Не собираюсь и не зарабатываем, никаких договоренностей ни с кем у меня нет. Мы просто хотим помочь стране, это моя социальная миссия — помочь таким же молодым предпринимателям, как я, просто друг с другом находиться и какие-то стартапы или бизнесы вместе начинать. Это мое желание. Мне в этой стране жить, и мне очень хочется, чтобы было комфортно и было место какое-то, где можно просто знакомиться с такими же, как я. Есть очень крутая теория, что те семь или десять человек, с которыми ты общаешься, просто везде, больше всего, — это именно ты и есть. То, что тебя окружает…
С. И.: Это некая экстравертная теория. Бедная интровертная страна, которая…
С. Д.: На самом деле это те контакты, которые постоянно с вами, с кем вы обмениваетесь своими секретами, своими коммуникациями, новостями. Если они у вас ноют, вы будете ныть, вы из этого состоите. Если они у вас успешны, «давай-давай», вы такой «давай-давай» и будете. Поэтому мы хотим себя окружить именно таким активным населением, чтобы и самому было хорошо, что ты в этой интересной среде находишься, ну и это хоть как-то поднимает наш ВВП.
С. И.: Да, по поводу ВВП, я как раз немножко сверну. Вторая история — я слышал такой термин, как MeYou Pro, то есть для конференций, да?
С. Д.: Да. Это именно конференции.
С. И.: Это уже все-таки бизнес-проект.
С. Д.: Да, это бизнес.
С. И.: А здесь где монетизация?
С. Д.: Нет монетизации, и не будет ее никогда.
С. И.: Как не будет? А зачем?
С. Д.: Не собираюсь я зарабатывать…

Нельзя зарабатывать на создателях. Можно зарабатывать только на потребителях. Тот 1%, который к нам приходит, — это создатели. Нельзя, это грешно!

С. И.: Хорошо, но устроители конференций — это вполне себе…
С. Д.: Да, устроители конференций.
С. И.: С них же можно брать деньги?
С. Д.: Не-не, с конференций мы берем деньги.
С. И.: Вот!
С. Д.: Две истории.
С. И.: Я про монетизацию бизнеса, не более того. То есть от кого вы берете деньги? Какая модель?
С. Д.: А, как сервис? У нас четыре бизнес-модели. Это freemium, сервисная, рекламная и white label.
С. И.: Можно ли как раз поподробнее?
С. Д.: Мы, условно, предоставляем сервис знакомства на конференциях. Это первая, сервисная модель, в зависимости от размера конференции. Freemium мы пока не внедрили, но это будущая бизнес-модель. Это чтобы вы как посетитель конференции могли через какое-то время вернуться. Я был на весеннем РИФе, и, помню, там был кто-то из какой-то компании, и я бы хотел посмотреть список гостей и с ним начать коммуникацию. За это мы, может быть, начнем брать деньги, но пока не берем и пока, если честно, не верим в эту историю, хотя пробовать будем, гипотезу проверять. Рекламная модель: мы какие-то бренды будем показывать на конференциях…
С. И.: На этих экранах?
С. Д.: И на экранах, но больше всего меня интересует контакт, — не меня интересует, а рекламодателей медицинской конференции очень интересует аудитория, которая туда пришла. Это «теплые» лиды, очень «теплые» лиды, потому что они вообще про это. То есть их не нужно вылавливать, это хорошо отфильтрованная аудитория. И это рекламная бизнес-модель: мы просто продаем рекламу, которая будет показываться тем, кому она может быть интересна. И четвертая бизнес-модель — white label. Это если конференции… Ну, это очень дорого.
С. И.: Сколько?
С. Д.: Это очень дорого.
С. И.: Порядок цифр.
С. Д.: Мы не очень хотим, если честно, по этой технологии идти, потому что это размывание наших технологических ресурсов. Ну, Сбербанк, например, с которым мы сейчас пытаемся договориться, очень хочет white label, и мы очень с ними пытаемся договориться: «Может быть, вам не надо? Нам это тяжело поддерживать». Посмотрим, куда это выведет.
С. И.: А Сбербанк хочет знакомить клиентов между собой?
С. Д.: У Сбербанка очень серьезная история с образованием своих клиентов — образовательная функция. И они действительно хотят этих клиентов друг с другом знакомить. Мало того, они хотят знакомить федерально. То есть у них идет какой-то обучающий вебинар про малое предпринимательство, как кредит взять, и они хотят, чтобы этот нетворк, эта сеть, которая сейчас смотрит, друг с другом знакомилась. Они хотят знакомиться своих потенциальных или уже действующих клиентов. Им интересно, они молодцы в этом плане. Это неожиданно для государственного банка — такие современные технологические истории использовать.
С. И.: Вернемся к первой модели — к предоставлению сервиса устроителям конференций. В какую сумму это им может встать? В зависимости от размера… есть ли какая-то система ценообразования, которой можно высчитать? По головам считаете?
С. Д.: Да, мы по головам считаем. То есть у нас есть некая градация до 100 человек. Мы считаем это очень маленькой конференцией. Мы им отдаем почти бесплатно, то есть кому-то «очень бесплатно», совсем бесплатно, а кому-то буквально за билеты. Ну, мы понимаем, что с маленьких брать нечего, это миссия. Есть средние конференции, от 100 человек до 1000. Мы считаем их всех средними. Они дают уже заметную для нас нагрузку, их тяжело в интерфейсах показывать. Попробуйте показать список гостей из 1000 человек. Это непростая задача. И большая конференция — это от 1000 человек. Это РИФ, RIW и всевозможные…
С. И.: Их, по-моему, только…
С. Д.: На самом деле больше.
С. И.: Сколько их еще? «Селигер»?
С. Д.: Не-не-не. Во-первых, очень много индустриальных, то есть медицинских, таких больших тоже много. Банковских полно. Нефтегаза…
С. И.: От 1000 человек, да?
С. Д.: В каждой индустрии очень много больших конференций. 1000 человек — это на самом деле не очень много, это два зала по 500 человек. Обычно средний профиль конференции — это 500 человек. Большие есть, их много, и у них эти потребности есть.
С. И.: В качестве своей миссии, в качестве миссии MeYou ты декларировал сведение молодого поколения со взрослым, которое обладает…
С. Д.: Не «со взрослым», меня все время ругают за это, а «с опытным», это правильно.
С. И.: Ну, скажем так, с другим поколением, у которого есть связи и деньги. Если они не захотят, пусть сами и грустят, соответственно. То есть они не обладают ни энергией, ни знанием технологий молодого поколения, это всего лишь те самые… Ну, не будем их, ладно, называть. Хорошо, владельцы опыта и денег.
С. Д.: Опытные — это очень хорошее определение.
С. И.: А кто, кроме миллиардера, Давида Якобашвили был заинтересован? Кого удалось так свести?
С. Д.: На самом деле мы сейчас плотно сотрудничаем с Business Harvard Review Club. Это клуб вокруг этого журнала, очень элитарного, я бы сказал, закрытого. Там около тысячи или полутора тысяч человек. Это топ-менеджеры, которые не знают, куда деть бонусы. Серьезно!
С. И.: Американцы, да?
С. Д.: Не-не-не, это наши российские предприниматели, которые уже заработали деньги, у них есть бонусы, они не знают, что с ними делать. То есть многие не знают, многие хотят порисковать, поиграть этими деньгами либо просто купить себе небольшой футбольный клуб. Имеется в виду не футбольный клуб, а стартапом они рассматривают… Для них это футбольный клуб. Он маленький, он не миллионы долларов, он сотни тысяч или десятки тысяч долларов. И потом за него болеть, помогать ему развиваться. Такая потребность, оказывается, у опытного поколения есть. Она достаточно большая и заметная. Мы на наших воскресных митапах начинаем их сводить.
С. И.: То есть это некий более, можно так сказать, масштабированный аналог «Темной стороны силы» Аркадия Морейниса, где он собирается один, сам.
С. Д.: Один, да.
С. И.: А тут у вас таких Аркадиев просто фактически ползала.
С. Д.: Да. То есть ползала нет, стартаперов все равно побольше. Просто опытное поколение еще боится нас, оно не на нашем языке разговаривает, очень боится наших терминов и нашей скорости, поэтому они по чуть-чуть собираются. Но мы масштабируемы, потому что мы в любых городах запускаемся спокойно с помощью нашей технологии. И там же, в Перми или Екатеринбурге, можно спокойно собраться в том же самом кафе по воскресеньям со стартаперами, а потом туда будут подтягиваться уже обеспеченные люди из тех же городов, которые хотят… Ну, нет у них доступа в Москву, или не хотят они так далеко, хотят у себя кому-то помогать, или инвестировать, или что-то такое. Да, эта история начинает работать. Это как раз тот институт, которого нет у нас в стране. Называется институт «бизнес-ангельства», непрофессионального. Не когда ты на этом свои основные деньги зарабатываешь, а когда это твои сторонние инвестиции просто ради фана, ради хобби или когда есть лишние свободные деньги.
С. И.: Когда я себе пытаюсь представить модель MeYou, модель знакомства этих «свободных молекул», мне представляется исходя из твоего рассказа две цели. Это знакомство тех самых бизнес-ангелов с молодыми стартаперами и формирование стартаперских команд.
С. Д.: Да, кофаундинг называется.
С. И.: Кофаундинг, да. Подразумеваются некие вертикальные связи «стартаперы и ангелы» и горизонтальные — они ищут специалистов и сотрудничают друг с другом. Есть ли у тебя какие-то механики по регулированию и организации и вертикальных, и горизонтальных связей? Или все это происходит хаотично и как получится?
С. Д.: Да, есть механика Virus, про которую я уже упоминал. Это история, которая фильтрует «ненужных» стартаперов.
С. И.: Да, интересно. «Ненужный» стартапер — как им не оказаться?
С. Д.: «Ненужный» — это когда… Ты с помощью «вируса» помогаешь другим людям ответить на вопрос, что они ищут. Например, вы пришли к нам, написали: «Я ищу сеошника или повышение чего-то, связанного с SEO».
С. И.: Фронт-энда.
С. Д.: Например. И на MeYou оказывается человек, который вам помогает. Он получает некий балл, мы его так называем. И если этот человек стал полезным большому количеству разных людей, он попадает в некий клуб, что ли, мы никак его не называем, то есть некие сливки, которые мы потом знакомим с «бизнес-ангельством». То есть у нас есть некий первоначальный фильтр, который отсекает неполезных людей.
С. И.: Ты можешь немножко подробнее рассказать об этом «вирусе», потому что он такой загадочный.
С. Д.: Это ужасно, потому что…
С. И.: Я пытаюсь его понять! Я о нем слышал, я понимаю, что он фактически создаст у нас просто эпидемиологическую ситуацию в стране, близкую к медицинским показателям. Но что это такое?
С. Д.: Это на самом деле механика, которая не собиралась вообще продаваться никак, то есть мы просто для себя, для фана, сделали визуализацию связей, кто с кем познакомился. А она начала продавать так, что просто все конференции Virus хотят, кто с нами общался. И это просто визуально красиво, когда ты понимаешь: вот твоя аватарка, и она начинает обрастать связями, он бегает, размножается. Virus, имеется в виду, связи. И Virus — это механика, которая имитирует знакомство. Вы интроверт, я интроверт, мы с вами вообще никогда не познакомимся. Это основная модель поведения на конференциях. Либо мы с вами, знаете как, кофе будем вместе брать с печеньками и случайно языками зацепимся. Но это настолько случайная, неуправляемая ситуация. А может, вы со мной не хотите знакомиться, я не самый полезный среди всех, кто на кофе-брейке находится? Virus позволяет знакомить полезных друг другу людей, он определяет по некоей математике, кто более полезен. Сначала он перебирает всех, кто потенциально полезен, то есть друг другу полезны…
С. И.: Мне просто интересно, как устроена эта математика. Вот я сижу, у меня слово «фронт-энд». Все, что я ищу, — делаю невероятный сервис по автоматизированному подбору зубочисток, предположим, для коренных зубов, автоматически, мне нужен фронт-энд.
С. Д.: У нас есть некие теги, которые… Условно, если вы про «фронт-энд» напишете, математика присвоит вам тег «разработка». Если вы пришли из медицины, а у нас есть ребята, которые приходят из медицины, у них будет тег, близкий к медицине, мы вас сразу друг другу не представим. Кто-то пришел, кто исполнитель, разработчик. Вы, скорее всего, с ними пересечетесь очень быстро. Если вы не нашли здесь друг с другом никаких пересечений, естественно, мы вас со всеми остальными начинаем знакомить. Но приоритетно мы вас знакомим с теми людьми, которые именно вам потенциально полезны. Я не могу раскрыть механику, там много математики. Там очень много условий, каким образом мы парсим информацию о вас…
С. И.: Ой, еще и это делаете?
С. Д.: Не-не, в нашем контуре парсим. В смысле, вы указали «фронт-эндер», мы по словарям определяем, что это ближе к разработке, нежели к медицине. Это математика, то есть это некий механизм, который собирает такие маленькие группки. «Эти точно друг другу интересны», «Эти неточно, но потенциально могут быть интересны, надо попробовать свести», «Эти вообще из разных сфер». Если из всех они ни с кем не найдут, мы вас перезнакомим. Virus вообще необычная вещь такая, все про него спрашивают, а это вообще такая развлекуха-то для нас была, а он продает, как я не знаю…
С. И.: Поэтому и интересно было понять, как он работает. Хорошо, ты анонсировал появление в самое ближайшее время невероятных механик, среди которых механика нестеснительного знакомства, механика продолжения контакта за локацией и механика геймификации. В общем-то, тему контакта за локацией мы несколько подняли, а что такое именно механика нестеснительного знакомства? То есть я понимаю, что это заложено в самом сервисе. Если есть отдельная механика, то было бы интересно. И геймификация какова у вас?
С. Д.: А я сразу пример приведу.
С. И.: Да, это будет самое лучшее.
С. Д.: Да, потому что проще всего понимать. С помощью «вируса» ко мне придет одно маленькое сообщение от вас: «Я ищу фронт-эндера, помоги мне чем-нибудь, подскажи советом». Это будет не от машины, не от модератора, это будет от вас. Вы, правда, об этом знать не будете, но ко мне придет такое сообщение: «Есть че по фронт-эндеру или нет?» Я скажу: «Ой, точно, есть, у меня есть знакомый», — и напишу. Вы получаете ответ, хотя вы даже вопрос не задавали, понимаете, но ответ на ваш вопрос, что вы ищете фронт-эндера. Это и есть механика нестеснительного знакомства. То есть вы не инициировали знакомство, а я все равно с вами познакомился.
С. И.: Так, хорошо. Геймификация?
С. Д.: Геймификация — это то, что я рассказывал, что мы начинаем фильтровать полезность. У нас будет некий рейтинг полезности людей, которые друг с другом знакомятся, то есть они часто помогают. Я вам сейчас помог с фронт-эндером — мне балл. Помог кому-то еще — еще балл. И с этого, условно, начинаются полезные люди, неполезные люди.
С. И.: А что я с этими баллами делаю?
С. Д.: С баллами вы попадаете на более полезную аудиторию. Про опытную мы рассказывали, с деньгами, с бизнес-ангелами. То есть я допускаю, все хотят туда. Понятно, что все хотят доступ к этим топ-менеджерам или инвесторам. Мы всех не можем пустить. Они не хотят.
С. И.: А, то есть это физическое ограничение по локации, да?
С. Д.: Ну конечно. То есть они ограничены, а денег хотят все. Поэтому мы только полезных людей будем подпускать, потому что они доказали свою состоятельность. Раз он полезен, значит, он реально полезен много кому может быть, значит, он может что-то создать полезное.
С. И.: Ну что ж, хорошо. Я просто думал, может, еще какие-то соревнования, можно баллы поменять, «ачивочки» какие-то дополнительные?
С. Д.: Мы хотим делать, но, если честно…
С. И.: Какая-нибудь «миюшная» мана?
С. Д.: Мы думали по поводу рейтингов. У нас еще будут рейтинги мероприятий, конференций. Мы будем оценивать эффективность проведения конференций. То есть, если на конференции никто друг с другом не познакомился…
С. И.: Да, а если конференция не установила вашу платформу, то вообще рейтинг ее ниже некуда.
С. Д.: Например, да. Это вообще будет очень хорошее… Нет, на самом деле устанавливать нас не нужно, мы «облачное» решение, поэтому мы ссылку скидываем о конференции, она размещает на своих экранах, больше ничего не нужно. Но есть полезные конференции, когда друг с другом перезнакомились. Понимаете, для людей, для гостей, которые пришли на конференцию, очень полезно: «Ой, как здорово! Я с десятью потенциальными познакомился! Это круто!» И когда он сказал: «Ну, пришел какой-то дизайнер, условно, а я вообще про медицину. Или пришел разработчик — ну, вообще не моя тема. Вроде с кем-то пытался, тыркался, но не мое», — это вопрос к конференции, к организаторам: «А что у вас за аудитория такая, что она друг с другом не может найти общие интересы? То есть она про что, про все?» Такие мы будем рейтинговать, будем сравнивать конференции и, соответственно, уже рекомендовать: «Ходите на РИФ или ходите туда-то, потому что там очень большой коэффициент знакомств». Это значит, что пользы много. И куда-то не будем рекомендовать.
С. И.: Ну что ж, большое спасибо, Степан, за интересный рассказ! Оказывается, действительно можно оказываться в нужное время в нужном месте, не только по собственному желанию, но и благодаря специально придуманным для этого сервисам. Надеюсь, что нашим зрителям он окажется полезным.
С. Д.: Спасибо вам большое!
С. И.: На этом я прощаюсь с вами, уважаемые телезрители! Напоминаю, что в гостях у нас был основатель сервиса MeYou Степан Данилов. Всего вам доброго, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео