Регистрация

Максим Спиридонов: «Я рассматриваю вариант закрыть проект, но всегда стараюсь биться до последнего»

8
0
926 0
Аудио Текст
5 марта 2013

В «Карте высот» — интернет-продюсер, руководитель центра профессионального обучения «Нетология» Максим Спиридонов, который рассказывает ведущим о том, какими проектами сейчас занимается, а из каких вышел, готов ли браться за «ярдовые истории», какими принципами руководствуется в бизнесе и в какую сторону движется сейчас «Нетология».

Из передачи вы узнаете:
— почему Максим Спиридонов недавно вышел из нескольких собственноручно созданных бизнесов и за сумму какого порядка были проданы эти проекты;
— в каком состоянии сейчас находятся контент-площадки и сервисы, запущенные героем передачи;
— удалось ли сделать форекс-брокер FreshForex прибыльным и «белым и пушистым»;
— почему Максим не ринулся в нишу mobile;
— строить ли интернет-бизнес на своем увлечении или исключительно на здравом расчете;
— как у «Нетологии» получилось выйти из пике, которое могло похоронить бизнес;
— что представляют собой образовательные продукты «Нетологии» сегодня;
— как в онлайн-часть «Нетологии» внедряются элементы геймификации;
— будет ли «Нетология» на постоянной основе заниматься трудоустройством своих выпускников;
— может ли обучение в «Нетологии» стать бесплатным;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире программа «Карта высот», в студии ведущий Михаил Боде.
Михаил Боде: И Сергей Иванов.
С. И.: На нашу карту высот мы наносим самые заметные вершины Рунета, и потом, вместе с нашими гостями, с этих вершин мы обозреваем цифровой ландшафт, по которому нам всем предстоит двигаться дальше.
М. Б.: Сегодня у нас в гостях человек, за плечами у которого не одно восхождение. Он создал и развил такие проекты, как социальные закладки Memori.ru, интернет-журнал «ШколаЖизни.ру», справочник Calend.ru, подкаст-терминал PodFM.ru, и массу других. У нас в гостях интернет-продюсер, ныне руководитель центра профессионального обучения «Нетология» Максим Спиридонов. Максим, здравствуй!
Максим Спиридонов: Привет, Миша!
М. Б.: Мы с тобой сегодня поговорим в меньшей степени о тех проектах, которые ты развивал до того, нам интересен твой предпринимательский подход, твои практики, и, конечно, побеседуем о твоем центральном проекте, о «Нетологии».
Максим Спиридонов: Прекрасно!
М. Б.: Но начнем все-таки в хронологической последовательности, у тебя за плечами их около десятка. И вот что меня всегда интересовало: ты не в одном интервью говорил, что предпочитаешь концентрироваться в один момент времени на одном проекте и заниматься им плотно. Но, по моим наблюдениям, у тебя очень часто проекты, которыми ты занимаешься, идут встык, то есть параллельно ты занимаешься двумя, а то и тремя начинаниями. Так, я помню, в какой-то момент ты курировал сеть для худеющих Diets.ru, форекс-брокер FreshForex и контентные проекты, которые были тобой открыты ранее. Все-таки в чем правда? Может быть, тебя жизнь разубедила в том, что нужно заниматься только одним проектом?
М. С.: Ну, скорее обратное. Меня жизнь убеждала такого рода практикой, что нужно заниматься одним проектом, и это вывод, который был сделан по итогам попыток вести по два, три, четыре и более проектов одномоментно. Хотя подобная практика возможна, но на коротких дистанциях, и все-таки это во вред каждому конкретному проекту.
М. Б.: Интересно, а в каком состоянии находятся сейчас все остальные проекты? Ты полностью вышел из них?
М. С.: Каждый — это отдельный случай, но если общо отвечать, то да, я вышел практически изо всех них.

Более того, как я тебе говорил за эфиром, недавно была завершена сделка — буквально на днях последние штрихи были подписаны у нотариуса — по двум из того пула проектов, что я прежде построил и которыми все еще владел. И впервые в моей жизни прошла сделка на сумму с шестью нулями в долларах, то есть более чем на миллион долларов.

Я не могу пока говорить о том, что это было конкретно, мы сможем об этом, как договорились с коллегами, сообщить в мае-июне. Но этот факт также подчеркивает мою решимость заниматься одним проектом одномоментно, и сейчас каждый из проектов идет своей дорогой. «ШколаЖизни.ру» и Calend.ru ведут менеджеры, которые и прежде работали над ними несколько лет: это Миша Хорошев и Владимир Кезлинг. Memori.ru давно находится в «конюшне» РБК и живет как живет. Социальные закладки сами по себе оказались, как я не раз говорил, тупиковой ветвью эволюции. Мне жаль, что так получилось с проектом. Им пользуются, но не так массово, как, казалось, должно было использоваться в те годы, когда я это строил. В 2007 году — кто читал блоги, тот помнит — во всех блогах стояли не кнопки «лайков», а кнопки социальных закладок под постом: «Добавить в Memori», «Добавить в BobrDobr» (проект, который я тоже строил с партнерами, потом вышел оттуда), в «Добавить в Delicious» и т. д. В какой-то момент казалось, что да, это то, что будет активно развиваться, а потом выяснилось, что это все-таки нишевая история. Memori.ru живут до сих пор у РБК, какой-то трафик — 20-30 тыс. в сутки — есть. FreshForex, который я строил из некоего небольшого регионального барнаульского форекс-брокера, превратился в федеральный бренд, «белый и пушистый», как я тогда говорил. «Белый и пушистый форекс-брокер». Мы пытались показать, что Форекс может быть предельно честным, показывая все, что происходит внутри по кухне.
М. Б.: Это удалось?
М. С.: Удалось поднять это как бизнес. Не все, что хотелось, удалось реализовать, но в какой-то момент мне стало понятно, что Форекс все-таки не совсем мое по ряду причин. Не столько даже по соображениям неэтичности: многие говорят, что Форекс — такой лохотрон.
С. И.: Нечестная игра.
М. С.: Это не так.

Масса форекс-брокеров сегодня, включая тот, которым занимались мы с партнером, ведут абсолютно честную игру.

Дело в том, что люди, попадая в эту среду, невольно оказываются подверженными казиношному азарту, который неискореним, как я понял за пару лет занятия этой историей, и он рождает такую нездоровую атмосферу. Я понял, что мне это не очень интересно, что я с этим бороться не могу, люди все равно будут играть в это, как в казино, а играя в это, как в казино, они неизбежно будут проигрывать, они будут недовольны.
М. Б.: Но почему бы на этом не заработать!
С. И.: Негатив будет накапливаться.
М. С.: В общем, поэтому я спокойно сдал дела партнеру, и мы с большой любовью и уважением друг к другу разошлись.
С. И.: Я очень впечатлен твоей кипучей энергией в разных областях, и меня разбирает любопытство: а пробовал ли ты себя, и если не пробовал, то почему, в модном тренде под названием mobile? Там тоже много всего увлекательного: приложения, рекламные сети…
М. С.: Учитывая то, что последние пару-тройку лет я действительно пытаюсь фокусироваться, я реально обрезал те вещи, которые я понаплодил. Я обрезал их последовательно, передавая бразды правления или полностью выходя из проекта. Я посчитал нецелесообразным браться еще за что-то.
С. И.: Ну да, было бы в стуках сто часов, наверное, тогда бы взялся.
М. С.: Кроме всего — Миша-то знает точно, ты знаешь тоже, — у меня есть некое увлечение, которое я рассматриваю, как я частенько шучу, как некую школу, в которую я хожу сам. Это правда, так и есть: я учусь, ведя собственные отраслевые программы. Есть две передачи, которые я веду постоянно: это «Рунетология», которой почти три года, с еженедельными выпусками, выходящими вне зависимости от того, где бы я ни находился (я много езжу), и «Рунет сегодня» — программа на «Финам FM», которая выходит также в качестве подкаста. Кстати говоря, у «Рунет сегодня» на днях выйдет сотый выпуск программы.
М. Б.: Поздравляем!
М. С.: Ну да, спасибо! Мы сами были удивлены, что два года, получается, выходит программа. Были и другие мои медийные активности. Мне интересно это направление, это тоже занимает время, и, если бы я еще взялся за что-нибудь новое с mobile, был бы караул. Кстати, в этом смысле последний предпринимательский урок для меня был, когда я пытался заниматься оперативно проектом, который не буду называть, поскольку из него вышел.

Два месяца я руководил международным туристическим стартапом.

М. Б.: Ты все-таки пошел в travel-сегмент, который находится сейчас в тренде!
М. С.: Да, я пошел туда, хотя на эту тему ходит много шуток типа того, что больше шороху, чем реальных денег. Есть и была такая тема, которая показалась мне любопытной, я вошел туда и через два месяца вышел, поняв, что слишком много сил и времени требуется для того, чтобы этим заниматься всерьез, и я готов на это положить несколько лет своей жизни, а именно столько и требовалось, и то при условии определенной доли владения. А поскольку я входил в готовый проект, который год или даже больше был в инвестиционной стадии, то с предыдущими инвесторами мы не нашли понимания. Я сказал: «Ребята, я готов этим руководить и сам вложусь в это изрядной суммой, если у меня будет доля, близкая к половине, иначе смысла не вижу за это бороться и убиваться». Они сказали: «Нет». Это меня окончательно научило тому, что не нужно пытаться делать несколько проектов одновременно, потому как в тот момент я полностью отпустил вожжи по «Нетологии». Для меня это очень любопытная школа оказалась. Отпустив вожжи в негативном рынке, в котором на тот момент была «Нетология» — по сути дела, она пыталась расти на рынке, который умирал, на рынке семинаров, продавая образовательные услуги, которые повсеместно, в том числе вашими силами, делаются бесплатными: краткосрочные семинары и т. д., — я чуть было не упустил компанию, и, вернувшись назад, я ее взнуздал, повернул и потом расскажу, куда повел.
С. И.: Вот очень интересно, ты прекрасно умеешь видеть текущие тренды и чисто на интуитивном уровне угадывать их: «умирающий рынок», «умирающий бизнес». А как ты с таким пониманием выходишь из проектов, чье движение вниз ты начинаешь замечать, те, которые, как ты видишь, нет смысла продолжать?
М. Б.: Чему твой предпринимательский опыт тебя научил в этом смысле?
С. И.: Да.
М. С.: Я, наверное, не очень в этом смысле показателен, у меня проекты возникали всегда из того или иного увлечения, если быть честным. И только недавно, последние пару-тройку лет моего опыта, они стали появляться как здравый, рациональный подход к бизнесу.
М. Б.: Ты считаешь это более правильным, кстати? Потому что — немного тебя перебью — в программе «Рунетология» твои гости говорят совершенно разное: у кого-то, так же как у тебя, многие проекты рождались из увлечения, а кто-то делал ставку на чистый расчет и тоже не прогадал. Тебя чему твоя практика научила в этом отношении?
М. С.: Я тебе могу ответить в двух плоскостях. Первая плоскость — как я действую. Это неправильно. А вторая плоскость — чему жизнь научила, но я это плохо использую. Как часто бывает, жизнь учит, а использование этого либо вовсе не начинается, либо приходит слишком поздно.
С. И.: Все-таки твой собственный опыт для нас гораздо более ценен.
М. С.: Ну, мой опыт, к сожалению, в том, что я увлекаюсь чем-либо и начинаю развивать это либо оказываюсь в ситуации, как получилось с «Нетологией», когда я помог своей подруге — кстати говоря, эксклюзив, будущей жене Юлии Микеде, — заниматься «Нетологией». У нее не было опыта предпринимательского, и я вынужден был, видя, что она бьется с большим проектом, что-то делать. И пошел с ней по этому пути. Сейчас, через год с лишним, поняв, как нужно развернуть это дело, я начинаю выворачивать это реально в бизнес. Там и обороты начинают заметные наконец идти, и проект чувствует себя комфортно, и направление очень любопытное.
С. И.: Ну, это пример успешного пути развития.
М. С.: Это пример факта. Понимаешь, моя предпринимательская жизнь, так получилась, в том, что всякий раз я либо создавал [бизнес] на увлечении, либо оказывался в проекте, который мне просто нужно привести... Для меня дело принципа: если я вошел, то я буду доводить до конца, если это мной создано или я в это погрузился основательно. Отвечая на твой вопрос: «Как правильно?»

Правильно, на мой взгляд, [в бизнесе] не увлекаться тем, что приходит из жизни, а рационально подойти, взвесить, понять и вот тогда увлечься.

Увлечься тем, что реально в рынке, тем, что реально может быть перспективно, полюбить это — ну, без любви к профессии, без любви к своему делу сложно, — полюбить это и этим заниматься. У меня получалось несколько наоборот. Меня часто спрашивают, почему Calend.ru и ШколаЖизни.ру — два проекта, которые я делал первыми, — в неопределенной тематике, почему я не построил их более расчетливо по бизнесу. Когда я их строил, я еще не был толком предпринимателем, мой стаж на самом деле очень невелик: я восемь лет занимаюсь всерьез интернет-предпринимательством, и началом было именно построение этих двух контентных проектов, сегодня они доросли до уровня 150-200 тыс. человек в сутки, и поэтому на них даже без конкретной тематической направленности можно зарабатывать вполне солидные деньги. Нормальные деньги. Может быть, «солидные» — это слишком сильно сказано, смотря с чем сравнивать. Но сейчас бы я их делал по-другому, разумеется.
М. Б.: Максим, ты в сумме запустил, наверное, больше десяти проектов, а участвовал не в одном даже десятке в том или ином качестве: как инвестор, ментор, создатель. Но вот что я заметил: притом что значительная часть из них успешна, это в основном более или менее нишевые истории, тогда как сейчас в моде, на волне «истории ярдовые» (распространен такой термин). Стартаперы часто в презентациях пишут самонадеянно: «Рынок — весь мир!» У тебя как у интернет-предпринимателя есть большой опыт и, наверное, возможность запустить такие истории: подходящие связи, компетенции. Мне интересно, почему ты до сих пор не пробовал? Или, может быть, я просто не знаю, а ты пробовал запускать истории глобальные? И насколько то, чем ты занимаешься сейчас, является попыткой выйти на более широкий рынок? Или нет, ты вправду просто осваиваешь какие-то ниши?
М. С.: Можно ответить в нескольких плоскостях на твой вопрос. Первое: занимался ли такими историями? С опытом я, разумеется, также пришел к тому, что это целесообразно. Это случилось окончательно года три-четыре назад, у меня было запущено несколько проектов, мне нужно было с ними разбираться, я их как-то доводил до ума. Отчасти такой попыткой построить большого игрока была наша работа с коллегой по выводу из Барнаула форекс-брокера, но Форекс не очень моя среда, поэтому я вышел оттуда. В принципе, потенциально это тоже «ярдовая история», как модно говорить, если и когда удастся победить на этом очень сложном рынке, очень непростом эмоционально. Недавно, как я упомянул, я зашел на два месяца в проект, который, как мне кажется, очень сильно от этого выиграл (может быть, нескромно звучит), я успел за это время его реструктиризовать полностью, построить новую систему взаимодействия внутри компании, набрать новых людей и т.д.
М. Б.: Кризисный стартап-менеджер!
М. С.: Ну, типа того, да. Как я и сказал, мы там не договорились до конца о разделении долей, потому что стало ясно: настолько много требуется от руководителя, что в рамках предыдущих договоренностей не очень это было для меня интересно. И я совершенно спокойно, без эмоций решил, что не нужно заниматься «добиранием хвостов». Можно сказать, что нынешний этап моей жизни — это «добирание хвостов», которые накопились за эти годы, когда я генерил постоянно новые и новые проекты. И несомненно — дай бог, хватит на это сил и здоровья — следующие новые проекты будут более расчетливо построены, по той модели, которую я вскользь упоминал, когда размышляешь, ищешь, понимаешь: «Да, это оно!» — смотришь, модель масштабируется. Насколько сильно? Идеально, конечно, «поле битвы — Земля», то есть «рынок — весь мир», и потом в это влюбляешься. Это самая красивая история, такой брак по расчету, где появляется любовь, но чуть позже. Надеюсь, мне это удастся. Сейчас «доматываю хвосты». Одним из «хвостов» является «Нетология», в хорошем смысле этого слова, подчеркну, потому что я считаю, что та моя деятельность, которая невольно возникла из желания самому учиться, деятельность медийная: программа «Рунетология», программа «Рунет сегодня» и другие программы, которые я делал, типа «Интернет-магазин для начинающих» (такой был цикл у меня, с партнерами также построил, небольшой относительно), — все это, являясь СМИ, наверное, в то же время — опосредованное образование. Так или иначе, люди, слушая отраслевые программы, отраслевые подкасты, учатся. Люди, способные думать, на мой взгляд, несомненно. И вот из этого опосредованного образования волею случая, еще раз скажу, и желанием помочь своей подруге и партнеру по проекту Юле Микеде я оказался в «Нетологии». Долго рассказывать подробно, как мы шли и искали пути. Очень любопытно то, что мы как компания и бренд росли, а рынок в это время падал, это были расходящиеся на диаграмме вещи. И в поисках формата мы нашли, скажем, онлайн-конференцию, мы проводили, и успешно, за последние полгода трижды «Практику онлайн-бизнеса», искали другие варианты и нащупали сейчас, я уверен абсолютно, то, что дальше стало главным продуктом «Нетологии» и позволит ей развиться весьма солидно. Я, став ее оперативным руководителем, более того, сказал: «Юля, давай-ка двигайся, потому что нужно этим заниматься всерьез». Я сейчас становлюсь гендиректором компании, не просто продюсером, а гендиректором, чтобы и формально полнота власти находилась в моих руках, и вместе с Юлией же, вместе с менеджерами проекта, а там уже, дай бог, больше полутора десятка человек работает, мы переформатировались в образовательный центр, который готовит комплексных специалистов. Сейчас у нас есть пока что три, скоро будет четыре курса, каждый из которых называется той или иной специальностью. На сегодня это «Интернет-маркетолог», «SMM-менеджер» и «Руководитель интернет-магазина». Все это в онлайне, потому что это позволяет не просто в Москве работать, а по всему рынку, причем у нас много не только Украины, Казахстана, но и Германии, например, и других стран за пределами СНГ. Каждый курс — это полтора-два месяца, 15-17 занятий в формате вебинара на полтора-два часа плюс, что очень важно, практическая работа, которая дается преподавателем и потом проверяется им.
С. И.: А в чистом виде какая-то теория преподается или она действительно внедряется во время практики?
М. С.: Какая-то теория должна быть, разумеется, какое-то общее представление, но в методике построения программы мы постоянно идем к тому, чтобы теория была минимальная, самая необходимая и все время выливалась в какие-то примеры. «Есть социальные сети, они растут» — это ни о чем.
С. И.: Да. Берем Facebook!
М. С.: Да. Вот он — Facebook, вот он — «ВКонтакте», вот так-то там можно работать, такие-то примеры есть, вот это удачная группа, не знаю, Pepsi-Cola, в ней несколько миллионов человек, потому-то это интересно, и потому-то это имеет такой успех, так-то использует Pepsi-Cola каналы привлечения пользователей туда. В таком ключе. Мне кажется, такой подход даст реально думающих специалистов рынку. А дальше еще интереснее. У меня получается онлайн-курс, который, в отличие от любых конференций, семинаров, вебинаров — ничего не имею против них, но тем не менее, — дает профессию в комплексе, что важно, с постоянной практической составляющей, что позволяет человеку на эти полтора-два месяца погрузиться реально с головой, если он хочет научиться. Он имеет возможность общаться с преподавателями, которые ему дают фидбек не только на выполнение его заданий, а могут помочь ему в процессе общения. И вслед за этим добавляется та платформа, что мы сейчас рисуем внутри сайта, то есть онлайн-платформа с небольшой геймификацией, когда каждый в группе видит, какой он по рейтингу, сколько у него бонусных баллов накоплено, что немножко побуждает быть активнее в выполнении задач. А дальше есть план, так сказать, спойлер-спойлер, который еще не запущен, но я размышляю о том, как буду строить бизнес дальше: к этому прилепляется сверху кадровое агентство. И к концу выпуска (а выпуск — это 30-35 человек) две девочки собирают резюме этих людей и ходят с ними по рынку, благо у нас контактов с рынком огромное количество. То есть они представляют тех, кто учится у нас, представляют их с сильных сторон «Яндексу», Mail.ru, SeoPult и всем прочим.
С. И.: Как ты представляешь «Нетологию» именно на внешнем рынке как продукт, чтобы рекламодатель — я понимаю, что ты используешь HR, — воспринимали выпускников его как полноценных сотрудников?
М. Б.: Стандартов-то отраслевых нет!
С. И.: Или сейчас расчет на кадровый голод: тогда они привыкнут, поймут и оценят качество? У тебя есть какие-то аргументы для них?
М. С.: Они формируются. Я в этом всерьез, повторюсь, два-три месяца, до этого я курировал проект как продюсер очень поверхностно. Если все будет так, как я предполагаю, разумеется, мы будем двигаться в сторону какой-то стандартизации. Более того, надеюсь, что хороший слух о нас пойдет и сам факт выпуска в «Нетологии» будет означать для работодателя то, что человек получил знания, и знания на уровне.
С. И.: Насколько ты задействуешь свои медийные способности, медийные возможности в продвижении своих проектов?
М. Б.: Без них удалось бы у тебя реализовать такой проект, как «Нетология»?
М. С.: Проект «Нетология» в процессе реализации, надо сказать, поэтому я бы…
С. И.: Ты так говоришь, что мы уже поверили, будто все свершилось! Оказывается, у тебя это вечный процесс.
М. С.: Вот видишь, это медийные способности, очевидно, о которых ты говоришь! Разумеется, способность формулировать свои мысли внятно и быть, наверное, более или менее убедительным помогает как в общении с потенциальными партнерами, так и в общении с коллегами, с сотрудниками.
С. И.: Ну, не обязательно быть медийным человеком, чтобы внятно формулировать. А мы говорим именно о твоих программах, о твоих проектах.
М. С.: Ну, слушай, конечно помогает при прочих равных, наверное. То есть люди опосредованно меня знаю, и, таким образом, они приходят и знакомятся толком. Многие, с кем я общаюсь, меня знали до того, как я познакомился с ними.
С. И.: А исследование трендов через твоих гостей, через твоих знакомых, через передачи, через получение новых знаний? Это помогает каким-то образом?
М. С.: Мне?
С. И.: Нет, «Нетологии», например, тем проектам, которые есть.
М. С.: Ну а как иначе-то? У меня же не отвечает один сегмент мозга за эту деятельность, другой — за эту, так, словно они не взаимодействуют.
С. И.: Это мы разделяем на проекты, у Максима в голове — единый большой проект, я так понимаю.
М. С.: Ну, у меня в голове один мозг, не знаю, большой или не большой, я пока этим вопросом не занимался! И естественным образом те мысли, которые получены в результате дискуссий, которые мне действительно искренне интересно вести: в «Рунете сегодня» — о том, чем живет отрасль, в «Рунетологии» — о том, как человек пришел к тому или иному, — выводы из этого неизбежно получают отражение в моей практике, преподавательской деятельности. А как иначе?
М. Б.: Ты с самого начала нацелился на сугубо платную модель и почти отказался от формата типа freemium, если можно так сказать применительно к образованию? Потому что freemium сейчас применим у нас практически везде, в Рунете — самая распространенная модель: в играх, в сервисах. Дать некий бесплатный начальный набор, а за дополнительные функции, за самый серьезный функционал взимать деньги. У вас же, насколько я понимаю, практически все платное, у вас целенаправленные курсы, последовательные, полутора-двухмесячные. Насколько это тебе самому затрудняет задачу, не проще ли было бы начать с чего-то бесплатного?
М. С.: Справедливости ради надо сказать, что у нас есть бесплатные продукты, есть открытые занятия курсов, где можно прийти и ознакомиться с тем, как это вообще выглядит. Можно сказать, своего рода все-таки freemium.
М. Б.: Ну, формат открытой лекции, да?
М. С.: Ну да, то есть приходят на вебинар, открытое занятие, и приходят не только те, кто может учиться, но и люди со стороны и могут ознакомиться с тем, как проходит это занятие, послушать преподавателя, куратора. Это какая-то отдельная тема, которая самодостаточна, в принципе: можно, послушав ее, быть вполне себе довольным тем, что ты узнал, скажем, о том, как правильно выстраивать контекстные кампании в «Яндекс» по строительной тематике. Ну, глупость говорю, но, по сути, какой-то маленький сегмент знания получить. Но понимать, что это по форме, по контенту — часть чего-то большого. Но в целом то, что ты затронул, — это интересная тематика, над которой я сейчас размышляю. Окунувшись невольно в образование (я говорю, что я «не настоящий сварщик», как в анекдоте, «маску на стройке нашел»)... Так сложилось, что я пришел помочь другу и дальше [решил] не отступать и не сдаваться. Но, размышляя о том, что будет дальше, читая про это, видя, что происходит на Западе, [я прихожу к выводу, что] образование будет постепенно становиться бесплатным, это правда, есть у меня еще некий небольшой промежуток времени, когда я смогу деньги за это взимать, и это нужно делать, потому что иначе мне не монетизироваться, а проект тогда умрет.

Деньги — это кровь бизнеса, и точка. Но я понимаю, что, в конечном счете, в перспективе, возможно, само обучение и в «Нетологии» тоже станет, может быть сохранив все по форме, бесплатным или почти бесплатным, а деньги будут браться за сертификацию.

Хочешь пройти обучение? Да проходи! Но если тебе важно получить подтверждение своих знаний и потом сказать работодателю, что эти знания подтверждены кем-то авторитетным, будь то Стэнфорд, Йель, Оксфорд или — боюсь сказать в этой последовательности — «Нетология», вот за это придется платить.
С. И.: Максим, все-таки у нас программа про личности, поэтому не могу не спросить: ты волк-одиночка?
М. Б.: Как предприниматель.
С. И.: Да, как предприниматель в своих проектах. И как ты выбираешь партнеров, как ты с ними взаимодействуешь?
М. С.: Скорее да. Я, как правило, один работаю, так сложилось. Работа с партнером для меня несколько сложнее, оттого что, как правило, я вижу себя автором проекта, я очень четко его понимаю. Бывает, что небыстро вхожу, мне требуется какое-то время, чтобы осознать, понять, но потом модель его я вижу очень ясно, и вот по той модели, что построил, я веду.
С. И.: И так, как ты проект видишь, не видит его никто?
М. С.: И так, как я его вижу, не факт, что будет видеть его партнер. И зачем эти нервы партнеру и мне в попытке сверить часы, если я готов сам идти по этому пути, сам ручаться за это своими деньгами, а я никогда не входил на чужие деньги. Ну, были случаи, когда мы делили как-то, но всегда это спокойная, ровная ответственность, я веду это сам, я веду это на свои деньги, и я отвечаю за результат собственным временем, потраченным зря или не зря, собственными деньгами, потраченными зря или не зря.
С. И.: Ты избегаешь таких ситуаций, когда тебе приходится «партнериться» с человеком или компанией, у которой есть необходимый тебе ресурс, а без него, например, не пойдет проект? Тебе лучше все-таки выбрать такое направление, где ты будешь полностью независимым, правильно?
М. С.: Я не то, чтобы избегаю, но…
С. И.: Так получается.
М. С.: … но, как правило, я действую сам по названным выше причинам, да. Если найдется что-то такое, что меня заинтересует, мы там, на входе, договоримся о том, как делятся у нас полномочия, то почему же нет!
М. Б.: Максим, спасибо, что пришел к нам! Я желаю тебе удачи. Очень хочется услышать о твоих новых проектах. Интересно будет, если ты запустишь «ярдовую историю», но в любом случае, я думаю, мы с тобой увидимся, независимо от того, что ты будешь делать.
С. И.: Я думаю, мы увидимся с тобой на какой-нибудь новой вершине и будем опять обозревать окрестности.
М, Б.: Это была программа «Карта высот», с вами были Михаил Боде и Сергей Иванов, смотрите SeoPult.TV, счастливо!
С. И.: Пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео