Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Looksima: персональный стилист в каждый дом

6
0
407 0
Аудио Текст
4 апреля 2014

Как изменится индустрия моды с приходом сервисов индивидуализированных рекомендаций по стилю? Расспрашиваем основателя и руководителя проекта Looksima Алексея Бочкарева.

Из передачи вы узнаете:
— как работает Looksima — сервис рекомендаций по подбору гардероба;
— на каких условиях Looksima сотрудничает с магазинами и какова общая схема его монетизации;
— какой самый дорогой «лук» был куплен через Looksima и как меняется средний чек по мере роста аудитории;
— каков потенциал масштабируемости Looksima;
— какова целевая аудитория сервиса и насколько он интересен мужчинам;
— насколько точно Looksima повторяет западный сервис Polyvore;
— как отличить «луки» посетителей сайта от профессиональных;
— на что пошли 15 млн рублей инвестиций от фонда Vesna Investment;
— и многое другое.

Сергей Иванов: Здравствуйте, друзья! В эфире программа «Бизнес online», в студии я, Сергей Иванов. Когда-то индустрия моды была уделом избранных, но, кажется, все очень скоро поменяется, и не в последнюю очередь благодаря таким сервисам, как Looksima. О том, что это такое и как оно поменяет индустрию, мы узнаем у сооснователя и генерального директора сервиса Алексея Бочкарева. Алексей, привет!
Алексей Бочкарев: Привет, Сергей!?

Алексей Бочкарев, CEO Looksima.
Родился в 1978 году в Москве.
В 2001 году окончил юридический факультет МГУ.
В 2010 году получил степень MBA в Wharton Business School.
В 2000-2001 годах работал юристом в компании Clifford Chance.
В 2001-2006 годах работал в ABN AMRO Bank в России, Германии и Голландии.
В 2006-2008 годах руководил региональной сетью «Городского ипотечного банка» (Morgan Stanley Group).
В 2010 году запустил сервис знакомств eDarling.ru и стал основателем и CEO компании Lamoda.ru.
В 2012 году вместе с Надеждой Бочкаревой создал компанию Looksima.?


С. И.: Алексей, насколько я знаю, ты основал проект вместе с женой. И поэтому мне хочется немножечко истории, легенды для себя, для наших зрителей о том, как появилось название, как появился проект. Расскажи, пожалуйста.
А. Б.: Я начну, наверное, с того, что такое Looksima, что это означает. Мы сформировали это название из нескольких слов. Это Looks I Most Adore.
С. И.: Мне интересно, как ты переводишь это на русский? Не калькировано, не Google Translate, а именно так, как…
А. Б.: На самом деле мы задумывали сервис как международный, поэтому в тот момент, когда мы придумывали название, мы не думали о том, как оно будет переводиться на русский язык. Мы хотели запускать сервис в Штатах. Но вообще переводится как «Образы, которые мне больше всего нравятся».
С. И.: А мы у себя в редакции придумали красивый образ, прямо в эфире подарим, — «Наиболее восхищающие меня образы».
А. Б.: Тоже хорошо, красиво звучит,
С. И.: У нас настоящие поэты работают.
А. Б.: Но очень длинно.
С. И.: А дело в том, что это же не штамповочно-механический завод. Это все-таки fashion, поэтому здесь длина, наверное…
А. Б.: Да, все верно.
С. И.: Хорошо, давай тогда расскажем нашим зрителям о том, как работает твой сервис, буквально в двух словах. Тем более что модель мне лично очень нравится, она понятна. И я думаю, что ее можно описать кратко, четко, емко.
А. Б.: Сергей, ну представь, миллионы и сотни миллионов женщин каждый день решают один и тот же вопрос. Они открывают шкаф перед выходом на улицу, на работу, на свидание и думают, что же им надеть. Они смотрят на их гардероб, пытаются совместить какие-то вещи друг с другом и пытаются решить для себя эту проблему.
С. И.: В течение часа, двух, трех они пытаются комбинировать цвета, стили или еще что-то такое.
А. Б.: Кто-то дольше, что-то меньше, но тем не менее проблема существует.
С. И.: Зависит от гардероба, я понимаю, да.
А. Б.: Мы постарались решить эту проблему и не только ответить на вопрос «Что надеть?», но и дать человеку сразу возможность приобрести те вещи, которые ему могут понравиться. Мы отвечаем на самом деле на два вопроса: «Что надеть?» и «Где купить?». И задача состояла в том, чтобы соединить профессиональных стилистов с обычной аудиторией интернета. Потому что у очень немногих людей есть возможность воспользоваться услугами профессионального стилиста, прежде всего потому, что это очень дорого в обычной жизни. И мы постарались сделать сервис доступным. Соответственно, человек может воспользоваться услугой стилиста бесплатно. Либо, если он хочет получить индивидуальный совет, он заполняет определенную анкету, и у нас есть специальные сервисы, которые помогают человеку персонализированный совет по стилю.
С. И.: А поясни мне и заодно нашим зрителям о том, как эта милая девушка может получить совет стилиста бесплатно? Она показывает вещи из своего гардероба или она выбирает из того, что имеется в данном случае на сайте? Как комбинировать эти джинсы с этой маечкой, туфельками, сумочками? Ведь у нее уже имеется готовый комплект. Как вы решаете этот вопрос?
А. Б.: Процесс выглядит следующим образом: сейчас пока мы не работаем с текущим гардеробом человека, пользователя, но за исключением той услуги, которая у нас есть. У нас есть услуга разбора гардероба, есть услуга шопинг-сопровождения, то есть, по сути, человек может заказать услугу стилиста онлайн. И есть так называемая услуга стайл-паспорта. Это очень подробный документ на 25 страниц, который дает рекомендации по стилю, рекомендации, характерные для конкретного образа жизни, по макияжу, по прическе и т. д., в том числе и индивидуально подобранные образы. Весь процесс выглядит следующим образом: человек заходит на сайт, он проходит персонализированный тест, точнее, тест, одинаковый для всех, но по итогам тест определяется стиль человека, точнее, три стиля, которым он соответствует.
С. И.: Достаточно точно определяются его стилистические пристрастия, да?
А. Б.: По нашему опыту, да. Мы замечаем, что люди, которые определили свой стиль преимущественно, например, как глэм, обычно просматривают образы, которые созданы в этом стиле. А дальше человек может получать образы из данных категорий стиля. Если что-то ему нравится, он может купить. Весь процесс выстроен таким образом, чтобы мы создали персонализированный сервис для решения вопросов человека о стиле и формирования оптимального стиля для конкретного пользователя.
С. И.: В настоящее время сервис предназначен для пользователей, желающих создать свой стиль, вернее, даже конкретный «лук», будем так говорить, в будущем. Поскольку здесь вы пока еще не работаете с имеющимся гардеробом. Это именно подбор вещей, которые будут приобретены в будущем для создания цельного образа, правильно?
А. Б.: Совершенно верно. Но мы планируем сделать, у нас есть такая задумка, очень интересная штука будет, мы ее реализуем в течение нескольких месяцев, когда человек сможет загрузить свой гардероб и стилисты ему посоветуют, что ему носить и с чем сочетать.
С. И.: Получается, что в сервисе у нас задействовано три стороны: собственно пользователи, стилисты и магазины, подключившие к сервису свои каталоги.
А. Б.: Да, совершенно верно.
С. И.: На каких тогда условиях вы сотрудничаете с магазинами? В чем их интерес, в чем ваш? Как раз модель монетизации — то, чем обычно мы интересуемся.
А. Б.: Я на один шаг назад чуть-чуть отступлю и просто хочу большими блоками обозначить, что делает Looksima. У нас есть три направления бизнеса. Есть направление c2c, когда с одной стороны — пользователи, с другой — стилисты. Пользователь может получить совет от стилиста бесплатно или за деньги. Причем и пользователи и стилисты могут зарабатывать деньги на Looksima. Потому что если пользователь составил обычный образ, например, он может порекомендовать его в сетях своим подругам, друзьям. Какие-то вещи были куплены — он сможет получить за это комиссию. И в «Личном кабинете» он смотрит на статистику.
С. И.: Он сам может непосредственно договариваться с владельцами брендов, с магазинами о том, что он будет продвигать какие-то образы через сервис?
А. Б.: Нет, образы составляются исключительно из тех вещей, которые мы загружаем в наш редактор. Мы договариваемся с магазином по поводу того, что пользователи смогут зарабатывать деньги. И в противном случае, если пользователь сам будет договариваться с магазином, практически это нереально. Потому что в России, к сожалению, не так просто договариваться с магазинами в целом, не все люди быстро реагируют, особенно если это небольшие магазины. Поэтому договориться пользователю с магазином о том, что он будет получать вознаграждение, практически невозможно. Поэтому мы взяли на себя эту работу и предлагаем пользователям собирать образы из тех вещей, которые мы загрузили на сайт.
С. И.: Чем дальше, тем интереснее. Я уже пытаюсь сам внутренне конструировать, как бы я выходил из такой ситуации, и возникает вопрос. Давай разберемся со всеми тремя сторонами еще раз, действительно откатаем назад.
А. Б.: Я только одну назвал.
С. И.: Да-да-да. Я начал с магазина, ты откатил на шаг к пользователям. Хорошо, я согласен, откатываемся. Итак, пользователь составляет некий свой образ. Каким образом ты их фильтруешь? Достойный образ, недостойный, пользуется популярностью? С какого момента ты готов ему заплатить за то, что он действительно ценный участник твоего сообщества, «очень высокого качества»?
А. Б.: У нас есть модерация. Модераторы смотрят, следят за тем, чтобы образы соответствовали общим представлениям о стиле, о том, чтобы они были красивыми, гармоничными, соответствовали правильному описанию стиля, ну и чтобы описание образа было логичным и разумным.
С. И.: То есть формальные признаки мы смотрим сначала?
А. Б.: Да.
С. И.: А популярность?
А. Б.: Популярность образов?
С. И.: Да, предположим. Это я, наверное, забегаю вперед, но я себе представляю, что если я девушка, интересующаяся стилями, и создала свой образ, может быть, у меня есть шанс создать пробный образ, который набирает какое-то количество лайков, ачивок и т. п. И тогда действительно человек может дальше работать уже на какой-то взаимовыгодной основе, нет такого?
А. Б.: У нас есть система рейтинга. Мы ее сейчас как раз меняем. Там будет очень сложная формула, которая будет учитывать очень много параметров. И в зависимости от того, как человек набирает рейтинг… Начнем с того, что у нас есть новички, то есть пользователи, например ты и я, которые пришли на Looksima, у которых нет совершенно — у меня нет — понимания о стиля, о моде, «создай образ»…
С. И.: Да, а у меня есть.
А. Б.: Да, у тебя есть, у меня нет. И если я, например, составил образ и хочу продвигаться дальше, я хочу стремиться набрать какие-то навыки, чтобы я мог профессионально давать советы. И Looksima предоставляет такую возможность: ты по мере набора рейтинга становишься более видимым на сайте, и мы в конечном итоге можем тебе присвоить статус профессионального стилиста, если ты докажешь свою полезность для сервиса.
С. И.: Ага.
А. Б.: У нас есть вопросы, есть раздел «Модные советы», где люди задают вопросы, стилисты отвечают. И если я как пользователь активно отвечаю, помогаю людям, люди это оценивают, прежде всего лайками и покупками через мои образы, то меня Looksima повысит до статуса эксперта или профессионального стилиста, где я смогу зарабатывать больше и стать более видимым на сайте.
С. И.: А не раскроешь нам секрет: «больше», «меньше» — о каких заработках может идти речь? Может быть, сейчас такое количество энтузиастов хлынет на Looksima, если мы озвучим в эфире.
А. Б.: Я, наверное, буду немножко осторожным в этом смысле,
С. И.: Да, а то горячие головы...
А. Б.: У нас есть сейчас достаточно много людей, которые собирают образы, они исчисляются сотнями. Образов реально очень много.
С. И.: Получившие статус профессионала, я правильно понимаю?
А. Б.: Нет, обычных пользователей. Стилистов у нас меньше. Стилистов у нас порядка 100-150, они варьируются. Кто-то более активен, кто-то менее активен, они приходят, уходят и т. д. Пользователей, которые составляют образы, очень много. Поэтому не всегда пользователь может заработать много денег, просто исходя из того, что трафика на сайт может быть недостаточно, чтобы каждый человек, который приходит на сайт, увидел все образы. Есть определенные сегменты, в которых люди интересуются. Вот у меня есть определенная категория стиля, в которой я просматриваю образы, и я буду смотреть только в ней. Мне неинтересны, например, образы хипстеров. Я не буду туда лазать и смотреть. Соответственно, я буду копать в этой категории. И, соответственно, весь трафик Looksima и все пользователи Looksima попадают в определенные брекеты, и внутри этих брекетов происходит какая-то активность. Поэтому пользователи могут зарабатывать, есть стилисты, которые зарабатывают несколько десятков тысяч рублей.
С. И.: И это зависит именно от количества одобренных «луков» в том числе?
А. Б.: У стилистов немножко другая схема, мы стилистов не модерируем. Это профессионалы, которые много лет в офлайне занимаются профессиональным оказанием услуг по стилю. Это и персональные шоперы, и, кстати говоря, психологи, и коучи, и дизайнеры. У нас очень интересный набор профессионалов.
С. И.: Многоликий мир моды! Сколько сейчас задействовано там элементов.
А. Б.: В последнее время особенно мы наблюдаем, что очень многие люди начинают интересоваться стилем, одеждой, стараются давать какие-то советы друзьям, подругам. Не секрет, что очень часто девушки ходят в магазин вместе, потому что одна подруга советует другой, как смотрятся те вещи, которые она примеряет. Поэтому, так или иначе, очень многие люди ощущают себя стилистами и хотят двигаться в этом направлении. Мы постарались эту аудиторию охватить и дать ей какие-то необходимые элементы, для того чтобы они давали такие советы пользователям.
С. И.: Хорошо, с одним элементом, или шагом, мы разобрались. А теперь посмотрим еще на такого участника, как магазины. В чем их интерес и в чем ваш? Понятно, что всю эту схему можно представить, но я думаю, что у вас, именно в Looksima, есть конкретная схема монетизации.
А. Б.: С магазинами очень известная модель на самом деле.

Мы работаем по affiliate-модели, то есть мы зарабатываем деньги тогда, когда произошла покупка на сайте магазина или когда человек сделал клик с нашего образа на сторону магазина.

Здесь я расскажу, наверное, небольшой секрет, который мы долго скрывали от рынка.
С. И.: А все-таки секрет-то есть!
А. Б.: Сейчас мы перестаем работать по модели CPC. Почему? Потому что мы создали уникальный сервис, где человек может заработать деньги, любой пользователь, и никто этого не делал пока в России. Да и за рубежом тоже. И, соответственно, мы не хотим, чтобы недобросовестный пользователь сидел и кликал на одну вещь, потому что магазин за это будет платить. Поэтому мы берем риски транзакций на себя, но стараемся отслеживать информацию о покупке.
С. И.: И переходите на полный CPA, 100%?
А. Б.: Да. Мы очень плотно работаем с магазинами. У нас есть система трекинга заказов на стороне магазина. Где-то мы работаем с магазинами через их админку.
С. И.: Даже так, да?
А. Б.: Да, есть специальные системы, где можно отслеживать заказы.
С. И.: Но пользователь не уходит с вашего сайта?
А. Б.: Пользователь уходит с нашего сайта.
С. И.: Вообще-то такое решение смело, я могу сказать. В любом случае со своего сайта жалко упускать человека.
А. Б.: Жалко, но пока, к сожалению, у нас недостаточно ресурсов, для того чтобы сделать все сразу.
С. И.: А, это на самом деле просто временный этап.
А. Б.: Я думаю, что мы придем к тому, что сделаем checkout у нас на сайте, надо разговаривать с магазинами. Wikimart на самом деле пошел по этому пути. Они сначала запустили маркетплейс, когда человек уходил… А нет, у них не было такого. У них был информационный checkout, человек не мог платить у них на сайте. Из-за этого человек получал два звонка, от Wikimart и от магазина, что было неудобно. Мы хотим сделать полноценный маркетплейс, где будет checkout, где будет служба поддержки, где человек сможет получить консультацию по конкретным товарам у нас на сайте. И после этого мы будем передавать заказ на сторону магазина. И, кстати говоря, здесь, может быть, имеет смысл сказать о такой части электронной коммерции, которую я называю look-коммерцией. Это некий сегмент, некая надстройка над классической электронной коммерцией. Представляешь, у тебя есть разные магазины. В том виде, в котором они сейчас существуют, они оказывают логистические услуги. По сути, это услуга по доставке товара. Есть inbound-, outbound-логистика. Вам нужно доставить товар к себе на склад, потом со своего склада. Есть маркетинг, есть колл-центр, есть огромное количество расходов на контент-продакшн, когда нужно просто фотографировать вещи, описывать их, выкладывать в интернет.
С. И.: Это вы делаете своими силами?
А. Б.: Мы этого не делаем. Это делают обычные интернет-магазины. Как мы себе представляем будущее электронной коммерции или как нам хотелось бы его видеть, наверное? Мы хотим магазинам помочь сократить часть издержек. Потому что колоссальное количество расходов, которые убивают маржинальность интернет-магазинов, — это маркетинг. Магазин вынужден постоянно увеличивать свои расходы на маркетинг, для того чтобы держать свой бренд видимым на рынке.
С. И.: Часть бремени с его плеч вы перекладываете на свои.
А. Б.: Да. И мы постарались из Looksima создать такой продукт, который полезен магазинам, стилистам и пользователям. И магазинам в том смысле, что мы снимаем часть маркетинговых издержек за счет того, что создаем интересный сервис для пользователя. И мы предполагаем, что если пользователю будет интересно — а у нас пользователи очень часто возвращаются на сайт, делают повторные покупки, — то, соответственно, и магазинам это будет интересно, потому что, так или иначе, мы продвигаем в первую очередь товары магазинов.
С. И.: Когда мы писали сценарий, мы даже у себя в редакции заспорили как раз над такой вашей маркетинговой проблемой: что у вас считается конверсией — продажа отдельного предмета или целого «лука»? Поскольку вы продаете именно цельный образ, хотя он собран из разных магазинов. В чем разгадочка? Как наш спор решится?
А. Б.: Когда мы запускали Looksima, мы не знали, к чему это приведет, потому что аналогичных сервисов не было в России. Есть сервис Polyvore, который известен в мире и на рынке. Это американская компания, они привлекли большое финансирование. Они просто позволяют пользователям собирать образы. Но мы про них не знали, когда запускали, потому что у нас цель была другая. Мы хотели не создать какую-то игру для пользователя, а именно соединить профессионалов в сфере моды с обычными пользователями, дать возможность человеку получить совет. И что оказалось, к чему мы пришли? Что пользователи покупают несколько вещей из образов или даже тогда, когда они не покупают вещи из конкретного образа, перейдя в магазин, они делают несколько покупок.
С. И.: Докупок таких, да?
А. Б.: Да.

И средний чек у нас выше 7 тыс. руб., что на самом деле гораздо выше, чем средний по рынку.

С. И.: А какой самый дорогой «лук» у вас купили? Или вы так не считали? Именно «лук» цельный.
А. Б.: У нас была одна покупка полного «лука», но я сейчас, к сожалению, наверное, не скажу.
С. И.: За какую цифру она зашкаливала, скажем так?
А. Б.: Больше 50 тыс. руб.
С. И.: И тем не менее насколько охотно люди покупают полные «луки»? Насколько, скажем, полон «лук»: покупают полный, покупают одну деталь, покупают 50%? Как обстоят дела?
А. Б.: Покупают несколько вещей из лука обычно.
С. И.: То есть у них в голове держится, что у них есть эти джинсики или носочки с полосочками?
А. Б.: В России какое мышление у человека? Он подбирает что-то под то, что у него уже есть. У девушки есть необходимость купить платье на какое-то событие.
С. И.: А сумочка-то у нее уже давно есть, да?
А. Б.: Да, а сумочка у нее есть уже, и туфли есть, и нужно докупить одну вещь. И она приходит в магазин, начинает искать эту вещь, покупает и уходит. Looksima позволяет человеку посмотреть, как с другими вещами сочетается вещь, которую она ищет. И она может, например, найти платье для себя и увидеть, что ага, оказывается, к этому платью отлично подойдет, например, какой-нибудь ремешок. И люди покупают несколько вещей. Действительно в среднем покупают 2,5-3,0 вещи, по нашему опыту.
С. И.: Вот ты предвосхитил немножечко мой вопрос, но я задам его: а ты не считаешь, что эта замечательная услуга, которая прекрасно смотрится на первый взгляд, может быть не востребована на постоянной основе? Представь себе вариант, что я увидел и купил один «лук», второй, третий, а потом, в общем-то, я понял некий шаблон, который я уже смогу повторять. То есть мне не нужна именно стилистическая оболочка. Я говорю с точки зрения мужчины, ленивого и нерасторопного, которому такая модель кажется привлекательной.
А. Б.: У мужчин сервис не настолько, скорее всего, будет популярен.
С. И.: Вычеркиваем!
А. Б.: Ну, вычеркивать нельзя, потому что мы видим, что достаточно много мужчин на самом деле обращают внимание сейчас на эти вещи. И даже в том фидбеке, который мы получаем от пользователей, очень часто мы получаем достаточно положительные отзывы именно от мужчин, которые говорят, что да, интересная идея, я с удовольствием буду смотреть на эти образы и покупать образы. Что касается мужчины, что интересно здесь заметить? То, что мужчины на самом деле более ленивые, чем женщины. Женщинам сам процесс выбора вещи доставляет большое удовольствие.
С. И.: Не утомляет.
А. Б.: Не утомляет, это снимает стресс, позволяет отвлечься и т. д. Для мужчины же это наоборот, это стресс, потому что он не знает, что ему выбрать, как ему это сочетать, где ему это взять…
С. И.: Да-да, и стресса постарается избежать все-таки.
А. Б.: …какие у него размеры.
С. И.: Это ужас!
А. Б.: Очень часто люди просто не знают свои размеры.
С. И.: Не знают.
А. Б.: Поэтому для мужчин это интересно, потому что мы даем им готовые решения. Вот, пожалуйста, целый «лук», выбирай, покупай, иди на свидание, иди на спорт, иди в офис.
С. И.: То есть мое предположение как раз именно психологически неверно. И для женщины на самом деле сам процесс, даже если ей не нужны по-настоящему вещи, доставляет такое удовольствие, к которому она готова возвращаться и возвращаться, так?
А. Б.: Да, люди возвращаются, они спрашивают советы стилистов, заказывают услуги стилистов, мы видим достаточно большую активность. Но я должен сказать, что, на мой взгляд, этот рынок в России находится в стадии формирования. Я достаточно долго живу в Штатах уже, и я могу сказать, что, по нашему опыту, российский рынок отстает от американского примерно лет на десять минимум. И с точки зрения даже венчурного рынка, если посмотреть на количество денег, которые доступны предпринимателям в России, на легкость получения доступа к людям и фондам и т. д. И если говорить, например, про компанию Polyvore, она на рынке уже семь лет с той же моделью.
С. И.: Но я так понял, вы не вдохновлялись ее образом.
А. Б.: Мы не вдохновлялись Polyvore, и нам нравится то, что они делают. Но мы делаем все-таки что-то в своем направлении, мы не говорим, что мы клон Polyvore. Есть другие компании в России, которые являются клонами этой компании, но они делают точь-в-точь то, что делает Polyvore. Мы все-таки стараемся идти каким-то своим направлением.
С. И.: Именно учитывая разницу менталитета и покупательской активности в Штатах и в России?
А. Б.: Не только. Все-таки изначально идея у нас была такая, что мы хотели сделать стиль доступным человеку, и у нас даже слоган «Be stylish, be happy». То есть мы хотели сделать людей более счастливыми за счет того, что они становятся более уверенными в стиле. А кто еще, если не профессиональный стилист, сможет дать качественную консультацию?
С. И.: Но там-то, в Polyvore, достаточно веселый, фановые истории, все там собирают, делятся этими конструкторами. И тоже такая развлекуха, вполне осчастливливающая пользователей.
А. Б.: Нужно иметь в виду интересную вещь, которую я замечаю: когда вы запускаете бизнес в Америке, вы запускаете глобальный бизнес, потому что, как только сервис на английском языке работает, аудитория-то не Америка и не Канада...
С. И.: Это мир, глядящий на Америку.
А. Б.: Это весь глобальный интернет, потому что очень многие люди, так или иначе, говорят по-английски и смотрят на американские бизнес-модели. В России же, когда человек запускает сервис на русском, это маленькая Россия. Несмотря на то что Россия обогнала рынок Германии по количеству интернет-пользователей, это все-таки маленький рынок еще. И есть очень сложные инфраструктурные проблемы. Есть проблемы с логистикой, есть проблемы с cash on delivery, когда человек платит кэшем при доставке товара. Но есть и другие вопросы, которые возникают при создании качественного сервиса электронной коммерции и препятствуют очень динамичному развитию IT.
С. И.: Наверное, поэтому все и занимаются созданием копикэтов с небольшой адаптацией под наш рынок. Простое решение!
А. Б.: Да. И частично это также обусловлено настроем российских инвесторов, потому что многие инвесторы…
С. И.: …сначала посмотрят на образцы.
А. Б.: Да, есть несколько фондов в России. Есть Rocket Internet, который копирует зарубежные модели, и очень успешно, кстати. И, безусловно, эта модель имеет право на существование, но все-таки хочется что-то свое создавать. И мне кажется, что проблема, почему в России нет таких сервисов, как Facebook, глобальных, интересных… Безусловно, потихоньку мы двигаемся в этом направлении. «ВКонтакте», например, — это огромная сеть. Там количество пользователей исчисляется десятками миллионов, и она входит в топ-10 самых больших социальных сетей мира, но про нее мало кто знает в Штатах, например. Почему? Потому что Россия, объективно говоря, маленький рынок. И американские инвесторы, например, с большим подозрением смотрят на российский рынок, особенно учитывая риски политические.
С. И.: Существует мнение в Сети, что, уйдя от фановой модели Polyvore, Looksima движется или будет двигаться потихонечку в сторону своеобразного онлайн-СМИ о моде. Именно из-за того в первую очередь, что там, скажем так, более закрепленные позиции. Вот стилисты, вот рекомендации и т. д., и т. п. Есть такое ощущение. Что на это можно ответить?
А. Б.: Онлайн-СМИ нам не очень интересно, честно скажу. И я должен здесь сделать оговорку, что, несмотря на то что Polyvore не являлось и не является для нас примером, мы поняли, что нам необходимо открывать сервис для пользователей, чтобы они собирали образы. Почему? Потому что комьюнити профессиональных стилистов все-таки не очень большое в России. Есть все-таки определенное ограниченное количество стилистов, которым это интересно. Безусловно, это может быть интересно студентам, мы работаем со школами стиля, с Британской высшей школой дизайна и с другими. Есть студенты, которые, например, учатся, в том числе используя наш редактор образов. Но также почему мы открылись для пользователей? Потому что мы хотели, чтобы пользователям было интересно. Polyvore создал очень интересный сервис для пользователей. Человек может прийти, он играет, составляет образы, шэрит эти образы, у них есть конкурсы и т. д. Но у аудитории Polyvore средний возраст гораздо ниже, чем у аудитории Looksima. Если в Polyvore люди сидят примерно от 18 до 24 лет, то у нас средний возраст — 25-40 лет. Потому что люди могут получить действительно совет, за которым они пришли. Ну и параллельно они могут сами составить себе образ, порекомендовать его кому-то.
С. И.: В плане составления образа как раз технические моменты меня очень интересуют. На сайте у Looksima мы видим разрозненные предметы, из которых предлагается создать некий «лук». Но я не могу представить, как это будет выглядеть именно на мне. Вы собираетесь как-то решать эту проблему примерочной такой?
А. Б.: Мы знаем об этой проблеме. Есть другие сервисы, которые входят в тот сегмент look-коммерции, о котором я говорил. Пример виртуальной примерочной — это, кстати, тоже очень интересная тема для беседы.
С. И.: Она у нас обязательно будет еще отдельной передачей на канале.
А. Б.: Да, есть 3D-примерочные. Есть примерочные, где вы создаете свой аватар и можно надеть на него эти вещи. Проблема с этой бизнес-моделью заключается в том, что для того, чтобы создать 3D-образ вещи и как-то примерить на себя или на какой-то аватар, нужно иметь очень сложное оборудование. С помощью камеры какой-то снимать, которая по точкам измеряет объем тела человека. Но самая большая проблема заключается в том, что вам нужно, чтобы ассортимент вещей, который вы хотите подать объемно, привезти к себе, отфотографировать их на каких-то специальных девайсах и потом выкладывать в Сеть. Так вот, основная проблема заключается в том, что ассортимент магазинов достаточно часто меняется, и эти вещи уходят из магазинов. Соответственно, к тому моменту, как вы сфотографировали, выложили, ее можно примерить на себя, как-то посмотреть объемно, этой вещи уже может не быть в интернете, в магазине. Поэтому мы пока для себя не решили, как эту модель можно масштабировать и как сделать из нее что-то интересное. Для пользователя, безусловно, это очень интересный сервис.
С. И.: Алексей, мы нашли замечательный слайд со статистикой Looksima и очень хотели бы получить комментарии из первых уст по ряду цифр. Тогда такой вопрос: кто эти 315 профессиональных стилистов?
А. Б.: Эти 315 стилистов, которых мы посчитали, — люди, которые имеют опыт профессиональных стилистов в офлайне, имеют соответствующее образование и опыт консультаций.
С. И.: То есть все, здесь нет деления?
А. Б.: Это американские и русские.
С. И.: Американские и русские — и все профессиональные офлайновые стилисты? А тех самых пользователей, которых мы будем тоже приравнивать к рангу стилистов, пока еще нет?
А. Б.: Пока еще нет. Сейчас их гораздо больше.
С. И.: Хорошо, гораздо больше. Представим, что перед нами уже другие цифры, и как пользователю на сайте отличить работу дипломированного офлайнового стилиста от того самого любителя, который приравнивается к стилисту? Он видит какие-то отличия, ему даются знаки?
А. Б.: Есть отличие в названии профайла, потому что у профессионала написано «Профессионал». У обычного пользователя написано «Новичок» на профиле. И, соответственно, есть отличие в вознаграждении, которое получает стилист или новичок. Есть отличие в кнопках в меню, потому что профессиональный стилист может заполнить биографию, портфолио. Собственно, вот такие отличия. Профессиональный стилист у нас также участвует в оказании личных консультаций, то есть это и шопинг, и разбор гардероба, и стайл-паспорт. Соответственно, мы как-то стараемся их разграничить тем, что по мере набора рейтинга мы можем человека повысить до уровня профессионального стилиста, но он должен доказать свою полезность, то, что он может реально оказывать качественные советы. Тогда мы включаем его в категорию профессионалов, где он получает какие-то дополнительные плюсы и преимущества.
С. И.: Прекрасно! Сейчас многое проясняется. Я думаю, что мы сейчас проясним еще больше моментов. Например, профили стилистов. Мы видим профиль профессионала, например, у которого нет ни одного созданного образа. Что еще у него нет? Не имеет ни одного «лука» — и еще с каким-то странным текстом. Где у нас этот текст? Сейчас мы пытаемся прочесть. «Стилист Татьяна Видная оказывает услуги по подбору имиджа. Пишу статьи на модные темы. Не ведитесь! Ложь, обман, провокация! Сплошной обман сайта! В избранном не мой выбор, это выбор системы. Мне не нравится, я не кликала».
А. Б.: Очень интересно.
С. И.: То есть я понимаю, что это такие гримасы UGC-контента и модерации. Но если пользователь с этим столкнется…
А. Б.: Спасибо, что сказали. Мы посмотрим на это.
С. И.: Да? Мы тогда занимаемся исправлением этого, я понимаю.
А. Б.: Да, мы исправим. Я не знаю, что это, но мы разберемся.
С. И.: Мы вошли в образ той самой девушки в поисках «лука».
А. Б.: Вы бы лучше показали профайл хорошего профессионального стилиста.
С. И.: Хорошее и само хвалит себя, его заметят и без нас в любом случае.
А. Б.: Ну да, понятно.
С. И.: Итак, еще у нас тогда есть вопрос: портфолио того же стилиста заполнено, по ходу, случайными картинками из интернета. В таком случае мы сейчас посмотрим. Логотип Ferrari. Это девушка Татьяна создала?
А. Б.: Та же самая Татьяна.
С. И.: Та же самая Татьяна. Она, видимо, какой-то зловредный бот у вас и, по-моему, пытается сделать нехорошее. Случайные картинки какие-то.
А. Б.: По Татьяне о’кей, с Татьяной мы разберемся.
С. И.: Перейдем к общим вопросам. Вот мы уже говорили о том, что у нас сайт есть русскоязычный и есть сайт англоязычный. Они даже визуально очень сильно отличаются.
А. Б.: Совершенно.
С. И.: Мне сразу интересно, чем это вызвано? Просто разными студиями-разработчиками? Или изначально на различную психологию потребления было рассчитано?
А. Б.: Я хочу сказать, что то, что вы видите на американском сайте, — это очень-очень старая версия Looksima. С тех пор мы очень много чего изменили. Как я сказал, мы американской частью Looksima практически не занимаемся сейчас. Поэтому мы и не приводили функционал, который есть в Америке, к тому уровню, который у нас есть в России. Поэтому я бы предложил вообще не смотреть на американский сайт, тем более что он не имеет отношение к российской аудитории.
С. И.: Очень интересный момент, поскольку понятны трудности, которые нужно решать единовременно в рамках единой концепции.
А. Б.: Изначально, когда мы запускали Looksima, мы планировали запуск на американский рынок, но просто так сложилось, что сейчас мы в основном живем в Нью-Йорке и я летаю между Москвой и Нью-Йорком. Но какое-то время мы вынуждены были находиться в России, мы подумали, почему бы нам в России не запустить этот сервис. Тем более что в России нет конкуренции, рынок очень быстро растет.

Рынок одежды растет со скоростью 54%, по оценкам РБК за 2013 год.

Соответственно, для нас имело полный смысл делать это в России. И мы решили, полностью концентрироваться на России, запустив сервис на английском языке тоже, чтобы посмотреть, как это пойдет.
С. И.: Сильно различается экономическая модель поведения там и здесь? Кто активнее?
А. Б.: Я должен сказать, что американский рынок гораздо более интересен, чем российский, с точки зрения объемов и с точки зрения динамики. Но проблема заключается в том, что для того, чтобы быть видимым на американском рынке, нужно проинвестировать гораздо больше денег в маркетинг. Конверсии существенно выше в Америке.
С. И.: И вложения выше, соответственно.
А. Б.: И вложения выше. Входной билет на американский рынок существенно выше, чем входной билет на российский, но там другая динамика совершенно. И нам было интересно посмотреть, будет ли Looksima развиваться сама по себе без дополнительных вложений или нет. Мы увидели, что есть очень большой интерес стилистов к этому. Я, кстати, должен сказать, что американские стилисты гораздо боле активны, чем российские. И они более активно общаются, у нас есть группа в Facebook…
С. И.: То есть там органический рост в любом случае наблюдается без каких-то серьезных маркетинговых вложений?
А. Б.: Наблюдался, да. Поскольку мы сервисом не занимались с точки зрения техники, и мы функционал не дорабатывали, он потихоньку теряет свою актуальность. Хотя нам, конечно, хотелось бы все то, что у нас есть в России, сделать в Америке и посмотреть, как это будет развиваться дальше. Уверен, что ту модель, которая у нас есть в России, мы можем просто эксплицировать в любую страну мира.
С. И.: В том числе в Америку?
А. Б.: В том числе в Америку. У нас платформа не привязана к конкретной географии. Легко можно запуститься в Китае, в Индии, в Бразилии, где угодно.
С. И.: Российски

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео