Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Разрабатывай это: куда движется рынок веб-разработки

13
0
1 378 0
Аудио Текст
16 августа 2012

Романтическая эпоха программистов-одиночек и художников от веб-разработки канула в Лету. Большинство «вольных стрелков» поглотила индустрия. Теперь клиент может просто купить готовый сайт в маркетплейсе. А к чему сводится сегодня роль разработчика? Об этом SeoPult.TV рассказал основатель и руководитель группы компаний UMI Сергей Котырев.

Из программы вы узнаете:
— кто важнее для современной веб-студии — программист или маркетолог;
— из каких частей состоит современный рынок веб-разработки (перенасыщенный «премиум-сегмент», недооцененный «масс-маркет» и т. д.);
— почему веб-студии игнорируют мелкого клиента;
— решает ли дистрибьюция по модели SaaS проблемы «малокалиберных» заказчиков;
— кому нужны готовые сайты как конкретные бизнес-решения;
— что такое автоматизированный сервис «всё в одном» (сайт, почта, домен, хостинг, «контекст», SEO);
— что представляет собой веб-студия как дистрибьютор «облачного» сервиса;
— и многое другое.

Наиль Байков: Здравствуйте, уважаемые зрители! Это программа «Бизнес online» на канале SeoPult.TV, и меня по-прежнему зовут Наиль Байков. Романтическая эпоха программистов в веб-разработке канула в прошлое, на место ей пришла целая индустрия. По данным CMS Magazine, в 2011 году общий объем рынка веб-разработки составил практически 15 млрд руб. По сравнению с 2010 годом прирост составил 53%. Изменился не только объем рынка — изменилось отношение к рынку, изменилось отношение к клиенту, изменился, наверное, профессиональный подход. Сегодня мы будем говорить о профессионализме в области веб-разработки. Мы позвали в студию руководителя группы компаний UMI Сергея Котырева.

Сергей Котырев, руководитель группы компаний UMI.
Родился 21 февраля 1976 года в Ленинграде.
Получил два высших образования в области экономики и менеджмента — в СПбГМТУ (1998) и Стокгольмской школе экономики (2001). Имеет степень МВА.
С 2000 года — руководитель группы компаний UMI, в которую входят софтверная компания Umisoft (система управления сайтами UMI.CMS), сервис готовых сайтов UMI.ru, хостинг-провайдер UmiHost, интернет-агентство UmiStudio.

Н. Б.: Сергей, привет!
Сергей Котырев: Привет!
Н. Б.: Неоднократно с тобой встречались, неоднократно с тобой общались на темы, которые касаются твоей деятельности: веб-разработки, создания сайтов и прочего. Чтобы задать тон разговора, я хотел бы привести примеры, в частности, посмотреть по слайду, как сейчас растет рынок веб-разработки. Мы видим, что по сравнению с 2009 годом он вырос в два раза. Я бы не хотел сегодня говорить о денежных показателях — здесь представлены денежные показатели. Я хотел бы поговорить о профессиональных показателях, но, прежде чем задам тебе вопрос, послушаем мнения других участников рынка веб-разработки.
Алексей Сидоренко, директор по развитию бизнеса «1С-Битрикс»: Типовые сайты — интернет-магазин шин и дисков. Маленькое нишевое, но готовое решение. Заказчик его берет, красит в свой цвет — это легко сделать без программиста — и использует, потом вырастает и делает что-то из него дальше.
Петр Диденко, директор по стратегическому развитию «СКБ-Контур»: Все больше пользователей думает: «А зачем мне ходить к веб-разработчику? Я возьму какой-нибудь конструктор сайтов и воспользуюсь им. Просто сделаю страничку, как мне нравится, положу туда свой прайс-лист, и куплю интернет-рекламу, и буду смотреть, насколько хорошо работает, насколько высока конверсия. Если что-то не будет устраивать, то поработаем над тем, чтобы реклама была эффективнее, SEO позанимаемся». Поэтому возникает вопрос: что делать веб-разработчику? Может быть, ему тоже сделать какой-нибудь конструктор сайтов, превратиться в маленького хостера, используя тот же «Битрикс» или какой-то другой продукт.
Н. Б.: Ну что ж, Петра Диденко и Алексея Сидоренко мы прекрасно с тобой знаем. Как ты, наверное, заметил, эксперты сходятся во мнении, что прежний разработчик, который делает CMS, программирует, придумывает оригинальные технические решения, сегодня не нужен. Клиент может заказать готовый сайт, предположим, у тебя в компании либо на каких-то маркетплейсах от «Битрикса». Скажи, пожалуйста, какова сегодня роль разработчика?
С. К.: Роль разработчика в том, чтобы разрабатывать.
Н. Б.: А в индустрии она по-прежнему считается важной, целевой?
С. К.: Я считаю, что бояться и паниковать абсолютно незачем. Все разработчики загружены на 100%, если они действительно умеют что-нибудь разрабатывать и действительно являются разработчиками, причем загружены на годы вперед. У нас недавно проходил UMI Summit, наша партнерская конференция ежегодная, съехалось 100 веб-студий. И как ты думаешь, какова главная проблема, которую они обсуждали? Где взять клиента? Вообще ни у кого такой проблемы нет. Проблема: где взять разработчика?
Н. Б.: Даже так?
С. К.: Да, приезжали крупнейшие студии из Москвы специально в Питер на саммит, просто чтобы пообщаться с другими студиями, договориться: а давайте мы вас купим или выкупим все ваше рабочее время на три года вперед, потому что не хватает разработчиков. Не существует сейчас проблемы, чем занять разработчика. Количество стартапов, проектов и клиентских сайтов невероятно велико, все больше клиентов приходит в интернет, клиенты, которые давно в интернете, заказывают второй, третий, четвертый, пятый сайт! Работы в разы больше, чем возможностей ее выполнить. Именно это и обуславливает появление таких автоматизированных сервисов.
Н. Б.: Попробуем рассмотреть вопрос с обратной стороны. Ты в своих выступлениях неоднократно заявлял, что сегодня главное — не продажа продукта или услуги, а решение проблем клиента. Если говорить о разработчике именно как о технической составляющей индустрии, эта функция сводится практически на нет. Получается так?
С. К.: Да нет, так не получается. Просто раньше клиент приходил и говорил:
— Мне нужно сайт разработать.
— А зачем?
Этот вопрос ставил клиента в тупик.
— Ну, я не знаю, чтобы у нас был сайт.
Или:
— Потому что у соседа есть сайт, а у нас нет.
Сейчас клиент понимает, что сайт сам по себе, в общем-то, не нужен. Нужен некий комплекс маркетинговых действий, начиная с аналитики и заканчивая лидогенерацией. И сайт — ключевое звено в этой цепочке, но всего лишь звено. Однако, поскольку сайт нужен, все равно кто-то должен его делать, поэтому значимость разработчиков ничуть не упала, но на ее фоне выросла значимость других участников профессионального рынка, оказывающего услуги клиентам.
Н. Б.: Я предложил бы сейчас послушать комментарий исполнительного директора агентства CreativePeople Сергея Прокофьева, он расскажет о значимости технического аспекта именно на конкурентном рынке.
Сергей Прокофьев: Вы знаете, если у клиента небольшой бюджет, то он будет интересоваться вообще всем. А чем больше бюджет у клиента, тем больше его интересует критерии эффективности, которые связаны с продажами, с посещаемостью, с привлечением клиентов, и здесь действительно все, что касается дизайна и технической реализации, он отдает на сторону подрядчика. В данном случае остается только сервис.
Н. Б.: В моем понимании ответ Сергея свелся к следующему: на сегодняшней день в веб-разработке как в конкурентной среде технический аспект имеет значение для мелкого и среднего клиента. Мелкий и средний клиент интересуется всем: на чем будет построен сайт, каким будет его дизайн и т. д. Ты согласишься с этим?
С. К.: Ты знаешь, да и нет. Мне кажется, что интерес — это классическое любопытство любого неофита. Когда я купил первую машину в своей жизни, «Жигули», мне тоже было страшно интересно, как она работает; к тому же она не всегда работала. Я все время лазал под капот, а также смотрел, как у нее устроена подвеска и т. д. Когда ты во всем этом разбираешься, каждой следующей машине ты все реже и реже под капот заглядываешь. Если ты купил хорошую дорогую машину, ты вообще ни разу его не открываешь. То же самое с клиентами. Во-первых, им любопытно, когда они только-только приходят, поэтому они задают кучу вопросов: «А как все это устроено, а как это все работает?» А во-вторых, они мало тебе доверяют, поэтому и задают такое количество вопросов. Они надеются: вдруг ты на чем-то проколешься, и они поймают тебя на лжи, так как не доверяют. Потом они понимают, что все равно в этом ничего не понимают, или понимают, что мы в этом что-то понимаем, но делать это сами не хотят. И тогда они уже просто говорят: «Вот у тебя хорошее агентство, делай нам все „под ключ”, пожалуйста».
Н. Б.: Но ведь и получается-то, Сергей, что главное сегодня — это психология, главное — как общаться с клиентом, а технические аспекты уходят в прошлое. На сегодняшней день в любой веб-студии, в любой клиентоориентированной компании, которая занимается веб-разработкой, на первое место выходит маркетолог, а не технарь.
С. К.: Я считаю, что самая острая проблема, которая стоит сейчас у любого нормального, состоявшегося интернет-агентства, веб-студии, — это не где найти хорошего психолога или маркетолога, а где найти хороших разработчиков и производственные ресурсы. Нехватка именно в них. Вообще, наше российское образование производит гораздо больше психологов, чем программистов, к сожалению.
Н. Б.: Тем не менее Сергей, я посещаю те мероприятия, на которых ты выступаешь. В частности, на прошедшем в конце весны СПИКе в Санкт-Петербурге ты читал изумленной публике доклад о психософии, если я не ошибаюсь, о роли психологии в интернет-агентстве. Почему бы не прочитать им, где найти разработчиков, программистов или как их вырастить в своей компании?
С. К.: Теория Афанасьева — это просто мое хобби в последнее время, и поэтому я с удовольствием о ней рассказываю. Она реально очень помогает и в жизни, и в бизнесе, но она помогает на уровне того, как лучше поддерживать и строить отношения со своими сотрудниками, или как лучше поддерживать отношения в семье, или как лучше продать себя и свой продукт клиенту. Но она не решает вопрос, где взять программиста, к сожалению.
Н. Б.: Но ты знаешь ответ на этот вопрос?
С. К.: Где взять программиста? Нет! Иначе взял бы еще пару десятков.
Н. Б.: На днях в своем блоге ты опубликовал концепцию развития веб-разработки по двум направлениям. Условно назовем их «премиум-сегментом» и «масс-маркетом». Премиум-сегмент рынка — это мало клиентов, высокий средний чек за проект, высокая конкуренция, умеренный спрос и избыточное предложение. Масс-маркет — это много клиентов, малый чек, почти нулевая конкуренция, большой спрос и ограниченное предложение. Для большинства веб-студий мелкий клиент — это ненужный клиент. Почему веб-студии игнорируют мелкого и среднего клиента?
С. К.: Начнем с того, что эти слова основаны на честных статистических данных. По нашим опросам, которые мы провели с сотнями веб-студий, из 100, например, звонков и обращений в веб-студии 90% — это клиенты, которые звонят и спрашивают, сколько стоит сайт. Вопрос, который сразу говорит о многом. Или второй вопрос: «А сделаете ли вы мне сайт за 10 тыс. руб.?» Мы их, мягко выражаясь, назвали ненужными клиентами, чтобы было дипломатично. Сами веб-студии называют такой тип клиентов по-разному, и не всегда это можно произносить в эфире. Это одна сторона медали. Другая сторона медали: если мы представим себе всю структуру всех бизнесов, которые есть в России, даже в мире, то по количественному признаку 80% — это как раз и есть малые бизнесы.
Н. Б.: У меня статистика есть, по которой сегодня в России насчитывается порядка 7 млн различных компаний и небольших фирм. Плюс незарегистрированные предприятия. Мне кажется, большая часть из них отказалась бы от сайта по какой-то определенной цене. Вот он — мелкий клиент!
С. К.: Наша статистика совпадает. Я считаю, что минимум 7 млн бизнесов. А теперь давай посчитаем, сколько у нас корпоративных сайтов в Рунете. Ну, тысяч триста-пятьсот, я думаю.

Грубо говоря, вся индустрия веб-разработки, вокруг которой столько шума, грома и молнии, за 15 лет своего существования обеспечила сайтами 5% потенциального рынка.

Н. Б.: А почему, с твоей точки зрения, такое происходит? Почему не охвачен рынок-то еще?
С. К.: Да очень просто. Потому что продукт, который предлагает современный рынок веб-разработки, не подходит 95% потенциальных потребителей.
Н. Б.: Что ты вкладываешь в это понятие? Почему не подходит? Сам только что сказал, что 15 лет работает индустрия. Давно, наверное, пора понять.
С. К.: Представь себе, что у тебя возле метро открыто пять ресторанов: один — пять мишленовских звезд, другой — четыре мишленовские звезды, ну и три — по три мишленовские звезды. И ни одного ларька с хот-догами, ни одной пиццерии, ни одного McDonald’s, ни одного ларька, где торгуют «Сникерсами» или чем-то еще. Людям предлагают: если хочешь поесть, испытываешь чувство голода и бежишь, можешь зайти в мишленовский ресторан и поесть там на 500$, и тебя еще будут обслуживать три часа, потому что на меньшее время там не рассчитан цикл. Ты пойдешь дальше голодным: тебе надо чем-то перекусить и бежать дальше. Конечно, когда у тебя будет юбилей или еще что-то, ты накопишь денег, пригласишь супругу и пойдешь в мишленовский ресторан, но это будет в следующем году, к примеру, а кушать надо каждый день, и желательно три раза. Примерно то же самое — предложение на рынке веб-разработки: нет никаких фастфудов, нет никаких McDonald’s, есть только рестораны, более дорогие, менее дорогие, но в любом случае дорогие и медленные. Большинству мелких клиентов они не подходят даже не потому, что они не могут себе этого позволить, а потому, что они еще не понимают ценности, которую они получат взамен потраченного времени и денег.
Н. Б.: Каким ты видишь выход? Как работать с мелким и средним бизнесом? Может быть, региональным студиям заняться «окучиванием» мелкого и среднего клиента?
С. К.: И региональным, и федеральным, и столичным — всем надо заняться! Надо строить McDonald’s возле метро, желательно побольше и поразнообразнее. Мы сейчас как раз этим и занимаемся, это наша стратегия.
Н. Б.: А может быть, большинство интернет-агентств, веб-студий не хотят из-за мелкого чека возиться? Обычная жадность.
С. К.: Они действительно не хотят этим заниматься, потому что не видят в этом никакого профита. Потому что реально обслуживать маленького, жадного, неопытного и мелкого клиента, во-первых, тяжело, а во-вторых, экономически нецелесообразно, но только при условии, что мы его обслуживаем в ресторане, когда мы под него готовим индивидуальный заказ, бегает официант. Получается такая себестоимость обслуживания клиента, что никакими деньгами, которые он готов заплатить, мы эту себестоимость не покроем и прибыли не получим. Поэтому от них студии просто отказываются. Я предлагаю другую концепцию. Надо предлагать клиенту ровно тот продукт, на который у него хватает денег. Если у клиента хватает денег на индивидуальную разработку, на консалтинг, на сопровождение и все такое, ему надо делать индивидуальный проект. А если у клиента нет на это денег, у него 10 тыс. руб. в кармане, годовой бюджет на сайт, ему надо продавать готовые «пирожки» или «гамбургеры». Так мы убиваем двух зайцев. Во-первых, даем клиенту продукт, который работоспособен и который удовлетворяет его первичные потребности. А во-вторых, что самое главное, как только мы удовлетворяем первичные потребности клиента, у него сразу же появляются потребности более высокого уровня — просыпается аппетит. И вот почему мы проповедуем студиям, чтобы они этим занимались, а не только мы напрямую, чтобы они не отфутболивали клиентов, которые к ним обращаются с маленькими бюджетами, а продавали им готовые «пирожки» и оставляли притом с собой, со своим брендом, подписывали их на новости, приглашали их на семинары, общались. Чтобы клиент покупал готовый сайт не у нас, UMI.ru, а у студии, которая продает наш продукт под брендом студии. Мы создали «партнерку», white label так называемый, когда любой наш партнер может перепродавать наши готовые SaaS-решения под своим брендом, со своего домена, со своего сайта и по своим ценам и сам принимает деньги.
Н. Б.: Ты предлагаешь дистрибуцию на основе SaaS-решений для работы с мелким и средним клиентом. В области веб-разработки, создания сайтов как это выглядит, что это такое?
С. К.: Поскольку мы софтверная компания и встали на ноги именно на продаже «коробочного» программного обеспечения для управления сайтами, мы подумали: а почему бы нам то же программное обеспечение не засунуть высоко в «облако», поставляя людям не само программное обеспечение, а результат его деятельности — управление сайтами вместе с готовыми сайтами? Соответственно, мы предлагаем готовый сайт, плюс у нас в сервисе куча дополнительных услуг. У нас такая стратегия — предложить мелкому бизнесу абсолютно все, что ему требуется от интернета для продвижения на первых порах. Для того чтобы он: а) удовлетворил свою первоначальную потребность; б) убедился в том, что интернет реально работает и вкладывать деньги в интернет-маркетинг гораздо выгоднее, чем распечатывать на ризографе объявления и расклеивать их по столбам и заборам; в) чтобы у него проснулся аппетит и потом он заказал более дорогой индивидуальный сайт и обратился в компанию за серьезным консалтингом и прочими услугами. Наша партнерская программа позволяет клиенту, пришедшему в веб-студию даже с мизерным бюджетом, который студии неинтересен, остаться с этой студией, получить свой продукт первого уровня, попробовать его, понять, что это круто, что это работает, и обратиться в студию с большим бюджетом, и сказать: «О’кей, теперь я верю и готов потратить не 10 тыс. руб., а 200 тыс. руб.». И мы убиваем всех зайцев, каких только можно убить.
Н. Б.: Поговорим о модели монетизации готовых решений. Есть некая freemium-модель, когда предоставляется бесплатно готовый блок решений и функциональных возможностей, а потом за дополнительную плату прикручиваются новые. Насколько это сегодня удобно, выгодно исходя из реалий современного рынка веб-разработки как для интернет-агентств, так и для клиента?
С. К.: Мы советуем веб-студиям отключать freemium-модель, поскольку у нас очень гибкие условия white label, они могут перепродавать наш сервис в том числе на другую модель монетизации. Мы рекомендуем отключать бесплатные сервисы и оставлять только платные. Почему? Потому что, когда клиент обращается в веб-студию, априори понятно, что он готов какие-то деньги заплатить, он знает, что ни в какой веб-студии бесплатно никакой сервис не получишь. Поэтому, если он придет в веб-студию, а она скажет, что у них есть и бесплатный тариф, он скажет: «А зачем тогда платить? Я попробую начать с бесплатного тарифа», — и не заплатит совсем ничего. Это неинтересно. Поэтому клиент, приходящий в веб-студию, должен сразу что-то платить, ведь какой-то минимальный консалтинг на уровне «иди туда и закажи то-то и то-то» он все равно получает. Хотя бы 15 минут, но менеджер студии на разговор с ним потратит, это должно быть оплачено.

Если говорить о UMI.ru в целом, у нас фримиум-модель, но это потому, что мы хотим не только максимальное количество платящих клиентов, но и максимальное количество клиентов вообще.

Мы хотим просто увеличить долю рынка, которая работает с брендом UMI, чтобы потом эти люди конвертировались либо в платных клиентов, либо переходили на нашу «коробочную» UMI.CMS.
Н. Б.: В 2000 году, Сергей, если я не ошибусь, ты организовал компанию, бренд UMI.ru, где вы предлагаете конечному заказчику готовые сайты, но не просто с абстрактным выбором дизайна, какой-то функциональности, а заточенные под отраслевые решения. Сайты для автомастерских, сайты для химчисток, прачечных... Я, может быть, утрирую, а может быть, на самом деле так и есть. Вот объясни мне, пожалуйста, при работе с данным готовым решением что делает клиент, а что разработчик?
С. К.: Даже для таксидермистов у нас есть готовое решение. Клиент делает все, разработчик не делает ничего. Это принципиальная концепция SaaS-продуктов. То есть SaaS-продукт продается дешево именно потому, что разработчик никоим образом не участвует в создании и развитии продукта со стороны клиента. Нашей задачей было создать такой сервис, чтобы клиент сам во всем разобрался, не испугался и сам все сделал. Он регистрирует сайт, дальше нажимает на кнопку «Редактировать» и заполняет его своим контентом, ставит свой телефон, вставляет свою фотку, свой логотип. Если он более продвинутый, он может также со стилями сайта поработать, цвета поменять и т. д. Сайт готов.
Н. Б.: Клиент там не парится о хостинге, о верстке, о дизайне. Порой клиент даже слов таких не знает.
С. К.: Мы не употребляем эти слова, чтобы клиента не отпугивать. Если бы мы написали слово «хостинг», я думаю, у нас конверсия упала бы сразу же. После — следующий этап. Я говорил, что у нас не только сервис готовых сайтов, у нас комплексный сервис. Дальше система клиенту предлагает запустить пробную рекламную кампанию. Мы подключили «Яндекс.Директ» через API, но мы не предлагаем человеку пользоваться «Яндекс.Директом», потому что для обычного Иван Сергеевича, владельца автомастерской из Барнаула, интерфейсы «Яндекс.Директа» невыносимо тяжелы. Поэтому мы написали робота, который автоматически сканирует контент сайта, который заполнил Иван Сергеевич, типа «ремонт Opel в Барнауле», и определяет сам ключевики. И показывает Иван Сергеевичу: «Ремонт Opel Барнаул», «ремонт Chevrolet Барнаул». Несколько ключевиков подбирается таким образом. Иван Сергеевич говорит: «Да, эти слова четко описывают мой бизнес». Дальше нажимается кнопка «Посчитать», а система наша отправляет запрос в API «Яндекс.Директа» и возвращает назад данные со стоимостью клика и прогнозом количества кликов. И говорит: «Иван Сергеевич, ваш месячный бюджет на рекламу составляет 52$, за это вы получите 130 посетителей сайта. По нашему прогнозу, из 130 посетителей сайта вы получите примерно пять-десять клиентов». Иван Сергеевич думает: «Ну, за 52$ получить пять-десять новых клиентов в Барнауле — это гораздо круче, чем провести ночь, расклеивая объявления или раскидывая листовки в почтовые ящики». Таким образом, мы подсаживаем человека на контекстную рекламу, и человек абсолютно счастлив! А дальше человек думает: «А теперь я хочу больше клиентов». И у него появляется желание что-то узнать, учиться, и тогда он звонит в агентство свое, которое ему продало это решение.
Есть третий сервис — «Авто-SEO». Все то же самое, и логика та же самая — в том же самом нашем интерфейсе UMI.ru те же самые ключевые поисковые слова. Ему считается и говорится, что есть высокая доля вероятности, что по этим низкочастотникам в течение трех месяцев, грубо говоря, ваш сайт вылезет в топ местной выдачи по Барнаулу. Прекрасно? Прекрасно! Возможно, он действительно вылезет, даже очень вероятно, что по низкочастотникам вылезет, стоить это будет три копейки, таким образом, Иван Сергеевич получит еще дополнительный трафик. Сейчас мы работаем еще над тем, чтобы прикрутить CRM. У нас есть решение для небольших начинающих интернет-магазинов, там уже есть интеграция с 1С и «Яндекс.Маркетом». Вот теперь мы еще хотим прикрутить CRM, чтобы все заказы, приходящие с сайта, в том же интерфейсе фиксировались и человек видел их, и подключена также почта в корпоративном домене клиента.
Н. Б.: Хочу добавить от себя, что еще был замечен такой тренд: на сегодняшний день идет отказ от «админки» в CMS-системе, сегодня все более выгодна и привлекательна работа с сайтом на основе технологии Edit in Place. Если я не ошибаюсь, Сергей, еще в далеком 2009-м или даже, может быть, в 2008-м, когда мы с тобой первый раз встречались, ты рассказывал об этой технологии. Такое решение, Edit in Place, то есть работа с сайтом на самом сайте без «админки», действительно упрощает поиск мелкого и среднего клиента, и мелкий и средний клиент приходит к работе с сайтом в интернете.
С. К.: Начнем с того, что Edit in Place мы и придумали в том виде, который есть.
Н. Б.: Вот я побоялся это сказать!
С. К.: Я не буду особо скромничать по этому поводу. Действительно, редактирование контента сайта со стороны самого сайта, а не стороны «админки» CMS — это был довольно большой прорыв для нас и для наших клиентов, и он позволяет очень сильно экономить время, во-первых, на том, что куда проще разобраться, как вообще управлять сайтом, неподготовленному пользователю, а во-вторых, на том, что рутинные операции: новость добавить на страничке, цены поменять в каталоге и т. д., — делаются в минимальное количество кликов и секунд. Использование Edit in Place позволяет в UMI это делать в три-четыре раза быстрее, чем в других системах. «Админку» мы тоже развиваем пять лет и добились того, что это самая удобная «админка» на рынке, по исследованиям независимых юзабилистов. Но какой бы она удобной ни была, для клиентов уровня Ивана Сергеевича она все равно слишком трудна, там слишком много кнопок, настроек и возможностей. Это интересно веб-разработчику, но совершенно неинтересно Ивану Сергеевичу, владельцу автомастерской из Барнаула. Поэтому мы полностью в «облаке» отказались от «админки», то есть человек управляет сайтом исключительно через Edit in Place. И мы сейчас продолжаем этот Edit in Place улучшать, потому что у нас есть некая статистика, по которой из 100 зарегистрировавшихся пользователей все равно 20, например, даже с Edit in Place не до конца могут или хотят разобраться. И мы думаем о том, как сделать еще проще, как им еще это объяснить.
Н. Б.: А продвижение сайта в поисковиках, «Авто-SEO», как ты говоришь, или работа с контекстной рекламой все-таки подразумевает наличие некоего интерфейса, некой «админки»?
С. К.: Очень простой.

Наш интерфейс работы с «Яндекс.Директом» в три раза легче и проще, чем интерфейсы самого «Яндекс.Директа».

Мы не стали их повторять или дублировать, мы переработали их и сделали гораздо проще.
Н. Б.: Если объединить все составляющие, которые приносят выгоду и пользу для среднего и малого клиента, скажи, по твоим наблюдениям, как часто и через какое время средний клиент может дорасти до заказной разработки?
С. К.: За полгода работы сервиса у нас несколько десятков примеров... Сейчас у нас примерно 42-43 тыс. пользователей и уже, наверное, пара десятков клиентов, которые переехали с UMI.ru из «облака» на «коробку», а значит, заказали индивидуальный дизайн и индивидуальную разработку сайта. Причем мы даже не ожидали, что эти клиенты начнут появляться так быстро. Мы думали теоретически, что, наверное, клиент должен годик пожить как минимум с простым дешевым сайтом, выжать из него максимум, во всем разобраться, после чего идти заказывать сайт. Но появилась целая группа клиентов, которые перед тем, как заказать дорогой сайт и купить относительно дорогую «коробочную» CMS, оказывается, хотят сначала попробовать и продукт, и интернет, и им достаточно одного-двух месяцев со всем этим поиграть, пощупать, и потом они говорят: «О'кей, я все понял, мне все нравится, я покупаю готовое решение». И у нас есть клиенты, которые пришли на бесплатный тариф или на тариф за 1000 руб. в месяц, а через два месяца купили продукт за 30 тыс. руб. и заказали сайт за 200 тыс. руб.
Н. Б.: На твой взгляд, «коробочные» решения отомрут?
С. К.: Никогда.
Н. Б.: Почему?
С. К.: Благодаря гораздо большим возможностям кастомизации, индивидуализации любого сайта на «коробочном» решении. Я могу такой сайт перенести на абсолютно любой хостинг, на свой сервер, хоть на кухне себе его поставлю. Я могу реализовать там абсолютно любой функционал, потому что у меня есть доступ к исходному коду и я могу заточить его под любые нагрузки. Собственно, «облачные» решения потому такие дешевые, что они изначально функционально ограничены и очень стандартизированы. Есть такое классическое сравнение: одежда на заказ либо готовая одежда. Вообще, исторически большинство людей шило одежду на заказ, это было страшно дорого, поэтому все ходили в одной и той же рубашке 20 лет, пока ее не сносят совсем. Когда появился массовый рынок, большинство людей под свою фигуру может одежду найти, но если ты хочешь что-нибудь эдакое или у тебя очень нестандартная фигура, а в параллели с Вебом — очень нестандартная задача, тебе сразу нужна индивидуальная разработка, но опять же соотношение — 95 к 5.
Н. Б.: Все-то ты складно рассказываешь. Есть и готовые решения, и партнерские программы, и твои партнеры-конкуренты на рынке тоже предлагают какие-то готовые решения для остального рынка веб-разработки, в частности для интернет-агентств. Почему при всем многообразии и при хорошем положении вещей с точки зрения готовых решений, по данным CMS Magazine, 36,5% московских студий используют самописные движки CMS?
С. К.: А год назад их использовало 45%, а пять лет назад их использовало 65%. Главное же не абсолютные цифры, а тренд.
Н. Б.: Все-таки наблюдается снижение?
С. К.: Конечно! Мы же растем за счет того, что отмирают прежде всего внутренние CMS. И мы, и наши конкуренты по рынку — совсем немножечко игроков, которые реально выпускают промышленный продукт, — получаем постоянно новых клиентов, партнеров, веб-студии за счет того, что партнеры прекращают финансировать разработку собственного продукта. Потому что по свойствам и качествам собственного внутреннего продукта им за нами не угнаться. Это раз. И два: если ты развиваешь свой собственный продукт, то вся твоя жизнь зависит от того программиста, который у тебя в компании пишет. Программист рано или поздно от тебя увольняется, и ты остаешься с продуктом, как старуха у разбитого корыта, потому что следующий программист приходит и говорит: «Я вот эту штуку продолжать не буду». Как любой программист, он говорит: «Все, что делал предыдущий программист, надо вынести на помойку и переделывать». Тот владелец студии думает: «Во что же я вкладывал деньги все эти годы!» Плюет на это дело и переходит либо на OpenSource (реже), либо на какую-то платную «коробочную» CMS.
Н. Б.: Время нашей с тобой встречи, к сожалению, заканчивается. Может, поделишься своими взглядами, наблюдениями касаемо того, как будет рынок развиваться в ближайшие годы? Возможно, это как-то будет связано с бурным ростом разработки мобильных приложений. Все уйдет в мобильное, все через мобильные будет приходить?
С. К.: Ну, «тяжелый» софт уходит в «облако», «легкий» софт — в мобильные приложения. Самый большой тренд. Если говорить о нашем рынке веб-разработки, могу привести такие цифры: нашей компании пять лет, за пять лет мы выдали 100 тыс. лицензий и знаем, что на них реализовано примерно 55 тыс. сайтов, из них 15 тыс. на «коробке» было построено за пять лет, а 42 тыс. — в «облаке» за шесть месяцев, причем маркетинговые наши затраты на продвижение «облачных» сайтов на два порядка ниже, чем на «коробку».

Грубо говоря, «облако» будет развиваться в десять, а может быть, в 50 раз быстрее, чем «коробочный» софт в ближайшее время.

Н. Б.: Ты ожидал, что за полгода 44 тыс. будет сайтов?
С. К.: Не ожидал, потому что мы практически продвигаем наш сервис без рекламных бюджетов. Вот у нас построилась партнерская сеть, сейчас 200 студий подключилось к UMI.ru и реселлят ее, но просто мелких клиентов настолько больше, чем средних и крупных, что они сами этот рынок двигают, а то, что они в интернет придут рано или поздно, — это даже к бабушке не ходи. Поэтому я в этом тренде уверен.
Н. Б.: Ну что ж, поблагодарю тебя, пожелаю процветания, удачи и развития тем проектам, которые в настоящий момент находятся в багаже у тебя как у руководителя. Будем с интересом наблюдать как за твоим развитием, так и за развитием рынка в целом. Спасибо, Сергей!
С. К.: Спасибо!
Н. Б.: А с вами попрощаюсь, дорогие друзья, оставайтесь на нашем канале. Если у вас остались вопросы, вы можете их задать на наших страницах в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте». Задавайте побольше вопросов, мы будем находить новые темы и отвечать на них. Не переключайте канал, до новых встреч, пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии