Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Контуры РИФа

0
0
6 0
Аудио Текст
11 апреля 2013

Что будут обсуждать на РИФ+КИБ-2013? В первую очередь — рекламу и электронные платежи. В подробности грядущих тем Александра Плющева посвятили Петр Дарахвелидзе, директор по развитию WebMoney, и Борис Омельницкий, председатель ассоциации IAB Russia и директор по развитию компании AdFox.

Из передачи вы узнаете:
— какие цифры озвучит на РИФе ведущий аналитик РАЭК Карен Казарян;
— каковы главные точки роста российского рынка интернет-рекламы;
— состоялся ли в 2013 году ренессанс дисплейной рекламы;
— какие фундаментальные тренды Рунета перекочевали из 2012 в 2013 год;
— что можно назвать «довлеющим мобильным трендом» в сфере электронных денег;
— какие у WebMoney виды на мобильный интернет;
— о каких новинках платежного рынка пойдет речь на РИФ+КИБ;
— сумеет ли PayPal претендовать на весомую долю российского рынка платсистем;
— что служит драйверами роста электронных платежей в России;
— какое развитие ждет электронные деньги и интернет-банкинг;
— какая тема вызовет самое большое количество споров и разногласий на РИФе;
— и многое другое.

Александр Плющев: Здравствуйте, друзья! С вами SeoPult.TV и я, Александр Плющев. Близится самое главное, а если не самое главное, то самое обсуждаемое событие Рунета — форум РИФ+КИБ. В этом году он немного меняет свою дислокацию, переезжает в пансионат «Поляны», а вот о том, что изменится в нем содержательно, мы будем говорить с моими сегодняшними гостями. Я рад приветствовать их в студии: Петр Дарахвелидзе, директор по развитию WebMoney, и Борис Омельницкий, председатель ассоциации IAB Russia и директор по развитию компании AdFox. Ну, у нас РИФ — это такой перекресток трендов, разных мнений и т. д., поэтому вряд ли стоит пытаться объять необъятное, хочется хотя бы кусочек слона ощупать. И прежде чем начну я вас расспрашивать, узнаем, чем будет выделяться РИФ-2013 в длинной череде «рифокибов», и сейчас мы позвоним ведущему аналитику Российской ассоциации электронных коммуникаций Карену Казаряну. Традиционно РИФ+КИБ начинается с обзора Рунета, с каких-то цифр, может быть, вы и сейчас можете что-то обнародовать, Карен?
Карен Казарян: Ну да, в общем-то, это особо не секрет. Если люди, которые исследуют, могут покопаться и найти сами подобные цифры, но по состоянию на февраль 2013 года месячная аудитория Рунета составляет, если брать взрослых людей, от 18 лет, 64, почти 64,5 млн человек, то есть 55% населения. Плюс у нас еще порядка 7,5 млн подростков, между прочим, из которых больше 90% сидит в интернете, от 12 до 17 лет; 93% являются активными пользователями интернета.

У нас месячная аудитория [Рунета] достигает, по разным оценкам, от 73 до 76 млн человек, и это почти 60% населения, а каждый день притом выходит в интернет 60 млн человек. Почти половина взрослых россиян у нас активно живет в интернете каждый день.

А. П.: Большое спасибо! Карен Казарян, ведущий аналитик РАЭК. Ну что ж, общие предварительные выводы мы сделали, наконец-то можно еще раз поприветствовать наших гостей. Борис, давайте начнем с рекламного рынка: какие тенденции, что там происходит?
Борис Омельницкий: Несмотря на то что экосистема рекламы на планирующемся РИФ+КИБе получила пять двухчасовых секций, мы за рамками обсуждения оставили и мобильную рекламу, и рекламу в социальных медиа, делегировав это как раз в мобильные секции и social-секции, и постараемся сконцентрироваться на обсуждении бизнеса, связанного с рекламой в интернете, и самых главных тем и трендов, но не на языке продуктов, не на языке их потребительских преимуществ, а на языке тех драйверов, который позволят заработать нам больше денег.
А. П.: Ну, давайте как раз о драйверах, о точках роста. Представим, что мы обсуждаем не РИФ+КИБ, а сами отрасли, сами сектора. Какие драйверы, какие точки роста? Ну, один — онлайн-видеореклама, видимо. А что еще?
Б. О.: Да, я хотел бы сказать, что в текущем году организаторы, РАЭК, делегировали дискуссию и подготовку этой темы в том числе мне, и коллегам, и профессиональному сообществу в Interactive Advertising Bureau. И кроме как раз рекламы в digital video, которую мы отдельно будем обсуждать, но сквозь призму интегрированных коммуникаций, рекламы в видео и дисплейной рекламы (совмещая эти инструменты и объясняя, как они работают, как они меряются), конечно же, мы будем разговаривать про рынок данных и вот про эти заветные три буквы RTB (real-time didding).
А. П.: Мы об этом еще поговорим.
Б. О.: Да. Обязательно будет тема нашей кормилицы — рекламы контекстной, но мы постараемся увидеть ее более широко, как performance-рекламу, и секция так и называется: «Говорим performance, подразумеваем “контекст"». И обязательно в завершение мы поговорим о том, как те люди, платящие за всё, рекламодатели, для себя измеряют и оценивают продукты, которые мы им предлагаем, то есть постараемся про эту традиционную веб-аналитику и всяческие измерения и исследования поговорить и увидеть их глазами плательщиков.
А. П.: Чуть-чуть отвлечемся от магистральной темы. Скажите — и буду рад честному ответу, — вы сами будете слушать секции друг друга, например? Есть там время, чтобы сходить еще куда-то, не только на свои секции?
Б. О.: Да. Конечно же, я проведу эти пять секций обязательно в рекламной ветке. Хорошо, что они идут друг за другом, поэтому у меня останется еще полтора дня, чтобы уделить внимание как раз той рекламе, которой я не смог уделить внимание внутри основной программы, то есть мобильной рекламе, таргетированной, социальной. Думаю, что да, обязательно пойду.
А. П.: Петр, вы пойдете?
Петр Дарахвелидзе: Да, пойду. На самом деле разделение на экосистемы несколько условное, там куча интересных междисциплинарных секций, которые я собираюсь посетить: та же мобильная, та же социальная, почему нет?
А. П.: На прошлогоднем РИФ+КИБ проходила секция под вывеской «Ренессанс дисплейной рекламы», на которой ведущими были вы и Андрей Себрант. Если вкратце, за этот год ренессанс состоялся?
Б. О.: Однозначно. Ссмотря какие метрики использовать.
А. П.: Так, как вам мечталось? Давайте с вашими метриками.
Б. О.: Ну, что такое ренессанс? Это возрождение любви рекламодателей к дисплейной рекламе под соусом их веры в то, что появились действительно новые технологии, позволяющие дисплейную рекламу на всех уровнях планировать, контролировать.

Кроме RTB и использования данных, можно упомянуть то, что мультитач-атрибуция стала понятным и близким всем инструментом благодаря компании Google. И очень многие вещи, которые мы в прошлом году упоминали как «вот-вот они подойдут», появились, рекламодатели их потрогали; я могу упомянуть ретаргетинг, который очень многими, в том числе электронными, бизнесами используется и находится сейчас в центре инвестиций в рекламу.

Поэтому тут все счастливы. Тут ренессанс состоялся.
А. П.: На прошлогоднем форуме участники рынка обещали выкатить свои решения в области RTB как раз, и состоялось ли это, и на РИФ+КИБ 2013 будут ли какие-то результаты, как вы думаете?
Б. О.: Я уже упоминал, что про продукты мы постараемся в меньшей степени говорить, потому что все профессионалы рынка знают и видели не решения, а стеки, так это называется, и все меряются длиной и шириной стека. Да, это состоялось, у всех всё уже есть, и нужно говорить о том, как их затачивать и достигать больших финансовых, экономических результатов.
А. П.: Петр, теперь вопрос для вас, может быть, с подковыркой: вот все эти RTB, CPA настолько значимы для вас? Вообще, Борис, тоже к вам: люди в одном сегменте вообще разбираются в том, что происходит в другом? Например, люди из рекламы — в платежных системах и наоборот?
П. Д.: Я не считаю все то, что говорил Борис, очень сложным и недоступным для понимания. Вполне понятно. Вот Карен говорил о том, что какие-то цифры по проникновению интернета в общество достигнуты, но мы видим, что в платежной индустрии, в e-commerce сейчас идет стабильный рост количества людей, которые все-таки преодолевают страх и делают первый шаг дистанционной оплаты. И причем это в последнее время не классический cash on delivery, а настоящая безналичная предоплата. И наверное, именно потому у Бориса происходит ренессанс, что такие люди стали более падки на те предложения, которые им рекламная индустрия показывает. То есть по цифрам, которые будут оглашены, примерно 37% россиян совершало акт покупки, акт взаимодействия.
А. П.: Как минимум один раз.
П. Д.: Да. А в странах, на которые мы ориентируемся традиционно, это 70-80% интернетчиков.
А. П.: А сколько из них делает это более или менее регулярно?
П. Д.: Я думаю, что об этом тоже будет. У нас, как и у Бориса, пять секций, и они совершенно разные, начиная с аналитической и заканчивая такой, где будут внутриотраслевые стандарты обсуждаться, то есть все, что угодно, на любой цвет и вкус.
А. П.: Борис, а вы как, следите за тем, что в электронных деньгах происходит?
Б. О.: Исключительно по каким-то цифрам и показателям, таким как проникновение — 37%, притом что проникновение интернета — 60%, и вот видно, что куда должно доехать. Потому что те же самые цифры проникновения электронной коммерции и интернета в европейских странах просто близки.
А. П.: Да, продолжая разговор об RTB, кто сейчас формирует тренды, кто сейчас стандарты формирует?
Б. О.: На самом деле стандарт OpenRTB, протокол был сформирован, разработан и опубликован в январе прошлого года как раз штаб-квартирой Interactive Advertising Bureau в Нью-Йорке, и этот документ, который разрабатывался при участии компании Google в первую очередь, и протокол стали доступны для всех игроков. И рекламные сети, с одной стороны, с другой — какие-нибудь системы контекстной рекламы, медиасети, баинговые платформы вдруг себя увидели в экосистеме RTB и стали туда мигрировать.
А. П.: А на российском рынке?
Б. О.: Ну, на российском рынке то же самое происходит: была какая-нибудь рекламная контекстная сеть, и она раз — и стала DSP.
А. П.: Ну, вообще многие тренды из 2012 в 2013 год, кажется, перекочевали, потому что в прошлом году, например, говорили о мобильном буме, в этом, наверное, тоже станут. Будет ли что-то фундаментально новое в 2013-м?
Б. О.: Фундаментально новое в трендах? На самом деле я хочу упомянуть вводную секцию во всю ветку рекламы, которая называется Helicopter View, куда приглашены такие ключевые коммерческие рекламные специалисты, как Лев Глейзер из «Яндекса», Алексей Катков из Mail.ru, Сева Леонов из компании Google, Максим Осипов из «Видео Интернешнл». Мы очень сильно постараемся в рамках этого hard-talk-интервью из них вынуть как раз эти вот непонятные новые интересные тренды и драйверы. Ну и в качестве интересного драйвера мы на Helicopter View пригласили вице-президента компании Ростелеком Алексей Басова, потому что мы считаем, что и игроки подобного класса, инфраструктурные, где-то немножечко регулирующие, тоже будут влиять, и мы постараемся конструктивно со всеми ними переговорить и как раз ответить на ваш вопрос.
А. П.: Петр, о фундаментальных трендах будет ли что-то новое?
П. Д.: Да, я думаю, что по сравнению с 2012 годом вряд ли что-то прямо революционно новое будет. Что можно сказать? Bitcoin выстрелил буквально в последнее время. Будет ли об этом разговор? Постараемся, чтобы был на РИФе. Мобилизация денежных предложений и денежных транзакций — да, это тоже важная интересная тема, но вряд ли это тема 2013 года. Она горяча, но горяча, наверное, уже года три.
А. П.: Давайте о мобильных платежах поговорим. Что бы вы выделили как довлеющий мобильный тренд в своей сфере — мобильный эквайринг? Может быть, что-то другое?
П. Д.: Я хочу вернуть вам вопрос: а что такое мобильные платежи? Ведь все под этим словосочетанием совершенно разное: кто-то считает, что это платежи с лицевого счета телефона, кто-то считает, что мобильный телефон — это просто средство аутентификации платежа, кто-то считает, что это приложение, которое на нем установлено, — и все трое правы, по большому счету.

Тренд платежей с лицевого счета мобильного телефона хорошо растет. Я думаю, что эти платежи превысили миллиард долларов за прошлый год.

При этом я не имею в виду старые добрые SMS: «Я не лох». Это настоящие мобильные платежи, когда платеж инициируется на сайте, когда вам присылает сам оператор осмысленный вопрос: «За что ты платишь? И готов ли ты заплатить?» — и ты отвечаешь: «Да». И тренд, что почти все платежные системы, электронные деньги и банки сделали себе тот или иной мобильный функционал. Это тоже важный тренд, да, и такие люди будут представлены на РИФе.
А. П.: А насколько актуальны непосредственно для вашей компании платежи с помощью мобильных устройств?
П. Д.: Мы сделали так называемый быстрый платеж, когда человек подтверждает платеж только либо одноразовым паролем по SMS, либо специальным кодом, который генерируется в Enum мобильном приложении. Такие платежи уже превысили треть.
А. П.: А на РИФе будет об этом разговор?
П. Д.: Да, безусловно, это очень горячо.
А. П.: Какие у вас вообще на мобильный интернет виды, у компании?
П. Д.: Самые непосредственные, потому что мобильный телефон — это такая штука, которая нас из онлайн в офлайн приведет, когда на кассе, или в ресторане, или в кафе можно будет заплатить при помощи WebMoney, не ходя никуда, то есть ты прямо здесь подтвердил заказ и оплатил его, все. Это мостик в офлайн для тех платежных систем, которые выросли в интернете.
А. П.: Борис, развитие мобильной рекламы в Рунете движется вдоль тех линий, которые были намечены на прошлогоднем РИФ+КИБе? Поперек?
Б. О.: Ну, я точно не помню какой-то публикации по итогам прошлого РИФа, меморандума, где было бы написано: «Вот они, генеральные линии движения мобильной рекламы!» Однозначно да, конечно же, то, что происходит в этом году, связано с тем, что было в прошлом, а такой тренд, как прирост аудитории и невероятные потребности в образовании рекламодателей в том, как реклама в мобильных устройствах работает, как был, так и, к сожалению, остался. Вот та гигантская аудитория в мобильных устройствах по многим оценкам сейчас, если сравнивать ее с другими медиаканалами, недомонетизирована, может быть, на два порядка. То есть если взять аудиторию в Вебе и деньги в Вебе и аудиторию в мобильных девайсах и деньги рекламные в этих мобильных девайсах, там раз в сто, наверное, пропорция меньше.
А. П.: Вы будете ведущим секции — сейчас я прочитаю — «Бизнес-интересы площадок технологических компаний и агентств. Декларируемая цель — ответить на вопрос, где чьи деньги в интерактивной рекламе и что каждый из игроков делает для роста рынка. А если вот в первом приближении, то в чем проблема с пониманием того, где чьи деньги?
Б. О.: Это как раз анонс и такая завлекалочка в Helicopter View, который я уже немножечко анонсировал, когда мы коммерческих топ-менеджеров пригласим и попросим их поделиться своим видением и видением своих компаний, как рынок должен развиваться и что они делают. Потому что влияние компаний «Яндекс», Mail.ru на российский рынок интерактивной рекламы настолько велико, что от позиции и веры в одни или другие схемы топ-менеджеров этих компаний, в общем-то, зависит, как будет двигаться рынок. Поэтому так издали я анонсировал, и мне бы хотелось в этой ситуации повысить прозрачность, предоставить слово компаниям и топ-менеджерам, которые формируют рынок. И действительно это необходимо, необходимо проговаривать, глядя глаза в глаза: а вот, собственно, что мы делаем и что они делают?
А. П.: Петр, теперь к вам, про вашу секцию, которую вы курируете, называется она «Новинки платежного рынка». Хотя бы в первом приближении можете наметить, рассказать об этих новинках?
П. Д.: Там будет пара очень интересных аналитических выступлений. Например, впервые подготовлено вот что. Очень часто платежные системы, особенно агрегаторы, хвалятся: вот у меня 10 тыс. магазинов, а у меня 30 тыс. магазинов, а у меня 50 тыс. магазинов, и эти цифры абсолютно неаудируемые, и всегда можно было врать, как тот Василий Иванович, который играл в карты с англичанами.

Один из участников рынка — я пока не буду его раскрывать — провел интересное исследование: он типизировал платежные формы разных платежных систем и агрегаторов — это же все стандартные формы перехода на оплату — и при помощи поисковых инструментов посчитал, у кого сколько. Эти цифры будут впервые оглашены на РИФе.

Это достаточно интересно и позволит показать, кто есть who. Будут представители как раз «большой тройки» и мобильных платежей, у них все хорошо, и они, наверное, будут хвастаться какими-то новыми вещами. Вот так.
А. П.: А будет что-нибудь про спад рынка платежных терминалов, например?
П. Д.: Ну, все-таки РИФ — это онлайновая конференция. Наверное, терминальная тема там не очень уместна, а вообще я поспорил бы и по существу: у терминалов прекратился бурный рост, но говорить о спаде этого рынка, наверное, рано, зато у них всех растет онлайновая составляющая. Вот вы же читали наверняка те материалы, которые QIWI для IPO подготовил? Да, терминальная составляющая стоит на месте, зато онлайновая хорошо растет, почему нет?
А. П.: Как-нибудь будет анализироваться покупка мажоритарного пакета «Яндекс.Деньги» Сбербанком?
П. Д.: Ну, разве что в баре «Пумба».
А. П.: Хорошо. Что за прошедший год на рынке платежных систем наиболее значимо для WebMoney?
П. Д.: Для нас важно то, что заметно активизировались платежи по картам и карточные технологии, в том числе, как ни странно, карточные технологии p2p.

MasterCard с Visa выпустили Франкенштейна, который позволяет с карты на карту переводить деньги двум физическим лицам, и куда заведет этот процесс, как раз очень интересно будет пообсуждать.

Потому что, по-хорошему, он подрывает пищевую цепочку международных платежных систем, которые привыкли жить за счет того, что есть жирный мерчант, который всем платит: и банку-эмитенту, и банку-эквайеру, и PSP и Visa и т. д., — а тут человек сам может перевести деньги куда угодно, стоит это намного дешевле, причем деньги берутся с него, а не с получателя платежа, мерчанта. И это вообще достаточно интересная тема для обсуждения.
А. П.: Про PayPal будете говорить? Вроде бы они зарегистрировали небанковскую организацию, да?
П. Д.: Они еще не зарегистрировали, они должны получить лицензию. По-хорошему, вы сами понимаете, что предсказуемость получения банковских лицензий — это все равно что предсказуемость выигрыша в казино. Ну, почти. Но они должны получить ее летом, а начать бизнес в сентябре. Я думаю, что они себя еще не проявят на РИФе, хотя они были приглашены. И насколько я понимаю, там любая PR-активность пока очень сильно согласовывается со штаб-квартирой.
А. П.: У них есть шансы на получение какой-либо серьезной доли на российском рынке, после того как несколько раз срабатывала ложная тревога с их стороны?
П. Д.: А эта ложная тревога ничего им не дает и ничего их не лишает, ведь PayPal — это было средство оплаты в eBay, и, собственно, никто этого не скрывает, и они себя так в основном и позиционируют. То есть, допустим, те же p2p-переводы у них дороже, чем у любого участника российского рынка. А дальше посмотрим за популярностью eBay. Я могу сказать, что китайские онлайн-магазины растут быстрее, и цены там ниже, и вообще это очень конкурентный рынок, рынок доставки трансграничный.
А. П.: Что, с вашей точки зрения, сейчас является драйверами электронных платежей в России?
П. Д.: Одного или двух драйверов я вам не назову. Появляются, прежде всего, услуги разные, начиная с транспортных и заканчивая государственными, которые просто на порядок удобнее оплачивать электронно. Да то же «Яндекс.Такси» возьмем. Ведь это была ниша черного нала, который платился каким-то таксистам в кепках, потом раз — всплыла технология, которая соединяет геопозиционирование, моментальную оплату и мобильную связь, раз — и рынок оплаты в такси достаточно быстро превратился из наличного в безналичный. Ну, еще не превратился, но он быстро бежит туда, не идет, а бежит! Вот такой драйвер роста, например. Появляются какие-то бизнес-процессы, автоматизируются, и сразу после этого их надо электронным способом оплачивать. Да те же госуслуги сюда можно прибавить: сравните стояние в сберкассе... и худо-бедно сейчас на московском или федеральном сайте можно основные услуги оплатить, это гораздо удобнее.
А. П.: Я рад, что прозвучало слово «московский», потому что вопрос, насколько все эти темы актуальны для жителей не очень крупных городов. Если даже говоря о «Яндекс.Такси», которое вы упоминали, оно в Питере открылось совсем недавно, только заработало, буквально недели.
П. Д.: Ну, мы привыкли с Москвы начинать, а на самом деле в Татарстане, в Казани, достаточно неплохой сайт госуслуг, и он не хуже московского, как минимум.
А. П.: Может быть, именно поэтому министром связи стал человек, который этим занимался?
П. Д.: Может быть, поэтому, кстати, да.
А. П.: Хорошо, продолжим. Принято выделять собственные электронные деньги, с одной стороны, и интернет-банкинг — с другой. Как эти два вида инструментов будут существовать дальше?

П. Д.: Интернет-банкинги быстро развиваются, и наконец банки повернулись лицом в сторону безналичных платежей, но электронные деньги и институционально, и де-факто имеют более низкий порог входа.

То есть это такая штука, которую ты можешь по-прежнему завести, не приподнимая попу от компьютера, перед которым ты сидишь, или мобильного телефона. И эта ниша всегда будет держать нас впереди и в технологическом смысле, и в смысле получения новых пользователей. Вот Карен говорил, что от 13 до 17 лет 93% людей сидит в интернете. Так эти люди могут завести себе электронные деньги в интернете, но не могут банковский счет, потому что у них нет паспорта. Вот она, выигрышная стратегия.
А. П.: Но может быть, именно поэтому доля небанковских платежей с каждым годом все выше? И тут есть нюансы: со вступлением закона «О национальной платежной системе» вообще труднее сказать, где банковские платежи, где небанковские.
П. Д.: Да, формально сейчас все стали банками, неформально тоже, но просто банковский счет без явки ногами куда-то вам не откроют, а электронные деньги пока еще откроют. И вот это и есть то преимущество, о котором я говорю. Да, его выпускает банк, но оно имеет гораздо более низкий порог входа, гораздо проще в повседневной работе с ним.
А. П.: Сколько еще времени вы отводите такой ситуации?
П. Д.: Да я думаю, что она не будет существенно меняться. И мы, и наши друзья-товарищи по рынку себя чувствуем в нем неплохо.
А. П.: А насколько вообще за год изменился ландшафт вашего рынка?
П. Д.: Вот среди платежных систем, среди систем расчетов ничего не поменялось, зато быстро, как грибы, появляются платежные интеграторы, которые уже очень плотно толкаются локтями за магазины, то есть это b2b-ниша. И, как вы понимаете, если потенциальных плательщиков там 68 млн — или сколько там Карен говорил, то — магазинов все-таки, наверное, 50-70, может быть, 100 тыс., и каждый из них нужно обслужить. Вот за них сейчас как раз очень конкретная и плотная идет борьба.
А. П.: К вам обоим финальный вопрос в заключение, чтобы подвести итог: как вы думаете, какая тема станет в этом году самой горячей на РИФе? Давайте с Бориса начнем.
Б. О.: Я все-таки думаю, что влияние интернет-экономики возрастает, люди, которые достигли успеха в своей профессиональной деятельности, навели порядок в углу под названием «Электронная коммерция. Интернет-банкинг. Интернет-реклама». Они в баре «Пумба» уж точно будут думать и говорить о том, как бы свою эффективность делегировать другим, менее эффективным менеджерам в другие сегменты окружающей нас действительности, но, может быть, к этому еще добавят накала какие-нибудь судебные решения из текущей практики, которые будут после 17 апреля.
А. П.: Это вы на что намекаете?
Б. О.: Да на все!
А. П.: Хорошо, это что касается горячих тем. А что касается таких самых спорных и самых острых?
Б. О.: Самых спорных, острых вообще для всех, да?
А. П.: Да, там, на РИФе.
Б. О.: Ну, если все будут говорить про деньги, то, наверное, поговорят про какие-нибудь инвестиции с Кипра в высокотехнологичные компании. Я не знаю какие!
П. Д.: А точнее, про их отсутствие.
Б. О.: Наверное, про горячие темы и деньги Петр лучше скажет.
А. П.: Да, Петр, разногласий каких нам ждать, где, в чем столкновение?
П. Д.: Во-первых, горячо будет в юридических секциях и тех секциях, где будет речь о законодательных инициативах. Не секрет, что РАЭК признал более чем половину из законодательных инициатив Госдумы негодными или вредящими интернету. Наверняка у представителей власти другое мнение. и там будет горячо. Но наверняка многие инвесторы, я с Борисом полностью согласен, обожглись на Кипре и будут решать вопросы, где, как, почему, сколько, где и т. д. И если технологическую «температуру» оценивать, то, мне кажется, вокруг геопозиционирования должно быть горячо, потому что это такая штука, которая может перевернуть многие бизнес-процессы.
А. П.: Что ж, если нам не удалось «спалить» все темы предстоящего РИФа, то общие контуры РИФ+КИБ 2013 мы обозначили при помощи наших гостей — Петра Дарахвелидзе, директора по развитию WebMoney, и Бориса Омельницкого, президента IAB Russia и директора по развитию компании AdFox. Большое спасибо!
Б. О.: Спасибо!
П. Д.: Спасибо!
А. П.: Следите за нашими репортажами на SeoPult.TV. До свидания и всего доброго!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео