Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Mediatarget: точное таргетирование рекламы

0
0
3 817 0
Аудио Текст
12 августа 2010

Точное таргетирование – одно из самых слабых мест и вместе с тем самое перспективное направление развития рекламных технологий в интернете. Среди множества рекламных моделей, безусловно, победит та, которая сумеет найти кратчайший путь к целевой аудитории. Подробности – в интервью с Германом Клименко, владельцем популярной системы сервисов Liveinternet.

Точное таргетирование считается ахилессовой пятой интернет-рекламы вообще и контекстной рекламы, в частности. По крайней мере, так было еще вчера. А сегодня на рынке появляются системы, позволяющие «выцеливать» аудиторию с точностью «до пола и возраста», и первой из них стала система Mediatarget, разработанная в недрах Лайв Интернет. В беседе с Германом Клименко, которая пройдет в рамках спецпроекта телеканала «PRO Деньги» и Seopult TV, мы попытаемся найти ответ на простой вопрос: почему, несмотря на все очевидные достоинства, Mediatarget еще не завладела миром?

Наиль Байков (Н.Б.): Здравствуйте! Программа «PRO Интернет» - совместный продукт телеканала «PRO Деньги» и интернет-телевидения SeoPult.TV, и я, ее ведущий, Байков Наиль. Сегодня у нас в гостях владелец сервиса статистики LiveInternet Герман Клименко. Герман, здравствуйте!

Герман Клименко (Г.К.): Добрый день!

Справка: Герман Сергеевич Клименко. Родился в 1966 году. В 1983-1988 годах учился в военном институте им. А.Ф. Можайского по специальности системный программист. После окончания поступил в Высшую школу экономики. Как отмечает сам Герман, у него два с половиной высших образования. Одним из первых известных онлайн проектов Германа был сервис статистики TOP List. Герман Клименко известен в рунете в первую очередь как создатель, владелец и руководитель компании LiveInternet, а также как владелец баннерной сети «LBE». В течение нескольких лет подряд входил в «Великолепную двадцатку Рунета» - конкурс, проводимый Союзом «ЕЖЕ». Сегодня его основным проектом является рекламный сервис MediaTarget. Женат. Трое детей.

Н.Б.: Герман, прежде чем мы начнем говорить по сегодняшней теме, а это - о точном таргетировании системы контекстной рекламы MediaTarget, хотелось бы немножечко уйти в экскурс истории и поговорить о том, какие есть вообще у вас проекты. Широкой публике известен один из самых ваших первых проектов – это TOP List.

Г.К.: Да не TOP List, это вообще был каталог List.ru.

Н.Б.: List.ru?

Г.К.: Да, сам каталог был. Потом к нему появился TOP List (на тот момент он был лидером рынка) и сеть была «LBE» - первая баннерная сеть, которая выкупала показы за реальные деньги и вполне нормально функционировала. Потом эти проекты были проданы компании NetBridge, когда-то был такой шикарный инвестиционный бум. Потом я два года попытался проработать в самой компании NetBridge, которая приобрела Mail.ru и еще что-то. Мы не сработались, я ушел, и мы сделали новый проект, попробовали войти еще раз в ту же самую реку и, скажем, доказать, что это не совсем справедливое утверждение.

Честно говоря, если бы не совершенная упертость, я бы, наверно, пришел к выводу, что войти второй раз в одну и ту же реку нельзя. Потому что то, что потребовалось на создание и продвижение проектов List, TOP Mаil, «LBE» потребовало три месяца, а на приведение проекта LiveInternet в тот вид, как он есть сейчас по функционалу и по объему, потребовалось уже несколько лет. То есть с каждым годом усложняется точка входа – стоимость входа.

Н.Б.: А как вообще, Герман, получилось, что вы пришли на этот рынок, в эту область, в область статистики, веб-аналитики?

Г.К.: Знаете, как обычно, когда чего-либо не хватает, все делаешь сам, да? На тот момент, когда мы сделали каталог, было не очень понятно: был Rambler… В 1998 год были серьезные совещания на тему, что Россия – это специфическая страна, такая специальная страна, в которой никогда не будет поисковиков. У нас был тогда Rambler и каталоги AUP и Stars. И не было многоуровневого каталога. Мы, первым делом, сделали многоуровневый каталог, на самом деле украли идею у Yahoo. Я вообще апологет того, что нельзя ничего изобрести, можно только улучшить. Постепенными итерационными улучшениями, когда прошло 5 итераций – улучшений, уже видно, что это продукт совершенно другой получается. Ну, автомобили четырехколесные же ездят до сих пор! Соответственно, мы сперва сделали многоуровневый каталог List.ru. Я впервые начал платить гидам. В принципе, это была модель go.com (сейчас about.com). А потом захотелось сделать что-то со статистикой, я посмотрел в Рамблере и понял, что мне не хватает рефереров. Тогда не было сервисов статистики, у которых был бы реферер, Рамблер же тогда рефереров не давал, только недавно стал показывать. А мне всегда хотелось знать, откуда ко мне идут посетители. У меня был сотрудник Леша Воронин, он сейчас, по-моему, в Рамблере, или где-то еще, уж не знаю, куда его в жизни кинуло. Он сказал: «Я сейчас все быстро сделаю!». Он написал на Perl под виндами первый вариант TOP Mailа, по-моему… Сейчас уже история умалчивает, как это все происходило. А дальше, уже втянувшись, как-то оно все и пошло.

Н.Б.: Собственный поисковик не пробовали сделать?

Г.К.: Вы знаете, я, когда рассказываю, как устроен сервис статистики или еще что-то, то меня все время спрашивают: "Герман, почему ты все рассказываешь?". Я говорю: "Понимаете, ребята, любой внешний видимый проект, на самом деле, состоит из кирпичиков - нельзя скакнуть наверх сразу".

Я могу рассказать все о том, как устроен сервис статистики внутри, но, тем не менее, всю этапность в 3-4 года людям придется пройти.

Поэтому, чтобы делать поисковик, надо было начинать когда-то давно.

Н.Б.: Не в 1998 году?

Г.К.: Почему эта идея выглядит сомнительной? Не потому, что не найдется денег, деньги – это не вопрос. Но женщина может родить за 9 месяцев, и, вряд ли, если мы 9 женщин соберем, они родят за 1 месяц. Есть вещи, которые нельзя сделать. Тем более, поисковик сейчас – это вообще комплекс таких кирпичиков, которые не являются поисковиком. Сама поисковая задача, если задуматься – это то, как должны работать пауки, система хранения, система отдачи данных, да? И пока мы дойдем до поисковика, как такового, до качественного поисковика… Вот чем развлекается Mail.ru, например? У них есть свой собственный поиск, но я уверен, что, глядя на траекторию падения трафика, я искренне желаю им удачи, честно говоря, но мы видим, как у нас на глазах происходит резкое внедрение поисковой технологии, не готовой к эксплуатации. И если условно на разработку поисковика требуется 100 000 человек и программистских лет, то тут уже никуда не денешься. И они наступают на те же грабли, на которые и Яндекс наступил 5 лет назад, а Google – 7 лет назад.

Я буду очень рад, если падение Mail как поискового трафика остановится, и он постепенно начнет отбирать долю обратно. Это будет очень здорово!

Но смысл в том, что поисковик – это даже не сложное технологическое решение, а очень сложное технологическое решение.

Н.Б.: А если в двух словах, Герман, нужны ли нам вообще несколько поисковиков в рунете?

Г.К.: Вы знаете, альтернативы всегда хороши, они создают, во-первых, возможность для людей в кадровом смысле, в бизнесовом. Например, в Советском Союзе колбаса по 2,20 руб. была. Я, например, когда захожу в магазин и вижу разнообразие колбасы, тоскую по тем временам, когда не надо было думать над выбором. Сейчас зайдешь: пельменей 10 сортов, колбасы 20 сортов – и это очень сложно, стоишь, как идиот. А раньше зашел бы и взял колбасу по 2,20 руб.

На самом деле, при ограничении выбора идеи усыхают. Идеи появляются только в столкновении.

Вот все с удовольствием наблюдают за Лавренко, за Nigma. И в силу того, что он вынужден работать, как агрегатор поисковиков, он вынужден брать чем-то другим. И все с удовольствием смотрят, как он это делает. Наверняка и Яндекс анализирует, что вообще там происходит, и Рамблер о чем-то думает. Множественность вообще очень полезна.

Н.Б.: Если взять все ваши сервисы, которые были рождены в муках, но успешно совершенствовались и какие-то из них сейчас еще развиваются, какой из них ваш самый любимый, включая MediaTarget?

Г.К.: Понимаете, здесь очень сложный вопрос. Если вообще говорить о действующих проектах, то это статистика все-таки, хотя MediaTarget занимает больше времени. Нельзя заниматься проектом, который ты не любишь. Вот, условно говоря, мечта людей: я хочу такое же, но внутрь не погружаться. Если внутрь не погрузился, то ты ничего не сможешь сделать. А вообще, конечно, самый любимый сервис – это каталог List.ru, первое сообщество, первое комьюнити из гидов. Когда у нас поженились первые 2 гида, я тогда смотрел с удивлением - это было достаточно странно. Это первый проект, который пришел из реального бизнеса, а я занимался реальным бизнесом.

Н.Б.: А вот, Герман, скажите, наверняка же за эти многие-многие годы не обошлось без ошибок в чем-то, да? Изменили бы вы сейчас что-то, если бы у вас была такая возможность?

Г.К.: Нет, я бы ничего не менял, просто, это из серии, как я всегда говорю, чем отличается успешный менеджер от неуспешного?

Неуспешный менеджер – это человек, который, если его проект прогорел, его публично хоронит. А успешный, если что-то запустил, и оно сдохло, очень аккуратненько прячет его за околинку тихо-тихо по ночам, чтобы никто не видел, не дай Бог.

Потому, что процент неудач у всех абсолютно одинаковый, т.е. из 10-20 проектов выживает всего один. Никакой Америки здесь нет. Понимаете, нельзя же жить за городом, но с московской зарплатой, например. Нельзя вернуться в прошлое с тем опытом, как сейчас. Конечно, если бы я вернулся в 1998 год, то какой интернет, Господи! Приватизация – самое милое дело, куда там! Надо было в приватизацию лезть, но там тогда стреляли. Так что прошлое ценно тем опытом, которое оно нам дает; не было бы того опыта, который есть.

Н.Б.: А насколько сильно изменилась культура общения в Сети за эти годы?

Г.К.: Радикально, конечно же. Вообще сеть совершенно другая. В 1998 году это был кружок. Знаете, как юристы, – у них свой язык, у медиков – свой язык. Вот посмотрите: то, что они пишут, только они понимают.

10 лет назад, когда ты разговаривал с интернетчиками, то слышал: протокол TCP/IP, CPM, CTR – это все, что было в сети. Сейчас пришли домохозяйки, которые профессионально рассуждают на конференциях о стартапах, например, я не хочу обидеть известную Анну Чапман.

Это классический пример: пришли в высшую школу, получили какое-то образование, получили какой-то бонус, нам рассказали, как делать стартапы, и мы пошли нести знания в массы. Грубо говоря, пришли непрофессионалы, и это здорово – это, как раз, отличает бизнес-модель: когда она появляется, то туда лезут все.

Н.Б.: А культура общения в бизнесе?

Г.К.: Вы знаете, интернету жутко повезло.

Когда Россия корчилась от всех этих понятий петербургского и московского бандитизма, в интернете всегда была достаточно интеллигентная обстановка. Вообще, интернет интересен тем, с точки зрения рейдерских захватов, что бесполезно забирать продукт.

Очень редко существуют отчуждаемые продукты. Я всегда привожу пример Алексея Экслера. У него высокая посещаемость сайта, казалось бы, придите и купите, но как можно купить сайт без Экслера? То есть в интернет-проектах доля интеллекта существенно выше, и поэтому очень сложно нарушать условия. Если я о чем-то договорился с партнером, то, возможно, я могу нарушить условия, но дело в том, что если партнер уйдет – бизнес умрет. В реальной жизни можно купить завод, бизнес, договориться о том, что я ставлю вас директором, я ставлю вас еще кем-то, а потом прийти и всех выгнать, да? В интернете это не получается. Редко какие проекты могут похвастаться тем, что они абсолютно человеконезависимые.

Н.Б.: То есть в интернете человек выше сервиса?

Г.К.: В основной массе выше. Понятно, что сейчас Mail.ru – это абсолютно независимая контора, в которой можно поменять директора. Были времена, когда это зависело от какой-то крупности, когда ресурсы становятся уже отделяемыми.

А в средних ресурсах личность главного редактора очень важна, и программисты очень важны.

Н.Б.: Если брать сервис статистики LiveInternet вообще, то какие сервисы он в себя включает, если мы сейчас затронем именно этот сервис статистики и веб-аналитики?

Г.К.: Нужно тогда чуть переформулировать вопрос. Сервис статистики – они и есть сервис статистики.

Н.Б.: А обрисовать структуру?

Г.К.: Это текущая посещаемость сайта, возможность посмотреть историю, поисковые фразы, позиции в поисковых системах. В силу ряда причин очень малым спросом пользуется экспресс-аудит, который позволяет проводить глубокий анализ. То есть у нас есть ряд неоткрытых отчетов, у есть нас свои особенности, и в экспресс-аудите они существуют, отлаживаются, тестируются, они позволяют оценивать рекламные кампании. Это не так эффективно, как это делается в Google Analytics или в Яндекс.Метрике, но мне у них реализация не нравится, а запускать и клонировать точно такую же не хочется. Поэтому я предпочитаю лучше подождать и придумать что-то более эффективное.

У сервиса статистики в таком виде, в котором он сейчас существует, есть существенные достоинства: чистый онлайн - человек может зайти и увидеть то, что сейчас происходит, и получить, как я считаю, 99% данных, которые нужны для анализа сайта владельцем.

Остается какая-то часть на очень глубокую аналитику. Но компаниям, которые клиентам продают услуги веб-аналитики, нужно же чем-то заниматься! Они будут существовать всегда, и наступать на их рынок абсолютно бессмысленно, потому что клиенты всегда занимают позицию: «Конечно, у вас все здорово, вы молодцы, и в Google Analytics все здорово, все хорошо, и в Яндекс.Метрике все хорошо, но нам нужна какая-то специальная контора веб-аналитики, которой мы еще заплатим деньги за то, чтобы она нам эти данные свела и рассказала, что у нас на самом деле». Поэтому мы сейчас, наверное, не предоставляем полноценный функционал по оценке, модных всяких вещей типа ROI. Но, с другой стороны, я понимаю, что модно у клиентов. Например, если мы вернемся к медиа-рекламе, то знаете, что сейчас клиентам модно заказывать? Я клиенту рассказывал, что такое поведенческий таргетинг, он долго-долго меня слушал и потом говорит:

- Слушай, а ты мне, случайно, не про бумеранг рассказываешь?

Я говорю:

- Что?

- Ты знаешь, тут придумали в интернете такую штуку (это пересказ, это, знаете, когда от профессионалов мы уходим к знахарям). Ты знаешь, мне тут рассказывали, бумеранг – это вот так вот (показывает бросок рукой), он зашел ко мне на сайт, а я потом за ним гоняюсь по всем этим самым…

Я говорю:

- Ну, да…

И я себя чувствовал немножечко идиотом. Клиенты, к счастью, разнообразные, и невозможно на этом рынке занять 100% ниши. Мы же видим, как социалки меняются одна за другой: LiveJournal, MySpace, Facebook. Да, Facebook съест все, что можно съесть, потом, может прийти какая-нибудь «ерушечка» и все съест…

Н.Б.: Прервемся на рекламу, встретимся с вами через пару минут.

Н.Б.: Возвращаемся в эфир. У нас в гостях владелец сервиса статистики LiveInternet Герман Клименко. Герман, еще раз здравствуйте!

Г.К.: Еще раз здравствуйте!

Н.Б.: Ну что ж, начнем разговаривать о самом главном - о таргетированной системе контекстной рекламы MediaTarget. В двух словах, что это вообще за система?

Г.К.: Во-первых, эта система была создана сначала для меня самого. Мы в статистике продавали рекламу, у нас до сих пор есть там продажа ссылочек по цене 40 центов за клик. Изначально было 5 центов, потом 10, потом 20, и такая система фиксированных цен меня мучила, потому что, с одной стороны, хочется больше зарабатывать, а с другой стороны, рекламодатели пишут: «А мы хотим больше трафика!» Соответственно, возникла, в свое время, идея написать систему, которая бы позволила продавать по аукционной модели внутри системы статистики.

Н.Б.: То есть, кто больше заплатит?

Г.К.: Да, кто больше заплатит – того будут больше показывать. Но пришлось как-то уйти, все-таки, в сторону от аукционов - это, на самом деле, не такая простая, очевидная модель. В результате у нас появились какие-то наметки, как продажа в статистике по показам, что самое интересное. Идея вообще была делать аукционы по показам, и первый год существования MediaTarget, он работал по показам, когда мы тестировали эту модель. А уже потом под дикие споры появилась идея «прикрутить» туда соцдем и поисковые запросы, чтобы людям показывать таргетированную рекламу. Грубо говоря, для моих внутренних нужд мы систему сделали. Там, конечно, никакой контекстной рекламы не нужно.

Люди, которые приходят в статистику, уже знают, куда они пришли, и базовая идея MediaTarget, помимо всего остального, состоит в том, что можно таргетироваться по запросу.

Например, оптимизатор покупает запрос «оптимизировать сайт», а в системе MediaTarget можно брать кластер, т.е. есть элементы статистики, есть TOPMail, например (у меня MediaTarget сейчас стоит на TOPMailе, на сервисе статистики в админке UCOZ). То есть оптимизатор или вебмастер может не покупать запросы. Вообще какой процент клиентов и оптимизаторов вводят в Яндексе «получить оптимизацию»? На самом деле, не такой большой. Но, с другой стороны, в сервисах статистики самих клиентов на оптимизацию - почти 100%, поэтому мы говорим о том, что вся статистика – это поисковый запрос оптимизации. На самом деле, это не очень примитивное решение, это смесь такая.

У нас получилась смесь, поэтому так и называется MediaTarget, потому, что мы, с одной стороны, мы можем продавать медийку, а с другой стороны, таргетировать по интересам пользователей.

Н.Б.: Это ноу-хау на рынке рунета?

Г.К.: Я не думаю, что кто-то так умеет. Может, Google умеет…

Н.Б.: А на Западе существует?

Г.К.: Ну, понимаете, любые задачи решаются, как кирпичики, опять же. Мы об этом в первой части говорили. Допустим, тому же Яндексу это не надо. С одной стороны, у него есть медийно-новостной контекст, он называется «медийный контекст». Смысл: когда человек искал, например, «оффшоры», и Яндекс вместо текста показывает баннер. Но, насколько я понимаю, Яндекс не может просто взять и старгетироваться на площадку целиком, если есть, например, какой-то ресурс по оффшорам. Это нарушает идеологию. Нам удалось это смешать. Кстати, нам до сих пор неизвестно, хорошо это или плохо. С одной стороны, люди с удовольствием это потребляют, с другой стороны, это вообще две системы, которые чуть-чуть разные.

Н.Б.: Мне хочется понять, Герман, откуда берется вообще информация об интересах пользователей?

Г.К.: Во-первых, из поисковых запросов, а во-вторых, из посещаемых сайтов.

Я считаю, что у меня работают совершенно уникальные разработки, потому что мы практически первые в этом и, по крайней мере, работаем целенаправленно. Мы первые запустили демографию.

Смысл в чем? Если мы возьмем TOPMail, посмотрим там демографию, откуда там берется демография? Демография берется из зарегистрированных анкет. Откуда у нас берется демография? Демография у нас не берется из зарегистрированных анкет, у нас демография берется из поведения пользователей. Мы знаем с вами прекрасно, что, например, если поисковый запрос «машина времени», то, что это означает? Это означает, что это мужчина старше 40. Я это условно, да? Если «Tokyo Hotel», то это девочка в возрасте 13 лет. Если мы умудримся создать 10 000 подобных правил… Но мы сейчас не говорим о технологии.

Н.Б.: Нет, подождите, а кто эти правила создает?

Г.К.: Вначале у нас вопрос: что из себя представляет LiveInternet? LiveInternet, на самом деле, это и блоги, и статистика. Соответственно, на одном cookie мы видим, как ведут себя люди в блогах, т.е. мы можем провести процесс отбора из них каких-то достоверных, и мы можем сказать, что тринадцатилетние девочки ведут себя так, а четырнадцатилетние мальчики ведут себя так, и попытаться настроить на них маски.

Н.Б.: То есть уже накопленная информация имеется?

Г.К.: Да, конечно, большой объем информации. Но из него тоже не очень адекватно все получить. В MediaTarget, по-моему, пока есть только опция «таргетироваться по полу и по возрасту». Т.е., мы этот пол и возраст берем не из блоговых данных, их не так много. Грубо говоря, TOPMail берет cookie и смотрит в Mail данные. Мы делаем по-другому: мы берем одну cookie и пытаемся с определенной вероятностью определить мальчик это или девочка. Если вероятность 85%, например, то мы определяем, что это такое. Соответственно, мы берем любой поток данных, и это не наши блоггеры, это вообще любая cookie, и смотрим, где она была, что она делала, как она ходила.

У нас был достаточно анекдотичный случай: выяснилось, что в дневниках был мальчик нетрадиционной ориентации, но, с точки зрения рекламодателя, если этот человек ведет себя как девочка, и говорит, как девочка, и ищет, как девочка, то для рекламодателя он - девочка.

Н.Б.: Герман, мне хотелось бы понять, в чем заключаются отличительные особенности этой системы с точки зрения рекламодателя и с точки зрения продавца рекламы?

Г.К.: Во-первых, самое важное для рекламодателя то, что сейчас это дешево. Нет, я могу привести массу разных способов, плюсы и минусы, но они будут важны только в том случае, когда стоимость клика будет у меня такая же, как в Яндексе.

Н.Б.: С другой стороны, многие думают, что дешево не значит эффективно.

Г.К.: Понимаете, MediaTarget появился как вторая часть, у меня же есть блоги. Попробуйте продать рекламу в социальной сети. На самом деле, это действительно большая проблема. Большая проблема - во Вконтакте, большая проблема - у Одноклассников, и что бы мы ни говорили, это действительно правда. Нет труда продать на сайте Bankir.ru, на Klerk.ru продать рекламу, еще на каких-то специализированных ресурсах вообще очень не сложно продать рекламу. Как только мы приходим в социалку, нам говорят: «Слушайте, а что это?». Ну, да, был первый наплыв, когда в Одноклассниках скупали все, что можно, а вот сейчас во Вконтакте пытаются что-то покупать. Но смысл: на таком объеме нельзя продать ничего конкретного, т.е. таргетирование, с одной стороны, повышает стоимость для клиента, но с другой стороны, улучшает для него эффективность. И MediaTarget также создавался для того, чтобы спокойно и, никуда не торопясь, продавать рекламу на блогах. Есть такое понятие как «качество аудитории». Если вы попробуете поискать «оффшоры» в Яндексе (и сейчас все занимаются поведенческим таргетированием, тот же Яндекс), а потом зайдете, например, на «Московский комсомолец», то вы увидите, что там, где стоит блог, будут рекламы оффшоров.

Н.Б.: Да, совершенно верно. Герман, вы тут немножечко сказали о ценах, а если попытаться сравнить цены на рекламу в MediaTarget и в социальных сетях и сопоставить с эффективностью, то что получается?

Г.К.: Понимаете, если человек искал «оффшоры», если он кликнул на «оффшоры на Кипре» в блогах – это нормальный текст, это не картинка с девочками. Чем хороша контекстная реклама? Это текст, человек должен его прочитать. Он на нее кликнул за 11 долларов за клик в Яндексе по запросу «оффшоры» или по 5 рублей за клик в MediaTarget. Я считаю, что с точки зрения эффективности он точно такой же, учитывая, что я использую MediaTarget еще для рекламы своих собственных продуктов. У меня же не только интернетовский бизнес, есть и аудиторская фирма, которая рекламируется. Почему я про оффшоры хорошо знаю, потому, что я их сам даю. Это, знаете, как в «Азбуке вкуса» купить молоко или в «Пятерочке». Понятно, что можно опуститься совсем низко и перейти в «Копеечку», но мы знаем, что есть эффект, когда мы заходим в «Азбуку вкуса», то видим то же молоко, ту же курицу, которые стоят в два раза дороже потому, что они просто в «Азбуке вкуса» продаются.

У меня дешевый товар по одной простой причине - очень мало конкуренции.

Н.Б.: Герман, а если сравнить отдачу от посетителей? Использовать MediaTarget или использовать контекстную рекламу? Что эффективнее? Проводились ли такие исследования?

Г.К.: Да все одинаково, на самом деле.

Н.Б.: А в соотношении цены и эффективности?

Г.К.: Ну, естественно, MediaTarget.

Н.Б.: MediaTarget, все-таки?

Г.К.: Понимаете, у меня клик по «оффшорам» обходится в 5 рублей, а в Яндексе он будет обходиться в 3 доллара. Может, это не очень хорошо сказано, но сейчас это уже можно говорить, потому, что у Яндекса большая партнерская сеть.

Понимаете, перелопачивать горы говна в качество можно, на самом деле. Ведь люди одинаковые, что в Яндексе, что у нас, что во Вконтакте!

Н.Б.: Один и тот же посетитель?

Г.К.: Один и тот же посетитель. Вопрос в его заинтересованности. Шли дикие споры по поводу медийки, насколько это эффективно. Я согласен, что человек, который пришел в социалку пообщаться со своей первой любовью, наверное, менее мотивирован что-то делать. Но, с другой стороны, если он только что в Google, в Яндексе или в Рамблере искал или посетил сайт соответствующей тематики, а потом вспомнил, что ему надо Маше письмо написать, и вот баннер рядом висит, и он на него кликнул, то он совершил действие. Я, например, очень доволен эффективностью рекламы на своих ресурсах. У клиентов, которые приходят в MediaTarget, есть естественный рост, как и везде, Это так же, как распространяются все знания: они остаются, долго существуют, двигаются и т.д.

Н.Б.: Какие рекламные площадки у вас уже есть?

Г.К.: Одноклассники, Mail.ru. Мы договорились с Одноклассниками, что у нас часть трафика, мы его делим с Google, с Яндексом. У нас есть часть трафика с Mail.ru. Количество клиентов растет, и мы просто договариваемся с площадками.

Н.Б.: Герман, количественные показатели – они же качественные?

Г.К.: А что значит качественные? Ну, если есть 9 миллионов уникальных посетителей в России, то они просто есть, как таковые, понимаете? Качество начинается с объема 100 посетителей. Знаете, можно прийти на сайт банковской тематики и разговаривать о качестве. О чем можно разговаривать, когда 9 миллионов уникальных посетителей? Мы знаем, что там есть все, мы знаем, что там есть люди, которые купили вчера Мерседес, мы знаем, что там есть люди, которые ищут БМВ. Наша задача, моя задача – это обеспечить, и это единственное, что я гарантирую клиенту. Потому что, на самом деле, это очень тонкий вопрос. Когда клиент начинает дискутировать: «А продам ли я свой Мерседес?». Я не знаю, потому, что это ваша цена, какую цену вы поставите, такая и будет. Например, есть реклама Тинькоффа. «ТКС-Банк» поставил 14,5% годовых + 1,5%, и пошла реклама, но почему она была эффективна? Не только потому, что была хороша, но и потому, что товар по цене соответствовал интересам. Если бы он пытался продать по 10% годовых, к к нему бы ни пришел ни один покупатель. Поэтому, когда мы пытаемся взять на себя оценку ROI, эффективности рекламы, мы учитываем, что интернет-бизнес сформирован не только из реальных продавцов.

И сказать, что мы вам обеспечим что-то, что вы 100 долларов сейчас заплатили за рекламу и заработаете 200, - это полный бред. Мы не можем за клиента определить, сколько он на этом заработает.

Если ко мне приходит клиент, у которого сейчас зависли квартиры в Москве, и он мне говорит: «Вот я тебе заплачу сейчас 10 «штук», а ты мне сделай так, чтобы они продались». Я не знаю. Я смотрю на цены и говорю: «Мне кажется, что они завышены».

Н.Б.: Спасибо, Герман! И в завершении нашей с вами встречи хочу спросить, почему при всех выгодных преимуществах MediaTarget, он до сих пор еще не правит миром?

Г.К.: Это совершенно нормальный процесс. Сервис статистики LiveInternet, сам по себе, принципиально не изменился за последние 5 лет, а рекламодатели - очень костные люди. Условно говоря, мы никак не можем перетащить их с телевидения в интернет, и все, что смогли, выливается в 300 миллионов Яндекса. 8-9 лет назад можно было делать все быстро, сейчас такая масса рекламодателей, что процесс нельзя ускорить. Да, я в прибыли, да, клиенты идут, но ускорить этот процесс нельзя. Конечно, можно пиаром или еще чем-то, но, знаете, пример про 9 месяцев, к сожалению, никуда не девается. И если бы было плохо, то я был бы в убытках и проект давно бы закрыл.

Н.Б.: Совершенно верно! И здесь мы с вами не сидели бы.

Г.К.: Ну, наверное.

Н.Б.: Огромное вам спасибо! Удачи, процветания всем вашим сервисам! Герман Клименко был у нас в гостях в программе «PRO Интернет». Оставайтесь с нами и до новых встреч!

Развернуть текстовую версию
Комментарии