Регистрация

Как заработать на видеоблоге в YouTube

2182
4
86 030 9
Аудио Текст
16 июня 2015

Елена Торшина изучает такое явление, как «влоги». Иначе говоря, блоги, только в видеоформате и не такие унылые, как ЖЖ-блоги. В качестве подопытного был приглашен «влогер» Юлий Онешко, или Юлик, или Джулиус Спик, который снимает скетчи.

Из передачи вы узнаете:
— почему тупой ролик, где девушка красится на камеру без зеркала, набирает десятки тысяч просмотров;
— как соотносится число подписчиков и количество просмотров на разных каналах;
— как набирать подписчиков и просмотры, если блог «нулевый»;
— что лучше на первых порах — нагонять ботов или переливать трафик друг от друга за счет лайков, рекомендаций, рекламы в прероллах;
— за какое время можно набрать 100 тыс. подписчиков;
— гоняют ли «влогеров» за мат;
— с чего больше зарабатывают «влогеры» — с рекламы Google или с прямых рекламодателей;
— какие сплетни про «влогеров» сейчас гуляют по Сети;
— и многое другое.

Как заработать на видеоблоге в YouTube

Елена Торшина изучает такое явление, как «влоги». Иначе говоря, блоги, только в видеоформате и не такие унылые, как ЖЖ-блоги. В качестве подопытного был приглашен «влогер» Юлий Онешко, или Юлик, или Джулиус Спик, который снимает скетчи.

Юлий Онешко, видеоблогер.
Родился в 1993 году в Ульяновске.
С 2013 года — владелец YouTube-канала JuliusSpeak.

Елена Торшина: Чтобы все сразу поняли, с кем и о чем мы сегодня будем говорить, я предлагаю посмотреть скетч. Юлик снимает очень много скетчей про черный юмор, ничем не ограниченный. Я работаю с YouTube, наверное, уже года полтора, я закупаю оттуда рекламу, веду оттуда трафик. Ну, все нормальные люди уже давно с ним работают. Сейчас у меня все нормально с YouTube. Я понимаю, что там происходит, я понимаю этот адский трэш. Но когда я пришла туда полтора года назад, я вообще не понимала, что там происходит и что это за люди. Я не понимала, почему этот дурацкий контент, который у меня не укладывается в голове… Допустим, Ира Белка делает видеоролик, где она красится без зеркала на камеру, и что у нее получается. Это какой-то бред. И я вижу несколько десятков тысяч просмотров.
Юлий Онешко: Ну, Иру Белку нельзя считать отдельным «ютубером», который всего сам добился.
Е. Т.: О’кей, не Ира Белка. Я просто говорю о том, что какой-то совершенно дурацкий трэшовый контент, и в нем такое количество просмотров.
Ю. О.: Ну, это да, это странно, этого и «ютуберы» не понимают. Спроси любого «ютубера» старше 20 лет, и он тоже будет так же, как и ты, удивляться, почему у 15-летнего школьника, который кривляется на камеру, миллионы просмотров. Он играет в игрушки, открывает какие-то коробки, скины выпадают, просто картинки в игре. «Ютубер» тоже этого не понимает.
Е. Т.: Ну, это реальные просмотры?
Ю. О.: Да, это реальные просмотры.
Е. Т.: Ты говорил, что собираешься на «ВидеоPeople» и там будут учить, как «накручивать».
Ю. О.: Я пошутил.
Е. Т.: Вас этому учат или нет? Это реальные просмотры?
Ю. О.: Имеет смысл «накручивать» только крупные каналы — 500 тыс. подписчиков, миллион подписчиков. Просто «накрутить» еще больше, чтобы больше получить с рекламы. А когда ты только развиваешься, начинаешь выкладывать скетчи или любые ролики, которые ты делаешь, это не имеет смысла. Потому что ты не можешь следить за статистикой, ты не понимаешь, что заходит, что не заходит. Просто так никуда не уйдешь, если будешь «накручивать».
Е. Т.: А что такое подписчики, в чем их сущность? Допустим, я не подписываюсь на каналы YouTube, но у меня есть ты, +100500, какая-нибудь «Немагия». Я туда захожу и реально просматриваю ролики, но не подписываюсь. При этом, когда я покупаю рекламу, я смотрю первым делом на количество подписчиков. И мне интересно, в чем сущность подписчика. Это человек, который получает уведомления по почте?
Ю. О.: Нет. Интерфейс YouTube всегда меняется, но одно всегда остается: подписчик видит в своем фиде действия. То, что «ютубер» выкладывает, и то, что «ютубер» лайкает, например, и пишет в свой фид.
Е. Т.: А что такое фид?
Ю. О.: Фид — это твоя новостная лента, в которой выкладываются все ролики. EeOneGuy, «Немагия» выкладывают все ролики, и они все хронологически идут. Ты заходишь на YouTube и видишь их ролики. Подписчики — это какой-то гарант просмотров. Если у тебя там 200 тыс. подписчиков и какой-то процент от них смотрит, ты можешь рассчитывать, что вот, я выложу ролик, его точно посмотрит такое количество человек. Когда я выкладываю ролик, я точно знаю, что у меня его определенное количество человек посмотрит.
Е. Т.: У тебя сейчас 80 тыс. подписчиков, да?
Ю. О.: Да.
Е. Т.: Я заказывала у тебя рекламу много раз, и у меня там выходило… Ну, не знаю, у тебя среднее количество просмотров — 40, 50, 60, под 70 тыс.
Ю. О.: Ну, как стрельнет. Один раз был ролик, который был вообще не предназначен для широкой аудитории, только для подписчиков. YouTube его сунул в топ, и он был на главной. Я собрал 100 или 120 тыс. просмотров, и там было много негатива, потому что этот ролик был интересен только моим подписчикам, там личная информация. А люди просто заходили и срали.
Е. Т.: Так вот, у тебя 80 тыс. подписчиков, твоя средняя просматриваемость — ну, пускай, 50-60 тыс., да?
Ю. О.: Да, и это даже не все подписчики. Это могут быть вообще левые люди.
Е. Т.: Да, при этом я покупаю у той же «Немагии» ролик, тоже просматриваемость 40-50 тыс., а у них 250 тыс. подписчиков.
Ю. О.: Я молодец! Что сказать, я молодец!
Е. Т.: С чем коррелирует количество подписчиков? Я не вижу прямой корреляции с просматриваемостью.
Ю. О.: Активность. Возьмем какого-нибудь видеоблогера, который делает видеоролики давно, но редко. Например, EldarBrodway: у него сейчас очень много подписчиков, но поскольку он делает большие паузы в создании своего контента, то подписчики отвыкают и могут просто не следить, забывать о EldarBrodway, не заходить на YouTube. На это тоже нужно обращать внимание — на то, как часто человек выкладывает ролики. Я могу выложить скетч и месяц ничего не делать. У этого скетча будет 100 тыс. просмотров, потому что люди будут заходить, им нечего будут смотреть, они будут смотреть последний скетч. И будет казаться, что у меня каждый ролик набирает 100 тыс. просмотров, но это не так. Нужно смотреть, сколько просмотров набирает каждый ролик за определенное время.
Е. Т.: Кстати, мне за это очень нравится YouTube, потому что, когда покупаешь рекламу, у тебя, понятное дело, трафик идет в день публикации поста, на следующий день.
Ю. О.: А потом все.
Е. Т.: Нет, не все. Трафик может хорошо идти в течение недели, и потом еще какие-то десятки, сотни могут свободно сыпаться. Потому что люди каким-то образом находят. Я не знаю просто, как формируется YouTube, но трафик идет, трафик долгоиграющий, это очень круто.
Ю. О.: Я бы не сказал, что трафик долгоиграющий. Там основной всплеск в первые дни, в первые два дня.
Е. Т.: Ну, понятно, пик, основной всплеск. Просто те же статейные форматы — это первые два дня анонса, потом все.
Ю. О.: Ну, социальные сети — это другое дело, это статьи. Конечно, в социальной сети будет больше трафика.
Е. Т.: Как вообще набирать подписчиков? Я вижу, что вы друг друга постоянно рекламируете, вы переливаете трафик друг от друга.
Ю. О.: Да, это обязательно. Сначала нужно, конечно, набрать какую-то свою небольшую базу, чтобы хотя бы чем-то обмениваться, каким-то трафиком. А тут уж кто во что горазд: рекламу брать в каких-то социальных сетях, на агрегаторах новостей и всяких картинок, видео, по типу Pikabu, ComicsBook, 9GAG. Ну, 9GAG — это англоязычный сайт, но на таких же русских можно найти рекламу или просто сделать какой-то ролик, который выстрелит. Но для человека, который только что пришел на YouTube, тяжко сделать ролик, который хорошо зайдет.
Е. Т.: Короче, вы тоже покупаете трафик, да?
Ю. О.: Да, конечно, покупаем рекламу у видеоблогеров.
Е. Т.: И сколько надо этим заниматься, чтобы набрать 100 тыс. подписчиков?
Ю. О.: Все очень индивидуально. Все зависит от контента и от очень многих факторов. Так просто не скажешь. Зависит от контента. Контент может быть хороший, но это не значит, что ты наберешь много подписчиков. Все может быть идеально, но ты смотришь, а подписчиков нет.
Е. Т.: То есть у тебя нет такого, что один новый подписчик на YouTube может стоить новому блогеру, допустим, 30 руб.?
Ю. О.: Нет, мы этим не занимаемся. Подписчики постоянно идут, идут, идут. С коллегами обмениваешься лайками, совместные проекты делаешь, да и просто люди рассылают друг другу, показывают. И так постепенно этот ком нарастает, и если ты делаешь ролики, то прогресс неизбежен, ты все равно будешь расти.
Е. Т.: Слышала историю про «Омское ТВ». Ты знаешь, наверное, «Омское ТВ». Они то ли матерились, то ли голыми телами светили. Короче, что-то с ними случилось.
Ю. О.: Нет, его забанили из-за его основной передачи «Школоблогеры», потому что это противоречит идеологии YouTube.
Е. Т.: Законам о рекламе.
Ю. О.: Нет, за то, что он именно обсирал школьников, поносил их, высмеивал. Его и забанили за нарушение.
Е. Т.: Я думала, его за мат забанили. Хотела у тебя спросить, как это вообще, нормально?
Ю. О.: Я матерюсь в роликах.
Е. Т.: Нет, я знаю, что ты материшься. Ну, вы вообще не попадаете под закон «О блогерах», ничего такого? Вы материтесь и не боитесь, да?

Ю. О.: Я думаю, мы попадаем под закон «О блогерах», но всем плевать.

Ну, захотят прижать — прижмут и без мата, так что никто об этом не парится.
Е. Т.: У тебя вроде нет политики, тебе должно быть OK.
Ю. О.: Да, я же не kamikadze_d.
Е. Т.: Теперь давай перейдем к вопросам о тебе. Ты окончил что-то или ты студент?
Ю. О.: Это сложный вопрос.
Е. Т.: Я просто хотела заметить, что ты не студент, не рабочий класс. Снимая скетчи, как ты вообще живешь?
Ю. О.: Для своего возраста в своем городе я зарабатываю отлично. Я учился. Я ушел после девятого класса, поучился в ПТУ, понял, что потерял время, пошел в институт, просто чтобы получить отсрочку. Проучился один курс, на втором курсе меня выгнали, я ушел в офис работать. Поработал… хотел сказать «офисной крысой», но кого-нибудь обижу.
Е. Т.: Да ничего, мы не обижаемся.
Ю. О.: Я поработал в офисе, мне это не понравилось. Пока я учился в институте, я делал мультики. На YouTube тяжело делать мультики, с этим тяжело выстрелить, потому что это очень трудозатратно.
Е. Т.: Ты рисовал их, как «Мартеллиада», как Gerra?
Ю. О.: Да, как Gerra Martell. Он делает, и он выстрелил. Но выстрелить с мультиками очень тяжело, потому что это очень трудозатратно, ты долго все это делаешь, а отдачи…
Е. Т.: Он очень редко постит. Я все захожу, захожу, а у него все ролик про недвижимость висит.
Ю. О.: У него хорошо заходит. Но когда ты делаешь мультики, ты можешь кучу времени вложить, — например, 30 часов, как мой друг, с которым я сегодня пришел, — и ничего не будет. С видеоблогингом, когда ты делаешь «влоги», скетчи, намного проще. Я полгода занимался мультиками, я набрал 5 тыс., сейчас я год занимаюсь скетчами и набрал 80 тыс. подписчиков. О чем я говорил? Я делал мультики на заказ, и я устал, там тоже нужно работать. И я решил: буду работать на себя, буду снимать скетчи. И пошло-поехало. И основной доход, конечно, с рекламы, которую я продаю лично, как тебе. Отсюда деньги идут.
Е. Т.: А реклама на YouTube что-то дает?
Ю. О.: Мало, очень мало, очень маленькие ставки.
Е. Т.: Можешь какие-то цифры назвать, чтобы понимать? Вот ты крутой блогер Ульяновска. Какая средняя зарплата в Ульяновске у людей?
Ю. О.: Не знаю, тысяч двадцать.
Е. Т.: Ты зарабатываешь гораздо больше?
Ю. О.: Раза в два больше.
Е. Т.: О, класс!
Ю. О.: Если говорить о Google AdSense, который вставляет рекламу в ролики, то нужно учитывать, что у меня ролики короткие. И один человек может посмотреть сто роликов, ему сто раз рекламу показывать не будут. Вообще, цена клика зависит от продолжительности просмотра. Потому что YouTube смотрит на продолжительность просмотра и понимает: «Ага, этот ролик интересный, а этот неинтересный, в него дорогую рекламу вставлять не будем». Это от тематики зависит. Музыка, игры. Игры почему-то очень ценятся.
Е. Т.: Слушай, «летсплейщики» — это какое-то засилье, это еще один феномен.
Ю. О.: Это не феномен, это отличный способ…
Е. Т.: Нет, это для меня феномен. Это мы, старички, приходим, смотрим на все это: «Господи, какой тупой обзор!»
Ю. О.: Я имею в виду, что по деньгам это отличный способ заработка. Потому что серия идет 10-20 минут. Для рекламы это самое оно, потому что после десяти минут ты можешь хоть каждую минуту рекламный блок вставлять, типа, на первой, на второй, на пятой. Сколько напихаешь, столько этих рекламных блоков и будет. А школьники смотрят. Они, может, даже не знают, как AdBlock устанавливать. И вот ты снимаешь «летсплей» на десять минут, который ничего не стоит. Час посидел и шесть «летсплеев» записал. Это просто. Просто говори и снимай. Самая дорогая реклама в длинных роликах, которые смотрят долго. Если вы делаете короткие ролики, как я, скетчи, то там нет ничего.
Е. Т.: Понятно, у тебя решают прямые рекламодатели. А ты рисовал мультики, что-то снимал. Ты же говоришь, что не учился почти нигде, и ты научился рисовать мультики?
Ю. О.: Ну, это хобби. Когда я мелкий был, мне было интересно, думал: «О, вырасту, буду мультики рисовать!» Научился в одной программе это все делать и забил на это дело. И пока я учился в институте, тоже лазил по YouTube и наткнулся на какой-то зарубежный канал. И там был очень плохо сделанный ролик на Flash. Он очень просто был сделан. И у него была куча просмотров. И я подумал: «Я лучше могу», — и сделал лучше, вроде хорошо зашел. Кстати, впервые загрузил видео на YouTube, он собрал около 30 тыс. просмотров, попал на главную, его, по-моему, в «Лепре» запостили. Ну, черный юмор про гопника без ног. Не знаю, кто видел.
Е. Т.: Я не видела, надо глянуть.
Ю. О.: Он зашел, и я стал делать. Тогда я еще не привык к такой частоте, с какой я сейчас снимаю. Я привык думать, много идей в голове прокручивать. Когда я только пришел, у меня идей мало было, и поэтому все это очень долго делалось, стопорилось, потому что нужно найти идею, потом еще ее нарисовать. Не взлетело.
Е. Т.: Но скетчи ты тоже сам придумываешь, снимаешь. У тебя камера какая-то есть?
Ю. О.: Ну, конечно камера, не на телефон же.
Е. Т.: Ну, мало ли, может быть, на «айфончик».
Ю. О.: Нет, я на камеру пишу.
Е. Т.: И монтируешь?
Ю. О.: Да. Но там монтажа немного.
Е. Т.: Ты выпускаешь скетчи пять раз в неделю, правильно?
Ю. О.: Ну, я стараюсь.
Е. Т.: То есть ты делаешь один скетч в день.
Ю. О.: Ну, раньше я делал больше скетчей. Сейчас я просто я не хочу «лить» все, что я придумываю. Я стал критичнее к себе относиться и просто не хочу все «лить». Поэтому реже стал заливать ролики. И помимо скетчей я делаю другие вещи, типа стримов с другими видеоблогерами, какие-то другие проекты пробую.
Е. Т.: Да, «Ночной Дожор» мне очень нравится. Мы его как-то обнаружили с моим мужем, в один вечер посмотрели. Знаешь, как «Игра престолов» вышла, ты сел и посмотрел сезон. Мы так посмотрели «Ночной Дожор», хотели тебе даже что-то отправить, какие-нибудь Choco Pie, чтобы ты еще с ними был.
Ю. О.: Ну вот, если говорить о рекламе, вы сели и ролика три-четыре посмотрели?
Е. Т.: Ну, сколько у тебя их всего было?
Ю. О.: «Ночных Дожоров»? Не скажу точно… Может, пять.
Е. Т.: Ну, штук пять-шесть, наверное.
Ю. О.: Вот вы сделали пять просмотров. Вам же не будут в каждый ролик пихать одну и ту же рекламу, потому что так это не работает.
Е. Т.: Мы думали, что ты рекламируешь Choco Pie. Что ты еще там покупал? Эти круассаны 7 Days.
Ю. О.: Я что-то сладкое покупал, да, что-то такое было.
Е. Т.: Мы думали, ты рекламируешь, это product placement.
Ю. О.: Ну да, если бы они мне… Ну да, такой product placement.
Е. Т.: Надо им предложить. Ну, хотя они такие крупные, с ними сложно.
Ю. О.: Да, это будет попозже.
Е. Т.: Я вот что хотела спросить про «летсплейщиков»: ты открыл какой-то магазин ключей, да?
Ю. О.: Это так, мелочь.
Е. Т.: Я просто вижу, очень многие это делают. Что это вообще такое?
Ю. О.: Да, покупаешь ключи по дешевке в одном месте, продаешь подороже на своем сайте.
Е. Т.: Ключи на платное прохождение игры. Я просто вообще ничего не понимаю.
Ю. О.: Нет, это цифровой ключ продукта, который ты вводишь в Steam или в Origin. Steam и Origin — это такие приложения, которые позволяют тебе очень удобно покупать игры. В них эти ключи вводишь, получаешь игру бесплатно. И в таких магазинах игры продаются дешевле, мы их покупаем еще дешевле. Или, например, какую-нибудь случайную игру можно купить за определенную сумму. То есть ты платишь определенную сумму, и тебе какая-то случайная игра выпадает. Может выпасть говно, а может не совсем говно.
Е. Т.: Рекламодатели вообще не понимают в большинстве своем, как с вами работать. Потому что вы очень странные. Не знаю, как это сказать. Может быть, какое-то новое поколение, креативный класс. Причем есть уже нормальные взрослые мужики. Например, история про Wylsacom. Wylsacom знаешь?
Ю. О.: Да.
Е. Т.: У него заказывает один серьезный человек рекламу какого-то гаджета. Тот ему, естественно, обещает по срокам в первый месяц сделать. Потом он не делает месяц, два месяца. Этот чувак за ним ходит, ходит, он ему пишет, тот в какой-то момент перестает отвечать на письма. Он ему звонит, тот в какой-то момент перестает брать трубку. Ну, уже, казалось бы, ему самому проще это сделать, чтобы все отстали. К тому же все по предоплате работают. Этот чувак, который у него заказал рекламу, едет к нему в офис. Приходит к нему в офис, садится, начинает его ждать с девяти утра. Wylsacom приходит, наверное, часам к двенадцати — и: «О, а что ты тут делаешь?» Он говорит: «Ну, я тут сижу, жду, когда ты мне рекламу сдашь». Короче, суть да дело, они там просидели весь день, Wylsacom не хуже школьника рассказывал какие-то истории: «Ты знаешь, ролик на самом деле снят. Ну, я его, короче, на флешку записал, а флешку потерял. Но я продублировал его на другую флешку и отдал ее человеку, который прямо сейчас пошел на улицу спрашивать мнение о твоем товаре. Вот прям сейчас». И это такой: «Ну, o’кей, я подожду, пока чувак на улице спрашивает мнение о товаре». Наступает уже вечер, этого чувака все нет, и Wylsacom говорит: «Ой, ты знаешь, ему понадобилось резину летнюю на зимнюю поменять…» В общем, с очень большой болью они этот ролик вывалили. Причем это стоит десятки тысяч.
Ю. О.: Ну, сколько у Wylsacom подписчиков?
Е. Т.: 700-800 тыс.
Ю. О.: Я думаю, стоит больше десятков тысяч. А, ты про рубли или про доллары?
Е. Т.: Нет, десятки тысяч рублей.
Ю. О.: Больше.
Е. Т.: Больше?
Ю. О.: Больше сотни, мне кажется.
Е. Т.: Тем более. Или эти девочки — beauty-блогерши.
Ю. О.: Ты знаешь, это интересная история. У них есть такая тема, как «Мои покупки в январе», «Мои покупки в октябре». И там 12 рекламных позиций, то есть одна большая реклама. А девочки смотрят, идут и покупают. То есть этот ролик — все одна большая реклама, где они обо всех этих вещах рассказывают. Типа: «Вот, я в этом месяце накупила». На самом деле это реклама.
Е. Т.: И это круто, я это понимаю. Я это очень хорошо вижу, я эти вещи вижу. Вопрос-то в другом: почему так сложно работать с YouTube-блогерами? Ну, я понимаю, почему со школьниками сложно работать.
Ю. О.: Я знаю, почему работать с YouTube-блогерами тяжело.
Е. Т.: Почему?
Ю. О.: Потому что ты сам себе хозяин. И если ты должен был встать в восемь, а встаешь в двенадцать, тебя начальник по голове стукнет. А сам себя по голове не стукнешь. Ты хочешь отдыхать — ты отдыхаешь, ты не хочешь работать — ты не работаешь. Ты идешь на поводу у своих желаний, никто тебе не говорит, что делать. Тем более в основном YouTube — это хобби. Люди начинают зарабатывать на своем хобби. Когда ты зарабатываешь на своем хобби, то ты относишься к нему не как к работе.
Е. Т.: Нет, ну что значит хобби? Ты не работаешь. EldarBrodway работает где-нибудь?

Ю. О.: Нет, «ютуберы» не работают. Я к тому, что если, ты на хобби начал зарабатывать деньги, ты не относишься к этому как к работе. Ты относишься к этому как к развлечению. И когда тебе начинает писать рекламодатель: «Ой, негатив, не буду читать, удалю».

Да и ты не то что спустя рукава относишься, а просто другое отношение, несерьезное. Несерьезное отношение, это во-первых. А во-вторых, у него, помимо этого чувака, который заказал рекламу, еще была, может, куча людей. И он несколько месяцев не делал просто потому, что очередь большая. И он просто не успевал, потому что очередь большая и ролики лень делать. Я не слежу за Wylsacom, я не знаю, насколько щепетильно он следит за расписанием, как много роликов он выкладывает. Вот у меня такое есть, потому что у меня огромная очередь, люди месяцами ждут.
Е. Т.: Да о’кей, очередь. Просто надо общаться, проблема даже в общении. Если ты чувствуешь, что твой рекламодатель, который тебе дал денег, начинает переживать, с ним можно нормально поговорить.
Ю. О.: Ну да. Наверное, это у Wylsacom что-то личное.
Е. Т.: Или можно нормально ответить: чуваки, я не буду брать вашу рекламу, потому что вот так.
Ю. О.: Ну, так делают, так говорят, отказываются.
Е. Т.: Все по-идиотски происходит, понимаешь? Сложно. Когда ты заказываешь рекламу через рекламное агентство, там все цивилизованно. Там люди понимают, что они имеют дело с деньгами. Такое ощущение, что люди в YouTube не понимают, что им платят деньги и они должны их отрабатывать. Этого понимания ноль.
Ю. О.: Знаешь, там типа такого: «Ты мне дашь деньги… Ну ладно, я тебе еще и ролик сделаю». Вот такое отношение.
Е. Т.: Именно такое отношение, да. Ну и что с этим делать?
Ю. О.: Ничто не делать. Там таких рекламодателей, как ты, еще десяток стоит. И вот он сидит и выбирает: ты мне дала деньги, типа, и ты мне еще и негатив в личку пишешь. Поэтому они так и относятся.
Е. Т.: А вы понимаете, что если вы не найдете нормальную работу, то к этой вашей работе нужно нормально относиться?
Ю. О.: Зачем, если и с таким отношением они прекрасно зарабатывают и растут, и все отлично идет? Зачем менять отношение, если все растет, все отлично? Поэтому и такое безалаберное отношение.
Е. Т.: Да, неутешительно. Вот ты говоришь, что вы не считаете цену привлечения, цену подписчика. Сколько примерно денег нужно, чтобы подняться? Ну, чтобы набрать 100 тыс. подписчиков, сколько суммарно нужно времени и денег примерно?
Ю. О.: Я даже примерно не скажу. Ну, я тысяч десять, может, вложил, потому что я несколько раз брал рекламу. Когда ты до определенного уровня дорастаешь, для тебя брать рекламу уже как-то не очень. Единственная реклама, которая имеет смысл, — это делать совместные ролики. А если у тебя есть коллеги, люди, которые тебе интересны, то они с тобой эти ролики бесплатно будут делать. Так что после определенного момента нет смысла брать рекламу.
Е. Т.: Вот вы делаете совместные ролики — ты, EldarBrodway и третий мальчик был, да? И расшариваете по своим каналам.
Ю. О.: Да. И EldarBrodway лайкает, Константин лайкает. Мальчик — ему-то уже 30 лет, это не мальчик.
Е. Т.: Ну, вы сохранились отлично. Ну а чего, вы не работаете, ничего не делаете? Ходите ночью за продуктами…
Ю. О.: Да, никаких стрессов. Единственный стресс, что в личку рекламодатель пишет: «Когда мой ролик? Когда мой ролик?» Вот и все, больше стрессов нет.
Е. Т.: Да, всю правду рассказал. Слушай, я хотела попросить рассказать какие-нибудь сплетни. Может быть, даже про кого-то, кого я не знаю, но какие-нибудь сплетни. Мне кажется, у вас там такая тусовка — вы же молодые, вы же активные, вы прикольные.
Ю. О.: На YouTube нет сплетен. Если какой-то конфликт появляется, то его сразу выставляют наружу, потому что любой конфликт — это движуха, это подписчики, это трафик. Вот сейчас конфликт между «Немагией» и Лариным. Знаешь, кто такой Ларин?
Е. Т.: Да-да-да.
Ю. О.: Его сейчас все знают.
Е. Т.: Тоже пипец какой-то, я вообще не понимаю Ларина, абсолютно.
Ю. О.: А почему? Он мой приятель. По-моему, он все правильно делает. Сколько у него уже, двести с лишним тысяч подписчиков? Отлично растет!
Е. Т.: Я как-то к тебе, знаешь, привыкла более или менее — и всё.
Ю. О.: Ну, кому что. Сейчас между «Немагией» и Лариным конфликт. Я думаю, можно посмотреть по статистике — по подписчикам им это помогло. То есть, если еще давно посмотреть, когда Мэддисон и Усачев не особо популярными были, между ними тоже такие терки были. Это постоянно в YouTube происходит, это трафик. Нет никаких сплетен, все друг друга ненавидят открыто, на камеру! Может, даже не ненавидят, а просто нагоняют интерес у зрителей.
Е. Т.: Я тогда тебе сплетни расскажу. Ника Черникова знаешь?
Ю. О.: Да-да-да.
Е. Т.: Я его тоже недавно узнала, у него есть песня «Ванильная».
Ю. О.: Да-да, я понял.
Е. Т.: И мне рассказал один мой знакомый, что он однажды ехал в поезде с Ником Черниковым, когда Ник Черников еще не был популярным. И Ник там играл на гитаре какой-то девице, потом он эту девицу в поезде драл. Я думала, может, ты что-то подобное знаешь. Ну, это было тогда, когда он еще звезду не поймал. Сейчас он, наверное, такого не делает. Он, наверное, не играет девицам, не дерет никого.
Ю. О.: Не знаю, его сразу узнают. А если по просмотрам и по подписчикам посмотреть, у него все грустно.
Е. Т.: Почему?
Ю. О.: Ну, посмотри у него последние ролики. Сколько, 30-40 тыс. просмотров — для его канала это очень мало, потому что у него больше 200 тыс. подписчиков, по-моему.
Е. Т.: Я не слежу за ним, если честно. Он мне отказал в рекламе, сложный какой-то.
Ю. О.: Сейчас у многих видеоблогеров, кто давно начинал, все грустно. У них много подписчиков, но там, конечно, есть и закрытые аккаунты, и люди, которые просто перестали YouTube пользоваться.
Е. Т.: Просто выросли, наверное, школьники-студенты, кто это смотрит, нет?
Ю. О.: Школьники и студенты. Сегодня в метро узнал студента.
Е. Т.: Своего телезрителя?
Ю. О.: Да. Ехал поступать в какой-то театральный или актерский, куда-то. Ехали в одно место. Сейчас очень грустно все у таких стареньких, потому что они уже устали от YouTube, а аудитории уже не интересно, ролики набирают все меньше и меньше просмотров. А знаешь, кого сейчас много? 15-16-летних мальчиков, которые друг друга пиарят, и у них по 100, 200, 400 тыс. подписчиков набирается за кратчайшие сроки. Потому что они денег друг с друга не берут, они к YouTube как к игре, по ходу, относятся. И у одного мальчика 600 тыс. подписчиков, он пиарит другого мальчика, у которого 5 тыс. подписчиков. Ну, месяц, два, три, у того 100 тыс. подписчиков, а эти 100 тыс. подписчиков уже сами до 600 тыс. раскрутятся. Вот так они друг друга накручивают.
Е. Т.: Но они же бесполезны. Мне они бесполезны. Кое-что я могу порекламировать у школьников, они перейдут по ссылке, но они не сконвертируются ни во что, они бесполезны.
Ю. О.: Ну да, они полезны, если ты хочешь на канал накрутить посетителей.
Е. Т.: «Налить» просто трафика, да?
Ю. О.: Да, живого трафика.
Е. Т.: Да, буду знать, иногда и это тоже надо. Ну и что делать? Ты снимаешь скетчи, это клевый трэшовый канал. Ну и куда дальше будешь двигаться, когда тебе тридцать будет, например?
Ю. О.: Сейчас я хочу stand-up сделать. В начале сентября будет stand-up. А если говорить о том, типа, кем я вижу себя через пять лет, я хочу продюсированием заняться на YouTube. Потому что я вижу этих мальчиков, смотрю, что у них сейчас нет подписчиков… Был один такой: я смотрю, что он делает, и знаю, что у него будет 100 тыс. подписчиков. И сейчас у него 200 тыс. подписчиков. И я хочу этим заняться, как EldarBrodway мне помогал. Я хочу заняться тем же, только чтобы они делали это не на своих каналах, а на моих, чтобы я вставлял рекламу и получал деньги за рекламу: «Ты! Ты будешь популярным! Давай, снимай!»
Е. Т.: То есть типа CarambaTV, да, объединить всех этих людей неким агрегатором?
Ю. О.: Продюсированием скорее заняться.
Е. Т.: Берешь мальчика, развиваешь его и ставишь его контент к себе на канал.
Ю. О.: Да-да-да.
Е. Т.: И берешь много таких мальчиков. То есть твой канал становится агрегатором контента мальчиков.
Ю. О.: Ну, можно не один канал.
Е. Т.: Маленьких голых мальчиков.
Ю. О.: Это слишком много денег, не потяну. CarambaTV другим занимается. Она пытается перетянуть трафик на свой сайт, у них даже свой видеоплеер стоит, который показывает высокое качество в 720, только если ты AdBlock отключаешь. У них Badcomedian заранее выкладывает свои выпуски на сайте сначала, а потом только на YouTube. Другие видеоблогеры выпускают сначала на их сайте. Либо они делают дополнительные шоу на CarambaTV. CarambaTV хочет, чтобы люди с YouTube перешли к ним, потому что у них свои рекламодатели на сайте, они на них зарабатывают. Вот так.
Е. Т.: У тебя очень крутая идея — рассматривать таких мальчиков. Кстати, я ненавижу продюсеров, так сказать, потому что вы же берете свою долю за рекламу.
Ю. О.: А почему я о мальчиках говорю, а не о девочках? Потому что мальчиков больше получается, потому что очень много в аудитории YouTube маленьких девочек. И на молодых мальчиков они очень клюют. У них очень быстро подписчики растут.
Е. Т.: У молодых Ников Черниковых. Может быть, детей Ника Черникова.
Ю. О.: Ну, я бы не сказал, что Ник Черников прямо такой…
Е. Т.: Да я просто не знаю никого, я кого знаю, о том говорю. Так вот, говорю, продюсеров ненавижу, потому что я знаю, например, в ЖЖ одного продюсера. Я его миссии так и не поняла, если честно. Ну, ЖЖ совсем уже стух, заглох. И с Гольцманом тоже была передача у нас на канале, он находил таланты — «Проститутка Кэт», к Задорнову он хотел подкатить… Может, знаешь такой блог «Проститутка Кэт», блог проститутки. Ну, ты не в ЖЖ, слава богу. И он находил таланты и якобы развивал их, подталкивал. И люди начинали получать рекламодателей, он их обрабатывал, и с этого брал 40%.
Ю. О.: Ну, нормально.
Е. Т.: Но ты представляешь, как подскакивает стоимость рекламы? Это вообще пипец.
Ю. О.: Ну, он зарабатывает, рекламу берут, значит, все отлично.
Е. Т.: Я просто рассказала историю для того, чтобы ты знал: если ты станешь продюсером, мне придется тебя ненавидеть.
Ю. О.: Зато знаешь, как отлично! Ты будешь ко мне обращаться, а я тебе сразу: «Смотри, сколько людей! У каждого можно рекламу взять. Оптом скидки!»
Е. Т.: Да, ну, класс. Я надеюсь, ты мне хоть скидки будешь давать?
Ю. О.: Да, на опт.
Е. Т.: А у тебя нет всяких проблем с рекламодателями из-за того, что у тебя трэшняк, мат, все это? У меня, например, сайт есть, если ты его видел, но он тоже адский. У меня нет ни одного рекламодателя, я думаю, их и не будет.
Ю. О.: Если они говорят: «Можно без мата?» — я делаю без мата.
Е. Т.: Ну, у тебя из-за того, что, в принципе, на канале он есть, нет проблем?
Ю. О.: Нет, AllTime, которые часы продают, ко мне обращались. Я делал скетч, у меня там часы и вместо стрелки член. И им что-то не понравилось: «Ху*вые часы. Ху*вые часы, а AllTime хорошие часы!» Им это не понравилось, они типа: «Давай-ка вот здесь хотя бы поцивильней». Вот так, но зато обратились второй раз.
Е. Т.: Слушай, еще одна очень большая проблема рекламодателей с «ютуберами» в том, что вы ничего не согласовываете. Вы сделали — вывалили, сделали — вывалили.
Ю. О.: Ну да, и полная предоплата.
Е. Т.: И полная предоплата, да. И потом негатив в личку: «Удалю его».
Ю. О.: Не знаю, обращаются и по два, и по три раза. Сколько ты у меня рекламы взяла? Ты ко мне еще людей пригоняла, и они тоже берут по два, по три раза.
Е. Т.: Ну, я-то особый случай. Я могу понять, что не важно, что там, на канале, главное, чтобы там была живая аудитория. Для меня это важно, я могу за всеми этими твоими трэшняками рассмотреть твой интеллект, твой талант. Я действительно это вижу.
Ю. О.: Поскольку я часто это делаю, аудитория постоянно следит, поэтому да, живая аудитория. Она просто не успевает отойти. С утра друг мне говорит: «Я твои скетчи с утра в туалете смотрю». Я ночью загружу, он просыпается утром и смотрит. Ну вот, подсаживается.
Е. Т.: У тебя папа смотрит скетчи?
Ю. О.: Мама смотрит скетчи. Папа не сидит особо за компьютером. Я ему показывал какой-то скетч, ему понравилось, он смеялся.
Е. Т.: Просто про папу много у тебя скетчей.
Ю. О.: А, это скорее про дедушку.
Е. Т.: Ну, твой знаменитый скетч «О’кей, папа».
Ю. О.: Ну да, этот образ скорее на дедушку больше походит. «О’кей, папа» не особо популярный… А, ты про скетч?
Е. Т.: Да.
Ю. О.: Потому что его «This is Хорошо» лайкнул, они тоже помогли. Это один из самых крупных каналов, 4 млн подписчиков.
Е. Т.: А еще про лайки. Я смотрю прайсы блогеров, и там есть формат «Мой лайк какого-то видео». Он самый дешевый, как правило. Он что-то вообще дает?
Ю. О.: Да. Например, если зайти на главную страницу «This is Хорошо», на главную страницу EldarBrodway или какого-то другого популярного канала, там есть строка «Действия». И там, в «Действиях», показываются ролики, которые ты загрузил, и ролики, которые ты лайкнул. Люди, которые на тебя подписаны, видят у тебя на главной странице и в своем фиде то, что ты лайкнул. Поэтому лайки продаются, потому что они трафик приносят.
Е. Т.: Да, я их никогда не покупала, потому что они бестолковые.
Ю. О.: Они мало приносят. Самое лучшее — реклама в роликах и совместные ролики.
Е. Т.: Соответственно, самое лучшее — это в начале ролика, да? Потому что мое иногда запихивают куда-то в конец.
Ю. О.: Да. Ну, в начале ролика дороже.
Е. Т.: И самое-самое лучшее, если ты полностью под рекламодателя делаешь видео, как ты?
Ю. О.: Да. Ну, я могу себе такое позволить, потому что я много роликов делаю. А, например, Snailkick выкладывает ролик раз в месяц, раз в два-три месяца. Это очень редко. Он себе такого позволить не может — полный ролик посвятить рекламе.
Е. Т.: А ты не хочешь видеообзоры игр тоже делать? Это же так круто, так популярно.
Ю. О.: Не знаю, не тянет. Я что-то пробую иногда, в итоге я пытаюсь что-то сделать, а получается скетч. Ну и скетчи сейчас для меня лучший выбор.
Е. Т.: Как там…

Алеша борщ сварить пытался.
Пельмени, рис, котлеты, хлеб…
Но что бы ни варил Алеша,
Выходит метамфетамин.

Ю. О.: Вот у меня так же. Потому что скетчи для меня сейчас самый лучший формат в плане заработка, в плане просмотров и взаимодействия с подписчиками. Что-то другое я начну делать — у меня, например, будет меньше денег, или, например, меньше просмотров, или меньше аудитория.
Е. Т.: У тебя очень недорогая реклама. Ты будешь повышать цену?
Ю. О.: Я повышаю, когда много людей становится.
Е. Т.: Если много заказчиков, то ты повышаешь, да?
Ю. О.: Да, с каждой волной заказчиков я повышаю, повышаю, повышаю. Сейчас надо будет повышать, потому что опять погнали.
Е. Т.: Сейчас мы попрощаемся с Юликом, но вы досмотрите до конца, потому что там будет очень прикольный скетч.
Ю. О.: Он старый, он не очень прикольный.
Е. Т.: Кстати, знаешь, скольким людям я показывала твой канал… Я говорю рекламодателю: «Вот тут надо разместиться. Он клевый, недорогой, класс!» И потом получаю через 15 минут ответное письмо: «Блин, зашел посмотреть один скетч, залип на 15 минут».
Ю. О.: Главное, чтобы рекламу брали. Что же 15 минут? Нужно, чтобы рекламу брал.
Е. Т.: Будут брать. Я точно всегда буду брать.
Ю. О.: Это хорошо.
Е. Т.: Короче, я очень рада, что ты пришел, я очень рада с тобой познакомиться. Я твой фанат, я реально люблю черный, ничем не ограниченный сортирный юмор и маленьких голых мальчиков. Мне это реально нравится. Я желаю, чтобы твой «влог» не угасал…
Ю. О.: Я тоже желаю, чтобы мой «влог» не угасал.
Е. Т.: …чтобы ты дедом Юликом делал скетчи, делал совместные «летучки» с дедом EldarBrodway, чтобы все, короче, было круто! Как называется правильно?
Ю. О.: Я пытаюсь вспомнить. Может, какие-то «совместки».
Е. Т.: Чтобы делали «совместки» дед Юлик и дед EldarBrodway. Большой удачи! Спасибо, что пришел! Все смотрим скетч.
Ю. О.: Тебе тоже спасибо!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео