Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

HTML Academy: верстальный станок

101
0
7 226 0
Аудио Текст
3 июня 2014

Что нужно, чтобы в онлайне-режиме воспитаться с нуля прикладного специалиста, востребованного интернет-отраслью? Сооснователи образовательной платформы HTML Academy Александр Першин и Алексей Симоненко рассказывают о том, с помощью каких ноу-хау выращивают в короткие сроки начинающих веб-верстальщиков, как учить премудростям веб-разработки сугубо дистанционно, как организован, как развивается и монетизируется их сервис.

Из передачи вы узнаете:
— насколько востребованы продвинутые и начинающие специалисты по веб-верстке в Рунете;
— чем World of Warcraft помог в создании механизмов геймификации для HTML Academy;
— как HTML Academy повышает retention rate и получается ли это у него лучше, чем у Coursera;
— какие форматы обучения предлагает платформа (интерактивные задания, онлайн-курсы, интенсивы и т. д.);
— какие навыки веб-разработки HTML Academy способна привить на текущий момент;
— как работает в HTML Academy институт наставничества;
— прибылен ли проект и как он монетизируется;
— почему HTML Academy на данный момент живет без инвесторов;
— в чем трудность разработки интерактивных курсов под платформу;
— на какую аудиторию рассчитывали создатели сервиса и какую получили в итоге;
— насколько масштабируема платформа и можно ли с ее помощью обучать тонкостям front-end и серверным языкам программирования;
— и многое другое.

Михаил Боде: Добрый день, дорогие друзья! Вы смотрите канал SeoPult.TV, программу «Точка зрения», и с вами я, Михаил Боде. Постепенно дистанционное образование становится все ближе к нуждам интернет-отрасли. Можно ли сейчас в онлайне воспитать полноценного специалиста, который будет востребован индустрией? Сегодня у меня в гостях люди, которые задались целью воспитывать именно прикладных специалистов для онлайн-бизнеса. Итак, в студии у нас Александр Першин и Алексей Симоненко, сооснователи проекта HTML Academy. Александр, Алексей, приветствую!
Александр Симоненко: Привет!
Алексей Першин: Привет!
М. Б.: А можете вкратце рассказать о том, как возникла идея HTML Academy? Насколько я понимаю, это довольно нетривиальная задача — воспитать человека, который, собственно, создает Веб. Немножко поясню для наших зрителей, что речь идет о языках разметки HTML и CSS, о которых пишут довольно-таки объемные книжки, мануалы. Причем профессия довольно-таки творческая: одну и ту же задачу можно решить несколькими способами. С чего вообще все началось и когда?
А. П.: Я для начала расскажу, как сама идея появилась. Я работаю в ИТМО. Когда я только начинал ассистентом, аспирантом, мне дали факультатив для студентов. А я в то время окончил кафедру «Компьютерные образовательные технологии» и поработал уже лет пять в веб-разработке. Чему учил? Веб-разработке и учил. И была задачка — дать им сверстать страничку. Хорошо, как профессионалам. Я дал им реальный макет, выпросил его у дизайнера. Товарищи сразу же готовый макет нагуглили в интернете, скопировали и принесли мне чуть-чуть поправленным. И у меня возникла проблема. С одной стороны, хочется показать, как ведет себя сайт вживую. Но с другой стороны, если ты покажешь где-то этот сайт, студенты моментально его получают. Как показать то, как ведет себя интерфейс, но не показать код? И тут как раз родилась идея таких штуковин, которые называются «испытания» в HTML Academy. Они-то и являются солью проекта. Идея сразу хорошо легла на так называемый компетентностный подход. Я им как раз занимался в вузе. Штука следующая: все обучающие курсы завершаются испытаниями. Не экзаменом, не тестом, не лабораторной, а испытанием. Максимально близкая к предметной рабочей области штука, которую должен выполнить профессионал, чтобы доказать, что он чему-то научился. Химик? Свари «синий мет». Верстальщик? Сверстай страницу. Генерим картинку, там генерим картинку, сравниваем картинки — это легло в основу испытаний. А дальше оставалось плавненько подвести человека к испытаниям. Здесь помогли редакторы кода. И, собственно, как-то закрутилось-завертелось, постепенно из первого прозрения выросла HTML Academy.
М. Б.: А на старте, когда ты загорелся этой идеей, ты отталкивался от каких-то существующих систем онлайн-образования?
А. П.: Идея была такая необычная, что я как-то не видел похожих систем. Знаете, были такие «песочницы» HTML, CSS, JS для веб-разработчиков. Код копипастишь, там редактор, он сразу показывает результат в реальном времени. Я подумал: «О, круто! К этой штуке прикрутить проверки, все будет в реальном времени наглядно!» И как-то я подзавис в этот момент, но идея с испытаниями уже крутилась. Дальше появился Codecademy. В то время он был немножко в другом режиме — только Java Script и консольное приложение. Но сам успех показал, что эта штука востребована. Но в таком формате, как у нас: обучение верстке именно в наглядном режиме, когда вводишь код в редактор и все сразу видишь, — таких сервисов еще не было. Дальше Codecademy тоже запустили что-то в похожем варианте, но у них нет испытаний до сих пор. А с эстетической точки зрения мы ориентировались на TeamTreeHouse. Есть такой крутой западный ресурс. Они больше в формате «видео плюс тесты» были, но сама эстетика очень классная. Они, конечно, сейчас пытаются запустить какие-то интерактивные квизы, но пока получается очень грустно, если честно. Именно компетенции не хватает в построении интерактива.

Но тут еще один секрет: очень сильно повлиял World of Warcraft. Мы тогда с Алексеем очень хорошо рейдили там, осваивали боссов. И в интерфейсе World of Warcraft, когда ты что-то убиваешь в реальном времени, у тебя сразу загораются задачки. Они прямо так и перенеслись в HTML Academy.

Если вы проходили, то помните, что там есть такие задания с задачками: что-то сделали — она загорается. Классические квесты из компьютерных игр.
М. Б.: Про геймификацию мы дальше поговорим отдельно. Мы немножко уже затронули тему функционирования платформы. Пожалуйста, расскажите нашим зрителям о том, как работает HTML Academy, то есть, грубо говоря, с чего может начать человек, который к вам приходит. Алексей?
А. С.: У нас уже готово 18 базовых курсов, все эти курсы бесплатные. Но так как их очень много, мы построили специальную карту, карту обучения, по которой человек может идти и развивать свои навыки в правильном направлении. На самом деле эти 18 курсов — это очень большой объем работы, большая задача. И мы только недавно дописали последние курсы. По сути, мы только недавно завершили первую фазу нашего проекта — написание этого базового курса. Но большинство навыков он уже в этих курсах сможет освоить. И если ему понравится, этот процесс его захлестнет, он может пойти на более интересные формы взаимодействия. Это, например, наш онлайн-интенсив. Идея возникла как? Мы просто хотели попробовать.
А. П.: Если говорить про интенсив, то в какой-то момент стало понятно, что курсы — штука сложная, делаются медленно и пока их маловато. Идея в том, что человек, пройдя все курсы, сможет самостоятельно сверстать страницу. Много информации таким образом донести нельзя. Техническую можно, но, например, работа с Photoshop все равно требует видеолекций. Качественная верстка все равно требует нормального фидбека, наставничества. Желательно работать с профессионалом, если наша цель — не просто зарабатывать деньги, а выпускать качественных специалистов. Поэтому когда появилась некая база, появилась идея надстройки, более приближенной к обычным курсам. Продвинутые вебинары с теорией, наставников искали, чтобы они давали фидбек, оценивали качество кода. Леша, расскажи, как ты вел своих стажеров.
А. С.: Почему эта идея возникла? Когда мы изначально работали в агентстве, у нас всегда не хватало работников. Типичный процесс работы агентства — это либо найм дорогого специалиста за много денег, уже с какими-то отработанными навыками, либо привлечение каких-то стажеров, то есть людей, знаний которых еще недостаточно для выполнения работы, и им нужно пройти стажировку.
М. Б.: Что называется, джуниор.
А. С.: Да, джуниор. И именно таким образом я долгое время набирал людей. Мы просто изнутри посмотрели на этот процесс и увидели, что надо его вынести из агентства куда-то вовне. Это и послужило базой для создания онлайн-интенсива.
М. Б.: А действительно ли на рынке сейчас такой голод, такой дефицит верстальщиков?
А. С.: Он есть. Особенно качественных верстальщиков. Потому что агентств очень много. И помимо агентств верстка нужна контентным проектам, она нужна электронным магазинам, которые к агентствам никакого отношения не имеют. Нужно реально очень много людей. И есть ощущение, что этих людей не хватает, особенно квалифицированных.
А. П.: Мы сами полгода не могли найти верстальщика. Полгода!
А. С.: Да.
М. Б.: Вы «решали свою боль», которая хорошо знакома?
А. П.: Да. С одной стороны, мы «решали боль» как работодатели. С другой стороны, я «решал свою боль» преподавательскую: создать эффективный инструмент, чтобы загнать студентов, чтобы они научились хорошо, чтобы их потом можно было взять на работу. Потихоньку знание технологий, особенно веб-технологий, с их проникновением в нашу повседневную жизнь превращается в базовую компьютерную грамотность.
А. С.: Ну да, потому что все интернет-специальности так или иначе связаны с версткой. И хорошо бы иметь хотя бы общие знания. Дизайнерам это нужно, это нужно менеджерам, это нужно каким-то руководителям, это нужно наполнителям сайтов. Всем нужно знание верстки. Поэтому наша платформа изначально была направлена не только на создание высококлассных верстальщиков, она общедоступная. Базовые знания для всех. Почему мы сделали эти первые 18 курсов бесплатными? Чтобы и эти знания были доступны для всех изначально. А если все-таки вернуться к интенсиву и закончить эту мысль, то в нашем понимании, чтобы быстренько «создать специалиста», нужно было три аспекта. Большая база знаний — это у нас делалось с помощью курсов. Это наставник — человек, к которому можно будет всегда обратиться, получить его экспертную оценку. Ведь многим людям не хватает этого. У них вроде как теория есть, но нет какого-то ощущения локтя соседа, который, если что, подскажет. И третье — это сам проект, который в течение всего интенсива человек постепенно делает. Вроде теории очень много. Он вроде знает, но он не может придумать себе задание. Поэтому родилась идея интенсива, которая реализует все эти потребности.
А. П.: Я добавлю немножко про подход. Недавно хорошую мысль прочитал: есть в классическом образовании пять главных компонент. Знания. Принуждение к практике. Наставничество — грубо говоря, грамотный фидбек от профессионалов. Помощь с решением проблем, персональная, индивидуальная. И самое главное, это кампусы — помещение человека в среду, где его ничего не отвлекает. У классического онлайн-образования есть только первый компонент — массовый доступ к знаниям. Когда делаешь массовый интерактивный формат типа HTML Academy, появляется второй фрагмент — принуждение к практике. И, наверное, в таком массовом формате большего добиться нельзя. В бесплатном, массовом, на огромное количество людей. Там, где начинаются еще два компонента… Четкая хорошая обратная связь, чтобы с тобой человек работал, большое количество времени уделял тебе, проверке твоих заданий и чтобы помогал тебе решать твои проблемы. Наставники смотрят на уровень человека, понимают, как с ним работать, — здесь нужны трудозатраты, время других людей. Такие штуки сделать массовыми труднее. Эти четыре компонента у нас слились в интенсив. И пятый компонент, — помещение в среду, где никто не мешает, — видимо, в онлайне никак не реализовать. Тут уж что поделаешь?
М. Б.: И что в каждом случае получает тот, кто проходит курсы и / или интенсив? Хотя бы теоретически, что он должен уметь?
А. П.: Навыки работы с кодом. Это все остается «в руках». Я послушал студентов: «О, да я так английский выучу! Свойство width — „ширина“». И это возможность собрать достаточно простенькую страничку с нуля, примерно понимая как. Мы, конечно, будем добавлять еще циклы, где человек будет под нашим руководством, по нашим инструкциям собирать страницу с нуля. Будут такие курсы, но это нужно доделать. Но тот, кто прошел интенсив, дополнительно к этому получает навыки более высокого порядка: как делать хорошо, как делать действительно от начала до конца, как работать с Photoshop. В общем, там идея такая, что после курсов ты сможешь что-то сделать, а после интенсива ты сможешь сделать так, что нам не стыдно будет тебя выпустить на рынок труда. Вот такая идея была — джуниоры, которых могут уже взять люди. Потому что его работу принял опытный человек, посмотрел все его косяки, сказал, как надо, как не надо, и, в общем-то, он на практике что-то уже собрал.
М. Б.: Становится ли человек по окончании интенсива независимым специалистом, который дальше может развиваться исключительно сам?
А. С.: Да.
А. П.: Да, я думаю, пинок отличный получает. И даже по опыту выпускников: у нас многие уходят на фриланс, многие легко устраиваются. Меня это очень сильно радует. Я смотрю сейчас блог одного из выпускников, у него замечательные проекты в портфолио появляются. Это доставляет нам радость! Даже когда красивенький код выпускников читаешь, аккуратненький, я прямо…
А. С.: Как хотели.
А. П.: Как хотели, да.
М. Б.: А сколько может зарабатывать после окончания вашего интенсива верстальщик-джуниор?
А. С.: Это зависит от региона. Мы веб-платформа, у нас люди из разных регионов, в том числе и из других стран… Что ты говорил там?
А. П.: Молдова, Украина, Беларусь, Хабаровск, Владивосток, по всей России.
М. Б.: Наверное, есть какая-то небольшая выборка?
А. П.: В среднем 15-20 тыс. руб. в регионах. В столичных — 20-40 тыс. руб., Питер поменьше, Москва побольше. Это джуниор. Чем хороши технологии? В технологиях можно расти всегда. Ты два года поработал, ты уже вырос, ты можешь стоить дороже. В некоторых областях это намного сложнее, где карьерная лестница, где нужно здесь отпахать на одной зарплате, потом сюда перейти и т. д. А в технологиях рост будет гарантированный всегда, если у тебя есть руки, голова, желание учиться. Здесь надо лишь задать правильное направление. Я надеюсь, мы как-то его даем, ориентируем.
М. Б.: Теперь поговорим немного о том, собственно, как создаются курсы, как это все происходит и как вы зарабатываете и тратите деньги на проект. Что у вас является основной статьей расходов?
А. П.: Команда.
М. Б.: А кто входит в команду на данный момент?
А. П.: Три человека и кот, да? Я и Алексей…
А. С.: Про наставников, может, сказать?
А. П.: Ну, наставники все-таки больше как сдельные специалисты у нас идут. А так три разработчика. Команда начала расти после первого интенсива, когда появились первые деньги: «О, мы можем зарабатывать, обеспечивать себя!» Появилась возможность растить команду и не бояться, что деньги закончатся. Потому что проект начинался с полного нуля. И чтобы он смог прожить еще полгода, естественно, нужно после первых интенсивов посмотреть, как пойдет, понять, сколько у тебя денег осталось, сколько ты еще можешь прожить. Перед третьим интенсивом я понимал, что мы сможем прожить еще месяца три. Когда пошел третий интенсив, я понял, что мы можем прожить еще месяца два, потому что команда выросла. Но сейчас вроде идет запись на четвертый интенсив, и я понимаю, что теперь-то до осени дотянем. Поэтому у нас теперь три человека фултайм. Это гигантский рост по сравнению с осенью — в три раза, да?
А. С.: Ну да.
А. П.: И в основном это работа над продуктами: разработка курсов, разработка платформы. Потихоньку начинаем улучшать взаимодействие с аудиторией, рассылку делаем и т. д.
М. Б.: А сколько уходит на разработку одного курса, когда уже есть платформа, на которой это создается?

А. С.: Разработка самих курсов — это сложный процесс, и найти автора курса очень сложно. Это главная сложность нашего проекта, потому что он контентный, в отличие от многих других онлайновых платформ, которые берут какой-то чужой контент и пытаются его продать. Мы же контент сами разрабатываем, и это очень тяжелый труд. Для того чтобы разработать 16 базовых курсов, нам потребовалось два года.

Сейчас постепенно у нас формируется команда людей, которых мы так или иначе уже попробовали в изготовлении курсов, и нам нравится, как они это делают. Есть несколько людей, которые работают сдельно, они для нас готовят курсы. Одновременно идет разработка многих курсов. Например, буквально в понедельник мы анонсировали курс про линейные градиенты. Разработка этого курса стартовала в августе, кажется.
А. П.: Да.
А. С.: И этот курс сопровождали многие технические проблемы. У нас есть огромная сложность в изготовлении контента. Но из-за того, что нам очень нравится этот процесс, из-за того, что мы болеем идеей обучения людей верстке и нам самим процесс очень нравится, мы это дело не бросаем и двигаемся.
А. П.: Если по срокам сказать: примерно месяц — один человек, а потом еще шлифовка одна-две недели — это я уже занимаюсь совместно с человеком.
А. С.: Это в лучшем случае.
А. П.: Да, это если повезет. На это мы сейчас ориентируемся. Но сейчас задача состоит в том, чтобы сделать процесс выпуска курсов более или менее предсказуемым, чтобы он шел с одинаковой скоростью. Вроде начинает получаться.
М. Б.: А с точки зрения аудитории на кого вы рассчитывали изначально? Кто пользуется этими курсами и насколько это совпало с ожиданиями?
А. П.: Я-то думал, это будут студенты.
М. Б.: А оказалось не так?
А. П.: А потом оказалось, что там огромное количество самых разных людей … Сейчас у нас 28 тыс. регистраций. «Живых» поменьше — 22 тыс. тех, кто что-то начал делать. Мы делали опрос в паблике, он еще был маленький, 2 тыс. человек, но выборка нормальная. 200 человек ответили. Школьников 10% получилось, студентов 30%, а остальное — другие люди, старше, ни студенты, ни школьники. «Я фотограф, мне надоело, я хочу…», «Я 1С-программист, меня тошнит от SQL-запросов на русском языке, я хочу в веб-разработку…» и т. д.
А. С.: Сначала мы даже сами не оценили тот момент, что эти навыки могут быть полезны большинству представителей IT-специальностей. Нам-то казалось, что это все-таки будут люди, которые хотят связать свою жизнь с версткой. А в процессе оказалось, что это любые IT-специалисты: менеджеры, дизайнеры. Например, дизайнеры — это отдельная категория лиц, с которыми приходится немножко бороться. Есть определенный круг дизайнеров, которые считают, что без предметной области нельзя заниматься веб-дизайном и дизайнерам хорошо бы знать технологии, с которыми потом будет взаимодействовать их дизайн. И на Западе принято, что дизайнеры являются в какой-то мере и верстальщиками. Но у нас все еще есть большой пласт дизайнеров, которые не могут в это поверить, они очень тяжело переубеждаемы. Мы специально читаем лекции дизайнерам, пытаясь их переубедить. Процесс, кстати говоря, идет достаточно хорошо. Но мне кажется, у нас в России так получилось с дизайнерами, потому что неправильно, наверное, перевели слово design с английского языка и пошло как-то совсем в другую область.
А. П.: В общем, у наших больше «про красиво», чем «про функционально», а надо все-таки решать задачи и делать это эффективно.
М. Б.: Мы коснулись соотношения общего числа зарегистрировавшихся, тех, кто что-то начинал у вас, и тех, кто прошел курсы до конца и сколько-нибудь серьезно продвинулся. А есть такой показатель, как retention rate, то есть люди, которые возвращаются, продолжают. И зачастую одна из главных проблем в том, что он довольно-таки невысок. Особенно на Coursera-подобных курсах часто люди бросают. Как вы с этим боретесь и насколько успешно?
А. П.: Про вовлечение рассказать вам, да?
М. Б.: Да.
А. П.: Можно небольшой комментарий про Coursera?
М. Б.: Конечно.
А. П.: Там немножко сложная ситуация. Они сами говорят, что если мы отсеем всех тех, кто зарегистрировался, но так и не пришел, а возьмем хотя бы всех тех, кто прошел первый тест, первый раздел, долю дошедших до конца, то там нормальные проценты получаются. Просто там многие зарегистрировались и не разу не пришли.
А. П.: Я три раза так делал. А из тех, кто прошел первую часть до конца, повыше — 20-30-40%, что-то такое. Но да, проблема с вовлечением и удержанием внимания, конечно, тяжелая, и нужно работать с мотивацией. Мы это делаем с помощью игровых механик. В целом механики следующие. У нас постепенная подача информации. Это постепенное повышение сложности. Головоломки, любимые всеми. И перфекционизм. Это штуки, которые затягивают. В общем, задача какая у человека? Чтобы он дальше продолжал учиться. Чтобы ему это доставляло удовольствие, правильно? Затягивание — это всегда работа с мотивацией и с эмоциональной составляющей. Прошел что-то, чуть-чуть «прокачался», почувствовал себя сильнее — тебе приятно. Решил сложную задачку — тебе приятно. Но она уже кажется легкой. Потом встает более сложная, и ты уже понимаешь, что ты уже до этого уровня «прокачался», снова можешь ее решить. Опять решил — опять замечательно. Мы пытаемся постепенно и очень плавно повышать сложность, подводя человека к испытаниям, давая более сложные задания, постепенно повышать его уровень знаний. И это чувство прогресса как раз доставляет удовольствие. Рубились в Diablo III?
М. Б.: Конечно!
А. П.: Убиваешь на первом этапе Lich King, молодец! Суешься на второй — он тебя убивает. «Прокачался», «нафармил» шмоток, поднял уровень, убил его на втором — о, я стал круче! Вот примерно что-то такое: постоянный рост, постоянный прогресс. Мы пытаемся формировать постоянное ожидание усложнения. Постоянное ожидание усложнения дает человеку понимание, что есть куда двигаться дальше, дает мотивацию дальше учиться, дальше играть. Понятно, нет смысла играть в игру, где ты «прокачался» до максимального уровня. Здесь примерно то же самое. Ну и, конечно же, всякие эмоциональные штуки: story-telling, коты, Кексик мой любимый и всякие такие эмоциональные штукенции мы применяем.
А. С.: А помнишь историю как раз таки с испытанием, с перфекционизмом?
А. П.: А, перфекционизм — это отличная штука. У нас есть испытание. Оно пройдено, когда уровень соответствия картинок 90%. Мы не требуем «соточку». И есть любимое всеми испытание про биатлон. Там нужно верстать биатлонную мишень, открытые и закрытые мишеньки. Обычно люди проходят за полчаса максимум. Но самые адские личности сидят до шести часов. Причем приходят, не понимают, как работает, проходят другие курсы, проходят курсы дальше, возвращаются, «забарывают» испытание, пишут: «Да, я прошел!»
М. Б.: А удается при этом воспитать действительно профессионала с культурой написания кода? Довольно-таки трудно большой объем теории в эти курсы запихнуть. Есть много неочевидных вещей, которые хороший верстальщик знает, вплоть до оформления, вплоть до последовательности тегов. Можно сделать последовательность, и она будет работать, но это будет некрасиво и не очень корректно с профессиональной точки зрения. Удается воспитывать «культурных кодеров»?
А. П.: Если честно, то тяжело. Именно на курсах это тяжело. Но на интенсиве, так как у тебя есть наставник, это проще. И там даже видно, что люди перенимают стиль наставника. Однако я должен заметить… Я же не зря работаю в ИТМО, да? У меня есть студенты-первокурсники, очень хорошие мне в этот раз попались. Был декабрь 2013 года, курсы почти все были готовы, у меня получилось провести эксперимент. Я им дал записи с вебинаров про Photoshop, чтобы они знали, как работать с Photoshop, дал макет, одну часть пустил по обычным лабам, другую — по HTML Academy. Не сказать что полученный результат был у всех идеальным. Но, по крайней мере, код, который верстали товарищи из HTML Academy, был более логичным, читабельным, приятнее читать. У тех вообще каша, а у этих что-то структурированное. Все-таки, когда работают с кодом, печатают свойства, они смотрят на то, как уже написано, как отформатировано. Пусть у нас не везде все идеально по каким-то стандартам, мы постепенно «причешем», но в любом случае это лучше, чем каша, которая может быть в разных книжках и т. д. Когда человек сам пытается шишки набивать, ему никто хороший правильный код не показывает, какие-то заготовки, он сам колбасит, как бог на душу положит. Поэтому задача сложная, но, в принципе, решаемая.
А. С.: У нас есть планы решать эту задачу и в онлайн-курсах, не только в интенсиве. Но я думаю, мы еще поговорим об этом.
А. П.: Прикручиваются анализаторы стиля кода, — пожалуйста, он может ругаться, — всякие дополнительные валидаторы, и все. И человек уже в хардкор-режиме проходит, не просто «выполнить задание», а еще и «код напиши красивый». И все. А если не выполнил, то у тебя персонаж умирает, но это так, шутка. Было бы круто!
А. С.: Ну, например, весь ваш прогресс, который вы сделали, если вы ошиблись, стирается, и вам приходится заново начинать курс.
М. Б.: А что касается индивидуального наставничества? Вам наверняка прекрасно знакомый питерский коллега Глеб Кушедов, школа программирования Epic Skills, в одном из своих интервью делал особый акцент на их форме обучения. Это все-таки в первую очередь офлайн-курсы, своего рода воркшоп — тоже интенсив, но в офлайне и с довольно-таки глубоким погружением. Глеб, как мне показалось, высказался довольно категорично в том духе, что это наиболее подходящая, эффективная и оптимальная форма обучения, что в онлайне все равно что-то будет не то. Вот на ваш взгляд, все-таки полностью дистанционно можно обеспечить полноценное воспитание?..
А. С.: Конечно можно.
М. Б.: Поспорьте с Глебом.
А. С.: Глеб, конечно, так сказал, потому что он еще не подготовил свою платформу. Я уверен, что он ее готовит. И когда она у него будет, он скажет совершенно обратное. Каким бы хорошим ни было офлайн-обучение, оно в рамках, в отличие от онлайн-обучения, у которого рамок нет. И привести программу офлайн-обучения к онлайн-обучению можно, в этом не должно быть проблем.
А. П.: Все офлайновые курсы чем страдают? Вот у тебя четыре часа, тебе два часа дают практику, потом два часа ты сидишь что-то практикуешь, вроде как в группе со всеми тебе приходится делать. Ходит препод, как бы всем помогает. Пятнадцать человек в группе, и сколько времени максимально он может уделить человеку? Ну, минут по десять, да? Проконсультировать — и все. И что, это достаточное время, чтобы поработать с наставником, что ли, получить консультацию и обратную связь? И обычно большинство офлайн-курсов не предполагают, что их задание еще кто-то проверяет, правильно? Ты пришел, ты пообщался с человеком, потусил со всеми — всё, молодец. Короче, 20 часов такого общения, из них 15 минут каждый раз твои — не очень много. А тут человек с тобой общается четыре часа за весь интенсив, тот же наставник, по Skype лично, и по часу в неделю разбирает твой код: «шэрит» свой экран, при тебе программирует, рассказывает, разбирает твой код, открывает твой код прямо в Skype и объясняет, что здесь не так, что здесь правильно, что неправильно. Уровень взаимодействия с наставником намного глубже даже может получиться в онлайне, если брать наш формат. Так что мне кажется, что все вполне себе переносимо.

Если, опять же, посмотреть на наших товарищей по веб-индустрии, большая часть у нас кто? Самоучки. Они без наставника смогли по туториалам научиться, просто дольше и больше шишек набивали, так почему с наставником-то нельзя в онлайне научиться? Конечно можно! Другой вопрос, что не во всех предметных областях это можно сделать.

М. Б.: Как раз в эту сторону я и хотел двинуться. Насколько в принципе платформа, которая существует в HTML Academy, и подход, который вы пестуете, масштабируем? Понятно, что те курсы, которые у вас существуют, — это первая ступенька в развитии веб-разработчика. Хороший front-end-верстальщик должен, в общем-то, и JavaScript знать, и, скорее всего, ему захочется серверные языки программирования в дальнейшем изучать. Вот до какого предела можно использовать тот способ, который предлагаете вы, и есть ли у вас такие планы?
А. С.: Я думаю, как раз таки до самого конца, потому что мы и хотим развивать вглубь эту историю и в итоге делать настоящего front-end-специалиста, матерого. При этом мы сами отслеживаем все новые тенденции, потому что мы сами занимаемся этими же технологиями. Все, что нового появляется, мы тоже хотим интегрировать в нашу платформу и обучать этому людей. Тем самым у нас, конечно же, будут появляться курсы и по JavaScript. У нас будут появляться курсы по всем необходимым инструментам, каким-то инструментам сжатия кода, сбора проекта. Сейчас наблюдается очень сильная тенденция к тому, что между тем, как выглядит ваш front-end на продакшене, и тем, как выглядит ваш front-end на девелопменте, огромная разница. И как сотворить из вашего девелопментского кода продакшен-версию? Это тоже большая история, которой нужно обучать. И это мы тоже будем делать. Это точно наш план — довести этого верстальщика до уровня хорошего front-end-специалиста. Все, что необходимо front-end, мы хотим затронуть.
М. Б.: А в back-end пойдете?
А. П.: Если общее говорить, то массовый интерактивный подход замечательно ложится на прикладные технологические курсы, где много математики, где много формальности, где много программирования. Как только начинается уход в гуманитарность, в софтовые скилы, там он работать, конечно, будет хуже.
М. Б.: Ну, это и в офлайне непросто.
А. П.: Да, и в офлайне тоже непросто. А мы технари, мы это любим, — мы здесь останемся. Запускать такие массовые курсы в гуманитарных областях оставим другим. Пусть мучаются, рассказывают о своих крутых результатах, если у них получится. Пожалуйста!
М. Б.: Что касается монетизации, насколько я понимаю, сейчас это два основных способа: плата за прохождение месячного интенсива и абонентская плата раз в месяц за дополнительные продвинутые курсы в размере — на текущий момент — 100 руб. Что приносит больше денег?
А. П.: У нас же есть так называемые ачивки. Можете посмотреть, мы не скрываем, там такая ачивка, называется «Серьезные намерения». Это те люди, которые оплатили подписку, их там тысяча человек, то есть 100 тыс. руб., да? Это за полгода. На эти деньги можно не умереть с голоду, но пока работает слабенько. Мы хотим это расширение масштабировать, естественно. Потому что у нас базовый цикл закончился недавно, а продвинутый курс только начинает появляться. Особо не за что было деньги брать. Естественно, сейчас интенсив приносит основную прибыль, основные ресурсы для жизни.
М. Б.: А проект в целом прибылен? Вы в плюсе?
А. П.: Я же сказал, он начинался с полного нуля, денег не было вообще. Теперь у нас есть запас дожить до осени командой трех человек. Это деньги, которые приносит интенсив.
А. С.: У нас первая фаза закончена, а вторая фаза — вывод проекта. Он до сих пор находится, скажем так, в стадии проверки бизнес-идеи, в демоверсии. И сейчас у нас все готово для того, чтобы перевести его, скажем, в фазу два, когда мы уже хотим плотно поработать над монетизацией самого проекта, онлайн-курсов. Поработать над профилями людей, сделать для них такое место, которым бы они хотели гордиться и которое было бы интересно их потенциальным работодателям. Потому что у нас, по сути, будет огромная база людей, готовых заниматься версткой. Это должен быть очень интересный ресурс для работодателей. И мы хотим дальше двигаться в эту сторону, развивать этот механизм.
М. Б.: Планы на монетизацию связаны с взаимодействием с работодателями?
А. С.: В том числе.
А. П.: В том числе.
М. Б.: А какие еще потенциально возможные виды монетизации вы перед собой видите?
А. П.: Понимаете, сейчас у нас получилась схема классическая. Сами, не ведая как, пришли к тому, что есть. Бесплатный хороший контент приводит к нам людей, которые нам доверяют, а дальше мы стараемся делать хорошие курсы, которые бы у нас покупали. И сейчас наша задача в том, чтобы сделать больше интенсивов, чтобы расширить поток средств, который позволит нам расширить команду, улучшить продукт, запустить курсы, запустить наконец-то маркетинг и дальше расширять другое направление, подписочную модель. LinguaLeo знаете ведь, да?
М. Б.: Конечно, основатель проекта был у нас в гостях.
А. П.: У них база 4 млн, 3-4% платит, вот и считайте. Они живут, им хватает. У нас, конечно, область поуже, но слегка поднять стоимость подписки, когда она уже будет достойна этого уровня, повысить конверсию, и мы тоже будем достаточно неплохо зарабатывать на курсах. По крайней мере, будет хватать на команду. Надо же делать клевые штуки, нам это больше всего нравится. А дальше, конечно же, работа с работодателями. Пожалуйста, интересный ресурс получается. Никто не отменял возможности попробовать выйти на западный рынок с этими курсами. Они достаточно хорошие. Почему бы нет? Куда расти, что пробовать, есть. Будем пытаться.
М. Б.: Ну что же, Александр, Алексей, я желаю вам дальнейших успехов в верстке умов ваших учеников! Пусть она будет валидной, кроссбраузерной, красивой! Удачи вам!
А. С.: Спасибо!
А. П.: Спасибо большое! И пуленепробиваемой.
М. Б.: И пуленепробиваемой. Друзья, это была программа «Точка зрения» на SeoPult.TV. Я — Михаил Боде. Всего доброго!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео