Регистрация

Fotostrana, ее население и климат

12
0
4 750 0
Аудио Текст
15 марта 2013

Что получится, если скрестить дейтинг, социальную сеть и игровой сервис? О том, что вы шло из этой операции, Александру Ветрову рассказала топ-менеджер проекта «Фотострана» Алена Абрамова.

Из передачи вы узнаете:
— как правильно звучит должность Алены Абрамовой;
— какую нишу занимает «Фотострана»;
— являются ли игры основным драйвером роста «Фотостраны»;
— каковы поведенческие особенности пользователей «Фотостраны»;
— является ли приложение «Питомцы» основным инструментом вовлечения пользователей и удержания их на сайте;
— верно ли, что игры — это своего рода «агенты проникновения и вербовки» новых пользователей «Фотостраны» в других соцсетях;
— можно ли потратить внутреннюю валюту «Фотомани» на неигровые цели;
— чем примечателен функционал мобильных версий «Фотостраны»;
— и многое другое.

Александр Ветров: В эфире программа «Бизнес online», меня зовут Александр Ветров, здравствуйте! Все чаще мы наблюдаем в интернете смешение жанров. Например, информационный портал пытается выполнять роль интернет-магазина, а сервис знакомств мало отличим от социальной сети или, допустим, игрового портала. Вот о последнем явлении мы сегодня и поговорим. Разобраться в этом нам поможет один из топ-менеджеров проекта «Фотострана» Алена Абрамова. Алена, привет!
Алена Абрамова: Здравствуй, Александр!
А. В.: Как дела?
А. А.: Все отлично!
А. В.: Тогда начнем.

Алена Абрамова, топ-менеджер проекта Fotostrana.
Родилась в 1986 году в Ленинграде.
В 2008 году окончила факультет журналистики Оренбургского государственного университета.
С 2003 по 2009 год работала в печатных и интернет-СМИ как журналист и редактор.
В 2009 году пришла в «Фотострану» в качестве журналиста, ведущего блог на проекте для пользователей.
В 2012 году стала топ-менеджером компании.

А. В.: Алена, все-таки «один из топ менеджеров» — какая-то очень странная должность. Как правильно называть твою должность? Или ты скрываешь это?
А. А.: Нет, я ничего не скрываю. Дело в том, что у нас особенная компания, и это касается в том числе наших должностей или статусов. Нет каких-то устоявшихся должностей у топ-менеджеров, в разные моменты жизни компании мы берем на себя разные блоки, которые сейчас принципиально важны для движения компании. И именно сейчас у меня есть три главных блока, которыми я занимаюсь: это сервисная монетизация, монетизация за счет рекламы и работа с нашей большой командой.
А. В.: Ну, то, что «Фотострана» странная — это факт. Начнем с цифр. По данным LiveInternet, «Фотострана» занимает пятое место в категории «Знакомства и общение» со среднемесячной аудиторией около 1,2 млн посетителей. По данным, опубликованным на сайте группы компаний «Эмбриа», которой вы и принадлежите, на «Фотостране» зарегистрировано 34 млн пользователей, ну а по данным вашего сайта — более 38 млн. Все правильно?
А. А.: Сначала я немножечко оговорюсь: не странная, а особенная «Фотострана», я бы называла это так.
А. В.: Хорошо.
А. А.: А по поводу цифр: мы живем в интернете, и каждый день мы прирастаем пользователями, поэтому уточнять цифры приходилось бы каждый день.

На какой-то момент все названные вами цифры верны, но если брать день сегодняшний, то нас уже больше 40 млн.

А. В.: Отлично! Огромный ресурс. Почему вы не публичны? Чего вы боитесь, от чего вы скрываетесь или от кого, может быть?
А. А.: Мы не скрываемся ни от кого, а мало публичны мы просто потому, что заняты непосредственно своим проектом и работой, мы не уделяем так много времени и внимания рассказыванию о себе, а стараемся сделать такой проект, который будет говорить сам за себя.
А. В.: Давайте в успехе и разберемся. Итак, «Фотострану» в разных источниках именуют по-разному — прочитаю: «Гибрид между сервисом знакомств, социальной сетью и социально-игровым сервисом». А вы сами как определяете свой сервис? Что это?
А. А.: Мы в хорошем смысле этого слова социальная сеть, но не такая, как Facebook и «ВКонтакте». Люди приходят к нам, чтобы общаться, находить новых друзей или восстанавливать свои связи в офлайне. Все, что касается знакомств или игр, — это лишь части нашего проекта, продукта, который способствует развитию интереса общения. Люди не приходят конкретно играть, они не приходят, только чтобы найти себе девушку. Они приходят потому, что им скучно, им хочется какого-то отклика со стороны других людей, внимания к себе в первую очередь, а все наши сервисы лишь способствуют развитию этого основного интереса — интереса общения между людьми.
А. В.: А что все-таки первично: мое стремление поиграть, или мое стремление увидеть красивую девушку, или еще что-то?
А. А.: Я боюсь или радуюсь этому, но первично — отдохнуть и развлечься. Наверное, 70% людей, которые приходят в интернет, на момент, когда они заходят на какой-то новый сайт, еще не знают, чего конкретно хотят. Они набрели на ресурс, и они хотят найти что-то интересное для себя. Очень редко люди идут целенаправленно, в социальные сети тем более. Есть некая привычка пользователя заходить на проект, на котором он был, и он не ищет ничего специально. Он заходит, ему становится интересно, он остается.
А. В.: Хорошо, и что ваш ресурс предлагает им с порога: вот зашел человек — и на что он напоролся? Что его задерживает?
А. А.: Преимущественно люди встречают знакомые лица. Мы, как и любая социальная сеть, пытаемся показать новому пришедшему тех людей, которых он знает в офлайне, где-то пересекался с ним в других социальных сетях. Другое дело, что это не отдельная страница, где мы выводим портреты знакомых тебе людей, мы можем показать этих людей в сервисе «Питомцы» и предложить вместе с этими людьми поиграть. Мы можем показать этих людей в сервисе «Поиск», и человек удивится тому, что это знакомое лицо, и постепенно он вовлекается во все процессы на «Фотостране», включая сервисы.
А. В.: А кому первому пришла в голову эта идея — совместить игры, и социальную сеть, и знакомства, и дейтинговый сервис?
А. А.: Это естественный процесс, не было такой идеи ни в коем случае. Было желание создать интересный проект. Мы пробовали массу идей, которые приходили в голову нашим менеджерам, нашим разработчиками, и просто видели, какие идеи стреляют, что цепляет пользователя, а какие идеи не нашли отклика в сердцах пользователей. В свое время несколько сервисов такой отклик нашли и прекрасно сосуществуют на сегодняшний день.
А. В.: Алена, а вашим пользователям все равно, с кем играть? Каким-то образом чувствуется дейтинговая специфика: мальчики играют с девочками, блондинки с брюнетами? Какая специфика, как меня перенаправят, кого мне подберут?
А. А.: Многое зависит как от сервиса, от того, во что пришел человек играть. Если он пришел играть в «Питомцев» — это один случай, если в нашу популярную игру «Встречи» — другой, и очень часто о пришедших к нам людях мы уже знаем какую-то информацию. Мы, скорее всего, знаем, что человек больше склонен к общению с друзьями, нежели с новыми пользователями, либо он склонен найти кого-то нового и «задружиться», «заобщаться». Ориентируясь на эту информацию, которую мы часто знаем о людях, мы и предлагаем к общению, к игре людей. У кого-то это друзья, у кого-то это...
А. В.: А там каждый может найти по своим предпочтениям человека или людей, так скажем, для общения и игры?
А. А.: Каждый может найти: дети, мамочки, одинокие парни, просто молодежь. Это как раз и есть особенность нашего проекта. Для нас первичен интерес пользователя. Если он хочет играть с друзьями, он играет с друзьями, как только у него интерес начинает меняться в сторону того, чтобы, допустим, завести себе новых знакомых, друзей. Мы все больше ему предлагаем новых людей, которые могут быть ему интересны. По поводу самого интереса: это могут быть совпадения по музыкальным вкусам или по каким-то там хобби, и люди в процессе игры могут выяснить, что у них одни и те же интересы.
А. В.: Неоднократно из твоих уст я слышал о приложении «Питомцы». Скажи, пожалуйста, это основной инструмент вовлечения пользователей, привлечения к вашему сервису или нет?
А. А.: Нет. Я даже скажу больше: «Питомцы» или игра «Встречи» — это в каком-то смысле оболочка. Людям интересно общаться, а мы просто придумываем интересные скины, где люди не чувствуют себя скованно. Очень тяжело просто взять и написать незнакомому человеку сообщение, гораздо легче нажать кнопочку «Ты мне нравишься» или покормить зверушку какую-то у этого человека, тем самым высказав свой интерес к нему.

Есть такое даже понятие «айсбрейкер» — то, что снимает барьер в общении, и все наши инструменты и сервисы просто помогают снимать эти барьеры и устанавливать контакт.

А. В.: А самое модное среди пользователей приложение — это «Питомцы» действительно?
А. А.: Здесь одинаково, но если брать самое модное — это «Мессенджер», потому что люди гораздо больше общаются. Если брать именно внутренние сервисы, то одинаково модными на сегодняшний день являются «Питомцы» и «Встречи».
А. В.: «Питомцы» есть и в социальных сетях: «ВКонтакте», насколько я знаю, в «Одноклассниках» и в «Моем мире».
А. А.: Да.
А. В.: Люди там играют? Есть ли какая-то удочка, крючочек, который все равно приведет на «Фотострану» этих людей? Или вам это не важно?

А. А.: Попытка нашего выхода в другие социальные сети со своим микропродуктом, с «Питомцами», не увенчалась глобальным успехом, не стоит это скрывать.

Мы поняли, когда разместили свои приложения в социальных сетях, что для людей в первую очередь важна среда. Вот «Питомцы» на «Фотостране» существуют в среде и в климате «Фотостраны», и там люди вовлекаются, возвращаются и играют, а в социальных сетях значительно ниже такие показатели, как время сессии, какие-то контакты, которые они установили с другими людьми. Именно поэтому мы сейчас активно это направление практически не развиваем. Был опыт: а вдруг получится?
А. В.: А какие направления вы развиваете?
А. А.: Сейчас активно развиваем себя как социальную сеть.
А. В.: Все-таки как социальную сеть. Смотрите, сколько у вас конкурентов, причем глобальных, таких как Facebook тот же, «ВКонтакте», с которым вы сотрудничаете, «Одноклассники». Тем не менее вы хотите стать тоже социальной сетью?
А. А.: Я бы не стала ограничивать себя в понятии «социальная сеть». Мы не конкурируем ни с Facebook, ни со «ВКонтакте», ни с «Моим миром», ни с «Одноклассниками», потому что социальная сеть — это слишком широкое понятие, чтобы здесь конкурировать.
А. В.: У вас же должны какие-то быть преференции, какие-то конкурентные преимущества, да?
А. А.: Безусловно, должны быть какие-то фичи, это знает каждый, кто делает свой интернет-проект, и сейчас крупной фичей нашей является «Поиск» новых, интересных тебе людей.

В отличие от классической социальной сети «ВКонтакте», где ты восстанавливаешь свои офлайн-связи, мы стараемся подобрать новых интересных людей.

Вторая наша фишка — то, что мы акцентируемся на фотографиях пользователей, стараемся подать фотографии максимально красиво, эффектно, чтобы они выступали в том числе и неким «айсбрейкером» в общении.
А. В.: Вопрос от нашего телезрителя: «Насколько я знаю, — пишет Николай, — вы охотно практикуете интеграцию рекламы непосредственно в игры?»
А. А.: По поводу игр: до недавних пор у нас просто не было какой-либо другой площадки для рекламодателей, все, что мы могли сделать, — это интегрировать в наши сервисы, у нас не было какой-то выделенной под рекламу области, какого-то другого рекламного продукта. Именно поэтому мы интегрировали в сервисы. Есть у нас успешные кейсы, но сейчас от модели уникальных интеграций мы постепенно отходим, расширяя себя как площадку для рекламодателя.
А. В.: Про неуспешные кейсы спрашивать не буду, а про успешные спрошу все-таки. Можете привести примеры?
А. А.: У нас был очень интересный кейс для Nivea: это была некая карта, на ней люди отмечали места, где они целовались, и потом получали за это призы от компании Nivea. Был у нас успешный кейс с Londa и Shamtu. У нас довольно активная женская взрослая аудитория, и для нее тоже была реализована игра в скине Londa и Shamtu, где были миллионы сыгранных игр и подаренных друг другу подарков.
А. В.: Алена, скажи, это эксклюзив?
А. А.: Да.
А. В.: Никто, нигде и никогда такого не делал?
А. А.: Мы сами придумываем механики кейсов и у себя реализуем, а в случае с Nivea очень похожий кейс был на проекте TopFace. Мы, взявшись за тот же кейс, немножко поменяли механику с учетом специфики нашего проекта.
А. В.: Это хороший механизм, вы будете его дальше развивать?
А. А.: Это очень дорогой механизм, потому что здесь затрачиваются человеческие ресурсы, здесь затрачивается креатив, реализация и…
А. В.: Ну, разве вы недовольны в плане монетизации?
А. А.: Мы довольны в плане монетизации, но поскольку приоритет все-таки у нас — развитие своего продукта, просто физически у нас не хватает времени на то, чтобы так же плотно заниматься уникальными интеграциями как продуктом. Мы, может быть, одну двадцать пятую своего времени этому посвящаем, соответственно, и объемы не космические.
А. В.: Есть у вас внутренняя валюта, «Фотомани», насколько я знаю, которую можно заработать в играх, можно купить за рубли. Есть ли обратная конвертация, можно ли потом как-то это конвертировать либо в деньги, либо в услуги какие-то, в продвижение себя, своей анкеты, в частную рекламу? Какие варианты могут существовать?
А. А.: Если речь идет о выводе валюты, то, конечно, нет: она только внутри проекта живет как валюта, и пользователи ее могут получать только на проекте и тратить только на проекте, никак вывести и сконвертить ее в реальные рубли нельзя. По поводу того, как они могут заработать эту валюту: они могут купить у проекта эту валюту за реальные рубли и могут заработать через некую офферную механику. Когда рекламодатели приходят к нам со своими предложениями, будь то вступление в группы в других социальных сетях или регистрация на каких-то проектах, мы за выполнение некого набора действий можем поощрять своих пользователей внутренней валютой.
А. В.: Вы хотите сказать, что у вас в планах заниматься e-commerce?

А. А.: У нас есть в планах сотрудничество с e-commerce-сегментом, но не через офферную механику, а через таргетированную рекламу.

Мы сейчас в целом свой вектор в плане рекламы сдвигаем в сторону таргетированной рекламы и с e-commerce-сегментом будем работать по этому направлению.
А. В.: А есть у вас данные по долям захода на «Фотострану»: с помощью веб-браузера, допустим, или с помощью мобильного устройства? Кого сейчас больше?
А. А.: В нашем случае больше людей, которые заходят с браузера на веб-версию, нежели тех, кто пользуется мобильной версией, и вот почему: мобильным сегментом мы занимаемся совершенно недавно, и достойная мобильная версия у нас появилась несколько месяцев назад. Соответственно, многие наши пользователи еще и не знают о том, что она существует, либо заходили, но там единичные какие-то случаи были.

На сегодняшний день DAU (daily active users) нашей мобильной версии составляет порядка 10% от DAU всего нашего проекта, нашей веб-версии.

А. В.: Какие планы в этом смысле у вас?
А. А.: Планы развивать. Планы развивать, увеличивать количество посетителей мобильной версии, потому что за мобильными устройствами — в том числе! — будущее, но основные силы команды пока у нас брошены на Веб. Мы мобильную версию развиваем, стараемся двигаться в этом направлении, не так динамично, как в Вебе.
А. В.: А вообще чем отличается функционал мобильных приложений? В первую очередь здесь интересен, конечно, игровой функционал, дополнительные возможности, в том числе таргетированной рекламы.
А. А.: Я бы здесь уточнила: мобильное приложение и мобильная версия. Вот в нашем случае мобильная версия. Это не приложение под платформу iOS и Android, это именно мобильная версия, когда человек может зайти на сайт с мобильного устройства.
А. В.: Хорошо, сперва о мобильной версии, а потом о мобильном приложении.
А. А.: Да, про мобильную версию: там функционала значительно меньше, это наши базовые социальные функции, чтобы можно было общаться с людьми, просматривать свой список друзей. Какие-то самые-самые основные функции. По поводу игр и монетизации в целом на мобильной версии: свои игры из Веба; есть единственный сервис, который мы сконвертировали — это голосование, потому что он очень простой технически, а вообще мы привлекаем партнеров, разработчиков мобильных игр, у кого уже есть готовые продукты, с удовольствием их интегрируем к себе.
А. В.: И что касается мобильных приложений?
А. А.: По мобильным приложениям есть некие попытки и опыты что-то создать, но все это пока не пользуется популярностью. Это дело последних месяцев, рано говорить о каком-то результате еще.
А. В.: Ну и какие планы на рекламу в мобильном сегменте?
А. А.: Только первые какие-то кейсы нами были сделаны напрямую с брендами, и это единичные случаи, а планы — синхронизировать с нашей веб-площадкой (то есть таргетированную рекламу можно показывать и в Вебе, и на мобильном устройстве) плюс дать возможность мобильной версии самой реализовывать у себя какие-то уникальные рекламные механики. Здесь мы себя не ограничиваем.
А. В.: Алена, ну, ты сказала, что загадочная «Фотострана», и, думаю, сегодня и я, и наши телезрители все-таки чуть-чуть подобрались к разгадке. Спасибо тебе за это большое! А я напоминаю, у нас сегодня в гостях была одна из топ-менеджеров проекта «Фотострана» Алена Абрамова. Спасибо! Меня зовут Александр Ветров. Удачи вам, друзья мои! Заходите на «Фотострану», смотрите нас на канале SeoPult.TV. Всем пока!

Развернуть текстовую версию
Комментарии