Регистрация
Зарегистрируйся на сайте и получи доступ к полному контенту сайта и подпискам бесплатно!

Facebook Russia: дальний полустанок или форпост?

7
0
334 0
Аудио Текст
4 марта 2013

Как Facebook вживается в наши реалии и где придерживается общей политики? Об этом телеканалу SeoPult.TV рассказала руководитель российского подразделения социальной сети Facebook, или, иначе говоря, Facebook Russia, Екатерина Скоробогатова.

Из передачи вы узнаете:

— что входит в круг задач Facebook Russia;

— довольна ли Екатерина Скоробогатова тем, как развивается Facebook на российском рынке;

— как Екатерина Скоробогатова относится к тому, что большая часть аудитории в России использует Facebook ради профессионального общения;

— начнут ли пользователи скрывать информацию о себе после запуска Search Graph;

— как локализуется интерфейс Facebook в России;

— откроется ли когда-нибудь центр разработки Facebook в России;

— зачем приезжал в Москву Марк Цукерберг;

— и многое другое.

Александр Ветров: Здравствуйте, уважаемые телезрители! Это канал SeoPult.TV, меня зовут Александр Ветров. Сегодня поговорим о Facebook. Facebook и Запад — для среднестатистического россиянина между этими двумя словами стоит знак равенства. Тем не менее самая популярная социальная сеть вживается в наши реалии на местах, сохраняя общую политику. Как ей это удается, мы сегодня и узнаем у нашей гостьи. Я представляю Екатерину Скоробогатову, она является руководителем российского подразделения социальной сети Facebook. Здравствуйте, Катя!
Екатерина Скоробогатова: Здравствуйте!

Екатерина Скоробогатова, руководитель Facebook Россия.
Родилась в Тюмени в 1981 году.
Обучалась на филологическом факультете СПбГУ, на факультете юстиции УрГЮА (Екатеринбург), по Interactive Telecommunications Program Нью-Йоркского университета.
Работала менеджером по интернет-маркетингу в компаниях «Агнитум» и «Промт».
С ноября 2007 года по апрель 2010 года – сотрудник компании Nokia.
В 2010 году заняла пост директора по развитию Facebook в России.

А. В.: Такой маленький ликбез, давайте с него начнем. Итак, что такое Facebook Russia?
Е. С.: На самом деле у меня возник сразу внутренний протест, когда я услышала о том, что вы сказали, что Facebook ассоциируется у очень многих с Западом, потому что Facebook на самом деле— это самая большая глобальная мировая сеть. Если вы посмотрите на разбивку пользователей по странам, то вы увидите, что подавляющее большинство, более 80%, всех пользователей Facebook, не находится, например, в Америке. И Россия — это один из больших и быстрорастущих рынков для Facebook Россия.
А. В.: Ну хорошо, Facebook Russia сколько лет?
Е. С.: Три года.
А. В.: Три года. А вообще Facebook?
Е. С.: Девять лет исполнилось вчера буквально.
А. В.: Какова политика безопасности вот лично для меня как пользователя Facebook?
Е. С.: Основное богатство, основной капитал Facebook — это доверие наших пользователей, потому что люди действительно доверяют Facebook огромное количество своих данных: огромное количество фотографий, огромное количество публикаций и информации о том, как проходит их жизнь. Поэтому мы больше всего работаем над тем, чтобы это доверие сохранять. И если говорить о каких-то конкретных мерах, которые мы принимаем... Например, как только вы логинитесь в Facebook, все соединение идет через HTTPS, через защищенный протокол. Это одна из вещей, которые доступны на немногих социальных сайтах, Facebook был пионером, когда мы запустили подобную возможность. Соответственно, вы можете предусмотреть различные меры безопасности: вы можете, например, поставить SMS-уведомление о том, когда кто-либо заходит, даже когда вы сами пытаетесь зайти на Facebook с другого устройства. Facebook изобилует абсолютно разными способами защищать свой аккаунт, защищать свою информацию.
А. В.: Если говорить о запрещенной информации, то есть о порнографии, призывах к насилию, суициду и т. д., как быстро удаляются такие посты и как быстро блокируются такие пользователи, которые распространяют ее?
Е. С.: На Facebook достаточно сложная система работы с подобной информацией, она состоит из двух элементов. Первый — технологический, у нас есть разные технические способы замечать подобный контент. Мы работаем в мире с большими базами данных, например фотографии, видео и т. д., которые позволяют нам разными способами понимать, что вот эту фотографию лучше бы поскорее с сайта убрать. Второй элемент — это сами пользователи, потому что мы, безусловно, рассчитываем на то, что пользователи будут жаловаться на тот или иной контент, который кажется им не соответствующим правилам Facebook.
А. В.: О ленте новостей. Сейчас очень много нареканий, в том числе у меня, к ней: почему мои посты видят не все мои друзья? Какие-то, говорят, секретные схемы существуют: одни видят, другие не видят… Вот я за последнее время поломал голову, почему это происходит так.
Е. С.: На самом деле лента новостей — это продукт, который мы постоянно меняем, потому что это самый важный продукт в Facebook, в ленте люди проводят порядка 80% своего времени на Facebook. Мы ее постоянно меняем, поэтому иногда пользователи могут быть возмущены тем, что какой-то привычный им порядок вещей в ленте нарушен, но, в принципе, мы меняем ее всегда только к лучшему. Безусловно, какой-то отдельный из моментов этих изменений может быть не самым оптимальным, но в целом я уверена, что...
А. В.: А кто определяет, что это лучше или не лучше?
Е. С.: Информация о том, насколько хорошо работает лента, связана с тем, какое количество пользователей кликает на ту или иную информацию в ленте. У нас есть достаточно сложные механизмы машинного обучения, которые позволяют уточнять, разбираться с качеством ленты, исходя из того, сколько пользователей в этой ленте кликают.
А. В.: А вот кто что решает в вашей структуре? Например вы говорите: «Хочется адаптировать для Facebook Russia вот такую систему, вот такую структуру, у нас это сработает, например кнопка „Не нравится”». Что вы делаете? Вы отправляете запрос Цукербергу, в головной офис? Как это взаимодействие между вами происходит?
Е. С.: Происходит все достаточно просто: в той команде, в которой я работаю, есть определенное количество инженеров, программистов, которые создают продукт, у них есть определенные планы, эти планы разбиты на фрагменты по два-три месяца. В рамках каждого планирования мы говорим о том, что нам хочется сделать для России, например, но каждое подобное нововведение мы должны объяснить, и, более того, желательно объяснить с данными в руках.

Перед тем как запустить ту или иную фичу, возможность на сайт, мы запускаем тест на небольшое количество пользователей, смотрим, насколько это повлияло на те или иные метрики по сравнению с тем, что было изначально, и, соответственно, запускаем.

А. В.: То есть вы все время тестируете и в зависимости от того, насколько это успешно, принимаете решение. Чего нам ждать в будущем от Facebook? Например, этой весной?
Е. С.: Если говорить про рекламу, то мы запускаем сейчас очень много новых рекламных форматов, мы тестируем, и мы видим, что ряд из них очень хорошо пошел. Наверное, основной, самый интересный сейчас рекламный формат, который мы будем развивать, который будет активно развиваться в течение ближайших четырех-пяти месяцев, — это то, что мы называем мобильной рекламой. Определенный подвид мобильной рекламы — это реклама для приложений, когда вы, например, можете нажать на кнопку у себя в ленте новостей и сразу же установить приложение. Это очень популярный сейчас среди разработчиков тип рекламы, который появился в Facebook буквально два месяца назад.
А. В.: Ну и несколько вопросов от наших зрителей. Откроется ли когда-нибудь центр разработки Facebook в России?
Е. С.: Сложно сказать. Дело в том, что Facebook сейчас очень быстро растет, и в количестве людей, которые работают в Facebook, но до сих пор у нас по всему миру есть только четыре города, в которых идет разработка.

Основное место, где мы разрабатываем, где работают наши программисты, — это офис Facebook в Менло-Парке, там работает порядка 90, если не 95% всех программистов.

Есть также центр разработки в Сиэтле, очень небольшой в Нью-Йорке, очень небольшой в Лондоне. Для нас сейчас очень сложно предположить, как быстро мы будем разворачивать центры разработки в других странах.
А. В.: А вы вообще довольны, как развивается Facebook здесь, в России?
Е. С.: Дело в том, что Facebook в России — это интересная история, поскольку социальное пространство в России очень насыщенное: есть очень много других сайтов, где люди общаются, переписываются, есть множество сильных конкурентов. Поэтому в России для нас, например, расти сложнее, чем в Гватемале, или в Мексике, или в Испании, но мы в любом случае растем, и мы, конечно, этим довольны.
А. В.: Ну, например, на «Одноклассники» ходят люди, которым 35+, во «ВКонтакте» сидят школьники, студенты, а Facebook — это немножко элитная социальная сеть, вы же это знаете?
Е. С.: На самом деле это говорит просто о том, что Facebook в России находится сейчас на более раннем периоде развития, потому что во всех странах, где Facebook начинал развиваться, безусловно, им начинала пользоваться более активная часть интернет-аудитории, которой интереснее во всем разобраться, попробовать, пригласить своих друзей. И именно поэтому Facebook и набрал какое-то очень яркое ядро пользователей, за которыми все сейчас считывают элиту. Но я не соглашусь с тем, что мы до сих пор остаемся исключительно элитным сайтом, потому что не может быть элитный сайт больше миллиона пользователей! Элита, мне кажется, понятие гораздо более узкое.
А. В.: У всех на слуху «исход» якобы значительных фигур с Facebook в другие социальные сети. Может быть, это ваша пиар-акция?
Е. С.: Дело в том, что это пример того, каким образом медиа эту тему поднимают, потом ее бросают и потом опять к ней возвращаются. Сначала медиа ее подняли, сказали, что все уходят с Facebook, сейчас все говорят: «Да нет, вроде не уходят, все остаются». Поэтому это не наша пиар-акция, и мне сложно комментировать ее, потому что со своей стороны мы этого не заметили.
А. В.: Еще один вопрос от наших телезрителей: зачем приезжал в Москву Марк Цукерберг?
Е. С.: Марк приезжал, чтобы посмотреть, что мы здесь делаем, что здесь происходит и встретиться с нашими важными партнерами.
А. В.: Ну, ходило много слухов, что он приезжал вербовать наших программистов, потому что известно же, что наши программисты — самые лучшие программисты на свете?
Е. С.: Конечно, этот слух был поднят за несколько дней до приезда Марка и, насколько мне известно, не имеет под собой почвы.
А. В.: Давайте поговорим чуть-чуть о вашей внутренней кухне: как локализуется интерфейс Facebook, какую помощь и по какой схеме оказывают вам, например, пользователи и что вы делаете сами?
Е. С.: У Facebook есть очень интересная схема краудсорсинга переводов. Есть приложение переводов, которое любой пользователь может установить, и он может начать переводить Facebook. Безусловно, мы переводим таким образом, чтобы часть переводов, которые пользователи отправляют, в том числе проверялась другими пользователями. Например, вы отправили перевод, а другой пользователь должен проголосовать за него и сказать, что да, это хороший перевод. Ну и плюс часть текстов переводится профессиональными переводчиками. Гибридная система.
А. В.: А вас вообще сколько? Вот команда Facebook Russia — это сколько человек?
Е. С.: На самом деле, если говорить об узкой, основной команде, то это порядка пяти человек.
А. В.: Всего пять человек! Это люди без офиса или у вас есть офис где-то?
Е. С.: У нас нет офиса сейчас в России. Но дело в том, что даже эти люди могут находиться в совершенно разных городах в разные моменты времени. Потому что есть люди, которые занимаются отдельно поддержкой, есть люди, которые занимаются отдельно переводом, которые занимаются коммуникацией с медиа и т. д.
А. В.: А вот если какие-то слова еще не переведены в русском Facebook, это о чем говорит: о том, что вы не доработали, или так задумано?
Е. С.: О том, что на Facebook каждый день происходят изменения, туда запускаются новые непереведенные строчки текста, поэтому в каждый отдельный момент времени мы не можем гарантировать, что 100% сайта будут переведены.
А. В.: Сейчас вокруг Search Graph, который тестируется в США, насколько я понимаю, очень много говорят, очень много слухов в том духе, что люди будут закрывать эту информацию, боясь, что она станет известной кому-то, кто не должен обладать ею. Что вы на это скажете? И вообще, пару слов о Search Graph.
Е. С.: Это новый, очень важный проект для Facebook — большой, стратегический поиск по Facebook исходя из настроек приватности пользователя. То есть вы, например, никогда не увидите те фотографии или тот текст в выдаче, в результатах поиска, которые пользователи закрыли от кого бы то ни было, кроме своих друзей. Это важный проект именно с тем прицелом, чтобы люди могли, с одной стороны, находить информацию на Facebook, а с другой — были уверены, что та информация, которую они не захотят отправлять в поиск, в эту выдачу, там не появится. Мы не архивируем ее.
А. В.: И когда появится это чудо у нас?
Е. С.: Дело в том, что сейчас поиск еще в бете, мы его открываем для тех пользователей, которые на него подписались, указали в специальной форме на странице, посвященной поиску, что хотят получить возможность воспользоваться этим поиском. Соответственно, и мы тем людям, которые захотели войти в группу бета-тестирования, постепенно эту возможность открываем. Вне зависимости от того, находитесь вы в России или в любом другом городе, в любой другой стране, вы можете это попробовать. Но на 100% пользователей я пока не могу вам сказать, когда мы запустим. Более того, сам поиск оптимально, хорошо работает пока только для английского языка.
А. В.: Вот мне интересно про звонки: для чего дублировать Skype? К тому же Skype можно привязать к Facebook. Мне не понятно, почему, зачем.
Е. С.: Для нас это был эксперимент, потому что огромное количество всех новых запусков, которые вы видите на Facebook, — это, по сути, эксперименты и попытки сделать так, чтобы пользователям было интереснее на Facebook и чтобы они проводили там больше времени.
А. В.: Есть какие-то еще сервисы, которые нас ждут?
Е. С.: Мы, наверное, не открываем конкретных планов традиционно, мы говорим уже только о тех вещах, которые обычно запущены.

Я думаю, что все самое интересное в Facebook в ближайшее время будет происходить именно в мобильной сфере, это будет связано с новыми мобильными приложениями, с обновлением уже существующих мобильных приложений.

А. В.: Вы постоянно модернизируете приложение, которым я пользуюсь для «планшетников», спасибо вам большое за это! Уже стало более интересно, не приходится так часто заходить на обычный сайт. Будет ли продолжаться в этом направлении работа — и какая конкретно? Потому что все-таки хочется, чтобы максимальное количество возможностей было у меня, и если я не обладаю, например, персональным компьютером...
Е. С.: Дело в том, что мы считаем, что разные интерфейсы, например у вас iPad, обладают своей спецификой, поэтому мы, безусловно, будем думать дальше и запускать какие-то интересные продукты внутри Facebook с привязкой к тому, с какого интерфейса вы заходите. Потому что, например, когда вы читаете ленту со своего мобильного телефона, для вас каждый пост гораздо более важен, нежели когда вы читаете свою ленту просто с экрана своего компьютера, потому что у вас в телефоне лента занимает 100% пространства, на которое вы смотрите. Очень много таких вещей, в которых, собственно, мобильный интерфейс или интерфейс любого другого устройства, iPad, отличается от классического, десктопного.
А. В.: Когда вы куда-то приходите давать интервью, вы делаете это нечасто, вас везде хорошо, с улыбкой встречают. Это вы к себе относите или все-таки к тому продукту, который вы представляете?
Е. С.: Я во многом отношу это к Facebook, безусловно. И было очень интересно, когда я только начала работать в Facebook. Я была удивлена: «Почему все так рады меня видеть?» И потом я поняла, что люди просто очень любят Facebook. Но при этом они даже любят не Facebook, а они любят себя в Facebook: они любят свой образ, свой профиль, своих друзей. Для них это, наверное, оптимальное отражение себя самих в виртуальном пространстве.
А. В.: А мне нравится, что эта социальная сеть доброжелательная, точно такая же, как и вы. Спасибо вам большое! Мне кажется, вы очень хорошо соответствуете ей!
Е. С.: Спасибо вам!
А. В.: У нас в гостях была Екатерина Скоробогатова, руководитель российского подразделения социальной сети Facebook. Удачи, всего наилучшего, как можно больше пользователей вам, Екатерина!
Е. С.: Спасибо!
А. В.: И вам, уважаемые телезрители, пожелаем того же самого. Заходите на Facebook, становитесь главными пользователями этого ресурса, этой социальной сети. Я, Александр Ветров, с вами прощаюсь, до встречи!

Развернуть текстовую версию
Комментарии