Регистрация

eBay по-русски

12
0
3 166 0
Аудио Текст
19 сентября 2012

Наши цифровые просторы давно осваивают крупные западные игроки, включая Google и Facebook. Не поздно ли сейчас начинать экспансию тем зарубежным интернет-гигантам, кто не успел сделать это сделать ранее? В студию SeoPult.TV к Герману Клименко мы пригласили Владимира Долгова — экс-гендиректора Google Russia, который возглавил только что открывшийся российский филиал eBay. Что собирается делать eBay у нас, какую линию собирается проводить, кого намерен «подвинуть» в Рунете?

Из программы вы узнаете:
— чем на рубеже тысячелетий занимался Владимир Долгов в проекте «Просто.ру»;
— как герой передачи попал из мультимедиа-издательства в e-commerce;
— кого eBay собирается убить в России, что именно будет здесь продавать и что вкладывает в понятие cross-border trade;
— будет ли eBay создавать новые каналы доставки в РФ или «чинить старые»;
— уничтожит ли гигант мирового ритейла посреднические сервисы наподобие Bay.ru;
— сколько человек работает на текущий момент в российском подразделении крупнейшего интернет-аукциона;
— собирается ли eBay плотно взаимодействовать с местными продавцами, работающими на экспорт;
— какими конкурентными преимуществами eBay будет брать российских покупателей;
— какой сектор интернет-экономики переоценен сильнее — e-commerce или соцмедиа;
— кто, по прогнозу Владимира Долгова, выживет в отечественном онлайн-ритейле;
— изменится ли, с точки зрения нашего гостя, расстановка сил на локальном рынке поисковых систем;
— почему Google хронически не преуспевает на ниве соцсетей.

Герман Клименко: Добрый вечер. Сегодняшняя программа называется очень скромно — «eBay по-русски», и в гостях у нас Владимир Анатольевич Долгов. Это Ozon, это Google, сейчас это руководитель... Как ты правильно называешься, скажи нам, пожалуйста.
Владимир Долгов: Country-manager.
Г. К.: Как, еще раз?
В. Д.: Country-manager.
Г. К.: То есть региональный менеджер. Просто менеджер.
В. Д.: Да.
Г. К.: Не директор — просто руководитель. Знаешь, я, готовясь к нашей встрече, [узнал, что ты] Владимир Анатольевич.
В. Д.: Наконец-то узнал!
Г. К.: Я наконец-то очень подробно познакомился. Я не знаю, на «ты», на «вы»?
В. Д.: Гера, вот…
Г. К.: Да. Вот я посмотрел [посвященную тебе страничку в] Wikipedia. Ты сам ее ведешь или кто-то за тобой поухаживал?
В. Д.: Я об этом узнал, когда мне рассказали, что в Wikipedia написано, что я перешел в eBay. Тогда я и узнал, что там есть что-то.
Г. К.: Знаешь, как-то бестактно спрашивать человека, после того как сколько лет с ним общаешься. Я же всегда думал, что ты был великий, ты всегда руководил крупнейшими компаниями. Я посмотрел твой послужной список и вдруг обнаружил, что где-то в 1999 году ты был главным редактором проекта Prosto.ru.
В. Д.: Да, я даже придумал его название.
Г. К.: А что это было? Я просто в архивах нашел. Понимаю, что ты затирал потом следы, видимо.
В. Д.: Да, заметал. Это был конец 1990-х, и это было такое увлечение…
Г. К.: Порталами.
В. Д.: Порталами, я бы сказал, типа Yahoo!.
Г. К.: Ну, ты напомнил мне о List.ru. Кстати, я почему вопрос и задаю.
В. Д.: Да, я думаю, что это было примерно в то же время, и это был проект, который делала компания «АйТи» Тагира Яппарова.
Г. К.: До того момента все у тебя было хорошо: окончил институт, учился, что-то делал, потом — Prosto.ru. Ну, ты же понимаешь, это анекдот о том, как стать миллионером:
— Купил яблоко за рубль, продал за два.
— И так вы стали миллионером?
— Нет, дедушка умер и оставил наследство.
А где умер дедушка? Где-то должен же был произойти переход из простого?..
В. Д.: Ну, дедушка…
Г. К.: «Дедушка» — это я абстрактно сказал.
В. Д.: Дедушкой, наверное, была советская наука, которая померла и даже не спросила меня, хочу ли я этого.
Г. К.: Я не про Prosto.ru, а про то, как тебя занесло в Ozon. Или с высоты нынешнего времени тот Ozon был просто мелочью?
В. Д.: Нет-нет, на самом деле до Prosto.ru было лет пять занятий таким видом спорта, который, наверное, сейчас никто и не помнит, — мультимедиа. Это была эпоха увлечения изготовлением программ на CD, которые содержали видео, графику, музыку, картинки, тексты, гипертекстовые ссылки.
Г. К.: Да, было такое.
В. Д.: И мы занимались этим довольно долго, лет пять, и наша команда сделала… Вот сейчас в России есть три, наверное, большие энциклопедии, которые можно назвать национальными: «Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия», «Большой энциклопедический словарь» и «Большая советская энциклопедия». Все три сделала эта самая команда. А потом как-то естественно началось угасание мультимедиа, потому что пришел интернет, и если на заре интернета все считали, что это такая штука, в которой можно будет читать тексты, то дальше эта штука начала показывать картинки, позже — крутить видео с неслыханной наглостью, и стало понятно, что мультимедиа как вид компьютерного бизнеса, скорее всего, умирает, все переходит в Сеть. В тот момент как раз делался Prosto.ru, я там был очень недолго, и потом был Ozon.
Г. К.: А как тебя в Ozon-то занесло? Как «дедушка умер»?
В. Д.: В Ozon, я помню, мне предложили прийти поговорить с людьми. Это был как раз тот момент, когда Ozon перешел на стадию инвестирования. Это проект, созданный питерской командой Redsoft, и он получил деньги и начал перебираться в Москву. И меня позвали, грубо говоря, посмотреть, посоветовать чего-то. Кто-то из знакомых, честно говоря, даже не помню кто. И я там как-то завис на пять лет. Это было в 2000 году.
Г. К.: Я помню свое начало интернета. Это был 1998-1999 год, и я помню, что тогда у меня некоторое время работал Андрей Себрант — ты его знаешь, — очень уважаемый человек. Вот я на него смотрел и думал: «Господи, что же он, старенький, делает у меня? Листовки, рулит чем-то...» Вот я когда брал водителя — я езжу со своим водителем 20 лет, — мне было 25, и я понимал, что он старенький, 45 лет ему, и взял его потому, что, мол, по бабам бегать не будет, работать будет с утра до вечера. Вот мне сейчас 45. Себрант, оказывается, 1954 года рождения. Сейчас я такого же возраста, в каком он был, когда я на него смотрел. Скажи мне, пожалуйста, ты не чувствуешь... Извини, если ты думал, что мы пришли…
В. Д.: Ты просто, когда говорил…
Г. К.: Не важно. У меня есть стремные вопросы, а это не стремные вопросы. Это просто, знаешь, чтобы тебе стало хорошо с настроением. Вот ты в интернете давно, я в интернете давно. Нет ли у тебя ощущения, что, хотя кто-то появляется периодически, мы действительно превратились в какую-то индустрию, где мы занимаем чужие места, а может быть, надо бы уступить кому-то помоложе. Помнишь, когда 15 лет назад мы все говорили, что у нас молодая индустрия и для того, чтобы быть в интернете, нужно быть молодым обязательно? Я помню даже, как Антон Борисович Носик мне очень внимательно рассказывал, что интернет не для таких, как я, то есть не для бизнесменов. Ну, я условно говорю, то есть эксклюзивная вещь. Вот мы сидим на конференциях, видим тех людей, которых мы когда-то воспринимали старше, младше, и они на наших глазах растут, кстати, на самом деле. Как ты себя сам ощущаешь вообще?
В. Д.: Ну, если вернуться на шаг назад... Когда ты говорил про Андрея, с которым мы работали вместе много лет назад, ты знал о том, что Андрей был в свое время руководителем моего диплома, а потом моей диссертации?
Г. К.: Тогда тебе еще хуже, чем мне, понимаешь!
В. Д.: Я-то его знаю еще! Нет, ощущения на самом деле странные.
Г. К.: Не кажется ли тебе, что через десять лет мы так же будем с тобой сидеть?..
В. Д.: Не дай бог! На самом деле будешь смеяться: этой весной на РИФе — я приехал туда на сессию открытия — как раз мы говорили примерно о том же с Феликсом Мучником из SoftKey, о том, где на самом деле та молодая шпана, которая придет, даст нам пинка под одно место и вышвырнет наконец к чертовой матери на пенсию? А вот что-то нету!
Г. К.: А ты хочешь на пенсию?
В. Д.: Нет, не в том дело. Мне просто интересно, когда кто-нибудь появится. То есть появляются действительно какие-то новые генерации людей в интернете, но…
Г. К.: И куда-то уходят.
В. Д.: ...в нетрадиционных для нас областях, например в социальных сетях. Появляются социальные сети — появляются новые люди.
Г. К.: Ну, условно говоря, Дуров один.
В. Д.: Ну да, например, Дуров.
Г. К.: А система уже всех скушала. Mail.ru — это уже система...
В. Д.: А вот так, чтобы, например, в интернет-коммерцию пришел кто-то новый… Нет, конечно, бывают исключения. Ребята, которые запустили Wikimart, в общем, новые люди. Оскар Хартманн, который запустил KupiVIP, тоже новый. Но это скорее исключение, чем…
Г. К.: И к интернету имеет, кстати, не самое большое отношение.
В. Д.: Да, это скорее коммерция, спроецированная в интернет.
Г. К.: В Ozon ты отработал пять лет, в Google — семь.
В. Д.: Ну, почти семь.
Г. К.: Ну, так, для простоты сюжета. А что ты вынес из работы в этих крупных компаниях вкратце?
В. Д.: Ты знаешь, это были очень интересные опыты, причем совершенно разные.
Г. К.: Ozon — это ритейл…
В. Д.: Там дело даже не в ритейле. Ozon был относительно небольшой. Он, конечно, становился все больше и больше, и, наверное, сегодня Ozon совсем другой, но Ozon был не очень большой российской компанией. А Google, кстати, в тот момент, когда я туда пришел, тоже был не очень большим по сравнению с тем, что есть сейчас, но международным. И когда ты понимаешь, что, например, на Западе программирование — это уже индустрия с четкими правилами, распорядками, процедурами и процессами, то это вызывает… Когда ты приходишь и говоришь, что нам сейчас надо внедрить форму оплаты банковским переводом и генерить по ходу дела счета-фактуры, и, помнится, мы в Ozon это сделали, у меня там один парень это сделал дня за три, и ты понимаешь, что за три дня здесь не получится, — это вызывает оторопь в первый раз.
Г. К.: А вот если поразжигать немножечко в смысле 282-й статьи, разжигания на национальной почве, вот чем русские отличаются? Ты мне, я помню, рассказывал, что мы по ссылочкам любим открывать, чтобы в новом окне все шло. Вот чем отличается наше общество, судя по твоей работе с Ozon, с Google, чем отличаются наши потребители от зарубежных, например? Есть ли отличия?
В. Д.: Ты знаешь, я думаю, что нет.
Г. К.: То есть мы так же любим iPhone?..
В. Д.: Да, конечно, мы так же любим одежду — не мы с тобой, слава богу, — каких-то известных брендов, а так, в общем, все примерно то же самое. Я не знаю, может быть, в Америке у eBay есть какой-то перекос в сторону чего-то, но это скорее связано со сложившимися традициями, не с чем-то другим.
Г. К.: То есть, грубо говоря, несмотря на все уникальности, ожидания, все бизнес-планы работают, просто вопрос — выбрать, где какое-то тау-запаздывание? Где более, где менее?
В. Д.: Да, и, скорее всего, это время запаздывания уйдет на преодоление каких-то нехарактерных для тамошних моделей ситуаций. Например, «Почта России».
Г. К.: Ну, «Почта России» — это вещь, которая действительно есть. А к чему я спрашиваю? Собственно говоря, у нас на рынке e-commerce представлен очень обширно, особенно сейчас. Вот мы наблюдаем битву Avito и Slando — кто ж им придумал такое название, хочу познакомиться с этим маркетологом! — но они бились, бились, бились, и в результате, как обычно, про «Из рук в руки» все уже забыли, условно говоря.
В. Д.: Да, это правда.
Г. К.: С другой стороны, у нас электронная коммерция обширная. У нас есть «Яндекс.Маркет» и его клоны разного свойства: «Торг@Mail.ru», да и, по-моему, что-то у Rambler существует, есть какие-то объемы каталогов Tiu. Догадываешься, к чему я веду?
В. Д.: Да.
Г. К.: Я понимаю, что, скажем, твой опыт в Google, когда ты пришел в самом начале, и опыт в Ozon большой достаточно, но что eBay собирается делать здесь у нас? Molotok есть, если рассуждать с аукционной точки зрения. На что ты рассчитываешь? То ли это время? Те ли это обстоятельства? Вообще, может быть, пора менять модели какие-то?
В. Д.: Ты знаешь, казалось бы, да, но, наверное, и нет. На самом деле я понимаю, что у этого вопроса есть второе дно — ты не даром подглядываешь в iPad.
Г. К.: Ну, я вообще-то писал, конечно.

В. Д.: А второе дно вопроса: а кого собирается, прости господи, eBay убить в России?
Г. К.: Ты будешь опять политкорректным, как обычно?
В. Д.: Ответ: никого.

Г. К.: Понятно.
В. Д.: И я объясню почему. На самом деле, как это ни парадоксально звучит — причем я пробовал эту модель на разных людях из e-commerce в России, — когда произносишь эту фразу, которую я сейчас произнесу, она вызывает оторопь, а потом, когда начинаешь рассуждать, выясняется, что это так: eBay не конкурент ни одному из российских e-commerce-сайтов.
Г. К.: Ну, я...
В. Д.: Потому что…
Г. К.: Там сейчас за кадром идет такой смех: «Да-да, это так!» Хорошо. Мы-то вспоминаем твои ответы на вопросы про Google и «Яндекс», и мы еще к этому придем: «Нет-нет, ну что вы, мы не конкуренты». Мы все помним!
В. Д.: Так вот, российские e-commerce-сайты продают то, что в стране есть. eBay привозит сюда то, чего в стране нет.
Г. К.: А, то есть ты с Alibaba конкурируешь?
В. Д.: То, чем интересен eBay сейчас, — это cross-border trade, длинный хвост продуктов, которые сюда не доходят. Я как-то очень долго приходил к этому пониманию, меня, в конце концов, к этой мысли привела моя жена, которая сказала: «Ты знаешь, ассортимент — это вот те магазины, куда мы с тобой не ходим, магазины одежды, обуви типа Zara, Banana Republic, которые есть в Москве». Это очень хорошо, туда можно прийти, и ассортимент в них сильно отличается от ассортимента магазинов в Лондоне. Люди, которые заведуют ими здесь, говорят, что нам в России нужен вот этот спектр, и очень большая часть остается за его пределами. Так же и сотне, двум или трем сотням человек в стране нужен объектив вот такого размера к их Canon или Nikon, и понятно, что никто из ритейлеров сюда этот объектив не повезет: непредсказуемый спрос, стоит дорого. Поэтому вот есть массовые вещи…
Г. К.: Да, все, что ты говоришь, — это очень здорово, вообще великолепно, но есть понятие своевременности. Я не встречал в последнее время ни одного человека, который не знал бы, как из-за рубежа что-то привезти. Конечно, есть определенный класс людей (все-таки страна Россия — великая держава), у нас есть люди, которые покупают на распродаже Groupon со скидкой 50% пылесосы вот эти круглые за 200$, хотя можно их в Китае за 30$ купить. Но основная масса в целом не испытывает затруднений с покупкой тех или иных товаров. На мой взгляд, eBay раньше был просто несравним [по ассортименту с местными игроками], но он и в Россию не возил, и на это место встали... Ну, я сейчас говорю про ситуацию пяти-семилетней давности, но это было как-то сложно, возили через вот эти shipping-адреса, которые себе заказывали…
В. Д.: Да, да.
Г. К.: Нужно было заниматься каким-то астральным сексом, чтобы что-то себе привезти. И вдруг появляются какие-то китайцы, еще какие-то, ты нажимаешь на кнопочку, тебя спрашивают, какой почтой привозить, сами тебя находят, сами тебе привозят. Я к тому говорю, что eBay пришел не на пустое место.
В. Д.: Отнюдь нет.
Г. К.: Можно аккуратно сказать, что ты не хочешь конкурировать ни с этими, ни с теми, но все-таки есть конкуренция! В той же России количество почты, которую она принимает из-за рубежа, огромно, из-за этого постоянно возникают скандалы, постоянно возникают перегрузки. Вот как ты собираешься отвоевывать ту нишу, которая, в принципе, занята? Как ты будешь бороться за души тех, кто уже является и драйверами? Вот как ты с этим будешь поступать?
В. Д.: Ну, для начала: eBay — это площадка, на которой работают продавцы изо всех стран, и на самом деле, я думаю, ни для кого не является каким-то высшим секретом, что топ-4, топ-5 регионов, из которых больше всего поставляют, покупают товары в Россию, — это, конечно же, Штаты (просто в силу размера), в Европе, наверное, Германия и Великобритания, ну и Юго-Восточная Азия, просто Азия как регион, там сложно отделить. Поэтому они все работают на eBay, это все доставляется сюда, к сожалению, традиционными почтовыми каналами. С моей точки зрения, какой-то достаточно серьезный потенциал в том, чтобы все-таки попытаться починить эти самые каналы [доставки] либо сделать новые. Починить, боюсь. Да, я согласен.
Г. К.: У нас сейчас будет избрание губернаторов вместо назначения, и что-то изменится, понимаешь, да? Мне кажется, это примерно из той же серии.
В. Д.: Здесь у меня все-таки есть некая надежда. Понимаешь, я после смены кабинета министров, некоторых министров в кабинете внезапно понял, что «Почта России» подчиняется Министерству связи. В Министерстве связи работают сейчас достаточно молодые энергичные люди. Вот они, наверное, могут это сделать. До этого, боюсь, шансов нет.
Г. К.: То есть ты думаешь, что хуже не будет?
В. Д.: Да хуже там, по-моему, уже сложно.
Г. К.: Давай тогда о другой проблеме поговорим: а чем eBay может помочь? Вот у тебя после Google можно предположить, что когда-нибудь, с возрастом, [возникнет порыв] выйти на Красную площадь, встать на колени, покаяться перед «Яндексом», например, но это ладно, дело твоей совести, не будем сюда вмешиваться. А тот же eBay — ты продолжаешь свою разрушительную миссию, ты способствуешь поставке товаров сюда, чтобы из России утекала валюта. А как же поддержка отечественного бизнеса? Ведь, по идее eBay, во всех странах не только участвует в поставках продукции, но и каким-то образом помогает местным предпринимателям что-то продавать?
В. Д.: Аналогично, абсолютно то же самое будет. То, что я сейчас говорю, — это кратковременная задача. Вторая: ты же понимаешь, что в силу…
Г. К.: Я, конечно, понимаю, что это сложно, я же не просто задаю вопрос, я все понимаю. Если представить себе задачу что-нибудь продавать там, это легче даже не потому, что это сложно там.
В. Д.: Давай скажем честно сами себе, что экспортный потенциал страны несколько…
Г. К.: А матрешки?
В. Д.: Вот разве что. Какие-то вещи, наверное, будут, но если сравнивать с потоком оттуда сюда, наверное, это будет очень тонкий ручеек. Но вот локализация eBay в плане работы с российскими компаниями, которые хотят что-то продать внутри страны, — это следующая задача. Понятно, что нужно машинку немножко подточить, потому что машинка сегодня не умеет счета-фактуры делать.
Г. К.: То есть твоя задача сейчас, по крайней мере, наладить потоки сюда нормально?
В. Д.: Да, облегчить. Это делается проще. Это логистическая задача, организационная. И параллельно делать... Потому что, вообще говоря, Россия — уникальная страна: вот у нас есть два фактора, оба отрицательные, но для электронной коммерции — почему все так хорошо развивается в России? —они играют так, что минус на минус дают плюс. Эти два фактора — большая территория и плохая логистика.
Г. К.: Ну, в целом да. И по поводу электронной коммерции. Давай чуть-чуть отвлечемся от eBay, вообще просто интересно твое мнение. Смотри, что происходит на рынке? На рынке происходит очень занятное. Деньги — это же тоже электронная коммерция. Мы имеем быстрорастущий «Тинькофф Кредитные Системы», а на другой стороне находится «Сбербанк», который «на земле» и которому все это чуждо. Но мы понимаем, что в какой-то обозримой перспективе, 10-15 лет, за то, что у меня в кармане 5 тыс. руб., на меня сразу заявят в милицию, то есть мы все перейдем на карточки, никуда не денемся. Это то, что я в самом начале говорил: все люди похожи. А вторая модель: есть, например, компания «Евросеть», 5 тыс. офисов, 5 тыс. точек, и есть альтернативный магазин, например Sotmarket. Причем понятно, что сейчас они различаются так же, как «Тинькофф Кредитные Системы» и Сбербанком. Различаются продажи. Я общался и с теми, и с теми людьми, и я наблюдаю, что, во-первых, происходит странная девиация у тех, кто представляет ритейл крупный, то есть они как-то на все это смотрят сверху и говорят: «Ну чего, я возьму 10$ млн и все это быстренько угондошу, не будет ни „Тинькофф Кредитные Системы”, ни Sotmarket». Я разговаривал и с другой стороной, другая сторона, конечно, не замахивается на перспективу куда-то вперед, но тем не менее они просто знают, что сейчас в интернете так просто ничего не сделаешь, потому что в интернете появились, условно, «свои Тверские», «свои Ямские», с людьми сложно стало, то есть их так просто не перетащишь. Как ты оцениваешь перспективы всего этого? Потому что понятно, что не будет «сплошного телевидения», но понятно, что, когда в доле компании 50%, — это уже, условно говоря, e-commerce, а более того, у нас e-commerce классического-то и нет. То есть у «Тинькофф Кредитные Системы» классический e-commerce, потому что он один раз с клиентом встретился, дальше деньги пошли, я сам плачу, то есть никто не приезжает. А основная система продаж — это продажа с доставкой. То есть e-commerce классический — это когда ты платишь по карточке, и у тебя в eBay классический e-commerce: я заплатил, и мне привезли. А у нас пока это, по сути, дистанционная торговля. Вот как ты смотришь на то, как это все будет развиваться?
В. Д.: Ну, во-первых, оно будет развиваться все-таки. Я когда смотрел последние результаты Ozon, там где-то мелькала цифра, мне было очень интересно…
Г. К.: Именно соотношение торговых сетей и классических, и то, что вот…
В. Д.: Нет, я думаю, что на самом деле будет и то и другое, то есть торговля классическая, классический ритейл. Будут прирастать все-таки электронные компоненты.
Г. К.: А кто чем? Проглотит, условно говоря, Сбербанк «Тинькофф Кредитные Системы»? Или выяснится в прекрасный момент, что…
В. Д.: Я думаю, что будут существовать оба.
Г. К.: Конечно, будут, так же как и «Яндекс» существует, и Google существует, будут существовать.
В. Д.: Да, будут существовать чисто e-commerce-компании, не очень большие. Понимаешь, там ведь что забавно? До сих пор никто не делал заявления, что чем больше компания, чем тщательнее в ней отлажены бизнес-процессы и установленные инструкции, тем лучше сервис по отношению к каждому индивидуальному клиенту.

Порой маленькая лавочка, сидящая где-то в подвале и привозящая тебе тот сотовый телефон, который ты хочешь, обслуживает тебя быстрее и качественнее, чем большой монстр.

Г. К.: Да, так бывает.
В. Д.: Поэтому я думаю, что выживать будут все, потому что когда мы перейдем на карточки...
Г. К.: Нет, вопрос соотношения, вопрос в том, кто кого потом купит: к примеру, «Евросеть» Sotmarket или Sotmarket «Евросеть». Кто наберет кэша? Потому что сейчас мы видим, например, в интернете «Яндекс» с колоссальным кэшем, Mail.ru с колоссальным кэшем, Google с колоссальным кэшем. Apple не столько уже даже iPhone продает, сколько является финансовой корпорацией. Microsoft. Нет, я имею в виду, не приходит ли то же самое в ритейле и не ошибаются ли те, кто «на земле» сидит, опираясь на свои точки. Ведь придут и просто купят. И руководить, допустим, той же «Евросетью» будет не уважаемый мной господин Малис, а молодой директор Sotmarket, например, или Тиньков возглавит Сбербанк. Здесь вопрос тенденции, на твой взгляд? Понимаешь, о чем я говорю?
В. Д.: Всякое может быть. На самом деле ты прав в том, что сегодня у традиционных ритейлеров и традиционных банков есть тот актив, который сложно перебить, — те самые точки, в которых они сидят во многих городах, в больших и не очень больших, по России. Но мы же видели недавно, как рушились достаточно большие ритейловые сети, причем я не имею в виду даже продуктовые, как раз когда была скупка, переход собственника, а то, как начали схлопываться традиционные сетки, продававшие музыку, просто потому, что рынок поменялся. Вот все ушло в «цифру» — они не были к этому готовы.
Г. К.: Ну, это вообще вопрос изменения технологий и скорости, в которой мы живем. А как ты считаешь, у eBay какое будущее в России? Ну, даже если ты не конкурируешь, есть ли какие-то цифры, объемы? Сейчас же тоже есть какие-то потоки. Вообще, есть цифры какие-нибудь, которые ты можешь озвучить, сколько сейчас вообще eBay поставляет?
В. Д.: Пока нет.
Г. К.: Так, то есть у таможни надо запрашивать?
В. Д.: Ну да, знаешь, это же всегда было интересно, когда…
Г. К.: Я же не про выручку спрашиваю.

В. Д.: Когда я работал в Google, мы никогда не объявляли результатов, потому что Google никогда не объявляет результатов по отдельным странам, но каждый год «Ведомости» печатали цифры.

Г. К.: А откуда-то брали?
В. Д.: Я думаю, из налоговой, откуда еще!
Г. К.: Но все равно, что бы Google ни говорил, есть косвенные измерения, кто какие позиции занимает. По eBay у тебя стоят какие-то цели, какие-то задачи. Какие?
В. Д.: Развивать этот бизнес. Развивать этот бизнес, причем во всех его проявлениях, которые есть, как я говорил, и тот поток, который идет снаружи, и то, что можно сделать здесь. Это настолько просто — ну, по формулировке.
Г. К.: Ты же сейчас в Google не работаешь?
В. Д.: Нет.
Г. К.: А можешь ответить на вопрос? Вот про e-commerce ты еще как-то рассуждаешь, мы все знаем твои ответы прекрасно на всех конференциях, они абсолютно, знаешь, как в анекдоте. Шерлок Холмс и Доктор Ватсон летят на воздушном шаре, туман, человек стоит.
— Где мы?
— На воздушном шаре!
И улетают... То есть это логика программиста. Абсолютно точный, но ни о чем не говорящий ответ. Я не знаю, что ты можешь говорить, что не можешь по поводу Google и «Яндекса». Ты пришел, Google был в одной позиции, я не помню сейчас, какая у него была доля в российском интернете, 5 или 10%?
В. Д.: 5-6%.
Г. К.: А когда ты ушел, 26%, по-моему.
В. Д.: 27%. Плюс Mail.ru.
Г. К.: Как ты со стороны видишь... Понятно, что это не ты делал, а команда, но роль личности в истории в любом случае существует. Вот ты сейчас уходишь, и что ты видишь в будущем у Google и у «Яндекса»?
В. Д.: Хороший вопрос, но как бы...
Г. К.: Они все будут жить, я уже понял твою позицию!
В. Д.: Да, они будут жить, конечно же. Понимаешь, природа какой-то пустоты и однобокости не терпит.
Г. К.: Согласен, был Internet Explorer монополистом — ушел!
В. Д.: Да, мы же помним историю, когда фактически единственным поисковиком на рынке был Rambler.
Г. К.: Да, и мы говорили об уникальности русского народа. Тем не менее вопрос я задал, ты же можешь на него ответить.
В. Д.: Да, а когда был «лысый» «Яндекс», все говорили Аркадию и Илье: «Какого черта вы суетесь на этот закрытый рынок? Там же нет места больше!» Ты знаешь, я надеюсь, что все это будет продолжать развиваться в том же направлении, потому что мы в Google все-таки прошли несколько этапов. Первым был этап бурного роста.
Г. К.: Я тогда совсем уточню вопрос. Во всех странах мира, куда приходил Google, он постепенно убивал все. Facebook тоже. А вот в России как-то буксует вся эта история. С одной стороны, это национальная гордость наша, у нас есть свой поисковик, а с другой — как-то не очень понятно. И у Facebook не получается взрыва. Обычно приходили, создавалось ядро — и взрыв. У нас сейчас в Facebook пришли все оппозиционеры, то есть пиара-то немерено, пиара много, а динамику смотришь — и «ВКонтакте» растет, и «Одноклассники» растут! Facebook вроде бы тоже растет, у нас страна в этом плане совсем уникальная — у нас все растет. Но, во-первых, в какой-то момент люди все-таки кончатся, все-таки у нас же демографический кризис, а во-вторых, где-то все-таки фильм «Горец» всем запал в голову, и не то чтобы в живых должен остаться кто-то один, но мы же говорим только о первых местах. Почему Google не хочет стать первым в России?
В. Д.: Почему? Я думаю, что, наверное, хочет.
Г. К.: Вы же провели очень хороший эксперимент с рекламой Google Chrome. Четыре месяца рекламы — отвоевали около 5% рынка. Мы перед началом эфира с тобой говорили о статье в «Ведомостях» по поводу браузерных войн, и очевидно, что «Яндекс» не кондратий должен хватить, но, насколько я знаю, сейчас в Google Chrome 20% трафика составляет яндексовский. Если завтра Google перехочет и даст команду Chrome не обслуживать «Яндекс», условно говоря, то «Яндекс» потеряет 20% доли рынка. И мы понимаем, что все держится на неких правилах приличия, но мы с тобой тоже прекрасно знаем, что деньги важнее всего, и Google если уж совсем денег захочет, то он не будет спрашивать. Какие ты видишь перспективы? Потому что на самом деле, если бы завтра Google продолжал свою рекламу... — мы же с тобой видели, 1,5% в месяц, почти 6%, и можно было до бесконечности это делать. Почему Google остановился?
В. Д.: Ну, во-первых, ты знаешь, я как-то не уверен…
Г. К.: Не остановился?
В. Д.: Нет, реклама продолжалась, она, я думаю, продолжается. Сейчас нет, было же лето все-таки, но проблема-то, я думаю, в том, что там процесс нелинейный, нельзя продолжать вкачивать деньги в рекламу и ожидать того же отклика. Боюсь, не все так просто, не все так прямолинейно здесь.
Г. К.: Ну да, но все-таки.
В. Д.: Я думаю, что картинка будет оставаться как есть. Да, будет рост у кого-то, у кого-то спад. Мы же видели, когда Google сначала очень бурно рос, потом достиг некоторой точки и пошел на спад, дальше снова начал расти. Для журналистов это повод порассуждать, для руководителей компаний это повод начать рвать на себе все, что растет.
Г. К.: Хорошо, а как ты относишься в конкуренции не к «естественным», а технологическим способам борьбы? У тебя же с eBay будет та же самая история, тоже каким-то образом партнерничать с кем-то, договариваться. Кто-то ставит тулбар, кто-то подменяет... Я-то не обязан быть политкорректным, но если мы возьмем браузер «Яндекса», то мы увидим в Chrome... нельзя так говорить, он у них сейчас не Chrome, он называется браузером «Яндекса».
В. Д.: Нет, называется «Интернет».
Г. К.: Да, у них браузер «Интернет» называется, у него 87% трафика «Яндекса», причем мы с тобой понимаем, что люди ставят по своим причинам каким-то его. У вас такая же история должна была быть. Потому что такая же история у Mail.ru, потому что смотришь мейловский Chromium, который у них на базе Google Chrome,там тоже 87% Mail.ru. А у Google «Яндекс» взял и обогнал. Мы понимаем, что это технологический способ решения проблемы, неестественный. Естественный — это когда берут всегда лояльных пользователей, причем мы с тобой тоже понимаем, что качество совпадает. Как лично твое отношение к такой конкуренции? Что, все ради денег?..
В. Д.: Ты знаешь, наверное, для кого-то деньги имеют значение.
Г. К.: Ты сейчас сказал вот прямо!..
В. Д.: Я думаю, что Google в силу природы своей, исторически было так, что… Google Chrome, кстати, не единственный пример. Есть второй, довольно большой — Android. Google никогда не запрещал ставить сторонние продукты или даже конкурирующие продукты ни на ту, ни на другую платформу.

Казалось бы, господи, как легко было взять и поставить на Chrome «защелку», запретить менять поиск по дефолту — так ведь нет!

То же самое с Android. Грубо говоря, когда ты ставишь SPB Shell, который теперь «Яндекс Shell», перепрошивающий дефолтовый поиск на свой, нет никаких «защелок», все хорошо, и то и другое — открытая платформа. Это принципы, которые, видимо, были заложены когда много лет назад.
Г. К.: Ты будешь руководить eBay, и у тебя будет такая же позиция, спокойная? Ну, конкуренты, ну и что… Вообще, как к технологическим методам борьбы — поставить тулбар, подменить поиск — ты лично относишься?
В. Д.: Ну, например, раздать свой тулбар с торрент-клиента.
Г. К.: Можно так.
В. Д.: Это Google позволить себе не мог. Ты знаешь, я думаю, что да, на самом деле эти две компании очень сильно похожи. Когда я пришел, [узнал, что] мало того что они сидят в Калифорнии через дорогу — и атмосфера такая же, и люди такие же.
Г. К.: А еще вопрос: я тебя в социальных сетях редко встречаю.
В. Д.: Ты знаешь, просто не хватает времени.
Г. К.: Ты не считаешь это важным?
В. Д.: Я пассивный потребитель социальных сетей. Я смотрю, что там пишут, что там происходит, но сам очень редко это делаю. Более того, я попытался искусственно себя простимулировать. Вот сейчас такой всплеск социальной активности. Я тебе рассказывал, что мы встречались с моими соучениками по физтеху на прошлой неделе, и я эту встречу готовил очень долго, год: надо было собрать людей из разных стран в одной точке, а ведь еще речь идет о физтехах! Вообще, двух физтехов заставить одновременно делать одно и то же практически невозможно, а тут их было 30! Я попытался всех их посадить на некую среду, где было бы удобно составлять расписания. Я был в Google, я взял Google Docs, Google+ как платформу. Видимо, они такие же, как я, то есть мы писали письма, я заставил их заполнить таблицу прилета и отлета, чтобы организовать встречи, а Google+ использовался утилитарно для решения видеоконференций, все.
Г. К.: Скажи мне, пожалуйста, как человек опытный, если так уж получилось, почему у Google какая-то фатальная непруха с социальными сетями? Вот в Google+ вроде все есть, до того был Google Wave, что-то еще.
В. Д.: Ну, Google Wave, наверное, не был социальной сетью.
Г. К.: Ну, какие-то попытки зайти были все равно.
В. Д.: Google Wave был хорошей идеей поменять парадигму почты.
В. Д.: Ты уже вышел из Google, можешь сейчас прямо. У Google это не получается пока, хотя я всегда говорю, что G+ придет за Facebook. Но на текущий момент рост G+ в России — я точно ничего не могу сказать про зарубежье — идет за счет Android, причем по регионам. Потому что тебе дают достаточно дешевый Android, он стоит 200$, вот тебе говорят: у нас фото и видео бесплатно, берите и пользуйтесь. Мы пока не можем говорить про активность, это непонятно, пока там далеко до Facebook, до ЖЖ очень далеко, но он где-то там живет себе. А вот чтобы так феерично взорвался, как сам Google, не получается!
В. Д.: Ты знаешь, все-таки еще и время играет роль, потому что только детальный анализ может показать, почему, например, в России не взорвался Facebook. Вот если бы он пришел и был кто-то один, то, наверное, можно было бы попробовать. Как гипотеза. А вот он пришел, и было минимум три игрока — два довольно больших плюс третий. И на тебе — приходит четвертый, и ему очень сложно было бы это сделать. Социальная сеть — это когда очень много людей, у тебя есть некое комьюнити, в котором ты сидишь, и ты что же, бросишь, переведешь их всех туда? Не пойдут. Как у меня пример с 30 людьми, хотя они, кстати, и в Facebook не очень-то. Альтернативная попытка организовать канал общения на Facebook закончилась тем же. Это люди такие, это не социальные сети плохие. Так вот, наверное, где-то очень сложно выходить на хорошо поделенные высококонкурентные рынки.
Г. К.: И в Польше были свои какие-то вещи.
В. Д.: Ты правильно сказал, что Google в каких-то странах является ведущей поисковой машиной, но есть страны, в которых этого не происходит. Например, Россия и Чехия — в Чехии тоже не так все просто. Есть Китай — вообще уникальная страна! Мы с моей коллегой уже в eBay делились впечатлениями, и я сказал: «У нас, например, Facebook не лидер, а у вас как?» Она: «Да, у нас тоже». Я: «А как там это выглядит?» Она: «Да у нас там есть три местные социальные сети по 300 млн пользователей».
Г. К.: И все да?
В. Д.: Я долго молчал, пока осознавал это.
Г. К.: Ну да. А вот скажи мне, пожалуйста... У меня есть раздел «Стремные вопросы».
В. Д.: А, мы уже до них дошли?
Г. К.: Не дошли, просто они есть. Просто в тему. Скажи мне, пожалуйста, вот «Яндекс» хочет в Турции продвигаться, «ВКонтакте» переименовался из vkоntakte.ru во vk.com, и тоже понятно, с какой целью. Я сейчас не чтобы кого-то обидеть говорю. Что ты думаешь по поводу выхода наших продуктов за рубеж? Я знаю, что ты мне сейчас начнешь рассказывать про «Касперского», про Parallels, а вот конкретно про «Яндекс» в Турции, где мы знаем долю Google и долю «Яндекса», про «ВКонтакте» что ты думаешь? Ты, кстати, тоже приходишь на чужой рынок.
В. Д.: У меня ситуация совсем другая, потому что нет прямой конкуренции. Я бы осторожно это делал по той простой причине, что либо ты берешь за счет каких-то технологических вещей, тогда все понятно — ты, грубо говоря, привез в страну машину, которая ездит со скоростью 150 км/ч, абсолютно безопасна и плевать хотела на пробки, и кто ж откажется? — либо приходишь примерно с таким же продуктом, тогда надо понимать, что ты делаешь. Ведь если говорить о том же «Яндексе», есть история Украины. Вот если берешь Россию, то там абсолютно зеркальная ситуация.
Г. К.: Да, абсолютно зеркальная.
В. Д.: Вот, и там тоже как-то не очень получается, но там хотя бы это близко, это понятно, это все-таки тот же или очень похожий язык, русский или украинский. В Турции я не знаю. Прийти на рынок, на котором у тебя нет ничего, и говорить, что сейчас ты это сделаешь? Не знаю.
Г. К.: Про «ВКонтакте», наверное, не ответишь, потому что тебе социальная сеть не очень понятна?
В. Д.: Про «ВКонтакте» нет, это совсем не моя тема. Ты же знаешь мою активность. Хотя, кстати, я же говорю, я пассивный читатель социальных сетей, я у тебя прочитал о том, что Google+ на мобильной платформе стал совсем другим, красивым…
Г. К.: На iPad просто шикарный стал.
В. Д.: Так я пошел и посмотрел! Действительно очень хорошо.
Г. К.: Хорошо, давай вернемся к интернету вообще. Когда-то, когда Андрей Себрант казался мне очень стареньким, тебе он дипломы подписывал, я не знаю за сколько — за 100 руб. или как

Развернуть текстовую версию
Комментарии