Регистрация

Дмитрий Навоша: кропотливый спорт

10
0
482 0
Аудио Текст
13 марта 2015

Руководитель и сооснователь Sports.ru Дмитрий Навоша беседует с Александром Плющевым об эволюции своего проекта, о монетизации спортивных медиа, о работе с запросами аудитории, о том, насколько развитие такой площадки завязано на технологиях, и не только.

Из передачи вы узнаете:
— в какой момент Дмитрий Навоша превратился из журналиста в менеджера;
— почему Sports.ru около девяти лет существовал как некоммерческое начинание;
— насколько быстро проект стал окупаемым;
— как команда портала взращивала UGC и каких результатов добилась;
— как найти баланс между стихийной самоорганизацией аудитории и строгой модерацией;
— за счет чего Sports.ru добился того, что три четверти медиапотребления у него приходится на гаджеты, и насколько эффективно монетизирует мобильный трафик;
— где сегодня находятся главные точки роста площадки;
— будет ли Sports.ru продолжать экспансию за рубеж;
— как компания развивает мобильные форматы и second screen;
— как на Sports.ru анализируют и используют big data;
— актуальны ли для спортивного онлайн-медиа виды монетизации, не связанные с рекламой;
— и многое другое.

Дмитрий Навоша: кропотливый спорт

Руководитель и сооснователь Sports.ru Дмитрий Навоша беседует с Александром Плющевым об эволюции своего проекта, о монетизации спортивных медиа, о работе с запросами аудитории, о том, насколько развитие такой площадки завязано на технологиях, и не только.

Александр Плющев: Дима, давай сначала о том, как ты стал журналистом: что было до Sports.ru? Насколько я знаю, ты начал писать для газеты «Прессболл», потом для «Известий». Когда ты окончательно сложился как журналист?
Дмитрий Навоша: Ну, я не уверен, что можно сложиться в какой-то профессии на 100%, но я очень быстро себя почувствовал в ней уверенно и комфортно. Начал я в журналистике в 15 лет, в 17 уже возглавлял отдел. И это была моя любимая работа, и я, так или иначе, в медиа остаюсь. Поэтому сложиться, наверное, еще не успел, но интереса не потерял, драйва и азарта тоже.
А. П.: Полком не командовал, но отдел уже возглавлял. А как ты попал в интернет?
Д. Н.: Если говорить о пользовательском опыте, то как я попал в интернет, я помню очень хорошо. Я жил тогда в Минске, и интернет появился у моего приятеля, представителя американской компании, который строил ритейл в Белоруссии. И мы оба интересовались баскетболом, приходилось ходить к нему в офис, чтобы можно было почитать что-нибудь про NBA или еще какие-нибудь баскетбольные издания. Конечно, казалось абсолютным чудом, но уже в 1998 году, в год основания Sports.ru, я его как-то сразу обнаружил, у меня уже тогда был интернет дома. И я написал создателю сайта Станиславу Гридасову о том, что я хотел бы тоже как-то в этом участвовать.
А. П.: А как произошло твое перерождение из журналиста в менеджера? Это было уже в Sports.ru или раньше произошло?
Д. Н.: У меня появлялись редакторские должности, редакторские задачи на протяжении самых ранних этапов моей карьеры. Поэтому возникла возможность не только работать руками, но и как-то строить команду и с помощью нее добиваться каких-то результатов. Но первая менеджерская работа по-настоящему была, конечно, в Sports.ru. И переход не был простым. Я не уверен, что для людей, которые очень долго были специалистами, вообще простой переход возможен. Думаю, мы в той или иной степени, конечно, специалистами остаемся. Но я считаю, что в журналистике много комплементарных умений, скиллов, как сейчас принято говорить, для менеджеров. Способность достаточно понятно доносить свои мысли — это очень важно, ясность и четкость — такие вот вещи, например.
А. П.: Как произошло то, что ты все-таки начал делегировать полномочия и перестал переписывать тексты за своих сотрудников?
Д. Н.: Я с самого начала перестал переписывать тексты сотрудников. Я никогда не был главным редактором Sports.ru. У нас в каждый времени были сильные редакторы. И я не сторонник концепции найма качественных людей, для того чтобы потом мешать им работать. Я очень верю в историю, что, если у тебя качественные люди, ты можешь на них полагаться. И даже если тебе кажется, что что-то не то происходит, ты можешь про это разговаривать, но не нужно пытаться ими рулить в ручном режиме. Потому что от этого их качество может портиться или они сами могут почувствовать себя некомфортно.
А. П.: Теперь о главном твоем деле последних… скольких лет уже?
Д. Н.: Ну, так или иначе, я связан со Sports.ru практически с самого начала, с 1998 года. Но перезапуск проекта уже как бизнеса, как компании мы начали в 2007 году. И с того момента я управляю этой историей.
А. П.: А появился он аж в 1998 году?
Д. Н.: Да, это самый старый спортивный сайт Рунета и один из самых старых, в принципе, популярных медийных сайтов.
А. П.: Девять лет он существовал в таком маргинальном состоянии, в виде хобби какого-то?
Д. Н.: Я бы не говорил, что это было маргинальное, это было естественное состояние, мне кажется, для проекта в среде, где бизнеса, где денег нет. И раз их заработать невозможно, единственная возможность для него существовать — это когда есть группа людей, которые это дело любят и поддерживают его помимо своей основной работы. И это была очень красивая жизнь, просто она не вела, конечно, к развитию, поскольку деньги все равно для этого необходимы.
А. П.: Теперь расскажи, как произошло это преображение? Как и когда вы почувствовали, что пришел тот самый момент?
Д. Н.: Как раз в период с 2007-го, на самом деле прямо в предкризисные годы, когда казалось, что Рунет начинает уже походить на бизнес, у него появилась большая аудитория. Эта аудитория самая интересная, она была однозначно интереснее газетной, с моей точки зрения, уже в тот момент времени. Мне всегда очень нравился интерактив интернета. И я параллельно сосуществую в интернете и в «бумаге», в журналах, в журнале «Афиша» и т. д. Я, может быть, несколько страдал от того, что в газетах или в журналах ты не чувствуешь быстрого фидбека, быстрой обратной связи от пользователя. Ты не можешь быстро проверять гипотезы. Мы все время спорили о том, какой должен быть заголовок или какая должна быть фотография на обложке. И это было все еще умозрительно, это было неизмеримо. Интернет, помимо интуиции, профессиональной или человеческой, еще дает тебе все эти средства измерения и дает возможность просто быстрее развиваться, быстрее делать новые шаги и как-то прогрессировать.
А. П.: Ну, у вас еще и непростая аудитория. Если у обычного общественно-политического СМИ это самые разные люди, то у вас они объединены, часто бывает, в такие сообщества. И они сочувствуют, интересуются спортом, болеют. Какие-то есть, может быть, специальные приемы работы с такой аудиторией?
Д. Н.: Мы, во-первых, с самого начала взяли курс на двустороннюю коммуникацию. Есть один слайд, и, наверное, он единственный, который кочует из всех наших презентаций уже много лет. Мы считаем, что старые медиа, чем бы это ни было: телевизором, радио, газетой, некоторыми сайтами, — просто вещают в одну сторону, просто туда отправляют какую-то информацию. А мы всегда хотели работать на встречных курсах. Мы знали, что аудитория может создавать какую-то добавленную стоимость, хотя это даже не самое главное. Она не просто может, она требует участия в данный момент. И оно выражается не только в написании комментариев. Мы сразу поняли, что это слишком малое, что ты можешь дать пользователям. И мы очень активно вовлекаем пользователей в соучастие во всех наших проектах. Платформа спортивных блогов, комьюнити вокруг команд, вплоть до того, чтобы пользователи подсказывали новости, которые прошли мимо нас. Пользователи мало того что создают некоторую часть контента на сайте, они рейтингуют вообще весь контент. Это позволяет нам понимать интересы конкретных пользователей. Мы просто дальше сможем персонализировать этот контент: ты плюсуешь такой тип контента — вот тебе его больше, а такого меньше, — и вообще выбирать лучшее из огромного массива информации, который мы создаем.
А. П.: Но надо сказать, видимо, у вас с UGC-контентом было как-то не всегда здорово, потому что пришлось вводить модерацию, как это часто бывает, и пришлось вводить карму.
Д. Н.: Я не верю в абсолютно стихийную самоорганизацию, когда ты какие-то возможности не пытаешься направлять в какую-то адекватную сторону. Не знаю, примерами стихийной самоорганизации был YouTube до введения как раз плюсов-минусов, комментариев и т. д. Там был адский трэш, угар и содомия в комментариях, ну и еще в нескольких местах, где вообще не ступала нога модератора и не было попытки направить общение в какое-то позитивное русло. Мы очень быстро поняли, что это нужно направлять.

Как сформулировал, с моей точки зрения, очень точно Михаил Калашников, product-директор Sports.ru: правильное сообщество — это не лес, это парк. Это когда мы прокладываем дорожки, следим за сорняками или строим экосистему так, чтобы она сама поощряла хорошее и чтобы нельзя было слишком сильно навредить, например.

А. П.: В связи с вашими преображениями изменилась как-нибудь схема работы над ресурсом в смысле редакции, управления в организационном плане?
Д. Н.: Да, разумеется. Я очень признателен нашей редакции, которая смогла перестроиться на сотрудничество с пользователями. Потому что психологически для журналистов это нерядовое решение. Я думаю, что у многих была подсознательно реакция: «Слушайте, ну зачем мы вообще этих козлов допустили на наш прекрасный сайт? Мы его так любим, мы так много в него вкладываем, а сейчас мы каким-то непонятным людям даем еще что-то делать. Как же так!» Но этот период очень быстро прошел. Люди, которые работают у нас, начали видеть дополнительную ценность, которая создается. Спорт же очень большой, он всеохватен, и профессиональные медиа закрывают верхушку айсберга. И единственный способ рассказывать о спорте во всей его полноте: уделять достаточное внимание провинциальным клубам, не очень популярным видам спорта, каким-то экзотическим спортивным темам, — это привлечение пользователей. Никакого другого способа не существует, не существовало даже до кризиса. А в нынешний кризис тем более все сокращают журналистов и понимают, что профессиональные медиа только верхушку айсберга и закрывают собой.
А. П.: А разве такой контент вообще можно монетизировать? Потому что понятно, что основную массу интереса вызывают большие команды и крупные виды спорта: хоккей, футбол и баскетбол. А региональные клубы — это как монетизируется?
Д. Н.: Во-первых, мы хотим, чтобы существовало, в том числе в спорте, не только то, что имеет коммерческую окупаемость. Давайте будем честными друг с другом: у медиа в России с окупаемостью не очень хорошо. И это одна из причин, почему значительная часть медиа обслуживает не пользователя, а какого-то третьего заказчика, будь то государство, олигарх, кто-то, кто хочет манипулировать сознанием пользователей, читателей с коммерческими, с политическими целями и т. д. То есть медиа, конечно, очень тяжелый, муторный и требующий большой веры и самоотдачи бизнес. Мы все-таки бизнес все равно, мы существуем как бизнес, мы живем на свои деньги. Хотелось бы, чтобы существовало не только то, что может быстро окупиться. Может быть, что-то сможет долго окупаться. У нас есть какие-то комьюнити, которые растут как дерево. И ты понимаешь, что дерево будет большим на выходе. Комьюнити по фигурному катанию сейчас уже достаточно большая тематика, даже в рамках нашего сайта. По американскому футболу: это казалось совсем сектой; 15 каких-то парней, которые в России интересуются американским футболом — тем, где не круглый мяч, а как дыня. А сейчас их много!
А. П.: Может, и бейсбол есть?
Д. Н.: Бейсбол тоже есть. Если в России где-то есть бейсбол, то у нас.
А. П.: Вы давно делаете ставку на мобайл. В середине 2014 года ты говорил, что половина потребления контента приходится на гаджеты. Сколько сейчас?
Д. Н.: Да, уже 75%.
А. П.: Как быстро все!
Д. Н.: Да, но это в объеме потребления. В уникальных пользователях только-только мобильных пользователей стало больше, чем веб-пользователей.
А. П.: При этом мобильный контент вам по-прежнему приносит всего 10% дохода, как было в прошлом году?
Д. Н.: Я надеюсь, что этот год многое изменит. Плохая новость состоит в том, что стандартная, классическая баннерная реклама будет падать. Мы впервые планируем значительное падение, мы все время росли достаточно хорошими темпами. Но мы как раз хорошо подготовились с точки зрения мобайла. Мы, возможно, самое большое медиа в приложениях в России с точки зрения аудитории и объема просмотров. И возможно, я не знаю, поскольку я цифры конкурентов не вижу, я просто пытаюсь корреляцию построить по тем рейтингам, которые есть в Google Play и в App Store. И возможно, мы сумеем компенсировать часть выпадающих доходов уже большим притоком мобильных. Продается все прекрасно, по крайней мере, тем, кто понимает ценность мобайла. Это, как правило, другие мобильные паблишеры: GetTaxi, «Яндекс» со своими приложениями, Ivi.ru, RocketBank, DeliveryClub сейчас у нас ведет кампании, AviaSales. Такие компании с удовольствием покупают.
А. П.: А какая у вас сейчас аудитория, которую ты упомянул? Она прирастает какими темпами?
Д. Н.: Прирастает очень значительными темпами. Если не брать смычку декабрь-январь, поскольку там есть некоторое падение, мы не видели за последние полгода месяца, в котором рост был бы меньше 12%. Он 15% и выше, как правило. Это рост мобильной аудитории. Объем потребления растет еще быстрее, потому что средний пользователь приложения делает больше сессий, чем средний пользователь Веба, в день. И во время каждой сессии он просматривает в четыре раза больше страниц. Это просто быстро, удобно, ты это можешь делать в метро, ты можешь заполнить любую паузу. Ты встал в очередь в супермаркет, и ты можешь читать все о своей команде или еще что-то.
А. П.: За счет кого в основном прирастает аудитория? По географии, возрасту, соцдему.
Д. Н.: Это не очень сильно отличается от стандартного соцдема интернета, за исключением того, что это все-таки чуть-чуть моложе аудитория. То есть у нас там чуть меньше людей 40+ и чуть-чуть больше до тридцати. Она чуть в среднем моложе аудитории интернета, но я думаю, что гаджеты и мобильный интернет распространятся так же широко, как Веб. Не так же широко, а шире просто, они будут более доступны.
А. П.: Возвращаясь к отдельным видам спорта, меняется как-то положение вещей с читательским интересом? Ты раньше говорил, что 60% приходится на футбол, но еще несколько видов спорта почти все остальное покрывают, и дальше какие-то исчезающие доли.
Д. Н.: Я бы сказал, здесь плохая новость для других видов спорта, что футбол скорее даже растет. Может быть, это связано с тем, что, поскольку он такой большой, мы им чуть больше занимаемся.

С технологической точки зрения наши продукты, адресованные футбольной аудитории, чуть более совершенны. Дойдет дело обязательно до других видов спорта, но футбол, конечно, первое, во что ты тратишь новые деньги, когда они у тебя появляются.

А. П.: А это почему? Им приятнее заниматься или он легче монетизируется?
Д. Н.: Мы же работаем для аудитории, и нам важно просто, где аудитория есть и какие интересы аудитории еще не удовлетворены, какие технические потребности не удовлетворены. Медиа, с моей точки зрения, продолжают эволюционировать, то есть медийный disruption, если использовать английский термин, не закончился. И понятно, что основные инновации мы на футбольных проектах как минимум пробуем и потом уже раскатываем на другие виды спорта. То есть футбол скорее сейчас 65-70%, а дальше плотно идут рядом биатлон и хоккей. Люди, которые считают, что хоккей — самый популярный вид спорта в стране или даже №2… Биатлон может даже очень хорошо поспорить. Особенно в провинции, особенно за Уралом очень большая тема, просто короткая — всего четыре месяца в году. И потом достаточно плотной группой идут теннис, баскетбол, «Формула-1». Бокс еще большой и единоборства. У нас все-таки такая маскулинная страна, много кто служил в армии, и бокс и смешанные единоборства хорошую динамику роста показывают.
А. П.: Ты упомянул про сезонность. Насколько этот фактор вообще играет роль?
Д. Н.: В таких видах спорта, как биатлон и хоккей, он играет роль. В футболе вообще нет сезонности, футбольная аудитория предельно лояльна зимой — нет матча, они все равно крайне привязаны…
А. П.: Но с другой стороны, есть большие всплески на каких-нибудь чемпионатах мира наверняка.
Д. Н.: Да-да-да. Это вне всяких сомнений, потому что в России очень волатильный интерес к спорту. У нас он ниже среднеевропейского, не буду говорить даже уже про американский. Он ниже среднеевропейского в обычное время, но он достигает лучших мировых цифр во время олимпиад, чуть меньше — во время чемпионатов мира по футболу. Потому что во время чемпионатов мира или Европы по футболу русские не выигрывают, к сожалению, если не брать футбольный «Евро-2008». Во время олимпиад все-таки хорошо мы выступаем или плохо, кто-то выигрывает, и это всегда повод порадоваться. Фактор патриотизма очень большой для аудитории.
А. П.: Как происходило разделение на Sports.ru и Tribuna.com? И планируется ли дальнейшая страновая экспансия?
Д. Н.: Оно происходило очень просто. Мы поняли, что у нас есть значительная часть аудитории в Украине, в Беларуси и Казахстане. И она, с другой стороны, удовлетворена не полностью, поскольку мы даем российский спорт, мы даем международный спорт. Локальный спорт этих стран мы не освещаем, потому что он русской аудитории не нужен. И мы решили, что есть хороший потенциал у проектов, если взять международную часть, которую мы делаем, она актуальна во всех географиях, и добавить локальные редакции — собственно, локализовать контент и сайты. Мы успели сделать это с Украиной, успели сделать в Беларуси, где мы очень быстро вышли в лидеры. Не успели сделать в Казахстане, мы свернули эту историю, когда стало понятно, что будет кризис, в марте прошлого года. Год назад мы поняли, что, пожалуй, нам хватит таких наших непростых постсоветских стран, у нас был второй проект экспансии в западный мир, и, пожалуй, мы будем ускорять этот проект и притормозим наше развитие в…
А. П.: А что это за проект?
Д. Н.: В данный момент мы активно создаем и уже, можно сказать, запускаем приложения. Пока это основывается на мобильных приложениях. Первыми языками, естественно, стали английский, испанский. Сейчас в работе еще порядка десяти языков: французский, немецкий, итальянский, индонезийский. Запад и Восток нас интересуют, в общем, в равной мере, хотя пока в страны с иероглифами мы пока понимаем, что немножко погодим. Но если получим хорошую отдачу от наших мобильных проектов в западном мире, будем строить.
А. П.: Сейчас про мобильные проекты еще поговорим, но прежде — на шаг назад. Ты сказал, что кризис повлиял на экспансию в Казахстан. А известные события на Украине повлияли как-нибудь на тамошнюю аудиторию?
Д. Н.: Да, безусловно, повлияли. Мы поняли, что мы, во-первых, можем позволить себе гораздо меньше тратить. Мы в целом довольно экономно все делаем. Но там наш проект живет в крайне экономных условиях, потому что рынок Украины не позволяет более или менее ничего сейчас. Там всем медиа, даже успешным, уже состоявшимся, предельно тяжело. И найти даже окупаемое медиа это большая удача. Я подозреваю, что таких может вообще не оказаться в Украине сегодня. Поэтому мы вынуждены маленькими шажками, чуть медленнее двигаться, чем мы рассчитывали. С остальных точек зрения у нас редакции локальные, они сами определяют повестку дня, и никакого диктата из Москвы быть не может. Потому что там свои собственные редакторы, украинские, которые создают собственный контент, собственную повестку дня, собственное расположение материалов. Украиноязычный контент появляется.
А. П.: Про мобильные приложения, как и обещал: у вас есть целый легион приложений под устройства на iOS, Android, даже Windows. Например, «Спартак + Sports.ru», «Зенит + Sports.ru» и т. д. Их, говорят, несколько сотен, правда?
Д. Н.: Да, более двухсот приложений в данный момент на каждой платформе, кроме Windows Phone.
А. П.: Вы все своими силами делаете или подрядчиков задействуете?
Д. Н.: Мы привлекаем сторонних людей.
А. П.: Одного или разных?
Д. Н.: Разных людей, одну компанию.
А. П.: Насколько оправдывает себя их разработка?
Д. Н.: Абсолютно оправдывает. И мне кажется, что здесь очень важен вопрос взаимопонимания. У нас в компании такая культура, что у нас нет людей, кто просто приходит работать работу, и нет жесткой иерархии, которая не позволяет людям, кто все это делает руками, влиять на продукт. Мы, наоборот, поощряем и вовлекаем. Если человеку все равно, что делать… Такие люди у нас не задерживаются. И не каждый день ты можешь найти такого подрядчика, который сам с тобой активно спорит о том, как продукт должен быть устроен.
А. П.: Сейчас двигаетесь в сторону second-screen?
Д. Н.: Да, это, собственно, первый проект, который мы запускаем на англоязычный и испаноязычный рынки. Он уже создан. Буквально вчера вышел релиз, который уже получит первый небольшой объем промоушена. Пока это по-прежнему soft launch, но нам на каждом этапе soft launch нужна новая аудитория, чтобы мы проверяли уровень счастья аудитории.
А. П.: Расскажи, что пользователь получает. У него что происходит? Он смотрит телевизор — и в это время?..
Д. Н.: Предпосылки к созданию продукта очень простые.

Уже более двух третей спортивной аудитории во время просмотра спорта, — любого, не только футбола, но мы пока на футбольную аудиторию ориентируемся, — использует second-screen, так или иначе.

Это может быть веб-сайт, это может быть мобильное приложение, это может быть социальная сеть, где он обсуждает игру, может быть спортивный сайт, где он получает дополнительную информацию. Мы решили рассмотреть это просто как цельный компактный use case, который заслуживает того, чтобы получить наконец собственный продукт, именно под него заточенный. Пользователь получает всю информацию об игре, которая происходит онлайн. Кто забил гол, кто дал голевую передачу, какие составы команд, какие номера, расстановка, тактическая схема, как она меняется, статистика ударов и владения мячом, профили всех футболистов. Ты можешь посмотреть их фотографии, статистику, откуда они пришли, как он сыграл в прошлом матче. История взаимоотношений команд, общение на тему игры, видео. Продукт называется Scores & Video, мы даем нечто больше. Да, очень важный момент состоит в том, что мы действительно пытаемся помочь пользователю, который смотрит игру по телевизору, воссоздать атмосферу стадиона. Мы агрегируем, например, фотографии с Foursquare и Instagram, которые сняты по геотегу стадиона. Люди же с удовольствием фотографируют и публикуют в соцсетях, и мы приносим атмосферу стадиона. Мы долго выбирали между профессиональными фото и пользовательскими. Предпочли пользовательские, потому что они как раз очень атмосферные. Неатмосферную фотографию пользователь не опубликует.
А. П.: Вы активно анализируете и используете big data. Как вы это делаете, расскажите с примерами, это же интересно.
Д. Н.: Самые элементарные примеры… Мы логируем действия пользователя: как что он читает, что он плюсует, что он минусует, на что он подписан. И исходя из этого ему рекомендуется более релевантный контент. У нас были, конечно, некоторые казусы, связанные с тем, что, как выяснилось, болельщики «Зенита» очень много читают о «Спартаке» и болельщики «Спартака» очень много читают о «Зените». Причем иногда настолько много, что их можно принять за болельщиков другого клуба. Но мы нашли способы разделить такой интерес «врага нужно знать в лицо» и интерес к своей команде. Ну, часть людей нам просто напрямую рассказывает о своих интересах, они подписываются. Даже здесь есть «Хотите подписаться на новый тег?», прямо в меню. Вводишь название и подписываешься на любые интересы, и сайт будет лучше тебя обслуживать. В случае когда мы угадываем интересы, мы это делаем уже с достаточно высокой точностью. Это один пример. Второй: мы очень внимательно анализируем изменения на сайте — сплит-тестирование, классическая история из e-commerce. Мы строим какие-то свои собственные метрики счастья. И если мы понимаем, что какой-то продукт ему не соответствует, мы его либо пытаемся переделывать, либо он не получает маркетинг до тех пор, пока пользователь этого продукта не будет достаточно счастлив. Потому что зачем нам несчастные пользователи и зачем приводить их на продукт, которые недостаточно хорош?
А. П.: Насколько я понимаю, проект стал окупаемым где-то в начале 2010-х, да?
Д. Н.: Да.
А. П.: А что было до этого?
Д. Н.: Инвестиционный период. Мы планировали, когда стартовали в 2007 году, выйти на окупаемость достаточно быстро, потому что мы очень экономно стартовали, за два с половиной — три года. Но мы попали в кризис, и этого не произошло. Период инвестиций затянулся, он был очень тяжелый.
А. П.: Сейчас удалось взять планку 10$ млн в год?
Д. Н.: Удалось бы, если бы не…
А. П.: …кризис.
Д. Н.: …во-первых, не кризис, а во-вторых, если бы доллар стоил… Все-таки мы продаем все наши услуги в рублях. Если бы доллар стоил столько, сколько он стоил год назад, то удалось бы.
А. П.: Вы сейчас зарабатываете только на интернет-рекламе?
Д. Н.: Интернет- и мобильная реклама, интеграции.
А. П.: На каких-то совместных проектах, как это часто бывает у других интернет-изданий?
Д. Н.: Нет, часть нашей рекламы является не баннерной рекламой, и значительная. Какие-то интеграции, какие-то спецпроекты, когда мы делаем контент на стыке интересов рекламодателей и пользователя. Очень важно, чтобы интересы пользователя были учтены, иначе он просто не будет этим пользоваться. Но мы не получаем никаких ни дотаций, никаких денег от Министерства спорта, ничего такого.
А. П.: Я о другом. У вас были попытки зайти, насколько я помню, в продажи билетов, в мерчандайз и т. д.
Д. Н.: Да.
А. П.: Не очень вышло? Платные аккаунты тоже пробовали.
Д. Н.: Да, платные аккаунты на Вебе не пошли, а в мобайле мы их сейчас вернем, потому что мобильные пользователи платят чуть охотнее, чем веб-пользователи. И там просто среда за счет привязки карт к Apple Store — или к Google Play кто-то привязывает карты — позволяет проще все это делать и более очевидно. В вебе у нас платные аккаунты были, но мы же не закрывали контент. Мы не очень хотим, не очень хотели и надеемся без этого обойтись — без того, чтобы закрывать хотя бы часть контента от пользователя. А контент — это все-таки главное, за чем он приходит, — контент и сервисы. Мы хотели, чтобы это было все доступно для пользователей и бесплатно для них.
А. П.: А что с билетами и с мерчем не пошло?
Д. Н.: Мы не делали, во-первых, никакие собственные проекты. Мы считаем, что специализация должна быть. Мы хорошо умеем обслуживать медийные интересы пользователя, а e-commerce — это все-таки другой бизнес. Мы строили партнерство с игроками этой ниши. Ну, ниши оказались не настолько глубокими, не настолько большими. У нас посещаемость спорта в стране ниже даже, чем в Италии, не говоря уже про Англию, Германию, Соединенные Штаты и т. д. Она невысокая, билеты дешевые. Комиссия, соответственно, в этих билетах — это другое дело совсем. Если в Англии билет стоит 50 фунтов, и зарабатываешь комиссию 5%, и 60-тысячный стадион заполняется целиком, там есть экономика. В России она тоже есть, но она просто очень маленькая, очень крошечная. И в данный момент этого у нас нет, но мы вернемся в тот момент, когда экономика там появится.
А. П.: Как бы ты обрисовал ситуацию на современном рынке спортивных медиа сейчас? Достойных игроков достаточно?
Д. Н.: В Вебе — да, все нормально. Есть какая-то специализация, уже начала появляться. То есть Sportbox.ru благодаря ВГТРК получил возможность вещать, собственно, показывать какие-то события, матчи. Когда у них был Чемпионат Англии по футболу, я смотрел его там. Мне кажется, что сейчас, в ближайшие год-два, ситуация на спортивном рынке не будет от других медиа отличаться, потому что всем просто будет очень тяжело.
А. П.: А имеют смысл, возможно, сейчас, в кризисное время особенно, покупки каких-то нишевых проектов? Например, условно говоря, мог бы Sports.ru купить какой-нибудь AllBoxing.ru?
Д. Н.: Не знаю, мы, конечно, больше в терминах создания, чем покупки, думаем. Мы достаточно сильно верим в то, что мы способны многое делать. И я не уверен, что мы не способны сделать что-то, что делает AllBoxing.ru. В общем, я думаю, что наш отдел бокса ничуть не хуже и в чем-то лучше, потому что у нас есть мобильное приложение, у нас есть блоги на эту тему и т. д. Хотя там, по-моему, тоже какой-то UGC появляется в AllBoxing.ru. Но нет, планов четких нет. Говорить, что нет, никогда так не будет, я тоже не стану.
А. П.: Тогда наоборот, от субъекта к объекту: ваш портал предоставляет огромное количество справочной информации вообще, как в свое время «КиноПоиск» или Auto.ru. Оба куплены «Яндексом». Возможен ли такой вариант со Sports.ru?
Д. Н.: Я бы тоже не говорил категорического нет. Потому что бывают такие взаимоотношения, от которых выигрывают все стороны, когда создается просто какая-то новая добавленная стоимость с помощью какого-то нового партнерства. Другое дело, что такие ниши, как Auto.ru, значительно лучше монетизируются. Там экономика значительно понятнее, и нам еще предстоит пройти какой-то путь на этот счет — ну, просто больше зарабатывать и показывать более привлекательную экономику, для того чтобы быть привлекательным объектом, может быть, для каких-то инвестиций или стратегических инвестиций.
А. П.: Дмитрий Навоша, руководитель проекта Sports.ru, был сегодня гостем программы «Удельный вес». Меня зовут Александр Плющев, смотрите нас на SeoPult.TV. До свидания!

Развернуть текстовую версию
Комментарии
Похожие видео
Еще видео